А. Бертьен.

Всего один год (или: "Президент").

     Это - законченная, но пока неофициальная версия третьего романа цикла "школа":

     1. "Инопланетянка" или "No Fate" (1995-2000)

     2. "Если ты хочешь здесь жить" (ещё в работе)

     3. "Всего один год" или "Президент" (данный текст)

     4. "Курс лекций по прикладной кармодинамике" (ещё в работе)

     Так случилось, что этот (третий) роман был закончен вторым.

     Если остальные будут когда-либо закончены, то они должны появиться на http://ablib.narod.ru (там же должен появиться и этот текст после завершения работы над ним).

     'Читатель! Я завидую тебе - во всём ты находишь какой-то скрытый смысл. А мне бы такое и в голову не пришло...' /А. Нагель/

     ...Ли и Ка недоумевали: А Ха передал им, что ум Саах хочет их видеть.

     - Интересно... К чему бы это?- Не вытерпела Ка.

     - Кто может знать мысли всевышнего...- Улыбнувшись, развёл руками А Ха.- Я полагаю, что Саах готовит очередное воплощение. Оно обещает быть небезынтересным для вас, позволив применить только что полученные знания, замкнув временную петлю...

     - Но ведь мы же только что вернулись?- Удивилась Ли.

     - Что ж...- Пожал плечами А Ха.- Тем лучше: пока память свежа... Можно обойтись без подсознательного программирования ролей, предоставив вам право действовать полностью по своему усмотрению... Заодно - посмотрите, что из этого выйдет...

     - И что же нам предстоит?- Осторожно поинтересовалась Ка.

     - Скажем так: для начала - навести немного порядка в одной небольшой стране...

     - Зачем?- Вздохнул Гай.

     - Как знать...- Улыбнулся А Ха.- Может - просто для того, чтобы показать двуногим, что совсем не обязательно жить так, как они привыкли... А может - это будет иметь и более далекоидущие, а то и - глобальные последствия... В том числе - и для вас самих... Временные петли - вещь весьма и весьма многогранная и интересная...- Мягко улыбнулся он. Разговор затих ненадолго, как будто давая возможность каждому из них обдумать услышанное.

     - И что это за страна?- Наконец, вздохнув, нарушила тишину Ли.

     - Скоро узнаешь...- Улыбнулся А Ха.- Кстати - ты там уже бывала. Так что - места знакомые...

     - Да, конечно...- надула губки Ли.- Особенно если учесть, что память, как обычно, будет отключена...

     - А вам бы этого не хотелось?- Улыбнулся А Ха.

     - Да нет, как бы это...- подруги переглянулись,- вообще-то...

     - Так 'да' или 'нет'?- Уже почти смеялся А Ха.

     - Скорее всего, пожалуй... пусть уж будет так...- опустила очи Ка.

     - А ты?

     - И я... присоединяюсь...- вздохнула Ли.

     - Мда... похоже, мир Зе на вас сильно повлиял...- со смеющимися глазами покачал головой А Ха.- Раньше вы не были столь непоследовательны...- Добродушно сыронизировал он.- Что ж - теперь Вам предстоит, в свою очередь, немного изменить, в частности, и его: долг платежом красен...

     - А что мы будем менять?- Нерешительно спросила Ка.

     - Только то, что сочтёте нужным.- Улыбнулся А Ха. Чего хочет Саах - он вам расскажет сам. Потом вы об этом забудете, конечно... Но, если его идеи вам сейчас понравятся, если вы для себя отметите, что разделяете его точку зрения - то во время воплощения эти идеи придут вам в головы и вы будете их реализовывать, как свои. Знаете ведь третий закон подсознания?

     - Знаем, знаем...

     - И то, что при воплощении разумов выше седьмого уровня отключается только основная память, а подсознание остаётся полностью? И всё, что оно хранит, будет ненавязчиво проявляться в виде тех или иных идей, которые, если не противоречат сознанию, то вполне могут быть реализованы?

     - Тоже знаем... Так когда отец ждёт нас?

     - Чуть позже... Вот закончите всё, что на сегодня наметили, отдохнёте чуток... Тогда собирайте всю вашу компанию - и к нему.

     - Что - опять все вместе?

     - Да.- Улыбнулся А Ха.- А вам это не нравится?

     - Нет, почему же...- задумалась Ли.- Только... сдаётся мне, что вся эта котовасия как-то связана с... Короче, что-то там Ан в прошлый раз не сделал или недоделал... Так?

     - Я воздержусь пока от ответа на этот вопрос.- Уклонился А Ха.- Ну, а если быть абсолютно точным...- Он на мгновение задумался,- то из всех вас... в плане личного совершенствования и развития... Пожалуй, именно для него это воплощение... как и предназначенная для него роль... будут значить, пожалуй, куда больше, чем для каждого из вас... Есть надежда, что после этого он, наконец, окончательно подтвердит свой 12-й уровень... А то его неуверенность и неустойчивость уже становятся притчей во языцех...- Ободряюще кивнув на прощанье, А Ха оставил их одних.

* * *

     ...Вечером Ли и Ка огорошили остальных известием, что и на эту ночь им снова уготовано воплощение. Ан тяжело вздохнул в ответ и... промолчал: где-то в глубине души он был почти уверен, что всё это как-то связано с ним. Обрывки утреннего разговора с Саахом невольно всплыли в памяти...

     - Ты хотел, считал нужным - но не мог найти в себе силы, чтобы сделать? И что же тебе мешало? Лень, доходящая до блаженства?- Улыбаясь, спросил тогда Саах.

     - Временами казалось, что я не в силах с ней совладать...- Вынужден был согласиться Ан.

     - Ну... иногда имеет смысл... ненадолго дать волю Диу, чтобы он мог показать воплощаемому его пороки во всём их величии...- Частями, выдерживая паузы, произнёс старик.

     - Так это...- Взвился, было, Ан.

     - А как ты думаешь?- Осадил его мягкой улыбкой Саах.

     - Но... зачем?- Недоумевающий Ан едва смог выдавить из себя хотя бы это.

     - А как ты думаешь?- С улыбкой повторил свой вопрос Творец.

     - Понятно...- вздохнул Ан.- 'Тяжело в ученьи'?- Но Ум Саах ничего не ответил на этот вопрос.

     - Зато теперь ты излечился. Я надеюсь. И в ближайшее время тебе будет по силам уже гораздо более активная роль.- Чуть погодя, мягко промолвил он.

     - Какая?

     - Примерно та, о которой ты мечтал.

     - Но... ведь это противоречит правилу выбора перспектив развития кармы...

     - Кто тебе сказал?

     - Но ведь Третий Закон Кармодинамики...

     - Действителен в известной тебе форме только во временных рамках.

     - Но ведь я же действую во временных рамках - хотя и могу манипулировать вектором времени - следовательно, это правило...

     - А я?- Спросил Саах.

     - Но ведь тогда он перестанет быть Законом?- Не сдавался Ан.

     - Не перестанет. Известное тебе правило - только частный случай.

     - Но нам называли его общим?

     - Для вашего тогдашнего уровня... Теперь пришло время обобщать дальше... Пора уже не только полностью осознать двенадцатый уровень, но и узнать о следующих...

     - Следующих?!!- Удивлению Ана не было предела: ещё вчера они предполагали избыточность двенадцатиуровневой системы, а тут... Невольно вспомнилось, как Гай, ухмыльнувшись, предположил, что 'разум в глубину бесконечен'...- Но ведь... Уже с двенадцатого можно уничтожить весь результат творенья... Что же дают возможность уничтожить следующие уровни?

     - Творца.- Жёстко ответил Саах.- Первых двенадцати уровней. Хотя - только в определённых рамках, разумеется...- Ошарашенный и раздавленный новостью, Ан молчал.

     - Кстати - познакомишься и с совмещёнными воплощениями...- Как ни в чём не бывало, продолжал Учитель.

     - О, Бог мой... А это ещё что такое?

     - Как тебе сказать... Представь, что последствия твоей деятельности будут сказываться одновременно в двух совмещённых мирах...

     - Они полностью совмещены?

     - Не полностью. Только на уровне твоей Кармы. Всё остальное в этих мирах - различно.

     - Даже ребята?

     - Даже ребята. В одном из миров они будут все, в другом - роли некоторых из них вообще не нужны, а роли иных - исполнят другие... Совмещение миров по отношению к какому-либо конкретному воплощению - штука, конечно, непростая... Но - интересная... Интересно потом наблюдать различные результаты одной и той же деятельности... в различных мирах...

     ...Ан удручённо сидел в углу и тихо вспоминал. Остальные были чуть более эмоциональны:

     - О, Боже...- Тяжело вздохнул Брат Би.

     - Я здесь,- вдруг послышалось ему совсем рядом.

     - Знаю, знаю...- Снова вздохнул Би, на этот раз - с улыбкой.

     - Насколько я помню, даже у двуногих не принято две ночные смены подряд...- Недовольно буркнул брат Бо.

     - А ты разве не сильнее их?- Вдруг почувствовал он 'глас сомнения'. И вынужден был только развести руками в ответ.

     - Совсем разошёлся старик...- Тяжело вздохнул Гай.- Мог бы хоть на недельку оставить в покое...

     - Покой не есть смысл бытия, покой есть мнимая цель несовершенного...- Скорее почувствовал, чем услышал он тихий голос и скорее почувствовал, чем увидел растаявшее в воздухе смеющееся лицо старика.- Как Чеширский кот,- ухмыльнулся Гай.

     - А вот и неправда,- снова почувствовался рядом смешок в бороду,- Чеширский Кот есть явление не надпространственное, а потому в один и тот же момент времени может быть только там или только здесь, может таять или появляться - но не может быть везде и сразу...

     - И у него ещё есть время на развлечение...- Вздохнул про себя Гай.

     - Хм... А что значит 'есть время' для того, кто находится вне его? И - почему ты счёл это развлечением?- С тёплой улыбкой озадачили его свыше.

     ...Через пару дней, когда вся компания будет иметь случай обсудить подробности этого воплощения, все вдруг с удивлением обнаружат, что подобные слова, после которых вдруг растаяли в их душах недовольство и смятение, зародилась светлая и спокойная вера в себя, в свои силы - были в том или ином виде сказаны каждому.

     - И каждый получил то, что ему было нужно... И никто не ушёл обиженным...- Раздавленный величием этой внешней силы, отрешённо выразит общее мнение Брат Бо.- А нам с вами, ребята,- удручённо добавит он,- ещё расти и...

     - Но ведь впереди у вас - Вечность...- Вдруг услышат все разом. И... как-то нерешительно, но - с видимым облегчением - улыбнутся.

* * *

     Глава 1. Неожиданности.

     Только ради тебя - милая, далёкая Ункария...

     ...Здравствуй, читатель! Я недавно вернулся. Вернулся в свой дикий, глупый и безжалостный мир - почти из рая. Точнее - из того места, где его, похоже, как раз создают. Я присутствовал при закладке фундамента - так мне, по крайней мере, казалось. Не знаю - может быть, я был неправ. Время покажет. А пока я буду писать эту книгу, повествующую о том, как я более года наблюдал процесс... восторжествования разума, если можно так выразиться... Я вынужден был уехать, не дождавшись конца - я вернулся... Ведь здесь - мой дом, моя страна... А там - чужбина. Другой язык, другие люди, другие нравы. Вот только... Почему порой так щемит сердце? Особенно, когда в очередной раз столкнёшься с алчью, с глупостью, с ленью... с дикостью нашего мира... Почему, а? Не знаю...

* * *

     Началось всё с того, что меня как-то вызвал к себе Торри Скрент - главный редактор нашего еженедельника. Парень он, в общем-то, неплохой... Но идея, пришедшая на этот раз в его голову, мне не понравилась. То есть - совсем... не понравилась.

     - Слушай, дружище...- вкрадчивым голосом произнёс он.- А как ты смотришь на то, чтобы смотаться в Ункарию?

     ...Ункария - одна из стран, образовавшихся в результате крушения и распада империи Сонов. Я слышал о ней. Но - не более.

     - А что там случилось?- Как можно более безразличным голосом поинтересовался я.

     - Там, в Ункарии?- Осторожно взглянул на меня Торри. Я кивнул.- Да заварушка там, говорят, какая-то...- Торри всем свои видом пытался подчеркнуть обыденность ситуации.

     - Революция, что ли? Или переворот?- Я принял его игру.

     - Да нет - как раз вроде тихо всё... Только необычно как-то... 'Мягкая революция', я бы сказал...- Я изобразил внимание.- К власти совершенно законным, похоже, путём... пришёл один деятель...- Поглядывая на меня, продолжал Торри.- Вроде бы и народ его поддержал... Ну, и начал он там такие реорганизации устраивать, что у наших политиков глаза на лоб лезут: то ли он и вправду чего-то умное надумал строить, то ли - так лихо всех вокруг пальца обведёт, как никому в истории человечества ещё и не снилось...

     - И что про него известно?- Осторожно спросил я.

     - Только и того, что не дурак... Вроде...- Торри задумчиво потёр подбородок, искоса бросив на меня испытывающий взгляд.

     - А может, он и вправду чего-то построить хочет?- Я старательно рассматривал свои ногти.

     - Может, и хочет...- Вздохнул Торри.- Да только сдаётся мне, что туфта всё это... Не может нормальный человек в нашем мире к власти прорваться: не пустят. Вот я и хочу тебя туда послать - чтоб, значит, на месте со всем этим дерьмом разобраться да подготовить цикл разоблачительных статей, с которым мы вполне уверенно,- он ухмыльнулся,- подойдём к подписной кампании...

     - А если он и вправду... То есть - если нечего разоблачать?

     - Ты думаешь, что такое возможно?- Торри снова жёг меня испытывающим взглядом.

     - Честно говоря - не думаю. Просто... хочется надеяться... почему-то... Говорят ведь, что 'надежда умирает последней'...- Криво усмехнулся я. Торри недоверчиво улыбнулся. Мы выдержали паузу.

     - Слушай, а вдруг он действительно...- снова начал было я, но Торри покачал головой:

     - Вряд ли. Уж очень настойчиво жизнь учила меня пессимизму...

     - А всё же?

     - Ну, тогда сделаешь хотя бы серию чисто информационных сообщений...- С явным сожалением вздохнул он.

     - А похвалить?- Торри поморщился:

     - Не надо... Читатель, в большинстве своём, глуп... Он любит скандалы... А как только ты начинаешь что-то или кого-то хвалить - он тут же начинает прикидывать, за сколько ты продался...

     - Хотя на самом деле чаще всего бывает наоборот...- Усмехнулся я.- Куда охотнее платят почему-то как раз за то, чтобы кого-то "утопить"...

     - Но читатеь-то об этом не знает...- Философски развёл руками Скрент.- Короче,- он встал, что следовало воспринимать, как предложение убираться ко всем чертям,- я предлагаю тебе пожить там какое-то время...- Он исподтишка следил за моей реакцией.- Ну, может - годик...- На моей физиономии не дрогнул ни один мускул.- Может - два...- Начал набавлять он, но, заметив мою отвисшую челюсть, на всякий случай прибавил:

     - Хотя... Я думаю, что этого не понадобиться. Да, да - мне кажется, что годика будет вполне достаточно.- Поспешил добавить он, пока я ещё пытался сообразить, в какой именно форме выразить своё возмущение.

     - Извини, дружище,- выразительно взглянув на часы, вдруг засобирался он,- мне надо срочно бежать... Подробности узнаешь у Лидочки, все документы я уже подписал,- продолжал он, на ходу натягивая плащ и вылетая из кабинета. Я остался один. 'Кой чёрт меня дёрнул приехать сегодня...- думал я.- Можно ведь было ещё с недельку поваляться на пляже в Конайях... Так нет - скучно стало... А этот хмырь так и юлил по телефону - приезжай, говорил... Тут, дескать, такие дела намечаются! Кретин - кому поверил?... Ты ж для него не человек - он уже давно сам всё решил: и кто поедет, и как долго там проторчит... Даже документы уже подписал...'- Я вышел из кабинета и подошёл к Лидочке. Лидочка - наша секретарша. Собственно, официально она - секретарша Скрента, но, благодаря его попустительству и её отзывчивости обстоятельства сложились так, что её услугами пользуется вся редакция. По крайней мере, в качестве 'диспетчера на телефоне'... А большинство, в том числе и я, умудряется подсовывать ей рукописные страницы, которые она терпеливо вводит в компьютер и сама отправляет в вёрстку... Удобно, чёрт... Терпеть не могу тарабанить по клавишам... Уж лучше потратиться на шоколадку... Ну, а поскольку многие мои коллеги думают - и поступают - так же, Лидочка редко сиит без работы. Торри, замечая этакую её безотказность, в свою очередь не обходит Лидочку прибавками к жалованию. И никто не ропщет. И всех всё устраивает. Короче говоря, Лидочка - НАША секретарша. Хоть мать у неё и эмигрантка...

     - Ну, рассказывай, голубушка...- с картинным вздохом произнёс я, изобразив как можно более страдальческую физиономию. Лидочка фыркнула:

     - Перестань... Клоун...

     - Ну, вот - уже оскорбления...- Ещё больше 'обиделся' я.

     - Ладно, не паясничай...- Совсем миролюбиво улыбнулась она и протянула мне папку. Я открыл, полистал...- Всё предусмотрел, скотина!- Всё ли?- А виза?- Я с надеждой посмотрел на Лидочку: посольства-то Ункарии у нас, поди, ещё нет...

     - Не волнуйся: консул уже давно есть.- Развеяла она мои последние надежды.- Он пока сидит в том же здании, где было посольство империи Сонов - тебе нужно просто подойти с паспортом и поставить печати... С ним договорено...

     - Ну, Торри! Вот ведь скотина...- Только и смог вымолвить я. Лидочка улыбалась.

     - Чё лыбишься-то?

     - А у тебя всякий раз одна и та же сцена, когда тебе приходится ехать к чёрту на кулички...- Рассмеялась она.- Хоть бы раз новый сценарий придумал...

     - Ладно, к следующему разу постараюсь...- Огрызнулся я.- Вот только кто мне его там набирать будет?- И я с красноречивым вздохом тщательно осмотрел Лидочку - всю, как будто собирался запомнить до малейших деталей... Она зарделась:

     - Серый Волк, ты хочешь меня съесть?

     - Не сейчас, зайка...- Вздохнул я.- Может, ближе к вечеру...

     - Нахал...- Обречённо вздохнула Лидочка и подняла трубку:

     - Девочки, сейчас к вам придёт один долговязый субъект... Да, с командировочным... Так ему всё нужно выдать наличными... Да так - наличными... Там, куда он едет, ни карточки, ни чеки не принимают...- Она с состраданием посмотрела на меня.- Иди, Анри... Я постараюсь дождаться, пока ты меня съешь...- И вдруг - кинулась на шею, разрыдалась.- Господи, да что ж это я... Совсем сдурела... Не смотри на меня... Это я так...- Я изо всех сил сжал её в объятиях. "Надо же... Кто б мог подумать... Вот тебе и 'Лидочка'..."- Думал я, поглаживая её по спине. Но - 'всё хорошее когда-нибудь заканчивается' - Лидочка вдруг отстранилась, достала платочек и занялась своим зарёванным личиком.

     - Иди уже... дурачина...- безнадёжно попросила она. Я подошёл, и, набравшись смелости, поцеловал её. Сначала - в один глаз, потом - в другой. Потом её губы начали осторожно и нерешительно искать мои... 'Надо же,- думал я,- и это - наша неприступная Лидочка, которая щипает за руку кавалера во время танца, если эта рука, по её мнению, оказалась в неположенном месте'...- Нацеловавшись, Лидочка спрятала свою умиротворённую мордашку у меня на груди и мы долго стояли, прижавшись друг к другу. Чёрт знает, что такое - но вдруг какая-то непонятная нежность, какое-то неведомое мне доселе чувство стало переполнять меня... Любовь? Вряд ли... Просто какое-то желание окружить её собой, обезопасить, оградить от невзгод этого мира... 'Странно...- Думал я.- И что это вдруг со мной?'. Зазвонил телефон. Девочки из бухгалтерии интересовались, 'чего это он до сих пор не идёт?'. Я взглянул на часы - прошло уже больше часа. Ну и ну... Лидочка что-то пыталась им объяснять, но - сбившись и запутавшись, в конце концов просто выдернула шнур из розетки. Потом, немного подумав, воткнула назад, но - не до конца, а так - лишь бы держалось. Взяла трубку, послушала - тишина.

     - Иди, Анри...- Обречённо вымолвила она.- Всё равно теперь уже ничего не изменишь...- Я взял её руку в свою, сжал кончики пальцев:

     - Не грусти, Красная Шапочка... Даст бог, Серый Волк ещё вернётся... Целым и невредимым...

     - Иди...- И я пошёл. Нет нужды описывать, что творилось у меня в голове, когда меня пытались заставить пересчитывать полученные деньги, подписывать какие-то бумаги... Как в тумане, я сел в самолёт - удивительно, что в нужный; в полной прострации провёл весь полёт - ничего не видя и не слыша, думал о Лидочке... Вот ведь незадача...

     - Вас приветствует аэропорт Кайаны! Добро пожаловать на землю Ункарии!- Наконец вернул меня к действительности голос стюардессы. Я очнулся, огляделся. Турбины взвыли, перейдя на реверс - и спустя пару минут всё стихло. Пассажиры начали пробираться к выходу. 'Интересно,- отстранённо думал я,- ну, почему это должен был быть именно я?'

* * *

     Я попал в Кайану во время жёлтых листьев и как-то сразу понял, что Кайана - красивый город. Особенно осенью. Я невольно любовался им. Ворох разноцветных опавших листьев, несущихся по плиткам тротуара и застряющих в его решётках, обрамляющих корни деревьев, вполне соответствовал моему настроению. К вечеру мелкий осенний дождик прибил листья к земле - и они остались лежать там плотным серым ковром, грязным и жалким... чтобы утром пришли дворники и, убрав их, вывезли за город. На свалку. Мне было невольно жаль эти листья - но что делать: такова жизнь. Всё в ней рождается, живёт, стареет и умирает. Так было, есть, и так будет во веки веков. "Аминь",- невольно послышалось мне. И я почему-то улыбнулся. С грустью.

     Глава № Вперёд, в прошлое...

     ...Президента звали Анас-Бар и он был недосягаем. Это я понял, едва просмотрев скупленные в киоске аэровокзала местные газеты: все газетчики перемывали его предвыборные интервью, спорили, обсуждали, доказывали... После выборов к нему не смог прорваться ещё никто. Пресс-секретарь всем отвечал: 'Президент занят', 'У президента очень мало времени', 'Президент устал' - словом, как говорят в нашей среде, 'нагло лепил отмазки'. Постепенно у меня начала складываться уверенность, что Торри был прав: здесь, видимо, имела место обычная политическая интрига, просто - слишком хорошо организованная и чересчур эффектная. Теперь выборы прошли, маски сброшены, но действующие лица отнюдь не горят желанием демонстрировать своё истинное лицо, попросту отмахиваясь от назойливых и любопытных зевак...

     В гостинице я обнаружил горячую воду. Это приятно удивило. Но ненадолго: вечером вода закончилась и удивление прошло. Всё было так, или - примерно так, как во времена Сонов: мне уже доводилось бывать в столице империи - Муане. Я даже прожил там однажды в течение всей Олимпиады... Ситуация в те времена практически ничем не отличалась от сегодняшней: те же горничные, недовольные уже самим фактом твоего существования, но становящиеся подобострастными до неприличия при виде мелкой бумажки с портретом иностранного президента; то же отсутствие горячей воды всякий раз, когда тебе вздумалось принять ванну; те же несъедобные котлеты в буфете... Единственное, что бросилось мне теперь в глаза - изношенные до ветхости простыни.

     Ну, коль скоро добраться до президента пока невозможно - я решил и не тратить на это порох, а просто восстановить события довыборного периода по материалам местных газет. Из этого тоже можно состряпать какой-никакой отчёт, а это всё же лучше, чем объяснять Торри, что поймать президента невозможно: Скрент попросту не знает такого слова... точнее, не воспринимает его на слух. Пусть толпа местных журналистов продолжает осаждать пресс-секретаря и публиковать его дежурные отмазки, а я, как 'истинный герой', 'вступлю на сцену', когда 'грянет час' - не может же он, в самом деле, вечно сидеть взаперти... Как только он выйдет в люди, откроет рот - и слово, вылетевшее оттуда, будет опубликовано - я растворюсь в толпе местных коллег и, со свежими силами протолкавшись в первые ряды, сумею задать ему свои вопросы... Подобное я проделывал уже много раз и эта система ещё ни разу меня не подводила - следовательно, я мог надеяться, что она выручит меня и здесь. Поэтому я спокойно сидел в гостинице и стряпал первый отчёт, самым бесстыдным образом восстанавливая события по отдельным, разобщённым сведениям, почерпнутым из бесчисленного множества газет. Я так его и назвал: путешествие в прошлое.

     Это не был прямой плагиат - упаси, Боже! - это был тяжкий труд по переработке огромного количества статей и сообщений, и целью этого труда была возможно более правдоподобная реставрация событий. Торри хотел от меня не готовых статей - армия окружавших его писак готова была в мгновение ока состряпать любой нужный ему текст; от меня ему нужно было понимание происходящего здесь, в Ункарии - человеком, находящимся в гуще событий. Поэтому я и писал ему не в стиле передовиц Таймс, а просто перечисляя факты, изредка высказывая своё мнение. Разумеется, я должен был передавать всё как можно более адекватно - ведь, если бы по моим письмам у него создалось неправильное представление о событиях и в результате созданную его бандой и проглоченную читателем жвачку впоследствии кто-то сумел бы опровергнуть - это легко могло привести к краху еженедельника. Такого бы он мне никогда не простил... 'Законодательство о труде таких ситуаций не предусматривает',- похмыкивая, не уставал повторять в подобных случаях он, пристально глядя в глаза собеседнику. 'Если что не так - уничтожу, раздавлю',- неизменно понимал собеседник. ...Таким образом, я здесь работал не на читателя, а на Торри - повышая его авторитет в высшем свете путём посильного участия в создании образа 'хорошо информированного политика'. Естественно, я мог писать только то, в чём был уверен, и - так, чтобы он не мог понять меня превратно... Потом, когда я вернулся - он вернул мне подшивку моих 'отчётов'. Впоследствии, перечитывая их, я решил попробовать восстановить всю последовательность событий, результатом чего и стал, собственно, текст этой книги.

      10

     Интерлюдия первая: Предвыборная гонка.

     ...С тех пор, как рухнула династия Сонов, Ункарии не везло: сначала Роны, узурпировавшие власть в Муане и заявившие себя правопреемниками всей разваливающейся империи, умудрились нагреть Ункарцев на валюте, напечатав в Муане необеспеченных бумажных денег в четыре раза больше, чем находилось в обороте - и не дав Кайане ни Руты из них. Когда вся эта масса попала в оборот - Ункария застонала, но, как это ни странно, выжила. Потом Роны заявили о своей независимости, что выглядело просто смешно: когда 90% территории империи, включая столицу, объявляет себя независимыми, интересно узнать: от кого? От колонизированных окраин? Ункарии ничего не оставалось, как вскоре объявить и о своей независимости - в противном случае было совершенно непонятно, что она собой представляла - то ли несчастный осколок рухнувшей империи, то ли вообще бесхозную территорию... В результате Муана обвинила Ункарию в 'центробежных тенденциях' - и заявила, что все её текущие проблемы - из-за того, дескать, что Кайана захотела независимости и вышла из-под влияния Ронов... В этом, конечно, была доля истины - промышленность всей империи Соны строили так, чтобы никакая отдельная территория не могла стать независимой от империи. Предприятия, находящиеся в разных уголках империи, были теснейшим образом связаны между собой - так, что это было выгодно только министерству железных дорог, неимоверно нагревавшему на этом руки, да самим Сонам - до тех пор, пока они могли хоть как-то удерживать власть. Теперь же это рвалось с кровью...

     После истории с выпуском Муаной необеспеченных Рут Ункария была вынуждена вести разговоры о вводе своей национальной валюты, вследствие чего политики Ронии обвинили её в национализме. После объявления 'независимости' Ронами и заявления Муаной прав на правопреемничество всего наследия империи Сонов Ункарии уже ничего не оставалось, как определить своё положение в мире, как отдельной страны. У неё не было выбора: либо она будет неопределённой окраиной распавшейся империи, либо - отдельной страной. Тогда Ункария провела референдум и объявила независимость. Независимость от уже несуществующих Сонов. После того, как это сделали Роны - но об этом быстро забыли. Роны начали строить границы, ввели таможенные сборы. Ункария была вынуждена отвечать тем же, а её обвинили в инициации этого процесса... Это выглядело и смешно, и грустно: с одной стороны, "инициатор" всё делает явно позже того, кто его в этих грехах обвиняет; с другой - попробуй доказать, что ты не слон, когда всем уже давно прожужжали уши, что у тебя есть хобот... Промышленность 'Независимой Ункарии' разваливалась... Нельзя сказать, что в Ронии в это время был расцвет - но у Ронов остались нефть и золотые прииски, что давало им возможность легче пережить крах империи... Кроме того - понятно, что девяноста процентам территории с тесно связанной между собой промышленностью выжить несравненно легче, чем оставшимся десяти процентам... Но - политики никогда не вспоминают о том, что им невыгодно... И - охотно обвиняют соперника в том, в чём его удобно обвинить. Часто - в своих же собственных грехах. Или - в действиях, к которым сами же его и вынудили. Классика...

     ...В Ункарии сменилось несколько президентов. Первый был солидным на вид и крепким, как политик. За время своего президентства он успел построить себе, детишкам и внучатам небольшие такие вигвамчики в разных концах света, чтобы иметь возможность при случае отдохнуть на берегу моря... Каждый из этих вигвамчиков, как болтали в прессе, обошёлся дороже, чем самая большая школа в Ункарии. Школ он не строил. Зачем? Их и так много... Второй был тщедушным и несчастным на вид. Детвора звала его 'динозавриком' - за вытянутую шею с болтающейся на ней маленькой головкой. По поводу его 'вигвамчиков' мне ничего почерпнуть из прессы не удалось (за исключением заявлений одной местной эстрадной звезды о том, что его дача расположена на Канайах рядом с её собственной, а по роскоши не уступает дворцу Шархасинского султана), но школ он тоже не строил. Потом... Да что их перечислять - каждый из них отличался от других только тем, насколько он сумел разорить свою страну, и - сумел ли при этом хоть что-то урвать для себя лично: иные так и не отвоевали ни одного сколько-нибудь приличного куска у окружавших их шакалов... То есть - их свите удалоось украсть больше. Гораздо болшьше...

     Ункарцы перестали ходить на выборы. Какой смысл? Всё равно - никто из тех, кто рвётся к власти, не способен восстановить страну: тупость, лживость и алчность претендентов для всех были очевидны, кроме самих претендентов... И вдруг - откуда-то выплыл Анас-Бар. С умным и прямым взглядом, с непривычно правильной речью, с решимостью и замашками человека незаурядного и деятеля великого... Но, как это ни странно - он, видимо, не проявлял ни малейшего желания попасть на этот пост - по крайней мере, до меня неоднократно доходили слухи о том, что соратникам не раз приходилось его уговаривать... Похоже, что агитировали они и избирателей, и избираемого... Избиратели им не верили, ибо по опыту знали, что всякий, жаждущий власти, 'болен' ею; а Анас-Бар, в свою очередь, не хотел связываться 'с этим делом', чтобы про него так не думали... Перед соратниками стояла действительно непростая задача: с одной стороны - уговорить народ выбрать выдвигаемого ими претендента, с другой - уговорить претендента всё же влезть в "это дело" и не плюнуть на него потом в самый неподходящий момент. Надо сказать, что, согласившись на их уговоры, Анас-Бар старался не доставлять своим соратникам чересчур много хлопот и, хоть и с видимой неохотой, но всё же выступал на организуемых ими пресс-конференциях, достаточно подробно рассказывая о своих взглядах, знаниях, методах; о своём понимании сути вещей, проблем и событий. "Зачем Вы всё это так подробно объясняете"?- Спросил его однажды удивлённый журналист.- "Ведь это... Как-то не принято... в политике... И, потом - Вы сразу говорите о неизбежности непопулярных мер, вместо того, чтобы обещать "златые горы" - неужели Вы думаете, что эти меры так понравятся избирателям, что Вас выберут"?- Анас-Бар грустно улыбался. "Я считаю, что народ должен иметь как можно более адекватное представление о том, кого он выбирает.- Наконец произнёс он.- Я не хочу произносить то, что хочет услышать толпа. Не столько потому, что так делают все, сколько - потому, что это есть ложь. А я терпеть не могу лжи. Я хочу, чтобы люди понимали, на что они идут, выбирая меня. Я хочу, чтобы они представляли, чего от меня можно ожидать. И, если это нужно сегодня народу моей страны - значит, меня выберут. Если меня не выберут - значит, то, чего хочу я, народу не нужно".- Озадаченные журналисты только переглянулись.

     Последующие события всё больше укрепляли их подозрения в том, что Абар действительно говорил только правду. При этом он старался говорить как можно более однозначно, тщательно взвешивая слова, чтобы его не могли истолковать превратно. Несколько раз его пытались подловить на противоречиях, но из этого ничего не вышло: "Противоречия бывают обычно там, где автор не понимает, о чём говорит. Или - там, где он ведёт политическую игру, настолько хитрую и сложную, что сам уже в ней запутался и забыл, где и что врал.- Усмехнулся в ответ он.- Я надеюсь, что знаю, что говорю. И - я знаю, что не занимаюсь политическими интригами, а потому врать мне незачем: мне не нужен этот пост - я на нём только потеряю в доходах. Просто... есть какая-то вероятность, что от моего присутствия здесь выиграет страна - и на какие-то жертвы ради этого я ещё готов пойти. Но, поверьте - не на очень большие. По крайней мере, лгать ради этого я не стану. Не надейтесь"...- С грустной улыбкой отреагировал он на подобный выпад. Он действительно, насколько я мог проверить, говорил правду. Были случаи, когда он пытался немного упростить её - до уровня понимания слушателей - если чувствовал, что она для их ушей "чересчур заумная". Хотя - вряд ли это приводило к успеху. Толпа не любит правды - это я чётко знал, как журналист. Люди почему-то просто хотят быть обманутыми. Они очень охотно заглатывают то, что хотят услышать, и легко отвергают то, что неугодно их ушам - совершенно не задумываясь над тем, насколько близко к истине то, что они принимают или отвергают. Я уже не раз задумывался: а нужна ли людям правда вообще? Уж очень они любят сладкую, убаюкивающую ложь... И охотно клеймят всякого, кто пытается предупредить их о грядущей опасности, предостеречь... Смешно - но, помнится, как раз тогда, когда я написал в отчёте эти строки, откуда-то донёсся обрывок песни под гитару:

     - Но троянцы не поверили Кассандре - Троя, может быть, стояла б и поныне...

     Пока успел осознал этот фрагмент - услышал следующее:

     - Но ясновидцев... Впрочем, как и очевидцев - Во все века держали люди в дураках...

     ...Анас-Бар был не дурак - это было очевидно. Он не был беден - и это тоже было очевидно. Он не был сильно богат - это уже не было очевидно, но на это было очень похоже. И - он не был алчен. Что в нём привлекало. Он не жаждал власти, не жаждал богатства, не жаждал получения права "порулить" - он просто объяснял, как он относится к тем или иным вещам и как бы он влиял на них, кабы имел достаточно власти. Это было непривычно. Более того - это обескураживало. Он просто не мог прийти к власти - люди бы не пустили его, не любя ни идеально честных, ни лжецов, играющих в идеальную честность. Но он пришёл - и это было загадкой...

     Позже я понял, что едва ли не решающую роль в этом сыграл Бигур - председатель 'Народного возрождения Ункарии'. Именно ему, мне кажется, нерешительно поверили люди, когда он, рассказывая им о претенденте на президентское кресло, по сути дела, предлагал его вместо себя. Я упоминал о 'соратниках Анас-Бара'? Это, мягко говоря, не совсем так: соратник, по сути, был один: Бигур. Остальные были членами его партии, его свитой, а потому оказывались и сторонниками претендента. Они проделали огромную работу - надо отдать им должное. Но всё же - именно Бигуру: его опыту, силе его власти, умению влиять на людей и убеждать их, наконец - именно тому, что он фактически подставил претенденту своё плечо, я вменяю в заслугу тот факт, что Абар всё же стал президентом. Кстати - я не помню, кто и где впервые произнёс "Абар" вместо "Анас-Бар" - видимо, в спешке, читая не совсем корректное "А.Бар", кто-то произнёс это слитно - и понеслось... Спустя совсем немного времени эти два имени воспринимались, как синонимы.

     Во время предвыборной гонки Бигур был тенью претендента: он всегда был рядом. Страховал. Порой - перехватывал инициативу и успокаивал толпу, взбудораженную репликой какого-нибудь кретина или провокатора. Начинал говорить сам - когда видел, что Анас-Бар готов плюнуть, развернуться и уйти, чтобы больше никогда не появляться на подобных сборищах... Он объяснял слушателям то, что претендент объяснять не хотел, он вступал в беседу, когда Анас-Бар попадал в неловкое положение, не умея и не желая перечислять свои заслуги или рассказывать о своей судьбе. На одной из таких встреч, выступая перед Кайанскими журналистами, он, в частности, говорил:

     - Чтобы изменить существующую систему, мало знать то, что мы хотим в итоге получить; мало знать, как это делается; мало уметь это делать - нужно знать ещё и существующую сегодня систему - систему, которую мы хотим заменить; надо знать и её законы - истинные, не бумажные - знать хорошо, изнутри. В противном случае - её, быть может, и удастся сломать - но вряд ли удастся изменить. Одна из главных проблем при этом заключается в том, что всякий, кто так хорошо знает её, уже побывал в этой системе, жил по её законам - и неизбежно подвергался её тлетворному, разлагающему влиянию, заражению пороками, свойственными звеньям этой системы... И, заразившись, утратил - или почти утратил - способность или желание что-либо создавать... Изменить что-то может только человек, который изучал эту систему - и изучил, понял её; который прошёл через всё это, но сумел не заразиться этими болезнями. Мы много лет были уверены, что такое невозможно - совершенно невозможно - пока не встретились с Анас-Баром. Ему в этом смысле повезло: он прошёл через всё это, но не 'изнутри', а 'рядом', в непосредственной близости: его использовали в роли консультанта многие звенья этой системы, и он сколько угодно мог - да и должен был - наблюдать и изучать её в непосредственной близости... Благодаря этому он многое понял в этой системе - но сумел остаться чистым. Его не съела алчь, не поработила мания величия, он не стал ставить свои интересы и блага выше чести и славы отчизны. Нам известно несколько эпизодов, в которых он - совсем недавно - предпочёл рискнуть потерять почти всё, но не поступить против совести. То, что он всё же не потерял, я бы назвал, пожалуй, милостью Творца... Поэтому мы и предлагаем его. Поймите: он не хочет этим заниматься и нам с трудом удаётся его уговаривать. Но мы делаем это - потому, что на сегодня других сколько-нибудь приемлемых для Ункарии вариантов просто не существует.- Говорил глава 'народного возрождения Ункарии'. Избиратели и верили, и не верили. С одной стороны - версия выглядит правдоподобной, с другой - как можно быть уверенным в том, что это - не очередная 'оригинальная версия', придуманная к предвыборной гонке? Анас-Бар обычно молча сидел где-то сбоку, с тоской поглядывая в зал. Взгляд его, по словам описывающего это событие местного писаки, выражал нечто вроде: 'Господи... Ну, и зачем же я в это вляпаля?...'.

     - Интересно, а что ж он сам-то молчит?- Крикнули из зала. Анас-Бар, вздохнув, встал. Расправив плечи, спокойно произнёс:

     - Я молчу прежде всего потому, что просто не верю в успех этой избирательной кампании. А ещё - потому, что знаю: Ункария не может быстро выбраться из той ситуации, в которой она сегодня оказалась. Но - я пока ещё знаю, как это сделать. Поэтому... моё присутствие там, наверху, более выгодно всем вам, чем мне. Я же от этого только теряю: хлопот да риска - 'полон рот', а доходов - заметно меньше, чем я могу иметь сейчас. Вот коллеги говорят мне что-то о долге, о чести, о порядочности... Убеждают... Надо сказать, что им это почти удаётся - я уже не имею сил даже им возражать... Но агитировать избирателей? Уж извините - мне просто неудобно как-то... Это будет выглядеть примерно так, как если бы хирург уговаривал оперироваться больного с острым аппендицитом... Как будто у того есть выбор...- Криво ухмыльнулся он.- Поэтому я и... молчу...

     - Интересно...- Ядовито заметили из зала.- Так, значит - мы должны выбирать претендента на высший пост в стране, даже не зная, что он думает, как собирается себя там вести?

     - А что - раньше вы об этом хоть когда-нибудь... Хоть что-нибудь... знали?- С безнадёгой во взгляде тихо спросил Анас-Бар. В зале понимающе зашумели.

     - Раньше мы об этом хоть слышали...- Иронично заметил кто-то.

     - Извините,- возразил претендент,- вы не могли ничего слышать об этом. Слышали вы - в основном - то, что хотели услышать. А удачливость претендента заключалась исключительно в том, чтобы правильно угадать, что именно хочет услышать большинство избирателей и - именно это и говорить. Кто угадал - тот и победитель. "Конкурс угадаек"...- Ядовито усмехнулся он.- Я надеюсь - здесь нет тех, кто считает, что предвыборная агитация когда-либо имела хоть что-то общее с целями, которые на самом деле ставил перед собой тот или иной претендент?- Добавил он напоследок. По залу прокатилась волна довольного шума, прерываемого смешками: ответ явно понравился.

     - А потому...- Задумчиво произнёс Анас-Бар,- я понимаю вас... Действительно, смешно отдавать свой голос тому, кто 'и соврать-то толком не умеет'...- Зал разделился: видно было, что какой-то части присутствующих Анас-Бар начинал явно нравиться, в то время, как другая восприняла последнюю фразу чуть ли не как оскорбление.

     - Короче, что Вы предлагаете?- Нагло крикнул кто-то из задних рядов. Свита претендента, почуяв опасность, встревожено высматривала 'провокатора'.

     - Я предлагаю провести эту пресс-конференцию просто в форме беседы между мной и задающим вопросы - до тех пор, пока он не исчерпает себя. При этом ведёт беседу задающий вопросы. Он же предоставляет слово тем, кто хочет подкинуть вопрос по обсуждаемой теме. Когда он сел - начинает следующий, обсуждается его тема... И так далее - пока не надоест... Или пока не иссякнут вопросы. Если вас всех это устраивает и вы готовы сами удалять из зала откровенных демагогов - давайте начинать...- Просто, с грустной улыбкой, граничащей с безразличием, произнёс Анас-Бар.- Это, по крайней мере, даст вам возможность понять, что я такое есть. Хоть в какой-то степени...- В зале зашумели: предложение было неожиданным.

     - Итак, если нет возражений - давайте начнём,- перехватил инициативу Бигур.- Пусть поднимут руки те, у кого есть самые животрепещущие вопросы...- в зале поднялся лес рук.- Послушайте,- улыбнулся председатель,- давайте пока задавать такие вопросы, которые должны, по идее, интересовать большинство... Для частных случаев мы используем время в конце - если оно останется...- Лес рук заметно поубавился, но выбирать было всё же сложно. Наконец он решился:

     - Давайте, пожалуй, начнём с Вас...- И указал на сидящего в первом ряду обозревателя "Кайанского вестника", обладавшего внешностью университетского профессора, вышедшего на пенсию.

     - Простите, Вы помните историю с травлей Сонами профессора Анди Сурима?- Поднявшись, тихо спросил тот.

     - Разумеется...- Кивнул Абар. Зал притих.

     - И как Вы лично к этому относитесь? Не как политическая фигура, не как претендент на высший пост в стране, а просто - как человек?

     - Что ж... Всякая власть всегда боролась и будет бороться против каждого, кто угрожает её существованию или спокойствию.- Вздохнул претендент.- Методы могут быть недостаточными или избыточными, умелыми или неуклюжими, кровавыми или не очень; сама власть может быть угодной большинству или совершенно невыносимой - но борьба с теми, кто на неё посягает, заложена в ней по определению, на уровне инстинкта самосохранения. Профессор Сурима сначала активно работал на эту власть, а затем стал активно выступать против неё - так что же удивительного в том, как она с ним обошлась? Я не говорю о том, что она вела себя морально - ибо всякая власть равного над равным аморальна в принципе. Я не оправдываю действий Сонов, загубивших столько лучших умов. Я просто говорю о том, что в борьбе против существующей власти надо быть готовым к тому, что она, повинуясь своему инстинкту самосохранения, попросту тебя уничтожит. Вне зависимости от того, кто из вас 'более прав'. Более сильный - или просто тот, кому больше повезёт - растопчет более слабого, или просто того, кому повезёт меньше. Обычно результат таких баталий труднопредсказуем - можно говорить лишь о вероятностях, а потом объяснять, почему на деле оказалось наоборот. В истории же с Анди результат был совершенно предсказуем: если меня спросят, что станет с тихим интеллигентом, выступающим против власти разбойников и бандитов - я уверенно отвечу: если он не угомонится, они его уничтожат. Что, собственно, и произошло. Тянулось это всё слишком долго лишь потому, что бандиты были не слишком отпетые, а интеллигент докучал им не слишком настойчиво...

     - Простите... Вы действительно считаете, что всякая власть аморальна, или это была оговорка?

     - Власть равного над равным - аморальна.

     - А люди равны?

     - Теоретически - да. На практике же всё это заметно сложнее...

     - И тем не менее, Вы не прочь эту власть получить?

     - Должен же кто-то... по крайней мере - защищать это место, пока оно существует, от посягательств воров и бандитов...- Вздохнул претендент.- До тех пор, пока люди не научатся жить без идола - я буду ратовать за наличие умного и сильного идола, а не за отсутствие оного вообще, ибо в последнем случае это место быстро займут воры и бандиты.

     - И, если Вы получите её - эту власть - Вы будете точно так же, как и Соны, защищать её, не особо выбирая методы?

     - Власть накладывает некоторые обязательства...- Развёл руками Абар.- Всякий идол обязывает своих поклонников себе служить... Если я не стану выполнять этих обязательств - власть, как и идол, этого не простит. В лучшем случае - я просто потеряю эту власть, в худшем - потеряю всё, что имею - от своей жизни и жизней моих близких до будущего моего народа. Согласитесь, что при таком раскладе особо выбирать методы борьбы уже не приходится...

     - А не особо?

     - Я - не кровожадный человек. Вы это хотели услышать?

     - Примерно... И... как же Вы намерены править?

     - Кхм...- Абар улыбнулся.- Скажем, так. Основным принципом своего правления... я намерен сделать как увязывание интересов разных слоёв общества с интересами общества в целом, так и обучение этой науке всего населения. Я надеюсь, что этот принцип, будучи дополнен соответствующим комплексом мер, перечислять которые мы можем здесь до утра, в итоге позволит достигнуть такого уровня взаимоотношений и взаимопонимания в обществе, что можно будет говорить о создании так называемого 'Общества Здравого Смысла'. В идеале - интересы личности буквально в каждом её поступке должны быть так или иначе увязаны с интересами общества. Как минимум - они не должны им противоречить; хотя - разумеется, лучше, когда они просто совпадают... Если мы сумеем добиться хотя бы отсутствия противоречий личного и общественного - это будет уже неслыханный в истории человечества шаг вперёд в развитии общественных отношений.

     - А как Вы относитесь к Мавру?

     - Мавр описал существующие общественные отношения корректно и точно, как никто другой. Мавр привёл несколько теоретических моделей возможного направления развития общественных отношений. Чем больше мне удаётся у него понять - тем более я восхищаюсь его гением. Но Мавр - не Господь Бог, и, при всей его гениальности, он не мог предусмотреть всего, с чем нам придётся столкнуться в реальной жизни. Прежде всего - как он мог достаточно точно спрогнозировать изменения психологии личности и толпы при попытках изменений общественных отношений, предпринимаемых Сонами? Поэтому давайте читать труды Мавра, пытаясь их понять и извлечь из них пользу. Давайте изучать их, чтобы на этой основе двигаться дальше. Но давайте не будем молиться на них, делая из вскользь обронённой им фразы лозунг для флага, за которым идёт толпа, не понимающая этого лозунга - и это позволит нам избежать многих заблуждений. Человек должен понимать, что и зачем он делает, он должен осознавать это - в чём, на мой взгляд, и состоит едва ли не главное его отличие от прочих животных...- В зале стояла тишина. "Профессор", изучающе разглядывая Абара, тоже молчал.

     - Ну, а теперь вот Вы... Давайте...- И Бигур указал на корреспондента агенства "Кайана-пресс" - седеющего мужичка в роговых очках и с ехидным взглядом. Откашлявшись и довольно, почти торжествующе, оглядевшись, мужичонка начал:

     - Мы жили при 'социальной справедливости', мы жили при 'власти капитала'... Когда-то, говорят, мы и в коммунах жили - только они почему-то назывались 'военными'... Нам обещали, что в конце концов мы будем жить в настоящих коммунах, где всего много - но это будет когда-то, в светлом будущем - ибо коммуны и есть наше 'светлое будущее'... А можно узнать, при каком-таком строе мы будем жить, если Вас выберем?

     - Хм...- Нахмурился претендент.- Интересно - с чего Вы взяли, что Вы жили при 'социальной справедливости'? Ведь, насколько я понимаю, основной принцип распределения результатов труда в этом случае должен звучать: 'от каждого - по способностям, каждому - по труду' - по крайней мере, так нас учили в школе... Скажите, Вы можете привести пример, когда бы этот принцип был полностью, нормально реализован?

     - Ну...- Замялся спрашивающий. Анас-Бар утвердительно кивнул: понимаю, мол...

     - Что же касается коммун,- просто продолжал он,- то их основной принцип 'от каждого - по способности, каждому - по потребности' - достаточно просто вспомнить, чтобы сам вопрос о том, был ли он когда-либо реализован, выглядел просто смешным... Более того - я осмелюсь утверждать, что при существующем уровне развития сознания масс не только "единая коммуна" невозможна в принципе, но и "социальная справедливость". По определению. То есть - совершенно. Что же касается брошенной Вами фразы о том, что мы, дескать, пожили при власти капитала - то давайе просто вспомним о собственности на средства производства: сколько-нибудь крупной частной собственности у нас за последние 100 лет не наблюдалось - следовательно, и при власти капитала нам с вами пожить тоже не удалось.

     - Так при каком же строе мы, по-Вашему, жили? При Сонах-то? которые глотки рвали, крича о "социальной справедливости"?

     - Хм...- Абар лукаво взглянул на собеседника и медленно, с расстановкой, начал:

     - Всякий строй, как нас всех учили в школе, определяется характером отношения к собственности на средства производства. Так?

     - Так...- Неуверенно кивнул тот.

     - Таким образом, если Вы назовёте собственника средств производства при любом интересующем Вас строе - совсем несложно будет назвать и этот строй...

     - По-моему, у нас не было собственника.- Нерешительно пожал плечами оппонент.

     - Государство!

     - Народ!

     - Общественная собственность!- Смеясь, выкрикивали в зале.

     - Позвольте, я вас помирю...- Улыбнулся Анас-Бар и поднял руку, прося тишины. В зале затихли.- Скажите, как Вы относитесь к Мавру?

     - Как к идеологу коммун...

     - А я к нему отношусь, как к одному из величайших экономистов и философов. Он возродил немало течений в экономике и философии, большинство которых имели впоследствии колоссальный практический успех. В последнее время стало модным ругать Сонов - как правителей, так и окружение. А ведь иные из основателей Этой династии писали книги, непонятные большинству до сих пор... Я читал их - и, каюсь, почти ни с чем не мог спорить... Позвольте мне огласить одну цитату...- по залу прокатился шумок удивления, смешанного с недовольством.- 'В своём развитии,- тихо начал Анас-Бар,- общество, находящееся во власти капитала... стремится к воссоединению, к слиянию капиталов; к созданию как можно более крупных монополистических объединений. В этом смысле высшей формой собственности в таком обществе... следует считать государственную, монополистическую власть капитала, при которой средства производства принадлежат государству - то есть, якобы, всем; на деле же - ими распоряжается кучка лиц, имеющих политическую власть.'- Анас-Бар замолк.- Работа называется "Империя, как высшая стадия власти капитала".- Выдержав паузу, развёл руками он. В зале воцарилась гробовая тишина.

     - То есть - Вы хотите сказать, что мы жили в империи?- Нерешительно переспросил мужичонка.- В самой... заурядной... Империи?

     - Ха! А как сами Соны называли своё государство?- От души рассмеялся кто-то в зале.- Понимали, гады, что творят - а как заливали о "народном государстве", о 'светлом будущем', об "идеалах социальной справедливости"... "Народная Империя" - само название-то каково, а? "Диктатура масс"! Это ж додуматься нужно...

     - Я ничего не хочу сказать - кроме того, что произнёс.- Тихо ответил Анас-Бар мужичонке, когда шум стих.- Что же касается выводов - то каждый вправе сделать их сам.

     - А Ваша точка зрения?

     - Она следует из оглашённой цитаты,- улыбнулся, пожав плечами, претендент.- То есть - в этом вопросе я вполне доверяю автору.- С тенью ухмылки на лице добавил он.- Что же касается вопросов о том, при каком строе мы будем жить - мне, честно говоря, почти всё равно: хуже того, что творится сейчас, может быть, пожалуй, лишь рабство. Основной целью своего правления я бы поставил создание, как я уже говорил, некоторого 'общества здравого смысла' - как общества, основанного не на лжи и лицемерии, а на здравомыслии, на нормальных человеческих взаимоотношениях. Общества, существующий строй в котором будет определяться не желанием кучки авантюристов, а уровнем развития этого общества и сложившихся в нём общественных отношений, как это и должно быть в жизни. А в функции власти, как я понимаю, должно входить, в основном, лишь устранение противоречий да обеспечение стабильности в стране, вернее - ослабление или устранение дестабилизирующих факторов.

     - Например?

     - Например - неизбежная чрезмерная эксплуатация при абсолютной власти капитала... Чрезмерное финансирование социальных сфер в моделях, близких к 'обществу социальной справедливости', недостаточное - при классической власти капитала... Иными словами - всякая причина, озлобляющая одну часть общества на другую, должна быть, по мере возможности, устранена либо ослаблена. Злоба - плохой попутчик в жизни вообще, а в жизни общества - в особенности... Она провоцирует революции...

     - Скажите, а кто Вы по убеждению?- Сделав совсем загадочное лицо, поинтересовался мужичонка.

     - То есть?

     - Ну... Какой строй Вам больше нравится... При каком Вы сами хотели бы жить?- Анас-Бар улыбнулся:

     - Ну, жить бы я хотел, на самом деле, при коммунах.- В зале возбуждённо зашумели: претендент, видимо, умел озадачивать. Некоторые встали и демонстративно ушли.

     - Я... Простите, я Вас не понял...

     - Извольте: можете считать, что я - коммунщик.

     - Да нет, я расслышал; но...

     - Что 'но...'?

     - В каком смысле... коммунщик?

     - В том, в котором вы спросили,- пожал плечами претендент.- Я действительно считаю этот строй наиболее подходящим для сборища нормальных людей с непротиворечивыми взглядами на распределение результатов труда. Так что, ежели Вам это угодно - можете считать меня коммунщиком.

     - Видите ли... При коммунщиках мы уже пожили...- С тем же загадочным видом протянул мужичонка.- И, честно говоря, не тянет...

     - Хм... И когда же это вы успели пожить при коммунщиках?- Искренне удивился претендент.

     - Да вот, почитай - с три четверти века... Всё строили, строили... Коммуну - как светлое 'завтра'...

     - Интересно, а почему Вы этих людей - ваших правителей тех лет - называете коммунщиками?- Осторожно поинтересовался Анас-Бар.

     - Да это, в общем-то, не я - это они себя так называли...- Анас-Бар улыбнулся:

     - И Вы им верили?

     - А нам выбирать не приходилось...

     - Отчего же? Многие - выбирали... И уж - далеко не все, по-моему, верили... Давайте попробуем определить основные предпосылки коммун, как строя, при котором - 'от каждого - по способностям, каждому - по потребностям'. Так, кажется, нас учили?

     - Примерно...

     - Так вот, если я правильно понимаю, то коммуна, как строй, возможен тогда и только тогда, когда, грубо говоря, уровень общественного сознания, а точнее - 'среднеобщественный уровень алчности' - позволят экономике при её текущем уровне развития обеспечить потребности общества. Так?

     - Пожалуй, да.- Согласился мужичонка.- Грубо, но верно...

     - Тогда,- улыбнулся Анас-Бар,- скажите: что именно лица, провозгласившие себя приверженцами этого строя, сделали для появления этих... да и других его предпосылок? Может, они воспитывали поколения людей так, чтобы снизить алчь? Или, может - развивали промышленность так, чтобы обеспечить всех жителей всем необходимым при их текущем уровне алчности?

     - Ну, не знаю...

     - Вот и я не знаю.- Согласно кивнул Анас-Бар.- Зато они сделали достаточно для того, чтобы, не дай Бог, общество ни на шаг не приблизилось к такой возможности... Прежде всего - они регулярно и систематически лгали народу, отчуждая в своих интересах весьма заметную долю национального дохода, в результате чего немалая часть населения, используя эту высокопоставленную ложь в качестве морального оправдания для себя, успешно деградировала. Сегодня она представляет собой алчную и беспринципную толпу люмпенов, которая мало что понимает, кроме как 'нажраться' и мало что может, кроме как говорить 'дай'. Основная её идеология - 'забрать да поделить'...

     - Ну, это ещё не весь народ...

     - Разумеется; и слава Богу. Я ведь и сказал: часть. Но, к сожалению - немалая. Ну, а та часть, которая не стала люмпенами - предпочитает не высовываться и никуда не встревать, чтобы не нажить себе неприятностей: есть богатый опыт попыток вмешательства 'в дела власти'... Таким образом - часть населения, не утратившая способности мыслить, совершенно не желает в таковых своих свойствах открыто признаваться и уж - тем более - участвовать в управлении государством. Хотя бы - посредством голосования, не говоря уже о выставлении своей кандидатуры на выборах... И остаётся, таким образом, совершенно пассивной. Получается, что едва ли не единственная активная сила в обществе - ленивые и алчные лица, нищие духом и жаждущие власти лишь для того, чтобы насытиться и обогатиться.

     - Может, стоит дать им возможность насытиться?- Иронично выкрикнули из зала.

     - Одно время и я так думал...- Вздохнул претендент.- Увы - практика показывает, что это невозможно: едва набив себе брюхо, они тут же требуют развлечений,- вздохнул Анас-Бар,- и аппетит их не знает границ... Помните - 'хлеба и зрелищ!'? Примеров тому история знает немало. К сожалению, сегодня наш народ - в силу пассивности мыслящей его части и активности алчущего большинства - не способен к самоуправлению практически ни в какой форме. Общество, в котором 'глас толпы' довлеет над общественным мнением, нестабильно по определению: декларирование прав люмпенов и провозглашение целью жизни девиза 'Дай! А не дашь - возьму сам!' способно окончательно развратить остатки мыслящей части общества, после чего всё общество либо погибнет, либо, что более вероятно - совершит гигантский скачок назад в своем развитии.

     - И... Где же выход?

     - В общественном устройстве.

     - ???

     - Из вышесказанного очевидно - для меня, по крайней мере - что спасение общества от окончательной деградации возможно путём предоставления всей полноты реальной власти избранным, наиболее развитым в умственном отношении личностям, число которых, увы, весьма ограниченно...

     - Хм... А если он умён, но непорядочен?

     - Я считаю непорядочность дефектом умственного развития: непорядочный человек может быть хитрым, но не умным. То есть - он может перехитрить, чтобы украсть, он может даже что-то построить, чтобы нажиться - но это будет верх его возможностей, ибо по сути своей он неспособен творить и созидать. Кроме того - пирамида власти должна быть построена так, чтобы любое решение принимал только один человек. Он может, разумеется, советоваться с кем угодно - но принимать решения, и, что самое главное - отвечать за них - должен сам.

     - Почему?

     - Ибо давно известно, что, 'когда ответственных больше одного - виновных не найти...'- улыбнулся Анас-Бар.

     - Хм... Если я Вас правильно понял - Вы предполагаете создание монархии?

     - На первое время - по сути, да. Я считаю, что наиболее приемлемый строй для восстановления экономики страны - 'выборная монархия', если можно так выразиться... При этом 'монарх' должен иметь практически неограниченные полномочия на период своего правления, которые не должны оставаться за ним или автоматически передаваться его преемнику после истечения этого периода.

     - То есть?

     - То есть - они утрачиваются.

     - Хм... И этакую-то власть он добром отдаст?

     - Сложный вопрос...- развёл руками претендент.- Обычно такого не бывает... Поэтому - я бы на вашем месте подстраховался. На всякий случай.- Улыбнулся он.

     - Как именно?

     - Скажем, период прямого правления следует ограничить сроком... например, лет 5; причём где-то этак к истечению второго года пора уже переходить к конституционной монархии, третий-четвёртый год - посвятить налаживанию распределённого управления с сохранением части власти монарха, а где-то этак к концу пятого года законодательная власть должна быть передана коллегиальному выборному органу, состоящему, например, в основном из прогрессивных юристов. Исполнительная власть должна распределяться по пирамиде, созданной монархом за этот период. При этом к концу второго года преследование за высказывание в прессе любых соответствующих истине сведений уже является неуместным, что где-то к концу четвёртого года уже должно быть закреплено законодательно.

     - И Вы хотите, чтобы мы все в это влезли?- С трудом выговорил мужичонка.

     - Я ничего не хочу. Я просто не вижу для нашей страны другого выхода - остальные известные мне варианты безнадёжны, а этот даёт хоть какой-то шанс.- Пожав плечами, просто ответил претендент.- Если вы все - собравшиеся здесь... журналисты... будете какое-то время петь те песни, которые сегодня нужны, и - хором, а не вразброд - у нас есть шанс вскоре вылезти из той дыры, куда мы попали. Если нет - всё это бесполезно и нужно бросить эту затею прямо сейчас.

     - Хором... петь нужные песни... Уж не собираетесь ли Вы вводить цензуру?- Проявил чисто профессиональный интерес тот самый писака, по материалам которого я восстанавливал это событие.

     - Хм... А Вы считаете, что сейчас её нет?- Изумился Анас-Бар.- Может, Вы станете утверждать, что осмелитесь опубликовать данные о взяточничестве в верхних эшелонах власти, даже будучи абсолютно уверены в их достоверности?

     - Нет, но...

     - Тогда о чём мы говорим?

     - Я имею в виду предварительную цензуру...

     - Она может иметь смысл, пожалуй, только в случае прямого управления монархом какой-либо неспокойной территорией, либо - в военное время: в подобных случаях это неизбежно, ибо даёт возможность сохранить целое, пожертвовав частью. Сохранить государство, обманывая часть его граждан; или, даже - обрекая их на смерть. Государственность - штука сложная и многоликая, и бывают моменты, когда подобное становится неизбежным. Но - в любом случае это должно быть непродолжительно, ибо свидетельствует о слабости правительства. Разумеется, лично я не расположен долго демонстрировать свою слабость...- Ухмыльнулся претендент.

     - Интересно получается...- Снова встрял мужичонка в очках.- Вы - как мы здесь слышали, убеждённый коммунщик - предлагаете установить монархию с неограниченной властью, т.е. империю. И как же это прикажете понимать? Уж не как возрождение ли "добрых традиций" Империи Сонов?- Мужичонка гордо сверкнул глазами: дескать, как я, а?

     - Удачная провокация,- улыбнулся претендент.- Давайте по-порядку. Да, вы можете считать, что я - коммунщик по убеждению. Да, я считаю, что строй, при котором человек, не особенно думая о хлебе насущном, посвящает себя служению обществу и ценится в этом обществе в соответствии с результатами своей деятельности - по крайней мере, достаточно привлекателен, чтобы мне захотелось при таком строе пожить. Однако в силу многих причин, часть которых была здесь названа, создание такого строя в настоящее время - да и в обозримом будущем - в нашей стране невозможно. Более того - я вообще не знаю ни одной страны в мире, по отношению к которой можно было бы сегодня серьёзно говорить о возможности введения распределения 'по потребностям'. Что же касается Ункарии - то здесь говорить об этом просто преступно, ибо такие попытки могут привести к уже хорошо известным и вполне предсказуемым последствиям. Один из вариантов дальнейшего развития таких последствий мы имеем возможность наблюдать сейчас. Поверьте - за период правления Сонов, обещавших нам счастье в Великой Коммуне, мы не приблизились к самой возможности создания реальной коммуны ни на один шаг.- Анас-Бар не обратил ни малейшего внимания на шум в зале и явное недовольство части собравшихся.

     - Более того: я считаю невозможным вести какие-либо разговоры о создании подобного общества - по крайне мере, до конца следующего века.- Продолжал он.- Буду рад, если ошибаюсь, но - гоняться за миражами и кормить народ баснями о светлом будущем я не намерен. И не позволю. В меру своих возможностей...

     - Если я Вас правильно понял, Вы собираетесь преследовать коммунщиков?

     - Я не собираюсь преследовать никого, кто своими действиями не дестабилизирует ситуацию в стране, не раскалывает общество. Если кто-то собирается пропагандировать идеи коммун, христианства, буддизма или ещё какого-либо иного учения - это его право. Но если кто-то наберётся смелости утверждать, что построение коммуны в нашей стране в настоящее время возможно - соответствующие государственные службы вынуждены будут заинтересоваться этим типом. Если же он станет утверждать, что построение коммун возможно насильственным путём - я, пожалуй, лично позабочусь о том, чтобы ему была оказана необходимая психиатрическая помощь.

     - Это уже было... Психиатры на государственной службе - это так знакомо...

     - Неправда. Того, о чём я говорю, не было. Я ведь не навязываю диагноз - даже для меня очевидный. Даже - если этот диагноз очевиден для большинства собравшихся,- улыбнулся претендент, вызвав гул одобрения в зале.- Я его только предполагаю...- Хмыкнул он. По залу прокатился смешок.- Я вообще считаю недопустимой какую-либо зависимость лечащих врачей от любого смертного, если только последний не обладает очевидно более высокой квалификацией в их профессиональных областях. И я всячески буду способствовать независимости более квалифицированных специалистов от менее квалифицированных, в какой бы области знаний они ни работали - разумеется, это касается и врачей-психиатров. В случае с 'психиатрической помощью' это обеспечит, на мой взгляд, достаточно объективный диагноз. Пожалуй, единственное, что я считал бы справедливым сделать в данном случае с пациентом, если психиатр не признает его 'своим' - так это просто изолировать его от общества, если он попытается кого-то к чему-то принуждать. Если же этот 'идеолог' найдёт какое-то число сторонников ('строителей') - то я, пожалуй, даже посодействовал бы постановке такого эксперимента на какой-то ограниченной территории, специально выделенной для этой цели - а общество, возможно, с интересом за ними понаблюдало бы. Короче говоря - пока они ни у кого ничего не требуют и никому не навязывают свой образ жизни и/или мышления - вряд ли они могут быть опасны настолько, чтобы их преследовать...- Закончил Анас-Бар под шум в зале. Мужичонка выдохся и сел.- Более того - я считаю, что в 'обществе здравого смысла' должно быть закреплено законодательно право личности на создание подобных 'экспериментальных районов': если лидер или идеолог того или иного общественного устройства или образа жизни наберёт достаточное количество сторонников - я считаю, что в интересах всех нас дать им возможность попробовать. В одном отдельно взятом месте. Так, чтобы они никому не мешали. А пресса за ними понаблюдает. И мы вскоре, возможно, узнаем хотя бы то, возможно ли это в принципе, жизненны ли эти идеи - и перестанем об этом спорить. Критерий Истины - практика...- улыбнулся Анас-Бар.

     - Скажите, а вот это Ваше... 'Общество здравого смысла'... Оно на кого в основном рассчитано?- Подал голос какой-то "волосатый студент", привычно расположившийся на галёрке.

     - Видите ли... Дело всё в том, что я ведь... понятия не имею, куда меня закинет судьба после окончания срока правления. И поэтому весьма заинтересован в создании такого общества, в котором нормальный человек может нормально жить вне зависимости от своего общественного положения. Поэтому мои личные интересы в данном случае совпадают с интересами общества: не зная, какое место я займу потом, я вынужден побеспокоиться 'обо всех', т. е. обеспечить нормальное существование всем членам общества, работающим на его благо.

     - В равной мере?

     - В зависимости от личного вклада каждого...

     - То есть - 'От каждого - по возможностям, каждому - по труду'?

     - Каюсь - не люблю лозунгов...

     - Но всё же?

     - Не совсем. Вклад - понятие субъективное, а посему он может оказаться и таков, что один человек в результате овладеет большей частью общественного богатства, что неприемлемо для стабильного общества, которое заинтересовано как в отсутствии мультимиллиардеров, так и в отсутствии нищих на улицах.

     - Тогда как же?

     - Собственно, в функции общественного перераспределения дилемма-то хоть и сложна, да невелика: нужно чувствовать, каким именно способом и какую часть у богатых можно забрать, чтобы не возбудить их недовольства. И - сколько можно раздать бедным, чтобы у них не пропало желание работать. Мавр, например, утверждал, что отбираемая часть не может превышать четверти дохода. А даваемая...- Абар на секунду задумался,- так я бы больше и не давал...- Иронически пожал плечами он, заметно развеселив зал.

     - Схема, в принципе, несложна: если отбирать и отдавать слишком много, то пропадёт желание работать как у тех, у кого забрали, так и у тех, кому отдали. У одних - потому, что 'всё равно заберут', у других - потому, что 'всё равно дадут'. Если же забирать и раздавать слишком мало - чрезмерное имущественное неравенство породит нестабильность в обществе, следствием чего могут стать события, подобные тем, что привели в свое время к краху старой Ронии и образованию империи Сонов. Грамотное правительство не должно допустить ни того, ни другого...- Перехватил тему Бигур.

     - Концепция золотой середины?- Хмыкнули в зале.

     - Как всегда в жизни...- Философски заметил председатель.

     - То есть - функции государства состоят, как я понял, в том, чтобы забирать собственность у одних и наделять ею других, не забывая при этом о своей доле. Так?- С ухмылкой констатировал волосатый.

     - Не совсем.- Мельком поморщился Анас-Бар.- В этом состоит лишь одна из стабилизирующих функций государства. На самом деле их настолько много, что, начни мы сейчас здесь их обсуждать...- "Студент" кивнул. Абар склонил голову: видишь, мол - понимаешь.- А альтернативой является хаос.- Чуть погодя добавил он.- Я - не есть сторонник последнего.- Волосатый скривился:

     - Я не об этом...

     - А о чём?

     - Я о монополии на истину.- "Студент" нервно тёр подбородок.

     - Не понял...- Осторожно уточнил Абар.

     - Сейчас, сейчас...- "Студент" ещё немного поволновался, и, наконец, начал.- Понимаете... Получается так, что тот... Кто правит государством... избавляя нас тем самым от Хаоса...- Он ядовито исподлобья глянул на собеседника,- он просто лишает нас выбора... Он диктует, как нам надо жить... А как - не надо... И это всё, быть может, даже хорошо...- "Студент" поднял указательный палец и склонил голову набок,- Пока он прав. Хотя - строго говоря, это тоже есть вопрос дискуссионный... Весьма и весьма... Дискуссионный... Но вот... если вдруг случится так, что он окажется неправ...- Волосатик внимательно поглядел на Абара,- так что тогда будет со всеми нами? И - почему мы должны расплачиваться за его ошибки? И - где критерий истины? И...- он картинно развёл руками,- и вообще...

     - Понятно.- Кивнул Абар.- Ну, во-первых, я собираюсь строить систему так, чтобы масса как можно меньше зависела от ошибок "вождя". Так, законодательная власть реализуется методом всеобщего голосования с возможным делегированием каждым гражданином своего права голоса тому специалисту в законодательной сфере, которому он доверяет. Я не скажу, что такая система породит лучшую модель общественных отношений - но я уверен, что она породит модель наиболее стабильную, наиболее соответствующую уровню развития сознания масс... А это, согласитесь, уже немало. Если в рамках такой системы предметно и целенаправленно заниматься повышением образовательного уровня масс, повышать их уровень самосознания - то, в конце концов, глядишь - когда-то и вырастет тот "газон, который надо просто поливать и стричь. Всего лишь". Правда, делать это надо лет, этак, 400... или 500...- В зале зашумели: ссылка на известный анекдот понравилась.

     - Это всё хорошо...- Кивнул "студент".- Но история знает массу примеров, когда непризнанные идеи андерграунда мутили массы... И - несколько примеров, когда из них выходили новые теории, системы взглядов, которые позже овладевали умами...- Абар уклончиво кивнул: спорно, дескать, но не стану ввязываться...- Так вот... Допустим... Что где-то... В столь любимых нами "народных массах"... вдруг... образуется круг лиц, который... предложит модель построения общества... лучшую... заметно лучшую, чем существующая. Поскольку любое государство всегда защищает именно свою модель... Я так понимаю, что эта... новая идея... сможет... пробиться в свет... только... революционным путём?

     - Ну, почему же...- Абар улыбнулся - видно было, что подобные проблемы и методы их решения им уже продумывались.- Я уже говорил сегодня, что всякая идея имеет право на жизнь... если имеет достаточное количество сторонников... А если она действительно покажет свою жизненность - то, возможно, и на овладевание массами. Поэтому... Я намерен поступать так... Если... какая-либо идея... или эта - назовём её "об отсутствии необходимости государственного вмешательства в процесс перераспределения", или - какая-либо другая... наберёт достаточное количество сторонников... То я охотно предоставлю им возможность проверить её на практике. На какой-то ограниченной территории, разумеется. В надежде, что... какая-то часть здесь собравшихся... сумеет пронаблюдать и... достаточно подробно и непредвзято осветить весь этот процесс - становления и развития "нового общества"... Хотя бы - для того, чтобы избавить оставшуюся часть нашего общества от набивания подобных шишек лично, на собственном опыте. Думаю, что всякое грамотное правительство просто обязано предоставлять всем желающим подобную возможность - хотя бы для того, чтобы остальные знали, что из этого обычно получается. Это избавит нас от долгих и бессмысленных споров о превосходстве одной системы управления над другой: пусть просто каждый сторонник той или иной идеи живёт среди себе подобных, наслаждаясь применением этой идеи на практике. Я просто буду противостоять навязыванию им... или ими... этой идеи окружающим - вот и всё. Что же касается идеи о невмешательстве государства в перераспределение - то я не собираюсь даже обсуждать это применительно к государству в целом, но - если кто хочет - дам попробовать. На отдельно взятой, изолированной,- он сильно выделил последнее слово,- территории. Я просто знаю, к чему это - как и любой другой хаос - приведёт, а потому пробовать не хочу, ибо придерживаюсь и собираюсь придерживаться впредь идеи о необходимости грамотного государственного управления, одной из стабилизирующих функций которого является именно перераспределение.

     - Зачем? Неужто в этом есть столь навязчивая необходимость?- Абар кивнул:

     - Есть. Видите ли...- Он на секунду задумался, усиленно массируя подбородок.- Люди бывают разные. Как по уровню трудолюбия, так и по уровню алчи. Как по уровню адекватности оценки собственного труда, так и по уровню беспринципности в выборе средств обогащения... Именно эти параметры и определяют, большей частью, их активность в трудовой деятельности - промышленной, коммерческой, творческой, научной... и так далее. Одним эти их параметры позволяют становиться мировыми знаменитостями или просто,- он улыбнулся,- мультимиллиардерами; другим позволяют нежиться на песочке, наплевав на всё, кроме пива, девочек и прочих развлечений. Это - две крайности, два противоположных отношения к данной теме. А крайности в обществе всегда являются источником нестабильности, что пересекается с интересами государства, вынуждая его вмешиваться в этот процесс: так, если первых нужно бы несколько ограничивать - как в активности, чтобы они не сошли окончательно с ума, гоняясь за славой или прибылью, так и в доходах - чтобы они не получили слишком большой власти в обществе, ибо власть больших денег - одна из пренеприятнейших видов власти; то вторых нужно бы стимулировать к повышению активности, к уходу от праздной и безразличной жизни, ибо в противном случае нетрудно дождаться демонстраций под лозунгами типа "хлеба и зрелищ".

     - Скажите, а чем Вам не нравится просто классический капитал?

     - Слишком явная, неприкрытая эксплуатация, и, как следствие - снова нестабильность.

     - А 'социальная справедливость'?

     - Если понимать 'социальную справедливость', как это сейчас принято - то есть 'от каждого - по способностям, каждому - по труду', то такая модель не реализуема даже теоретически, так как совершенно невозможно определить, сколько это есть - 'по труду'. Точнее, нет способа точно определить 'количество общественно-необходимого труда, затрачиваемого...' в процессе того или иного производства; то есть - невозможно определить сколько-нибудь объективную меру труда. А раз так - значит, принцип оплаты 'по труду' есть чистейшей воды миф социалистов... и всех прочих, кто 'борется за социальную справедливость'.- Вздохнув, развёл руками претендент.

     - Вы можете назвать строй, который предлагаете в качестве реально возможного?

     - Я не собираюсь реализовывать какой-либо уже известный строй, тем более - "теоретически чистый": Во-первых - я, увы, реалист; а во-вторых - я достаточно хорошо знаю недостатки каждого, чтобы его желать.- Шум в зале, большей частью - одобрительный, прокатился волной к задним рядам.- Но я знаю и достоинства каждого из них, и намерен, по мере возможностей, их использовать.- Закончил Абар, когда волна улеглась.

     - Чтобы создать - что?- Склонив голову набок, не унимался "студент". Абар вздохнул:

     - Я не знаю термина, однозначно определяющего модель общественного устройства, которую я хотел бы реализовать. Не придумали пока люди этого термина. В любом случае это будет строй, максимально, на мой взгляд, соответствующий текущему состоянию общества.

     - И что же... максимально соответствует... прямо сейчас?

     - Попробуйте представить себе вариант капитала с элементами стабилизации и социальной защиты, выполняемой государством.

     - Государством? Зачем?

     - Как мы только что уже обсуждали, государство для обеспечения собственной стабильности вынуждено в какой-то мере вмешиваться в классический процесс оборота капитала, изымая часть доходов у наиболее богатых слоёв общества и перераспределяя эту часть среди беднейших слоёв населения. Пока существует неравенство - должно существовать и государство, выполняя, по крайней мере, функцию перераспределения благ.

     - Это уже было...

     - Разумеется - так было всегда. Любое государство так или иначе вмешивается в процесс распределения, и, если правительство хочет стабильности - оно будет это делать.

     - А если оно не умеет?- вкрадчиво спросил "студент".

     - Значит, это - плохое правительство. Подобный пример мы имели возможность наблюдать в период существования империи Сонов - весь период: от расцвета до загнивания и распада. Некорректное перераспределение, естественно, далеко не единственная ошибка Сонов - но именно она, на мой взгляд, внесла наиболее весомый вклад в 'святое дело' развала империи... В истории человечества, конечно, всё это в том или ином виде уже было, и не однажды... Да вот беда: люди не любят вспоминать уроки истории... почему-то...- Криво улыбнулся Анас-Бар.- Я как-то слышал,- хмыкнул он,- что [единственный урок, который можно извлечь из истории, состоит в том, что люди не извлекают из неё никаких уроков...][Б. Шоу]- В зале послышались смешки, местами прорвались аплодисменты.

     - А как это намерены делать Вы?

     - Объективно...- С невинным видом развёл руками претендент. В зале загоготали: шутка понравилась.

     - То есть - со временем придём к полной, теоретической 'социальной справедливости'?- Сквозь шум прокричал уже известный нам "волосатый студент".

     - Ох... Опять - двадцать пять...- Вздохнул Абар.- Давайте всё же говорить о реальных вещах - практических. Теоретически 'социальная справедливость' - не самый плохой строй, но давайте, всё же, отличать возможное от желаемого... К сожалению, реальная жизнь пытается учить людей отличать то, что хотелось бы создать, от того, что возможно создать. Иных ей удаётся научить, иных - нет.- Анас-Бар немного помолчал, задумчиво разглядывая небо за окном.- Лично меня,- наконец выронил он,- почему-то не привлекают попытки создать невозможное. А потому я стараюсь всячески избегать участия в подобных прожектах... Видите ли,- вздохнул он,- я, по природе своей, не воин: [я не люблю сражаться. Я люблю побеждать.][~Б. Шоу] А потому вынужден избегать участия в бесперспективных затеях...

     - А население, в большинстве своём, так хочет 'справедливого социального распределения'...- 'Посокрушался', как я потом уже выяснил, Алозан.

     - Увы - хочет...- Тоскливо вздохнув в ответ, согласился претендент.- Люди, в большинстве своём, не хотят бороться за справедливость или искать её - они хотят мифической справедливости, за которую не надо бороться, о которой не нужно даже думать - она как бы приходит сама собой... Или - её приносит 'умный дядя': "вот приедет барин - он рассудит"... Люди отвыкли думать. Они не хотят в муках искать истину. Они за время существования империи привыкли просто верить. Верить обманывающим их вождям, верить подцензурным книгам - считая, что всё это и есть истина: всеобщественно принятая, единственная, ограждённая от остального хаотического мира железным заслоном... в виде практически непроницаемых границ Великой Империи...- Он вздохнул.- Когда же Соны оказались неспособны удерживать границы и вынуждены были их открыть - вследствие чего в страну хлынул поток неподцензурной литературы 'из-за бугра' - в непривычных к этому мозгах обывателей буквально произошёл взрыв: ибо как можно жить, принимая всю эту мразь и дикость за чистую монету... Когда ещё люди научаться думать и искать истину самостоятельно, а не с готовностью заглатывать правительственную жвачку... Когда ещё они сумеют научиться считать написанное в книге не истиной в последней инстанции, а просто точкой зрения автора... Или, даже - просто заведомой ложью или вообще его шизофреническим бредом...

     - Мне кажется, вы напрасно так непочтительно говорите о Сонах...- Со вздохом возразил ему неглупый, и, видимо - порядочный старик из зала. "Старый коммунщик", как окрестил его автор материала.- Они ведь пытались внедрить как раз тот строй, который и Вам больше всех нравится...

     - Даже если это действительно так - заниматься этим следовало бы явно не в этой стране и не в это время...- Тяжко вздохнул Абар.

     - Фокус состоит в том, что коммунщики сумели-таки построить 'коммуну' - для себя.- Ядовито заметил Алозан.

     - А как при этом жили те, кто их кормит - их, естественно, совершенно не интересовало...- Кивнул Абар.

     - Извините,- с вызовом возразил 'старый коммунщик'.- Многие из нас действительно искренне хотели построить придуманный Мавром строй, который Вы назвали наиболее для себя привлекательным.

     - Что ж,- вздохнул Абар,- если вы действительно искренне этого хотели - вы должны признать, что ошиблись.

     - В чём?

     - Прежде всего - в людях, я думаю... Вы рассчитывали на общество, состоящее из идеальных людей: на общество, которого нет и... по крайней мере - здесь, сейчас... быть просто не может. Я допускаю, что в таком обществе вы могли бы построить 'коммуну для всех'. Я же считаю себя реалистом и вижу, какое общество - состоящее из каких людей - мы сегодня имеем. И, поскольку идеи коммун к этому обществу, к этим людям совершенно не применимы - ну, не могут они нормально жить при таком строе! - я считаю пропаганду этих идей в этом обществе государственным преступлением. Как можно рассчитывать на качества людей, которыми эти люди реально не обладают?- В вопросе Анас-Бара, казалось, смешалось недоумение с негодованием.- Любой здравомыслящий человек, мне кажется, придя к власти, может рассчитывать только на те качества составляющих общество лиц, которые реально существуют. И - должен преобразовывать это общество, воспитывать и учить этих людей - чтобы сделать его - и их - лучше.

     - А лучшее - это как раз то, что есть сейчас, я думаю?- Ядовито заметил 'старый коммунщик'.

     - Вы можете думать так, как считаете правильным,- пожал плечами Абар, вызвав смех в зале и негодование 'старого коммунщика'.- Я же считаю, что сейчас мы откатились в моральном отношении едва ли не на ту же ступень, на которой находились в период перед созданием империи Сонов. И, если ничего не менять - нас ждёт полная анархия, расцвет бандитизма и инфантильная власть ворья, которая реально не может не только навести порядок в стране, но даже тихо набить собственный карман; вследствие чего она пытается совершенно неприкрыто обманывать и грабить свой народ - в одном ряду с базарными ловкачами, уличными карманниками и карточными шулерами... Мне лично эта перспектива почему-то не нравится... Скажите,- вдруг обратился напрямую к 'старому коммунщику' Абар,- Вы хотите просто жить спокойно, не озираясь ежеминутно по сторонам в поисках того, кто вас ограбит или обмишурит? Даже, если это не будет называться 'коммуной'?

     - Да.- После некоторой паузы кивнул тот.

     - Так вот, я - тоже хочу. И это, пожалуй, единственный довод, которым им,- он показал на свиту,- в своё время удалось меня убедить.- Абар сошёл с трибуны, всем своим видом показывая, что поддерживать тему больше не намерен, и, извинившись, вышел из зала. Эстафету, поднявшись, тут же принял Бигур:

     - Видите ли... Я уже говорил, что нам было сложно убедить этого человека заняться тем, чем он сейчас занимается... Мы понимали, что его аналитический ум превосходит любого из нас. Мы понимали, что среди нас есть 'ходячие кладовые' разума, которые, увы, не так молоды и сильны, как он. Понимали, что есть 'перспективные молодые политики', которые 'на ура' прошли бы на выборах, но - никто из которых реально не навёл бы порядка в стране. Никто из них не обладает тем объёмом знаний в области управления, который имеет Абар. Никто не обладает таким опытом увязки интересов большого количества вынужденных взаимодействовать друг с другом людей. И, наконец - я не знаю человека, настолько внутренне порядочного, что само подозрение в столь невинном, с точки зрения политиков, занятии, как вождение кого бы то ни было за нос, уже вызывает у него внутренний протест... Что же касается 'молодых перспективных политиков', то... Редко, кто из них неспособен изобразить здесь, на сцене, честного человека - этим они все владеют в совершенстве. Но... быть глубоко порядочным человеком в душе, в её тайных уголках - где всё, казалось бы, дозволено... Быть честным там, где тебя никто не сможет проконтролировать - ибо туда никому нет доступа... Это уже сложнее. Для кого-то это - вершина возможного, а для большинства - увы, недостижимо в принципе... Это не я придумал - всё это уже было обдумано и говорено не раз, в том числе - сформулировано великим Монтенем...- Бигур стоял у трибуны и так просто, по-домашнему, разведя руками, слегка насмешливо глядел в зал, как бы спрашивая: 'Ну, что я на авторитеты ссылаюсь, как будто хоть кто-то из вас думает иначе?'.

     - Ладно глаголете...- Кивнул головой "профессор на пенсии",- да только вот с чего вы взяли, что для него это всё - не проблема?

     - А мы этого и не утверждаем.- Вздохнул Бигур.

     - Вот как?- Искренне изумился профессор.

     - Мы это можем только предполагать. Но из всех известных нам вариантов этот, как мы считаем, лучший. Видите ли... Этот человек очень долго рос, как... архитектор, как... конструктор... различных систем управления, составными частями которых были как бездушные машины, так и живые люди. Рос он, увы, практически в полной изоляции, часто годами не имея возможности проверить свои изыскания. Это трудно. Это очень трудно. И, если бы ему так и не удалось ни разу проверить свои взгляды на практике - я бы не стоял сейчас здесь, убеждая вас. Невзирая на то, что сам разделяю его взгляды и верю ему. Я не осмелился бы на такой шаг - предложить ему решиться попробовать оперировать целой страной. Но... В его жизни было несколько эпизодов, в которых волею случая ему предоставлялась возможность проверить на практике результаты своих изысканий, реализовать системы управления и системы взаимоотношений, построенные на декларируемым им принципах. И во всех подобных случаях полученные результаты полностью соответствовали его прогнозам. А тот факт, что результаты эти вызывали недоумение многих его коллег, вынуждая их подозревать его и ближайшее его окружение чуть ли не в мистификации - хорошо характеризует степень его отрыва от них. Если, лицезря очевидное, довольно неглупый человек и вполне серьёзный специалист с уровнем эксперта недоверчиво восклицает 'не может быть' - для меня это хорошее подтверждение как правильности выбранного Абаром пути, так и грандиозности его ухода вперёд. Разумеется, эти прошлые его удачи не дают основания утверждать, что у него всё будет получатся и впредь. Но они дают основание это предполагать... Поэтому - если у вас есть тот, в отношении которого вы уверены - выберите его. Если существует некто, по отношению к которому вы имеете основания хотя бы предполагать, что он Вас устроит - выберите его, а не Абара. Но если у вас нет таких - давайте выберем всё же этого человека - хотя бы по принципу 'не самого худшего варианта': вдруг из этого хоть что-нибудь путное, да выйдет...- Ухмыльнулся Бигур. Видимо, тема на этом была уже исчерпана: зал молчал. Вопросов больше не было. А доверие, похоже, зародилось - ибо потом именно здесь, в Кайане, Абару было отдано 84 процента голосов...

     

     Глава 2 Первая пресс-конференция.

     ...И вот - я сижу в 'перворазрядной' Кайанской гостинице. По стенам среди белого дня бегают тараканы, простыни рвутся, стоит неудачно повернуться ночью; а горячая вода, хоть и бывает, но - в полном соответствии с "Законом Мэрфи" - заканчивается всякий раз, когда ты намерен принять душ. Я сижу, и, тщётно пытаясь разжевать неизвестного происхождения сэндвич, доставленный мне из ресторана внизу, стараюсь, насколько это возможно, разобраться в ситуации да строчу 'отчёты' Скренту. Абар пока ещё ни разу не показывался журналистам, прячась за спиной своего пресс-секретаря, продолжающего усиленно вешать нам лапшу на уши.

     Неожиданно было объявлено, что Президент 'хочет говорить'. Не буду описывать всех кривотолков и пересудов, которые породило это известие в острой на язык и охочей до сплетен журналистской среде - и читателя утомлять не хочется, и, признаться, большую часть из них я привычно пропустил мимо ушей. Меня, как и большинство местных коллег, гораздо больше волновала сама обещанная встреча, чем связанный с ней трёп да шум - и мы ждали обещанной прессконференции если не с трепетом, то, по крайней мере, с нескрываемым интересом.

     Наконец этот день настал. Анас-Бар выступал в большом конференц-зале, не вместившем всех желающих поглазеть на такое чудо: Ункарский президент, наконец, заговорил! Первая программа национального телевидения транслировала всю встречу.

     - Здравствуйте,- начал Анас-Бар.- Я думаю, здесь собрались, в основном, люди, озадаченные моим долгим молчанием. Я понимаю вас и думаю, что догадываюсь о направлении ваших мыслей,- он усмехнулся,- но вынужден многих разочаровать: большинство блуждающих здесь и дошедших до меня слухов, cплетен и домыслов совершенно неверны. Сегодня я постараюсь ответить на все ваши вопросы; но вначале я должен, пользуясь тем, что эта встреча транслируется по телевидению, сделать заявление.- В зале зашумели.- Тише,- попросил Абар.- Так вот... Суть моего заявления состоит в том, что я вынужден признать: давая согласие баллотироваться на пост президента, я плохо представлял себе, на что иду. Соглашался же я, большей частью, потому, что попросту не верил в саму возможность стать президентом и участвовал во всём этом шоу... всего лишь - чтобы впоследствии не испытывать мук совести по поводу того, что, мол, мог вот что-то сделать - да не попробовал...- По залу прокатился шумок.

     - Для очистки совести, так сказать...- Громко заметил кто-то.

     - Именно...- Грустно улыбнулся президент.- Теперь же, став президентом, я вынужден был - для той же 'очистки совести' - попытаться что-то изменить.

     - Ну, конечно - иначе зачем же становиться президентом!- Иронично выкрикнули в зале. Абар, поморщившись, только поднял руку, прося внимания.

     - Сегодня уже истёк месяц с момента моего прихода к власти. Срок не слишком большой, чтобы внизу что-то почувствовали, но - достаточный, чтобы здесь, вверху, в чём-то уже разобраться...

     - Ну, и как?- Снова раздался ироничный возглас в зале.

     - Плохо.- Развёл руками Абар. Зал взорвался хохотом: в том, что 'плохо', не сомневался никто; но - чтобы новый президент потратил месяц, чтобы просто констатировать этот факт?..

     - Вы не совсем меня поняли...- Грустно улыбнулся Абар, когда шум и гогот поутихли.- Видите ли... в том, что всё так 'плохо', как вы подумали, я не сомневался и до начала предвыборной кампании - иначе мне незачем было бы сюда идти: сдаётся мне, что многие из вас уже посчитали мои деньги - среди людей часто встречаются те, кто любит это занятие, и журналистская среда - отнюдь не исключение... Так пусть те, кто посчитал, расскажут остальным, сколько я потерял, согласившись вставить свою шею в этот хомут...- В зале завертелись, зашептались.

     - По меньшей мере - раз в пятнадцать,- выкрикнул кто-то.- Это я говорю - Карой де Лю.- Говоривший вытянул вверх руку, показывая, где он находится.- Так что, ребята, давайте приглушим шум - и поехали дальше; а то для ответов на вопросы, лядишь, не останется времени, а я лично как раз за ними сюда и пришёл.- Абар, улыбнувшись, посмотрел на стройного загорелого юношу, который, встав, обращался к залу.

     - Спасибо, молодой человек... Правда, Вы, видимо, учли лишь доходы, пожинаемые мной только на территории Ункарии... Ну, да ладно... Я думаю, названный коэффициент действительно поможет многим понять, что шёл я сюда не ради хлеба насущного... А теперь - к сути.- Абар облокотился о трибуну.- А суть состоит в том, что, давая согласие баллотироваться, я не представлял, куда попаду. То есть - я имел, конечно, какие-то представления о реальном положении дел - примерно на том уровне, что и Вы сейчас... Но то, что я обнаружил - превзошло все мои худшие ожидания.- Голос Абара стал жёстким, стиль речи - констатирующим.- На сегодняшний день нет ни одной реальной структуры власти, на которую её вершина - в моём лице - могла бы опереться.- С мрачной ухмылкой бросал фразы он.- Более того - различные ветви власти, вместо того, чтобы выполнять возложенные на них функции, сцепились между собой за право получить ещё большую власть, чем они имеют. Люди, находящиеся там, больны. По меньшей мере - жаждой власти. Власть стала для них уже не инструментом реализации честолюбивых планов, а самоцелью. Всякая попытка реформирования такого аппарата неизбежно,- Президент, подняв вверх указательный палец, произнёс почти по слогам: - приведёт к полному развалу остатков государства и, следовательно, к анархии. В этом,- закончил он,- и заключается суть того, что я за этот месяц понял.

     - Не густо...- Попробовал кто-то сыронизировать в зале.

     - Заткнись,- огрызнулся на него кто-то из соседей - до большинства уже начал доходить смысл услышанного.

     - Вы считаете, что реформы в Ункарии невозможны?- Прозвучал очередной вопрос президенту.

     - А разве я это говорил?- Удивился Абар.- Я говорил всего лишь о том, что, попытавшись реформировать аппарат, мы прийдём к анархии.

     - Поскольку она не есть наша цель, то - разве это не одно и то же?

     - Нет. У нас есть шанс. Поскольку реформировать аппарат невозможно, его следует заменить. Поскольку заменить его реально нечем - новый аппарат следует создать. При этом,- он снова поднял вверх указательный палец и начал говорить почти по слогам,- нам нужно успеть сформировать, отладить и внедрить новую систему управления государством за срок меньший, чем нужен для развала существующей системы и перехода к анархии.

     - Кто - кого... Наперегонки?- Усмехнулись в зале.

     - Наперегонки. Со смертью.- Ухмыльнулся Президент.- Вы должны понимать, что, если мы не успеем - это означает не просто отсутствие приза на скачках... Это практически наверняка означает физическую смерть для меня и начало гражданской войны - для вас.- В зале настала гробовая тишина. Народ лихорадочно обдумывал услышанное. Некоторые пытались иронизировать, но соседи быстро затыкали им глотки: в головах большинства уже начинала зарождаться симпатия к этому человеку, который, в отличие от большинства своих предшественников, не только так вот просто сказал с трибуны известную всем правду, но и начал говорить дальше, говорить о том, о чём никто из присутствующих раньше толком и не задумывался... И сейчас, быстро проворачивая шарики в голове, писаки пытались сообразить, что это: действительно предельная, режущая слух откровенность, или - просто очередная мистификация, по своей изощрённости превосходящая всё, виденное или слышанное ими ранее?

     - Поэтому,- продолжал, меж тем, президент,- вы все - именно все, а не только пришедшие в этот зал - стоите сегодня перед выбором: или оставить всё, как есть, и продолжать медленно умирать, или - рвануться, рискнуть; чтобы - либо умереть быстро и сразу, либо - победить и обрести право жить, как нормальные люди. Сегодня я ещё готов сунуть голову в эту петлю, ибо надеюсь успеть разрубить её раньше, чем она захлестнётся. Поэтому сегодня это ещё можно делать со мной вместе. Будет ли это возможно завтра - я не знаю. Поэтому, если в самое ближайшее время мы не начнём быстро - я подчёркиваю: очень быстро - заниматься тем, о чём сейчас говорим - я умываю руки. Я не хочу быть раздавленным и смятым этим монстром, в которого превратилось сегодня наше 'государство'.- Озадаченная и не успевавшая соображать публика сидела, едва дыша. Тишина была такая, что я слышал дыхание соседа.

     - Постойте-ка...- Наконец нарушил её, поднявшись, Карой де Лю.- Я что-то не понимаю... Вы ведь стали президентом, как я понимаю, как раз для того, чтобы именно этим и заниматься... Чтобы реформировать всё это... Так что же Вам мешает? Или Вам нужно наше согласие на реформы? Так разве мы не выразили его, избрав Вас президентом?

     - Вы выразили своё согласие на то, чтобы я стал президентом. Но вы не выражали своего согласия на то, чтобы я рисковал ввергнуть страну в пучину гражданской войны.

     - Хм... Согласен... И именно это согласие Вам сейчас нужно?

     - Нет. Само по себе это - согласие телёнка идти на заклание. Оно ни мне, ни вам ничего не даст.

     - А что же нам... и Вам... что-нибудь даст?

     - Власть,- пожал плечами Абар.- Полная и реальная власть. Позволяющая делать то, что я считаю нужным.

     - А разве её а Вас нет?- Озадаченно спросил де Лю.

     - Разумеется, нет,- развёл руками Абар, вызвав шум недоумения и даже недовольства в зале.- Видите ли,- продолжал он, когда шум немного утих,- создавая своё законодательство, Соны сделали всё для того, чтобы ни одна личность, сколь бы высокий пост она ни занимала, не могла более-менее заметно повлиять на ход истории. Влияние могли оказывать только сборища - именовавшиеся Главным Советом Правителей, например... Понятно, что никто в этой системе реальной власти не имел и иметь не мог: помешанные на подозрительности, Соны не верили никому из своей банды и позаботились о том, чтобы никто из них не мог обмануть остальных, уведя блага у них из-под носа. Косвенно была обеспечена и полная невозможность быстрого реформирования общественного устройства, ибо быстрого реформирования Соны как раз больше всего и боялись, не доверяя один другому и опасаясь друг друга. Вследствие этого наследия наше текущее законодательство, большей частью просто переписанное с законодательства Сонов, таково, что президент может выполнять, по сути, лишь роль свадебного генерала; все звенья управления сами по себе не могут ничего; а любое изменение структуры управления возможно только при согласии подавляющего большинства в парламенте, которое никогда не хотело и не захочет никаких реформ, ибо сегодня получает за свою болтовню и интриги в сумме на два-три порядка больше, чем не только школьный учитель, но и иной ункарский профессор с мировым именем... Для них любая реформа есть отчуждение какой-то части дармового дохода - понятно, что на это они никогда реально не пойдут.

     - Заседания парламента давно превратились в игру толпы идиотов, пытающихся максимально удовлетворить потребности участников этой игры.- Усмехнулся Карой.- При этом они пытаются убедить всех остальных - кто в этой игре не участвует - в том, что речь идёт об удовлетворении именно их потребностей...

     - Ну, некоторые из них идут ещё дальше - пытаясь убедить своих избирателей в том, что их, избирателей, потребности... на самом деле уже давно удовлетворены...- Заметил ещё кто-то. Ухмылки на лицах присутствующих послужили Абару индикатором понимания прессой сути проблемы, и он продолжил:

     - По текущему законодательству, которое, как я уже говорил, большей частью получено простым копированием законодательства империи Сонов, мне, чтобы разогнать это скопище интриганов, нужно потратить не менее полугода. При этом на сам процесс уйдёт столько сил и энергии, что их, пожалуй, хватило бы для завершения процесса реформ... Если я не уверен, что у меня хватит сил на реформы - я лишь хочу надеяться на это - то совершенно очевидно, что двойным 'запасом прочности' я не обладаю и по такому пути идти не могу, ибо заранее знаю, что он к желаемому результату не приведёт.- Абар помолчал. Молчали и мы, пытаясь осознать услышанное. Нет - каждый, в общем-то, понимал, что дела обстоят на самом деле примерно так, но... как-то не хотелось в это верить, что ли... Поэтому слова Абара вызвали поначалу настороженное неприятие, смешанное с неудовольствием от неприятных 'новостей'; и лишь по мере осознания этой неприкрытой правды публика понемногу приходила к пониманию неизбежности большой драки. Или - медленного умирания.

     - Загнивание структур государственной власти, конфликт интересов разных ей ветвей - проблема не сегодняшняя и не вчерашняя...- Продолжал, меж тем, президент.- Она начала особенно активно развиваться с тех пор, как Соны утратили последнего активного лидера - то есть уже с полвека назад. Сегодня это уже застарелая гангрена, лечить которую и дорого, и безнадёжно. Поражённые гангреной органы обычно удаляют, конечности - отсекают... Исходя из того, что лучше иметь живого инвалида, чем разлагающийся труп.

     - Инвалид хоть размножатся может...- Картинно вздохнул кто-то в зале.

     - Ну - не всегда, конечно...- Философски заметил Абар.- Но обычно - может.- В зале засмеялись.

     - Разложение коснулось всех структур государственной власти, в том числе - увы, и силовых. На сегодняшний день мы вынуждены признать, что сохраняем независимость только вследствие лени наших потенциальных завоевателей или вследствие умения дезинформировать их, выработавшегося за последние годы у наших политиков.- По залу прокатился смешок.- Выглядит это смешно, конечно...- согласился Абар.- Со стороны. А для нас это - смех сквозь слёзы. Так что,- подытожил он,- у нас есть выбор: либо ввязаться в большую драку с этой лживой гидрой, чтобы выяснить, кто победит; либо - ждать, пока она, питаясь нашим потом и кровью, разрастётся и окрепнет настолько, что справиться с ней можно будет уже только в результате долгой гражданской войны... Если вообще можно будет...- Махнул рукой, сходя с трибуны, президент.

     - А почему эта тема впервые поднята именно на пресс-конференции?- Осторожно поинтересовался де Лю, когда президент добрался до места. Абар подвинул поближе микрофон и сказал:

     - Ну, во-первых - чем больше слушателей, тем меньше вероятность, что меня потом переврут...

     - Хм... Так,- согласился Карой.

     - А во-вторых - здесь сейчас собрались представители... я бы сказал - самой независимой, самой свободолюбивой... самой мобильной и легко перестраивающейся власти в стране...

     - Ну, насчёт независимости...- Начал, было, Карой, но Абар перебил его:

     - Скажем так: самая жаждущая независимости. Сойдёт?

     - Сойдёт,- согласился журналист.

     - И эта власть, на самом деле, во многом определяет, получится у нас что-либо - или нет. Скажем так: если эта власть не захочет реформ, то затраты на эти реформы легко взлетят на порядок, и я сильно сомневаюсь, что при текущем положении дел в Ункарии их тогда удастся завершить вообще.

     - А если захочет?

     - Тогда затраты на реформы так же легко уменьшатся в несколько раз, и вероятность их успешного завершения возрастёт многократно.

     - Хм... А почему... если не захочет - то ухудшится на порядок, а если захочет - то улучшится только в несколько раз?- Озадаченно произнёс верзила Джакус.

     - Видите ли... Человек по своей природе ленив...- Развёл руками Абар.- А потому - давно замечено, что... предоставленные самим себе, любые события... имеют общее свойство: развиваться по направлению от плохого - к худшему.- Абар дождался, пока фраза 'дойдёт', и, заметив смешки и улыбки в зале, продолжил:

     - Вот и выходит, что, если мы будем пытаться что-то делать вместе - это будет лучше бездействия, но только в несколько раз, ибо не всех ленивых вы сможете сагитировать пошевелиться... Если же вы будете действовать против - то это будет хуже бездействия, но - уже на порядки, ибо большинство людей очень охотно найдёт в вашей агитации 'моральное оправдание' своей бездеятельности, беспринципности, и, даже - алчи. Да и те, кто хочет активно завалить реформы, тоже в этом случае поднимут головы и начнут действовать уж куда более смело... Так что - говоря, что проблемы реформаторов возрастут на порядок - я, возможно, погорячился: реально они могут возрасти на несколько порядков.

     - То есть - если я Вас правильно понял, Вы сейчас пришли сюда, чтобы сагитировать нас на свою сторону?- Хмыкнул кто-то в зале.

     - Я никогда никого не агитировал. И, надеюсь, даст Бог - не буду.- Спокойно, с расстановкой, подчёркивая каждое слово, произнёс Абар.- Я пришёл сюда, чтобы рассказать моему народу правду, как я её вижу и понимаю. В общих чертах я её уже изложил. Если у кого-нибудь есть вопросы - я отвечу. Если нет - тогда вопрос будет у меня. Сначала - к вам: готовы вы влезть в этот хомут вместе со мной, или нет? Если 'да', то вам надлежит задавать мне массу вопросов, чтобы понять максимум из того, как я представляю текущую ситуацию и что намерен делать. Поняв - вам надлежит объяснить это народу. Не агитируя, не убеждая - а объ-яс-ня-я. Даже - отвечая на вопросы, если нужно. После чего мы проведём референдум.

     - На тему?

     - На тему предоставления мне неограниченной власти в стране. На период... Ну, скажем - года два-три... Может - пять, но - не больше. При этом власть должна предоставляться не мне, как личности, и - не президенту, как должности. Власть должна быть предоставлена мне, пока я президент. То есть - в случае, скажем, моей смерти или переизбрания - мой преемник автоматически абсолютной власти не получает.

     - Хм... А зачем так сложно?- Не понял Алозан.

     - Обычный инстинкт самосохранения,- пожал плечами Карой.- Человек просто не хочет быть мишенью для тех претендентов, которые жаждут абсолютной власти и ради её легко решатся на 'убийство по политическим мотивам'.

     - Или просто не хочет искушать своего вице-президента и премьера, которые в случае его смерти могут реально претендовать на это место...- Кивнув, добавил верзила Джакус.

     - Я думаю, вы уже догадались, что такая формулировка соответствует не только моим, но и вашим интересам: если вы согласитесь дать абсолютную власть мне, то из этого ещё не следует, что вы согласны автоматически предоставить её моему, ещё неизвестному вам сегодня, преемнику.

     - А без этого нельзя обойтись?- Осторожно заметил кто-то.- Видите ли, Соны тоже начинали с чего-то подобного... Потом это закончилось истреблением собственного народа - настолько кровавым и настолько массовым, что вряд ли в истории человечества было хоть что-то похожее...

     - Я прекрасно вас понимаю.- С расстановкой, чеканя слова, негромко отвечал Анас-Бар.- Видит Бог, я, не исключая такого способа проведения реформ и находя его наиболее удобным для себя, всё же пытался его избежать. На сегодняшний день я, перебрав и оценив все известные мне варианты, пришёл к неизбежности именно такого пути. Я только что объяснил вам расстановку сил. И теперь хочу, чтобы вы все - весь народ - чтобы каждый из вас принял решение: на чьей стороне он будет рисковать - на моей или на стороне существующего аппарата власти. Ибо - единолично либо той властью, что уже дана мне ранее... я не в состоянии сделать всё, что задумал - и не хочу браться за нереальную затею.- Абар немного помолчал, с тоской глядя в окно.- Словом - либо неограниченная власть, либо я умываю руки.- Чётко закончил он. В зале повисла гробовая тишина.

     - Ребята, давайте понемногу начинать высказываться...- Минутой позже предложил Бигур, глава 'Народного Возрождения Ункарии'.- А то мы так можем и до вечера промолчать...- Телевизионщик, оторвавшись от камеры, выразительно показал залу часы и постучал ногтем по стеклу, затем сделал характерный жест пальцами: дескать, 'время - деньги'... Карой Де Лю поднялся, и, нерешительно почесав затылок, начал говорить:

     - Честно говоря. по большому счёту - мне всё равно... Как, пожалуй, и большинству в этом зале.- Задумчиво произнёс он.- Собственно, если набраться смелости взглянуть правде в глаза, то придётся признать, что большинство из нас больше озабочено текущим гонораром, который явно и просто зависит от тиража, чем глобальными проблемами развития общества - от которых пока толком непонятно, что и как зависит...- По залу прокатился гул: где-то - недоумения, где-то - негодования, где-то - одобрения или понимания... Карой поднял руку, прося тишины.- Но, с другой стороны, все мы достаточно трезвые люди... Пожалуй, даже более трезвые и прагматичные, чем в среднем по стране...- Продолжил он, когда шум стих. Собравшиеся в большинстве своём согласно закивали: с 'обвинением в прагматичности' не спорил никто.- И мне лично мой прагматизм намекает... Нет, я не уверен, конечно, что он побуждает меня так поступать... Но он явно намекает мне на то, что, не ввяжись мы в эту драку сейчас - так лет через десяток часть из нас уже скатится к заурядной политической проституции... Кто сможет... А другая часть - те, кто не смогут - будет изолирована или истреблена... Ну, а что касается тех, кто сможет... Скажем так: я не уверен, что они этого сознательно хотят. В смысле: далеко не всякий, кто привычно и профессионально лижет зад, на самом деле обожает это занятие.- Зал согласно закивал, улыбаясь: видимо, проблема была знакома едва ли не всем.

     - Это всё понятно... Короче - куда ты клонишь?- Огромный бородатый верзила Джакус встал, и, подбоченясь, уселся на спинку сиденья.

     - Да я, в общем-то, никуда не клоню... Я ещё и сам ничего не решил... Да только...- Карой замолк, задумчиво потирая подбородок.

     - Что 'только'?- Нетерпеливо, с некоторой насмешкой в голосе, перебил его верзила.

     - Видишь ли... Старина Эрнст... имел неосторожность сказать однажды: 'Мир - прекрасное место. За него стоит побороться.'... Так вот... Если с первой фразой ещё можно поспорить, то... я думаю, вряд ли кто станет здесь отрицать справедливость второй...

     - Хм...- Верзила задумался.- Вот ведь, хрен, как загнул...

     - Ты знаешь,- встал седеющий мулат Боки,- я, пожалуй, тоже соглашусь... со второй фразой...

     - И я.

     - И я...

     - И я тоже.- Раздались голоса в зале.

     - Хм... Ну, тогда и я, пожалуй, соглашусь...- Махнул рукой Джакус и сел.

     - Давайте сделаем так...- Предложил Бигур,- пусть каждый из вас подумает немного... и, как только будет готов принять решение - то есть для себя всё решит - поднимет руку. Как только в зале будет поднят лес рук - мы ставим вопрос на голосование, считая, что большинство уже определилось со своим отношением к делу. В зависимости от того, будет ли 'за' подавляющее большинство, Абар и примет решение - либо продолжать разъяснительную работу в массах, либо - плюнуть на всё и вовремя смотать удочки, предоставив событиям право...

     - Развиваться от плохого к худшему...- Кивнув, закончил Карой. Минут через пять в зале уже стоял лес рук. Я оглянулся: рук не подняли лишь несколько иностранных журналистов. Ну, и я в их числе...

     - Что ж - я вижу, подавляющее большинство... решения уже приняло...- Вздохнув, встал Абар.- Теперь давайте огласим это решение...

     - Кто принял решение содействовать процессу реформ - подсчитайте себя...- Попросил Бигур.- И те, кто принял решение противодействовать - тоже подсчитайте...

     - Давайте так,- вмешался Карой,- пустим, как в детстве, по рядам листик - кто 'за', тот ставит плюс, кто 'против' - ставит минус, а кто предпочитает не вмешиваться или ещё не определился - ставит ноль. Если найдём листик в клеточку и каждый будет ставить свой знак в соответствующей колонке, занимая строго одну клетку - подсчитать голоса будет элементарно...

     - It's good idea...- Кивнул верзила Джакус.- Да только кого пустим с листочком-то? Чтоб потом - 'без балды'?

     - Кинем на пальцах...- Пожал плечами Карой.

     - Не...- замотал головой верзила.- Давай он того, иностранца... Ему-то, небось, фиолетово, кого здесь сколько собралось...- Он кивнул на меня.

     - Ну, так уж и фиолетово...- Попробовал обидеться я, но Карой приветливой улыбкой погасил моё недовольство, протягивая листок:

     - Please, seer... Чёрт...- Он внимательно посмотрел на меня: - Интересно... Парень, где бы я мог тебя видеть?

     - Видать, козачок-то - засланный...- Загоготал верзила.- Эк я попал-то...

     - Да нет, я не думаю, что ты так уж попал...- Задумчиво разглядывая мою физиономию, пробормотал Карой.- Знаешь, бывает так в жизни: придёшь куда-то явно впервые - и уверен, что уже здесь когда-то был... Увидишь человека впервые - и уверен, что уже когда-то его видел... Хотя в обоих случаях понимаешь, что это совершенно исключено - ибо ты никогда не был в городе, где обнаружил 'знакомое место', или - в стране, где живёт 'неизвестный знакомый'...

     - Пить меньше надо,- махнул рукой верзила.

     - Не смешно - уж ты-то отлично знаешь, как я пью...- Пожал плечами Карой.

     - Ребята, может, перейдём к опросу?- С усмешкой вмешался Бигур.

     - Да, пожалуй...- Спохватился Карой, передавая мне листок.- И всё же - чёрт побери! - ну где же я мог тебя видеть?..- Пробормотал он мне вслед.

     ...Минут через пять, вернувшись с листком к трибуне, я показал его в зал.

     - Не видно!- Раздались голоса.

     - Сам посчитай!

     - Покажи в телевизор!- Я молча протянул листок оператору. Через несколько секунд публика сообразила, что вся страна узнает его содержимое раньше, чем мы, сидящие в этом зале.

     - Слушай, дорогой - не томи, скажи!- Улыбнулся мулат Боки.- Видишь - народ волнуется...- Я взял листок и протянутую кем-то линейку.

     - 'За' - два столбца по 15 сантиметров и третий - ещё на пять... 'Против' - раз, два, три, четыре... Восемь человек ровно... 'Неприсоединившихся' - один столбец с маленьким хвостиком...

     - Хм... А как бы эти столбцы и сантиметры перевести в количество проголосовавших?- Улыбнулся Бигур.

     - В уме,- развёл руками верзила.- Одна клетка - пол-сантиметра. Два по 15 сантиметров и один на 5 - итого 35 сантиметров, то есть - 70 голосов 'за'. 'Против', как было сказано - восемь, а 'неприсоединившихся' - сколько там бишь твой 'хвостик'?

     - Семь человек,- Подсчитал я.

     - Итого, "неприсоединившихся" - 15*2+7=37 человек.- Подытожил бородач.- Восемь - "против"... и 70 - "за"...- Он ненадолго задумался.- Ну, что ж,- вздохнув, Джакус как-то - как мне показалось - опасливо - огляделся вокруг.- Я на таких условиях играю.- Выдохнул он.- Даже если этот мир - просто одна из шуток Господа Бога, то разве поэтому не стоит попытаться превратить его... из плохой шутки - в хорошую?- Закончил он вариацией на темы Шоу под одобрительный хохот зала.

     - Мда... Что ж - если такие цифры будут и в среднем по стране - то я, пожалуй, тоже играю...- нерешительно и, казалось, с удивлением оглядывая зал, сказал Президент.- Осталось подождать результатов референдума...

     - Ну, я бы не ждал,- пожал плечами Карой де Лю.- Если обобщить результаты, полученные в этом зале, то референдум покажет примрно 60% 'за' и только около 7% - 'против'.

     - Плюс-минус десять-пятнадцать процентов,- улыбнулся Бигур.- То есть - реально может оказаться, что только 45% - 'за', а 22% - против.

     - А вот на таких условиях мне бы играть уже не хотелось...- Развёл руками Абар.- Очень... не хотелось бы...- Задумчиво вздохнул он.

     - Так что - давайте подождём результатов референдума.- подытожил Бигур.- А вы все постараетесь тем временем высказать народу вашу точку зрения.- Развёл руками он.- Только ради Бога - никакой агитации: каждый должен просто получить максимум информации - чтобы понимать, на что он идёт, и иметь возможность сознательно принимать решение...

     - А если кто-либо будет вам мешать высказывать свою точку зрения,- поднялся, собираясь к выходу, Абар,- обращайтесь к нам. Независимо от того, была она направлена против нас или, наоборот, поддерживала нашу линию - она имеет право быть обнародованной. Единственно, кого я могу наказать - так это паникёров, интриганов или тех, кто призывает к беспорядкам или к насилию.

     - Все решения должны быть приняты каждым ункарцем сугубо мирным путём,- серьёзно сказал Бигур.- И - только после того, как человек сумеет понять, чего он на самом деле хочет.

     - А если он ошибётся?- Ухмыльнулся мулат Боки.

     - Что ж - это его право,- развёл руками Абар.- Мы не будем ему в этом препятствовать...- В зале одобрительно зашумели; народ, встав со своих мест, стал, не спеша, пробираться к выходу.

     - Постойте...- Вдруг спохватился Карой.- А как же к Вам можно обратиться?- Абар задумался.

     - Значит, так... Сегодня я отдам распоряжение... Думаю, что выполнить его не составит особого труда... Надо организовать во всех городах канал прямой президентской связи... скажем, с номером 001. Или - с любым другим, если этот номер вдруг кем-то где-то уже занят. Я хочу, чтобы всякий, кто хочет нечто мне сообщить, мог, подойдя к любому аппарату, набрать этот номер и попасть, минуя все местные власти, прямо ко мне в приёмную...

     - Видимо, штат приёмной придётся заметно расширить,- хмыкнул Джакус.

     - Видимо...- Согласился Абар.- Думаю, что... где-то около двадцати телефонисток пока хватит... Ну, а кому не хватит - значит, ему не повезло: пусть приходит лично.

     - Куда?

     - В приёмную. Там постоянно дежурит человек десять энтузиастов 'народного возрождения',- он кивнул на Бигура,- которые выслушают, и, если нужно, помогут оформить путанные мысли пришедшего в виде, удобном для восприятия...

     - Собственно, я думаю, что мы сможем найти людей и на телефоны...- Пожал плечами Бигур.- Не за один день, конечно...

     - Вот и прекрасно,- кивнул Президент.- На том и порешим.

     ...На этом всё и закончилось. В этот день. На следующий день страна взорвалась газетным бумом: 'Что это - борьба за власть ради власти или действительно желание что-то изменить'?- спрашивали одни издания. 'Можно подумать, что у нас вообще есть выбор...'- пожимали плечами другие. Страна зашевелилась, как муравейник: народ, привыкший уже к лживости и алчности правителей, ничего хорошего от 'абсолютной власти' не ждал. К третьему дню стала очевидной необходимость проведения 'глобальной' пресс-конференции, на которой бы президент ответил на все - или 'практически все' вопросы. Этого хотели и журналисты, этого хотел и президент. Этого ждал, насторожившись, народ. И этот день настал...

     - Я... пришёл к власти в сложное время...- вздохнув, начал президент.- Страной, провозгласившей 'народную власть' - реально правят узурпировавшие эту власть бюрократы, нагло именующие себя 'народными избранниками'... Доморощенный 'бизнесмен', не желая уступать заокеанским пришельцам - лупит по три шкуры с собственного брата... Бывшие атеисты стадом подались в церкви: убалтывать 'слуг Божиих' идти освящать свои далеко не праведные дела... А те - как это ни прискорбно, идут... Иностранный капитал вовсю правит бал на наших 'независимых' просторах... Гиганты промышленности производят кастрюли да сковородки, а зарубежье заваливает нас отработанным промышленным мусором... Транссексуалы и всевозможные 'цветные' представляются с экранов телевизоров едва ли не оплотом морали... Всё смешалось, всё перепуталось в этом мире... Искусство - хиреет... Неучи - учат... Блаженные - правят... Народ - безмолвствует...

     - Как всегда...- тяжко вздохнул Бигур.

     - Дай, Боже, нашему народу побольше здоровья - чтоб можно было подольше над ним измываться...- Вздохнув, пробормотал верзила Джакус. Судя по усмешкам, его 'бормотанье' услышали чуть ли не все в зале.

     - А что же правительство?- Возмущённо выкрикнул кто-то сзади. Абар вздохнул:

     - Помилуйте... Правительство... Вы хоть смотрели, кого выбирали? Или вы всерьёз полагаете, что, стоит ишаку на шею повесить табличку 'лев' - и он сразу станет царём зверей?- Помедлив секунду, зал взорвался хохотом и аплодисментами: в душе многие думали примерно так же, но услышать подобное от президента не ожидал никто.

     - До чего же нужно было довести страну, чтобы обычная водопроводная вода в иных городах продавалась дороже, чем в экваториальных пустынях? А там, где цена чуть ниже - так местами уже дожились и до того, что из водопроводного крана могут живой массой хлынуть черви?- Зал зашумел, проявляя интерес: многие об этом не слышали.

     - Посмотрите 'Молодую Ункарию' от 4 янтая...- Махнул рукой президент.- Странно, что не вы - мне, а я - вам об этом сообщаю...

     - И что же нам делать с таким правительством?- Иронично спросили из зала.

     - Вам?- Удивился Анас-Бар.- А что вы можете с ним сделать?

     - А Вы?- Раздался контр-вопрос из зала.

     - Сегодня и я - ничего.- Развёл руками президент.- Затем мы все здесь и собрались, чтобы определиться: даст народ мне право попробовать что-то с этим сделать - или нет. Рискнём мы все головой, чтобы жить нормально - или будем и дальше смиренно пить воду с червями, оплачивая её, как драгоценную влагу в пустыне...

     - И что Вам для этого надо?- Спросили из зала.

     - Власть.- Вздохнул Абар.- Абсолютная власть в стране. Ибо только тогда можно винить создателя в его ошибках, когда он имел право поступать так, как хотел. Пока он поступает так, как хотят другие - не он виноват в ошибках, а они. Он виноват лишь в том, что влез в это дело, став марионеткой. Я быть марионеткой не хочу. Я предпочитаю отвечать только за свои поступки - продиктованные моей совестью, моим сознанием, моим пониманием сути вещей. Если я получу право действовать по своему усмотрению - я буду пробовать изменить мир к лучшему, используя предоставленную мне свободу действий. Если я не получу такого права - то что я могу сделать? Пожурить нехорошего дядю в правительстве, погрозив ему пальчиком? Или потратить жизнь на то, чтобы посчитать, что он украл, да на поиски доказательств - чтобы к концу жизни предъявить ему обвинения, которые тут же отвергнет купленный им суд? Увольте: это - не для меня.

     - Вы говорите понятные нам вещи...- Встав, степенно произнёс монах в чёрной сутане.- Однако, отдавая свои чрева во власть Вашу, нам бы, простым смертным, очень хотелось знать: что нас ждёт...

     - Всё - в воле Божией...- Усмехнулся, разведя руками, Бигур.

     - Это - не ответ, сын мой...- Улыбнувшись шутке, парировал монах.- Дело в том, что всяк человек во что-то верит. Не может человек жить без веры: не способен. Одни верят в Бога - каждый в своего; другие - в антихриста, третьи - в то, что ни тот, ни другой не существует, а вершина всего - человек... Все они, известное дело, заблуждаются... Ибо не дано смертному познать Истину... Но, чтобы нам попытаться понять и оценить меру Вашего заблуждения - позвольте узнать: в какого Бога веруете Вы? Или - какую религию исповедуете?- Лукаво блеснув глазами, закончил монах.

     - Я не знаю религии, сколько-нибудь полно отражавшей бы моё видение мира.- Задумчиво произнёс Абар.- Мои сегодняшние представления об этом уходят корнями в глубь древних преданий Востока, и строил я эти представления, сопоставляя положения разных религий и верований разных народов; считая более близкими к истине те из них, что не противоречили друг другу и тому, что я знал раньше... Да, я считаю, что вселенная, несомненно, имеет разумное начало - потому, что случайные процессы для прохождения того же пути развития требуют несоизмеримо большего времени. Да, я считаю, что наше пространство-время - есть поле брани сил добра и зла, с целью развития оных сил и совершенствования их навыков - с тем, чтобы продолжить эти вечные состязания уже на следующем, более высоком и сложном, уровне. И - я думаю, что каждый из нас должен в этом мире определиться: с кем он? На чьей стороне? Каких сил? И, определившись - должен действовать осознанно и созидательно, чтобы достигнуть желаемого... По тому, чего он желал и чего достиг, будут о нём и судить.

     - Кто?- Лукаво усмехнулся монах.

     - Потомки...- Ответил ему такой же усмешкой Анас-Бар.- Хотя бы...- Монах с удовлетворённой улыбкой кивнул: видимо, ответ понравился.

     - Сын мой...- Голос его стал серьёзным.- Ты можешь бороться со злом сколь угодно долго... Но помни: зло... нельзя победить...

     - Почему?- Посыпались вопросы с разных сторон. Абар настороженно молчал.

     - Ибо борьба с ним... и есть жизнь.- Со вздохом закончил монах, запахнулся в плащ и, видимо, не желая продолжать дискуссию - вышел. Больше мы его никогда не видели. Последние его слова в зале, по-моему, мало кто понял. Абар на секунду задумался, затем, вздохнув, сказал:

     - Что ж - давайте не будем забывать, зачем мы здесь сегодня собрались...

     - Не будем,- добродушно согласился верзила Джакус.- А потому - вопрос... Ну, как Вы представляете себе завтрашнее устройство Ункарии - мы, кажется, уже себе уяснили: это - абсолютная монархия.- По залу прокатился шумок - где-то - иронии, где-то одобрения или понимания.- Ну, теоретически - мы согласны, ибо каждый из нас понимает, что для разгрузки Авгиевых конюшен нужно иметь право и силы пустить туда воды реки...- В зале послышался смех.- А вот как Вы себе представляете устройство нашей страны потом, после того, как Вы сочтёте свои цели достигнутыми?

     - Хороший вопрос...- Хмыкнул Де Лю.- И поставлен недурно...- Джакус молча протянул ему свою огромную лапищу, которую Карой с видимым удовольствием пожал.

     - Я не стану проводить аналогии с чем-либо, что уже существовало в этом мире...- Вздохнул Абар,- ибо то, что я хотел бы построить, не является копией чего-то существовавшего или описанного раньше... С другой стороны, в чём-то оно будет похоже на одну из существовавших систем, в чём-то - на другую... А в чём-то - и совсем ни на что не похоже...- Развёл руками он, вызвав смех в зале.

     - Но словами это хоть можно описать?- Иронично поинтересовался Алозан, вызвав в рядах присутствующих просто бурное веселье.

     - Скажем так: я попробую...- улыбнулся президент.- Я хотел бы построить нечто... Представляющее собой союз регионов... Или - земель... Со смешанным регионально-союзным управлением... с законотворчеством снизу-вверх... в основном... Любой закон будет всетерриториален, то есть - будет действовать на всей территории Ункарии, только если его примут во всех землях... Если же не во всех, но в большинстве - тогда имеет смысл заслушать возражения представителей меньшинства, а потом решать, что с этим законом делать дальше... Если возражения разумны - то есть понимаемы большинством - значит, закон попросту не будет всетерриториальным, а будет действовать только на тех территориях, где его приняли. Если возражения бредовы, а возражающих немного - я пока считаю допустимым принуждение меньшинства большинством.- Не совсем уверенно закончил президент. Затем, немного помолчав, добавил:

     - Если большинство разумно, конечно... А не так, как сейчас - когда подавляющее большинство управленцев печётся лишь о своих интересах, уступая кому-либо лишь тогда, когда интересы их пересекаются и оба просто идут на компромисс, предпочитая получить хоть что-то, чем не получить ничего...

     - Что-то подобное пытались создавать Соны...- Неуверенно сказал Карой.

     - Я ведь говорил, что создаваемая модель вполне может быть в чём-то похожей на существовавшие ранее...- Пожал плечами Абар.

     - Но у Сонов ничего не получилось...- Заметил Алозан.

     - Сонов погубили внутренние противоречия. И - непомерная лень и алчь. И - нежелание большинства из их соучастников ставить общественные интересы выше собственных. Большинство из них взлетели на вершины власти случайно и были к этому не готовы - ни по уровню образованности, ни по уровню морали... Я сейчас хочу тщательно отобрать людей, хоть как-то способных мечтать о чём-то великом, а не о чреве и удовольствиях... Людей, имеющих опыт успешной организации хоть каких-то сообществ себе подобных... И с их помощью буду пробовать строить глобальную систему общественных отношений, не унижающую и угнетающую всякую личность, а лишь защищающую одну личность от посягательств другой. Для начала же... я просто вынужден создать сильную центральную власть...

     - Соны тоже с этого начинали...- Вздохнул Карой.

     - Но они сделали грубейшую ошибку, пытаясь удерживать такую власть слишком долго...- Возразил Абар.- Видите ли... Всякая власть - развращает... Абсолютная власть - развращает абсолютно. Это не я придумал - это было сказано задолго до моего рождения... Я лишь убедился, что это действительно так. Всякая большая власть может быть эффективной только в конкретный период развития конкретной личности, обладающей этой властью, и - в конкретный период развития сообщества, которым эта личность управляет. Потом приходит то время, когда личность, когда-то сумевшая построить эффективнейшую модель управления огромной империей, вдруг оказывается больше не в состоянии ей управлять - и люди стали другими, и сама личность... Люди, как правило, умнеют и становятся крепче... Личность - стареет... И слабеет. И, если вовремя не создать альтернативной системы власти, если своевременно не рассредоточить её, увязав между собой интересы всех её звеньев и сделав самонастраивающейся, саморазвивающейся - эта власть, в конце концов, растопчет своего создателя... И разрушит его детище. Как нежизнеспособное...

     - И как Вы собираетесь рассредоточивать власть?

     - Как только я смогу подобрать правителей земель - я намерен дать им полную свободу действий. Тогда и я, и народ увидят, чего хотят эти правители. Тогда мне останется лишь продумать систему эффективной и корректной оценки народом деятельности своего правителя и реализовать механизм, который позволит вовремя заменить зарвавшегося или неспособного... Причём - сделать это следует как можно скорее: система государственной власти, если хочет быть живучей - должна быть такова, чтобы она могла существовать и успешно развиваться без постоянного пристального внимания своего создателя. Он должен лишь за ней присматривать, меняя принципы взаимоотношений там, где они оказываются неэффективны, да на первых порах устранять грубые ошибки путём прямого вмешательства... Для чего, собственно, и нужна сейчас абсолютная власть...

     - А в будущем?

     - В будущем грубых ошибок быть уже не должно - они характерны для начального периода, ибо легко и быстро обнаруживаются... Тонкие ошибки живут дольше и обнаруживаются сложнее... Их придётся ликвидировать уже не мне, а составным частям созданной системы... которая, развиваясь, должна становиться сложнее и эффективнее - я бы хотел добиться, чтобы она могла устранять последствия не только тонких, но и, возможно, пропущенных грубых ошибок...

     - Думаете, это возможно?

     - Будем стараться...- Улыбнулся президент.- Нельзя объять необъятного - и я не могу заранее абсолютно точно описать даже свои собственные шаги... А уж тем более - шаги тех, кого я буду вынужден привлечь в сообщники...

     - Вам обязательно нужны сообщники?- Наклонив голову, изобразил подчёркнутое внимание Алозан.

     - Никто не может создать ничего подобного в одиночку...- Пожал плечами президент.

     - Но что-то Вы видите совершенно необходимым делать уже сейчас?

     - Разумеется. И многие подсистемы уже создаются.

     - Например?

     - Например, сегодня принято решение о создании государственной системы обеспечения безопасности малого бизнеса.

     - А в чём его проблемы?- С деланным удивлением поинтересовался Алозан.

     - Проблем хватает...- Не отреагировав на выпад, вздохнул президент.

     - Например?- Не унимался Алозан.

     - Например - торгует бабушка семечками по пол-гевеи за стакан. Подходит к ней мальчик в кожаной куртке и говорит: 'завтра будешь продавать семечки по гевее, а половину отдавать мне'. Или возникает любая другая ситуация, связанная с давлением конкурентов, с попыткой кого-то держать или контролировать цену на рынке и так далее. Что делать в таких случаях бабушке? Так вот: мне бы очень хотелось, чтобы она позвонила вечерком по телефону, например, 001 - после чего этот мальчик был бы аккуратно вычислен и больше никогда - я повторяю: никогда - не появился бы там, где живёт и торгует эта бабушка, где живут её дети, внуки, родственники... Я думаю, что присутствующим не нужно объяснять, что такую же возможность должен иметь и директор завода... И цена за эту услугу должна быть заложена в сумму налога... У директора проблема будет, возможно, гораздо сложнее, но ведь и налогов он своей деятельностью приносит гораздо больше... В целом - общество заинтересовано в том, чтобы такие мальчики не проявлялись вообще. Чтобы подобные попытки не предпринимались, по крайней мере, по причине их бессмысленности. Позже мы, я надеюсь, сумеем прийти к обществу, где такое невозможно из моральных соображений... А пока - методы проведения подобных операций давно отработаны; структуры, способные их осуществлять - существуют, принципы материальной заинтересованности уже продуманы и сейчас согласовываются... А мы пока думаем над тем, куда девать таких мальчиков.- С усмешкой закончил он.

     - И какие есть идеи?- Осторожно спросил Карой де Лю.

     - Сложный вопрос...- Криво ухмыльнулся Абар.- Одна из идей заключается в том, что каждый член общества - я думаю, для всех присутствующих здесь сегодня это уже очевидно - должен, по идее, иметь право жить так, как ему вздумается... Если это не затрагивает интересов остальных членов общества... А если затрагивает - так каждый вправе, объединившись с единомышленниками, строить своё общество, по придуманным им принципам, на специально выделенной для этого ограниченной территории. Я полагаю, что подобные мальчики испытывают серьёзные проблемы в том, что не могут найти друг друга, не могут найти единомышленников, желающих жить по их принципам. И мы, я думаю, должны им в этом помочь. Так, собрав всех обнаруженных нами лиц, декларирующих подобные взгляды, мы должны, с одной стороны, помочь обществу спокойно жить вне их сферы внимания, а с другой - помочь этим лицам собраться вместе, чтобы построить своё общество, в котором бы правили придуманные ими законы. В данном случае наша задача заключается, в основном, в обеспечении надёжного кордона между их территорией и нашей...

     - В тюрягу, то есть... хмыкнул Джакус.

     - Нет, зачем же...- Возразил президент.- Мы знаем, что на каждого жителя Ункарии приходится примерно полтора гранжа свободной земли. Исходя из этого расчёта, давайте выделим им часть земли, на которую никто не претендует, и позволим им там жить так, как они хотят... И не будем вмешиваться в их дела...

     - Это будет зверство...- Покачал головой Боки.

     - Это будет справедливо.- Твёрдо возразил Абар.- Я не могу лишить человека права жить так, как он хочет. И, если он не может жить в 'большом' обществе, не мешая ему - я готов предоставить ему право создать 'маленькое' общество, в котором собраны его единомышленники, и дать им всем возможность насладиться общением друг с другом...

     - Это - лицемерие...- Сокрушённо вздохнул Боки.

     - Это - неотъемлемое право личности.- Возразил Абар.- И я намерен всячески помогать каждой личности в реализации этого её права. И это касается не только проблем малого бизнеса - это касается всех тех, чьи взгляды не согласовываются с взглядами большинства. Я хочу им помочь. Решая, таким образом, проблему меньшинства.- Развёл руками Абар. Боки молчал, опустив голову на руки.

     - А почему Вас так интересует именно малый бизнес?- Спросил кто-то из зала.

     - Меня лично интересует только особо крупный бизнес,- ухмыльнулся президент.- Но обеспечение безопасности малого бизнеса неизбежно становится одной из основных задач каждого, кто пытается инициировать процесс стабилизации экономики. Малый бизнес как раз и есть тот стабилизатор, который предотвращает скатывание к империалистической форме собственности - Соны этого не учли, полностью уничтожили малый бизнес - и результат вам всем известен.

     - А он сам - что, не в состоянии себя защитить?

     - Для этого он должен объединиться. А объединившись - он станет сообществом корпораций, картелей, объединений и так далее - то есть он перестанет быть малым бизнесом по своей сути. Малый он только тогда, когда представляет собой бесконечное количество конкурирующих производителей, подавляющее большинство которых даже ничего не знают друг о друге. И раздавить их может любой средний; а раздавливая их, средний становится крупнее, и, в итоге - становится монополистом. А что такое монополия - вы все знаете со школьной скамьи. Для тех, кто не знает - растолкую: любая монополия - это угроза государственной власти. Создание мощного синдиката или картеля монополистов практически означает крах существующей системы власти и переход реальной власти в стране к этому синдикату или картелю.

     - Поэтому Вы будете бороться с монополистами?

     - Я не буду способствовать их появлению.- Улыбнулся Абар.- Я не самоубийца.

     - А существующие монополии?

     - Должны контролироваться государством.

     - А транснациональные?

     - Сообществом государств, на территории которых они действуют. В принципе, если бы мне удалось построить мировую систему управления - транснациональные монополии не представляли бы такой проблемы, как сейчас...

     - А Вы считаете возможным построение такой системы?

     - Теоретически. То есть - применяемые мной принципы управления позволяют строить любую многоуровневую систему. Но... скажем так: я не жажду этим заниматься.

     - Почему?

     - Стар стал.- Улыбнулся президент.- Задору не хватит.

     - А раньше б занялись?

     - Тоже нет.

     - Почему?

     - Знаний не хватало.- Притворно вздохнул Абар, вызвав смех в зале.

     - А где же выход? Или единая мировая система управления не может быть построена?

     - Почему же - может. И - даже при нашей жизни. При одном условии...

     - Каком?

     - Если другие государства, изучив наш удачный опыт и приняв его, сделают у себя то же самое. Тогда уже в текущем столетии можно будет говорить об объединении и построении единой всепланетной системы, которая, с одной стороны, позволяла бы расширить единый рынок до огромных пределов, что ввело бы в действие мощнейшие рыночные стабилизационные факторы, а с другой - позволила бы создать порядок, при котором и личность физическая, и личность юридическая была бы достаточно надёжно защищена. Первая - для элементарного соблюдения прав человека, вторая - для нормального функционирования рыночных механизмов в огромном едином финансово-информационно-деловом поле...

     - А если они не пожелают?- Добродушно пробасил Джакус.

     - Тогда мы с вами до такого счастья не доживём.- Развёл руками президент.

     - Не доживём...- Усмехаясь, тряхнул головой Алозан.- Ибо трудно представить, чтоб наши порядки им понравились...

     - Почему?- Насторожился, чуя подвох, президент. И не ошибся...

     - Ехал я нынче из Котонга... Так на 300 миль - ни одного придорожного сортира...- Картинно вздохнул Алозан, вызвав громовой хохот в зале.- А был недавно в дальнем забугорье - так там чуть ли не на каждой миле стоит...- Продолжил он, когда шум чуток поутих.- И даже не загаженный - чистенький, как огурчик... У нас, кабы поставили - так, небось, и крыша б загажена была...- Закончил Алозан, уже едва слышимый сквозь шум и гогот.

     - Так, решено...- Едва вымолвил сквозь смех президент,- с сего дня обязываю всех существующих правителей земель поставить...- Он на секунду задумался,- при каждом въезде в любой населённый пункт или при выезде из оного придорожный сортир,- президент поднял руку, подчёркивая торжественность момента. Зал стонал.- Убирать сортир должен кто-то из местных жителей, которому за сие должна быть назначена соответствующая мзда. Ежели, проезжая по стране, кто из нас где обнаружит грязный сортир или вообще полное отсутствие оного - сечь местного правителя будем на площади. Розгами.- Закончил он, вызвав в зале бурю восторга.

     - А почему только на въезде и выезде?- Поинтересовался, отдышавшись, Алозан.

     - А на большее пока не тянем. Надо реально оценивать возможности.- Развёл руками президент.- Поднимите эту тему где-то через полгода - может, тогда сумеем хоть через 10 миль по сортиру поставить...

     - Вот так и будем расти понемногу...- Пробасил Джакус.- Со временем - может, и станем цивилизованными сортиропользователями...- С ухмыляющейся рожей развёл руками он, вызвав очередной взрыв хохота.

     - При этом каждый сортир может иметь ящик для пожертвований в пользу устроителя,- продолжал развивать тему Абар, когда измученные смехом писаки немного угомонились.- Каждый, кто хочет, может пожертвовать ему столько, сколько сочтёт нужным. Это не плата - сортир должен быть доступен для всех, это - премиальные. За хорошую работу.- Ухмыльнулся президент, вызывав последнюю волну веселья уже измождённой публики.

     - Если верно, что о всяком обществе проще всего судить по состоянию общественных сортиров,- Вздохнул Джакус,- то несложно представить, в какой...- он запнулся,- в каком... месте мы сейчас находимся и каково состояние нашего общества...

     - Такое же, как и сортиров...- С невинной рожей развёл руками Карой.

     - Ну, избавиться на дороге от отработанного топлива мы уже, надеюсь, сможем...- Когда гогот поутих, снова начал развивать тему Алозан.- Теперь бы ещё найти место, где подзаправиться...- С невинной рожей просителя закончил он под одобрительные возгласы присутствующих.

     - С харчевнями ситуация несколько иная,- задумчиво произнёс президент.- Их не надо ставить - они сами уже растут, как грибы. Им не нужно платить - ибо им и так платят посетители. Но государственная поддержка придорожных харчевен всё же нужна - это защита, связь, школа, медицинская помощь... Поэтому делаем так... Сейчас начато разворачивание системы быстрого реагирования на сложные ситуации - военные, аварийные и т. п.. В частности, эта служба будет заниматься и проблемами разбоя на дорогах... Харчевни им будут не в тягость, я думаю... Короче - надо сделать так, чтобы в каждой харчевне был прямой радиотелефон, способный работать на частоте, прослушиваемой этой службой... Его можно использовать и для обычных переговоров - ради Бога, но должна быть резервная частота - частота опасности. На этой частоте могут работать все, кто попадает в сложную ситуацию на дороге - водители, дорожная полиция, содержатели харчевен или бензозаправочных станций... Эти радиотелефоны скоро уже будут продаваться для водителей - пусть их купят и содержатели харчевен... Деньги у них есть, я думаю...- Ухмыльнулся Анас-Бар.- Держава должна только обеспечить их безопасность...

     - И как быстро может появляться этот 'корпус быстрого реагирования'? И вообще - что это такое?

     - Это - модификация армейского спецназа. Они прошли школу армейской разведки и могут больше, чем многие из нас в состоянии себе представить. В послесоновский период встал вопрос, куда их теперь девать и где использовать. Сначала предполагалось, что их помощью будет пользоваться полиция, когда не хватает собственных сил - но постепенно круг их функций заметно увеличился... Они имеют на вооружении боевые вертолёты, взлетают с нескольких ближайших военных баз и максимальное время полёта до объекта пока не превышало 15 минут.

     - Ну, за это время...- Протянул, было, Джакус, но президент прервал его:

     - Повторяю: не превышало. Это произошло на кратском побережье, где до ближайшего жилья добираться на машине обычно приходится несколько часов.

     - Тогда - что-то слишком быстро...- Развёл руками бородач.

     - У них один вертолёт всегда в боевой готовности. Двигатель запускается автоматически, когда раздастся сигнал тревоги. Пока переговорят со звонившим да загрузятся - двигатель уже прогрет, можно взлетать. В общем - это уже их проблемы. Им нужно в мирное время иногда тренироваться на чём-нибудь реальном - это должны быть люди, способные в немыслимо короткие сроки совершать совершенно невообразимые по сложности операции. И полиция услужливо предоставляет им такую возможность.- Улыбнулся Анас-Бар.- По мере повышения экономической мощи страны число дежурных баз этой службы будет расти, способы извещения об опасности - совершенствоваться; и, как я смею надеяться, когда-нибудь мы сумеем добиться того, чтобы глупости с разбоем уже просто никому не приходили в голову - хотя бы по причине полной бессмысленности.

     - Я думаю, что не открою большого секрета, если сообщу об уже разработанных аварийных маяках, включающихся автоматически при резком повышении адреналина в крови. Достаточно тому, кто носит такой маяк, просто испугаться - и станция получит сигнал опасности. Сейчас ведутся работы по отсеву 'ложных тревог': разработчики пытаются дать оператору возможность наблюдать место включения маяка до того, как послать туда бригаду. Но об этом,- Бигур улыбнулся,- пока говорить ещё рано. И с точки зрения секретности, и - с точки зрения реальности: слишком многое там ещё вилами по воде писано...

     - Есть вещи, о которых говорить уже - в самый раз,- поднялся мулат Боки.- Это - обилие фиктивных чековых книжек. И, коль скоро мы говорили о безопасности придорожных харчевен - давайте поднимем и эту тему, ибо именно там их проще всего и подсунуть: проверить-то практически невозможно. Если вообще возможно проверить фиктивные чековые книжки...

     - Мы на днях обсуждали проблему с подделками платежей.- Кивнул Анас-Бар.- Решать её мы будем следующим образом...- Он немного помолчал, ожидая тишины.- Все виды платежей в будущем будут производиться только по электронным идентификационным карточкам. Первое время ещё будут в ходу наличные гевеи, но по мере внедрения системы во всех, самых дальних, уголках... наличные со временем просто отомрут...

     - Как это?- Не понял Боки.

     - Все вы видели кредитные карточки. Многие пользовались. Согласитесь, что их обычно несложно подделать. И можно придумать массу способов одурачивания выпустившего их банка уже хотя бы потому, что платежи по карточке часто реально завершаются после того, как человек, проплативший при её помощи, уже ушёл. Один из наиболее распространённых способов взлома - тиражирование карточки и одновременный съём денег в большом количестве точек. Мы же будем вводить карточки, работающие в режиме реального времени. Платежи будут происходить в тот момент, когда клиент вставляет карточку в автомат, подтверждая, тем самым, правомочность платежа. Сейчас уже разрабатывается система связи для этого и ведутся поиски коллектива, способного реализовать саму систему.

     - Ну, в больших городах это окупится, несомненно...- Пожал плечами Карой Де Лю.- А как быть с отдалёнными деревеньками?

     - Пока там будут использоваться наличные деньги. Но ещё во времена Сонов у нас была разработана система связи, с использованием радиоканала, которая позволяла связываться хоть с одной границы империи до другой. Цена комплекта необходимого оборудования при этом - на уровне двух карманных приёмников.- Ухмыльнулся Анас-Бар.- Вот эти-то технологии и решат проблему 'последней мили', обеспечив возможность как в деревенской лавке, так и в придорожной харчевне принимать платежи по этим карточкам.

     - Это всё прекрасно, конечно... Хотя и во многом - неожиданно...- Задумчиво произнёс Боки.- Я даже готов допустить, что описанные Вами чудеса уже где-то работают...

     - Они работали ещё во времена Сонов, обеспечивая прямую связь столицы с дипломатическими миссиями на противоположной стороне планеты...- Улыбнулся Абар.

     - Для меня это новость... Да, но я о другом... Я хотел спросить - если наличных денег нет, а средства хранятся на счету, который доступен через карточку... Выходит, что, утеряв её - я оказываюсь попросту разорён?

     - Вы тянете из меня полусырую информацию...- Улыбнулся Абар.- Ну, да ладно... Суть нашей идеи состоит вот в чём. Всякий человек, постоянно или временно проживающий в Ункарии... имеет два счёта. Давайте назовём их 'личный' и 'производственный'. Хотя название особой роли и не играет, конечно... Первый счёт - производственный - это обычный банковский счёт. На него поступают все виды доходов данного человека. С этого счёта он может производить платежи, связанные с его производственной деятельностью. То есть - каждый человек автоматически имеет права частного предпринимателя... В плане новой налоговой политики операции с этого счёта не будут облагаться вообще никакими налогами. Но с него нельзя осуществлять расходы 'на себя', 'на семью' и так далее - то есть те, которые сегодня производятся наличными... Это 'производственный' счёт, и операции на нём могут быть связаны только с процессом производства... Или иных узаконенных способов добычи денег...- Улыбнулся президент.- Это - обычный банковский счёт, операции с которым вы можете производить только в банках и только лично. Банки сейчас внедряют электронную систему гарантированной идентификации личности по группе параметров, перечень которых я разглашать не вправе... Таким образом, будет обеспечена сохранность Вашего основного капитала. Для тех, кто ведёт 'бурную финансовую жизнь', таких счетов может быть и несколько - это право каждого.

     - А налоги?

     - Налоги, как я уже говорил, с производственной деятельности платится не будут. Если производство станет развиваться слишком быстро - мы, возможно, и пересмотрим этот вопрос. Но лично я сомневаюсь, что любые рекордные темпы развития производства в стране я смог бы назвать 'слишком быстрыми'.- Ухмыльнулся Абар.- Налоги будут платиться с тех денег, которые вы перечислите с этого счёта на личный - на ту самую 'карточку', которой вы пользуетесь каждый день и где угодно - как для идентификации личности (в качестве пропуска, скажем), так и для оуществления платежей. С этой карточкой вы можете ездить по стране, заходить в придорожные харчевни и в фешенебельные магазины - везде действует одна и та же система, государственная система осуществления платежей.

     - Выходит, банки умрут?

     - Отчего же? Мы просто избавим их от подсчёта и перевозки наличных - так ведь большинство из них уже давно стонет, считая эту функцию для себя примитивной и унизительной. Мы им оставим те функции, на которых грамотный банк делает деньги: взял у одного, перезанял другому или вложил во что-нибудь - глядишь, что-то и заработал... Теперь они смогут безнаказанно осуществлять во много раз больше подобных операций одновременно...- С ухмылкой резюмировал Анас-Бар.

     - Кстати - те же терминалы, что обслуживают карточки, могут и передавать сообщения от одного владельца карточки любому другому - просто по её номеру.- Напомнил Бигур.- Так что - мы решаем, таким образом, и проблему связи - как для быстро перемещающихся лиц, так и для 'последней мили'. Цена сообщения - мизерная, ни в какое сравнение с доставкой телеграмм не идёт. Доставка сообщения - гарантированная, как и для обслуживания платежей; время - не больше минуты даже для удалённых 'деревенских' терминалов... Так что - телеграф, видимо, действительно скоро отомрёт...- С ностальгическим сожалением закончил Бигур. Зал, поражённый, молчал.

     - А... вы не кудесники?- Осторожно поинтересовался Алозан.

     - Нет,- вздохнул Абар.- Мы просто из тех, кто раньше не мог прошибить лбом бюрократическую стену. Теперь нам нужно просто вспоминать, кто из наших знакомых чем занимался, разыскивать их, сводить вместе и - строить глобальные проекты...

     - А у меня недавно машину угнали...- Обречённо вздохнул Боки.- Может, и с этим что-то придумаете?

     - Придумать-то уже придумали, но - чтобы внедрить, нужно время, деньги... И - чтобы не мешали. Поэтому всё сразу не получается...

     - А что придумали?

     - Противоугонные маяки с номером машины. Всякая машина имеет свой номер. Теперь она должна иметь маяк, который автоматически отвечает по радио номер машины в ответ на запрос постов дорожной полиции. И - карманный 'подтвердитель', что 'всё в порядке'. Если у вас угнали машину - вы заявляете любому полицейскому, он тут же вводит номер в систему - и на первом же посту дорожной полиции, мимо которого проедет вор, автоматика поднимет тревогу и вашу машину остановят.

     - А если я ещё не заявил?

     - Тогда автоматика остановит машину, которая едет без 'подтвердителя'.

     - Тогда зачем заявлять?

     - Если украли или подделали и 'подтвердитель'. Тогда машину заблокируют до тех пор, пока разберутся, кто хозяин.

     - А если... в одном районе угнали сразу много машин?

     - Ну...- развёл руками Абар,- терминал дорожной полиции имеет ведь не одну строку... Под сотню машин, по крайней мере, он не только отследит, но и покажет одновременно... А отследить может, по-моему, вообще все...

     - Но мы уже перешли, кажется, к обсуждению мелких технических особенностей систем, создание которых сейчас только начинается... И не завершится никогда, если референдум не даст 'добро' президенту...- Решил вмешаться в процесс Бигур.- Может, давайте всё же начнём с вопросов, которые дадут ему возможность, получив реальную и полную власть над страной, избавиться от балласта в правительстве и в исполнительной власти? Чтобы все упомянутые только что сказки - да и многие другие - смогли бы стать реальностью?- С усмешкой добавил он. Зал молчал. Похоже, публика была чересчур озадачена тем, что президент, оказывается, не только в какой-то мере в курсе многих проблем 'простых смертных', но и, пока они обсуждали меж собой его молчание, уже успел инициировать несколько процессов, которые должны бы решить эти проблемы... Это было настолько непривычно, что невольно обескураживало... Наконец Карой встал:

     - Не знаю... Мне сейчас кажется, что мы попали в сказку: впервые в моей жизни я наблюдаю, как кого-то, кто стоит выше меня, вдруг интересует то, что нужно - действительно нужно - мне... Более того - пока я иронизирую по поводу его месячного молчания, он успевает не только придумать решение достававших меня проблем, но и запустить процесс их решения... Я лично такого не помню. И... вы знаете,- он обернулся к залу,- мне кажется, что я верю этому человеку. Я боюсь ему верить - ибо вся моя жизнь учила меня не верить. Но - почему-то мне кажется, что я верю ему всё больше и больше... Может, он просто купил меня своим вниманием?- Ухмыльнулся Карой.- Что ж - пусть тогда он так же покупает меня и дальше. Я бы, пожалуй, за это попродавался... Какое-то время...

     - Ну, если так будет всегда... То и я, пожалуй, тоже...- Хмыкнул верзила Джакус.- В таких условиях маяться дилеммой, что даст нам его абсолютная власть, мне почему-то не шибко хочется. Если он и сейчас, не имея её, уже... Короче - я бы хотел только одного: ограничить её, эту власть, во времени... Так - на всякий случай...

     - Я бы тоже этого хотел.- Грустно улыбнулся президент.- Хотя бы просто потому, что не знаю предела своей прочности. А 'сломаться' не хочу. Почему-то...

     - Да, нам этого тоже почему-то не хотелось бы...- Кивнул Джакус.

     - А потому давайте тему референдума сформулируем так: 'О предоставлении чрезвычайных полномочий в виде абсолютной власти в стране Президенту Анас-Бару в период его правления, на срок не более двух лет'. Таким образом, абсолютная власть прекращается либо через два года, либо - раньше: если я не буду жив или не буду президентом.- Предложил Анас-Бар. Джакус, внимательно слушая его, кивал. Карой стоял, склонив голову набок, и тоже вслушивался в слова президента. Боки сидел, положив голову на руки, пристроенные на спинке впередистоящего кресла, и, казалось, дремал. На самом деле он слушал всё очень внимательно и, как оказалось, запомнил больше всех: в основном по его воспоминаниям я и восстанавливал впоследствии события этой встречи, когда медведь Джакус, побывав у меня в гостях, сумел присесть на диктофон и раздавил его вместе с кассетой... Наконец поднялся Гонта Скьер, сын кузнеца, и, оглядев присутствующих, медленно произнёс:

     - Я не боюсь этого человека. Почему-то. Я готов ему поверить. Я решил попробовать подержать свою голову на его наковальне. А вы?- Зал молчал.

     - Ладно, мужики...- Джакус встал, и, тоже повернувшись к залу, пробасил:

     - Недавно мы сказали 'а'. Прокукарекали, то есть, в первый раз... Теперь настало время говорить 'б' - то есть кукарекать во второй раз. И я уже готов снова прокукарекать... Хоть и сдаётся мне, что рассвет наступит не раньше, чем нам придётся прокукарекать трижды...- По залу прокатился шорох, смешанный с обречёнными вздохами: народ, побаиваясь идти на заклание, всё же понимал, что этого не избежать. Издревле так повелось - коль не хочешь или не можешь сам рубить голову гидре - зови богатыря. А позвал - корми. Не то, не ровен час - отощает и гидру не одолеет... Или - сам найдёт и возьмёт, что пожрать... Люди постепенно вставали, и, оборачиваясь лицом к залу, молча кивали: и я согласен, мол - деваться-то всё равно некуда... Когда встало больше половины зала - оставшиеся вдруг разом зашевелились, и, почти одновременно поднявшись, тоже засвидетельствовала своё согласие.

     - Есть в этом зале те, кто против?- Осведомился Бигур. Зал молчал. Бигур облегчённо вздохнул, ещё не веря такому повороту дела.

     - Есть те, кто ещё не определился в своём мнении?- Дрожащим голосом спросил он. Ответом снова была тишина.

     - Единогласно...- Констатировал председатель народного возрождения Ункарии.- Боюсь верить...

     - Спасибо вам всем.- Поднялся Президент.- Я постараюсь, чтобы наши встречи впредь были более регулярными - это нужно и народу, и мне, и вам. А пока - давайте готовиться к референдуму...

     На этом мы и расстались. На этот раз - до референдума.

     Глава 3 Референдум.

     Тема референдума мощно муссировалась прессой, постоянно была на слуху - и на улице, и в кулуарах. Все колебались: доверять - или не доверять, стоит - или не стоит ввязываться; найдёшь для себя в этом что-либо - или же потеряешь... Обсуждали и спорили, казалось, все и везде; когда к компании подходил кто-то незнакомый - я, например - спор обычно затихал, но, как только спорщикам казалось, что рядом нет посторонних глаз - обсуждение вспыхивало с новой силой. Часто при этом стороны в процессе спора менялись местами - и неоднократно. Спорить было о чём: в принципе, всех не устраивало то, что они имели - но, в то же время, все боялись, погнавшись за обещаным журавлём, потерять и эту синицу... Обсуждения были жаркими. Включая постоянные подозрения друг друга в продажности - то президенту, то его противникам. Думаю, нет особой нужды слишком подробно описывать всю эту склоку - здесь просматривался и страх одних перед повторением соновской 'зачистки', когда 'за инакомыслие' было истреблено более четверти населения империи - причём полегли не только все несогласные с политикой верхов, но и те, кто на первых порах этому процессу пособничал, а затем был уничтожен, чтобы не мог разглашать этих чудовищных злодеяний; здесь был и страх других перед возможностью лишиться своего 'скромного бизнеса', приносящего не ахти какие, но, всё же - куда выше среднего, доходы: кто знает, правду ли говорит новый президент и что он на самом деле подо всем этим понимает; здесь был и страх огромной бюрократической массы потерять насиженные места... Именно эта сила, мне кажется, и была едва ли не самой мощной силой, способной если не смести Абара, то, по крайней мере, связать его по рукам и ногам, втянув в долгую и изнурительную борьбу с призраками.

     Надо сказать, что Абар был неглуп. И даже весьма неглуп. Ибо осознавал силу и возможности этой массы ещё до выборов. Продолжая просматривать старые газеты, я наткнулся на один прелюбопытный репортаж... Из которого следовало, что он, решившись занять президентское кресло, вовсе не собирался ни с кем воевать. Он, похоже, просто собирался увязать интересы различных слоёв общества так, чтобы устранить максимально возможное количество противоречий между ними. Задача, конечно, непроста - если реальна. Но, видит, Бог, мне понравились его идеи... Репортаж был написан Кароем Де Лю и заинтересовал меня настолько, что я пошёл к нему попрошайничать в надежде получить что-то из дополнительной информации. Я так и объяснил ему цель своего визита: "Хочу что-нибудь об этом, но - из неопубликованного". Карой смерил меня долгим изучающим взглядом. "Хм... А разве мы настолько близки"?- Как бы спрашивал он этим взглядом и меня, и себя. Разговор был трудным. Очень трудным. Но - он увенчался успехом: я получил целую кассетницу, правда - под честное слово джентльмена об абсолютной сохранности и нераспространении, включая категорический запрет на публикацию любой содержащейся на этих плёнках информации в пределах Ункарии. Меня это, признаться, совершенно не тяготило - я был безмерно признателен и ему, и судьбе, за то, что не были высказаны куда боле жёсткие условия... Но - видимо, Аллах услыхал мои молитвы - Карой решил ограничиться этим. Благодаря чему я теперь мог восстанавливать происходившие задолго до моего приезда события не только по газетным публикациям, но и, частенько, по магнитофонным записям, что было немалым подспорьем для создания верных впечатлений об ункарских процессах не только в моей голове, но - что немаловажно - и в голове финансирующего меня Скрента.

     Но - вернёмся к Абару. Точнее - к теме увязки интересов. Разных слоёв общества. Между собой. Бррррр, какой бред - я всегда так считал и, пожалуй, считаю. Мне казалось и кажется, что, если интересы двух-трёх сообщников ещё можно худо-бедно увязать, то интересы толпы, составляющей население целой страны? Бред. Абар же, по-видимому, так не считал. По крайней мере, когда тема увязки интересов старого аппарата управления с интересами идеологов и движущей силы процесса реформ была затронута на одной из пресс-конференций - он, поразмыслив, ответил так:

      10

     Интерлюдия вторая: мысли о будущем: да не противоречит великое бренному...

     - При типично империалистических принципах дележа национального дохода... то есть - примерно при сложившихся сегодня в Ункарии принципах... Максимальные доходы получают не наиболее ценные для общества личности, а наиболее наглые, хитрые и беспринципные. Поскольку нормальных людей это совершенно не устраивает - они обычно пытаются вмешаться в этот процесс, например - так, как пытался это делать, ещё будучи депутатом, нынешний министр экономики...

     - Уточните, пожалуйста...- попросили из зала.

     - Был создан закон, по которому всякий клерк имел право найти предприятие, нуждающееся в инвестициях... Например - предприятие, которое, в принципе, производит всё так, как нужно потребителю и не дерёт при этом с него три шкуры, но - то ли на развитие производства денег не хватает, то ли на какую иную общественно полезную функцию... В общем - вливание сюда каких-нибудь средств наверняка принесёт пользу как предприятию, так и обществу в целом. Так вот... Суть закона состояла в том, что любой клерк мог способствовать получению предприятием госинвестиций на выгодных как для предприятия, так и для этого клерка, условиях. То есть - клерк делает это, свято блюдя при том и свой личный коммерческий интерес.

     - Ну, и как?

     - Никак.- Усмехнулся Абар.- То есть - как всегда: Всё растащили.- Зал взорвался хохотом.

     - Нормальный конец...

     - Хорошо вмешались...

     - А что ж вы хотели от нашего менталитета?

     - ...

     ...Абар поднял руку, прося внимания.

     - Я считаю, что и сам закон, и механизмы его выполнения содержали массу ошибок.- Зал притих.- Во-первых, как уже было верно подмечено - менталитет не тот...

     - Не тот, не тот...- Со смехом вторил ему зал.- Ох, не тот...

     - Во вторых - всё было отдано на сообразительность клерка, и ему не было разъяснено, что он может делать, а чего нет, что желательно, а что нет. Разумеется, в таких условиях клерк всё истолковывал...- Абар выждал паузу,- так, как велит ему менталитет...- Закончил он, скорбно разведя руками. Зал взорвался и застонал.

     - Я думаю... чтобы закон, основанный на подобной идее, заработал, не помешает внести в него несколько поправок...- Он снова поднял руку, чтобы унять шум.- Во-первых, Нужно обеспечить систему слежения за действиями клерков, которая обеспечивала бы гарантированную посадку тех из них, чей менталитет не позволяет общаться с чужими деньгами.- Слегка склонив голову и снова подняв руку вверх, Абар пытался снизить шум и хохот в зале. Когда это ему несколько удалось, он продолжил:

     - Во-вторых - надо бы обеспечить этих самых клерков квалифицированной помощью... То есть - если он уверен в том, что поступает правильно - то, Бога ради, пусть поступает... Если же он в чём-то до конца не уверен - то, разумеется, он вправе инициировать проверку этого производства комиссией, состоящей из найденных им квалифицированных специалистов в этой конкретной области, и основывать своё решение уже на выводах этой комиссии. Разумеется, интересы как членов комиссии, так и самого клерка должны быть учтены...

     - А в чём состоят эти интересы? То есть - интересы клерка, членов комиссии?- Осторожно спросили из зала.

     - И он сам, и все эти люди - его сообщники - впоследствии становятся пайщиками нового, более крупного, предприятия, которое он осторожно пытается вырастить из выбранного им старого предприятия за счёт госвложений.

     - А интерес государства?

     - Будущие налоги.- Усмехнулся президент.- С более крупного предприятия.

     - А если этот клерк... Просто ошибётся?- Иронично поинтересовались в зале.

     - Он ошибётся не сам, а вместе со всеми своими консультантами.- Ухмыльнулся Абар.- Что маловероятно.

     - Но - всё же?

     - Если все эти люди ошиблись - они должны потерять денег примерно столько же, сколько должны были бы получить. Механизмы реализации всего этого совершенно не были продуманы тогда и продумываются нами как раз сейчас... А в итоге внедрения этих механизмов... в стране должны начать образовываться группы лиц, составленные из госклерков и сработавшихся с ними специалистов, которые будут одно за другим 'вытягивать' те предприятия, которые действительно ценны потребителям своей деятельностью. Будут "вытягивать" потому, что, пока эти предприятия работают - они будут получать часть их дохода; а долго работать будут именно те предприятия, которые нужны потребителям, и так далее - круг будто бы замкнулся. Пока - так, а там посмотрим.- Развёл руками Абар.

     ...Честно говоря, мне показалось, что, если не большинство, то очень многих из сомневавшихся бюрократов он именно этим (то есть - таким своим отношением делу) и 'купил': многие паразитировали на использовании своих должностей не столько потому, что считали для себя такой способ существования единственно возможным или предпочтительным, сколько потому, что существующая система не предоставляла им выбора... То есть - выбор был: либо использовать своё служебное положение в корыстных целях и жить, как они говорили, 'достойно'; либо - не использовать и жить 'на жалованье'. Разумеется, подавляющее большинство из них жизнь "на жалованье" совершенно не устраивала. А использование служебного положения в корыстных целях создавало... скажем так: некоторый дискомфорт, вызванный если не угрызениями совести - то, по крайней мере, некоторой вероятностью попасть за решётку. А ожидание ареста - вне зависимости от его вероятности - процедура, которую вряд ли можно назвать приятной или способствующей комфорту, который они все так любили, ценили и уважали...

     Обрисованные президентом перспективы легализации их "коммерческой деятельности", да ещё - за счёт государственных денег, если и не вызвали полного и единодушного доверия, то, по крайней мере, зародили у них надежду - по крайней мере, на то, что постоянное ожидание неприятностей сменится, наконец, столь долгожданным комфортом и покоем...

     

     ...Постепенно надеждой - как этой, так и другими - загорались всё новые и новые слои населения, классы, общественные группы - Абар каждому из них сумел придумать и высказать вполне неплохой вариант относительно безбедного существования. Это невольно подкупало: казалось, люди уже настолько устали от анархии, что большинство готово было даже поступиться частью дохода, лишь бы жить предсказуемо и спокойно... Наиболее бойкие даже заключали сейчас пари - пройдёт Абар с его идеей об абсолютной власти или нет. Не берусь, правда, судить, было это проявлением простого азарта или же они пытались заглушить - хотя бы и таким вот способом - постоянно растущую тревогу...

     В любом случае, теперь его "идеи о взаимном увязывании интересов" пришлись, как нельзя, кстати: люди, припоминая все эти идеи, листали старые газеты с довыборными интервью, судачили... Многие недоверчиво решались - казалось, просто по принципу: "Авось, хуже не будет...". Честно говоря, сильных противников я так и не приметил. Были те, кто решились ему поверить - и были те, кто так и не рискнул. Против него толком не выступил никто - по крайней мере, никто из серьёзных политических фигур: все ждали. Видимо - то, что он говорил, толком никого не пугало, а лишь только озадачивало: нечто вроде того, что "хм... вроде нормально... вот только... ему-то самому это зачем?". Похоже, большинство политиков оценивало его идеи, как, в принципе, здравые - и, следовательно, не считали целесообразным выступать против них. Для того же, чтобы оценить правдивость Абара и его реальные, а не декларируемые цели - они просто не имели достаточно информации, а потому, с осторожностью, свойственной этим людям, не выступали ни "за", ни "против" - а выжидали, тратя пока время и силы на то, чтобы добыть как можно больше сведений о нём самом, о его судьбе, окружении, взглядах, поступках; понять его интересы...

     Собственно, быть может, именно поэтому - то есть вследствие молчания политиков - весь этот период был для меня, как для газетчика, малоинтересен - одни только склоки, судачанья, суждения... Ничего конкретного, ни одного интересного события. Скрент уже начинал нервничать - но что я мог ему предложить? Сообщения типа "Бабка Антина подралась с бабкой Инфиной на Кайанском базаре" его почему-то не интересовали. Его интересовал прогноз - возможно более полный и точный. Прогноз, которого я ему совершенно не мог предложить... И единственным средством для смягчения его раздражения в течение всего этого времени оставались кассеты Кароя: по крайней мере, эта информация давала хоть какую-то пищу для ума, хоть какие-то основания для более-менее хлипких прогнозов...

* * *

     И вот, наконец, референдум... Удивительно, но идея об асолютной власти прошла. С минимумом перевеса: 'за' было всего 57% при 18% воздержавшихся. Итого: четверть населения - 'против'. Абар, узнав об этом, посерел. Долго колебался (была прямая трансляция). Наконец Бигур не выдержал и, подойдя к нему вплотную, вздохнув, тихо сказал, почти попросил:

     - Давай, Абар...- В ответ тот лишь отрицательно покачал головой.

     - Давай... Более настоятельно произнёс Бигур, в глазах которого уже начинало загораться упрямство игрока, поставившего на карту всё, что имел - и теперь увидевшего реальную возможность потерять банк.

     - Нет...- Прошептал гигант.- Это - слишком мало... Значит, будет кровь, быть может - много крови. А я так хотел...- И он обречённо махнул рукой.

     - Чудес в жизни не бывает. Реформы в обществе не бывают без боли. Решайся, Президент...- Глядя прямо в глаза Абару, уже жёстче настаивал Бигур.

     - Это - очень мало...- Обречённо покачал головой тот...- Это будет не реформа, а драка...

     - Решайся.- Уже почти приказал Бигур.- Ибо другого такого шанса впредь просто не будет: дальше будет только хуже - лучше уже просто не может быть.- И, видя, что слова эти не произвели ожидаемого впечатления, вдруг тихо добавил:

     - Подумай, что станет с теми, кто голосовал сейчас "за"?- Как мне показалось, именно эта фраза на самом деле и решила исход дела. Невольно вспомнилась пьеса 'Стакан воды' - вот уж воистину, от каких ничтожных, казалось бы, событий, зависят порой судьбы народов и государств... В данном случае это была просто сказанная шёпотом фраза... И Абар не сумел переступить через подразумевавшееся в ней обвинение в предательстве.

* * *

     Итак - референдум завершён. И завершён - победой Абара. Большинство испытывало сложные чувства - и недоверие, и надежду, и страх. Многим не понравились его колебания при оглашении результатов голосования: большинство сочло это игрой на публику. Тем не менее - абсолютная власть была предоставлена и теперь нужно было ждать её проявлений. Но никаких особых проявлений не было: Абар вдруг снова надолго 'пропал', оставив, как и в первый раз, газетчиков с 'большим длинным носом'. Какие-либо попытки пробить невозмутимость его пресс-секретаря были столь же тщётны, как и в прошлый раз. И вёл он себя точно так же - видимо, не утруждаясь излишней изобретательностью. Слухи по этому поводу ходили самые разные: одни снисходительным тоном, с видом знатока, утверждали, что, дескать, получив неограниченную власть, Абар добился того, чего хотел, и мы теперь его больше не увидим (мне показалось, что это твердили те же, кто подобное говорил и после выборов); другие нерешительно предполагали, что, как и после выборов, ему, мол, просто нужно время - оглядеться, понять, что можно теперь сделать, имея в руках столько власти; но были и такие, которые с мрачным пессимизмом констатировали, что он, мол, 'слишком круто взял' и 'чересчур резко попробовал повернуть руль', а это ведь даром не проходит - вот его и убрали те, кому это оказалось не по нраву, а народу, мол, теперь просто мозги пудрят... Но - даже эти, похоже, всё же ждали появления президента. Ждали, надеясь услышать, что он теперь скажет. И - скоро ли. А он молчал. Упорно молчал. Словом - я снова почти месяц ничем, кроме слухов, не мог порадовать беднягу Скрента.

     Глава 4 Пресс-конференция в Готонде.

     ...О том, что Анас-Бар собирается давать получасовую пресс-конференцию в Готонде, было объявлено за неделю до его приезда туда. Собравшаяся здесь журналистская братия, перекочевавшая, в основном, из Кайаны, живо обсуждала это событие, предвкушая возможность "допросить", наконец, самого обсуждаемого человека начала столетия. Со многими из них мне уже удалось познакомиться поближе: они каждый вечер толклись в Гонт-клубе, обсуждая темы, которые хотелось бы поднять на предстоящей пресс-конференции, да пытаясь составить текст вопросов так, чтобы обещанное каждому из них "двухминутное интервью" давало бы пищу для возможно большего числа участников. В конце концов, было отобрано двадцать вопросов - настолько ёмких, что, отвечая на каждый из них, можно было говорить по полчаса. Двадцать - на тот случай, если президент будет сух и краток: так чтобы время не пропало даром. Ну, а на тот случай, если Анас-Бар вдруг окажется настолько разговорчив, что не успеет ответить и на половину из них - вопросы были отсортированы по "степени важности" так, чтобы потери пишущей братии были в этом случае минимальны. Список вопросов был размножен и распространён среди участников - так, чтобы каждый очередной вопрос был просто следующим по списку, вне зависимости от того, кто будет его задавать: вдруг право задать очередной вопрос будет предоставляться по выбору пресс-секретаря... Словом - Готондские журналисты чуть ли не впервые в истории страны сумели достигнуть согласия между собой и подготовить "наступление единым фронтом", договорившись даже с превосходящей их по численности толпой приезжих. Тем не менее, осуществить свой план им не удалось: обстоятельства сложились так, что там были заданы, большей частью, совсем другие вопросы; да и вообще - практически всё прошло совсем не так, как ожидалось...

* * *

     ...Флайер Анас-Бара вдруг выпал из строя окружавшей его свиты, нырнул вниз и уже подрулил к зданию аэровокзала - прежде, чем встречавшие успели обсудить, что это было: смелость и мастерство пилота или, напротив, неудачный манёвр. Президент снял шлём-маску, выбрался на крыло, спрыгнул на полосу и быстро пошёл к толпе встречающих, не дожидаясь приземления сопровождавших. Охрана зашевелилась и быстро приняла свою рабочую дислокацию в толпе, тем самым с головой выдав себя всем присутствующим. Анас-Бар заметил это, нахмурился и тут же бросил несколько коротких фраз подоспевшему пилоту. Тот, тоже оценив ситуацию, понимающе кивнул. Позже мы узнали, что этот день стал последним рабочим днём для большинства работников СГБ, участвовавших в операции.

     Президент не стал дожидаться свиты, кивком головы поприветствовал представителей местного департамента управления, стоящих с цветами и подарками у края полосы, и сразу же врезался в толпу журналистов. Все опешили. Охранники засуетились, пытаясь пробиться поближе к "объекту", но, остановленные его уничтожающим взглядом, нерешительно остановились. Журналисты тоже не понимали, что должно следовать дальше, но профессиональный авантюризм взял верх:

     - От лица представителей пишущей братии всей Ункарии позвольте приветствовать Вас на земле Готонда!- Выдал Карой Де Лю - как самый бойкий, пожалуй, из собравшихся. Анас-Бар улыбнулся:

     - Похоже, что единственные, кто здесь в рабочем состоянии - это журналисты...- Толпа писак облегчённо вздохнула: такое начало обычно предвещает много ёмких интервью, а, следовательно - и приличный заработок.- Что ж - с них и начнём.- Анас-Бар махнул им рукой, приглашая следовать за собой и, минуя здание аэровокзала, направился на площадь. Расположившись в тени за столиком местного кафе, он кивнул официанту - и тот, сообразив всё с полуслова, тут же принялся устраивать журналистов окрест. Те, кому не хватило мест, неприхотливо расположились на низкой, по колено, оградке сквера. Оглянувшись, я увидел, как флайеры свиты только-только заруливали на посадку. Пресс-конференция, тем временем, по сути уже началась.

     - Скажите,- Тихо спросил оказавшийся рядом с президентом интеллигентный Боки,- как понимать тот факт, что Вы, предложив в своё время всем желающим из нас... скажем так: рисковать на Вашей стороне... вдруг так надолго оставили нас одних?

     - А Вы разве - дети, что за вами присмотр нужен?- Удивился Анас-Бар.

     - Да нет, вроде,- пожал плечами Боки,- да только обидно просто: думали, что будем все вместе - а оказались одни...

     - Хм... Почему же "одни"?- Усмехнулся президент.- Мне всегда казалось, что вас много - настолько много, что вы представляете собой реальную силу... Пожалуй - самую реальную... быть может - даже большую, чем моя власть... И, потом - разве вы уже не сделали свой выбор? Или он определяется возможностью силовой поддержки "сверху"? Тогда - есть ли это именно ваш выбор? Может, это просто "дань ситуации"?- Мы молчали. Сказать толком было нечего, а оправдываться никто, как обычно, не хотел.

     - И где же Вы пропадали? Снова оценивали ситуацию, как и после выборов?- Наконец спросил, несмело исподлобья ухмыляясь, Алозан.

     - В жизни...- задумчиво глядя сквозь него, отвечал Анас-Бар,- бывает полезно различать то, что хотелось бы создать, и то, что возможно создать... Ибо исход дела слишком сильно зависит от правильной первоначальной оценки...

     - Ну, и?

     - Ну, и - поскольку я считаю себя реалистом - меня почему-то не привлекают попытки создавать невозможное...- Пожал плечами президент.- Может, именно поэтому перед началом любого процесса, в который я собираюсь встрять, мне нужно некоторое время, чтобы в него вникнуть... Хотя бы - для того, чтобы верно оценить шансы,- кисло ухмыльнулся он.

     - Скажите,- поинтересовался случайно затесавшийся в это общество молодой художник, попивавший за столиком кофе со своей подружкой и озадаченный размером нахлынувшей вдруг сюда толпы,- а что здесь, собственно, происходит?- Журналисты рассмеялись.

     - Здесь президент даёт пресс-конференцию по поводу своего появления в Готонде,- с совершенно невозмутимой физиономией ответил Карой Де Лю. Президент оценивающе посмотрел на него: видимо, бойкий писака начинал ему нравиться.

     - И какие вопросы ему можно задавать?- Саркастически хмыкнул художник. Девушка потянула его за рукав, но он, выдернув руку, продолжил: - Я где-то слышал, что его величество якобы позволило задавать ему в Готонде любые вопросы?

     - Слухи не обманули Вас,- снова нашёлся Карой,- но вот насчёт "величества" Вы несколько преувеличили: господин президент пока не присваивал себе таких титулов...- журналисты заулыбались, а Анас-Бар, слегка раздосадованный тоном художника, с некоторой благодарностью взглянул на Кароя. Тот лишь криво ухмыльнулся: дескать, с этим мы сами разберёмся - но мы ждём информации... Президент понимающе прикрыл веки. Художник, озадаченно хмыкнув, пока затих.

     - Какие цели ставите Вы и Ваша партия теперь, после получения практически ничем не ограниченной власти в стране?- Прозвучал первый вопрос из "домашних заготовок".

     - Ну, во-первых - у меня не было, нет, и, я думаю, никогда не будет своей партии.

     - Почему?

     - Ибо партия есть не что иное, как "[безумие многих ради выгоды единиц][Джонатан Свифт]".- Толпа зашуршала, заулыбалась.

     - Но Вы "взошли на трон" под знамёнами "Народного возрождения Ункарии", разве не так?

     - Так. Просто на этом этапе мы с Бигуром не видели противоречий - оба хотели примерно того же. Собственно, если вы помните, это была именно их инициатива, а не моя: видит Бог, я не хотел во всё это ввязываться... Понимал, что нужно; но - не хотел. Боялся, что ли...

     - И сейчас боитесь?- Поинтересовался Алозан.

     - Сейчас поздно бояться...- Хмыкнул Анас-Бар.- Сейчас я пытаюсь собрать команду, способную произвести в Ункарии нужные изменения.

     - Кому нужные?

     - Всем нам.

     - То есть - "нам, членам команды"?

     - Хм... и им, разумеется, тоже. Видите ли... Дело в том, что мы пытаемся создать, по сути, новое общество, новую систему общественных отношений. И на каком месте в этом обществе окажется впоследствии каждый из нас - нам пока неизвестно. Поэтому все мы заинтересованы заранее позаботиться о том, чтобы каждый из нас смог потом жить нормально - вне зависимости от того, на какое бы место в этом новом обществе ни закинула его судьба. Иными словами - мы должны прийти к объективной морали, к объективным общественным отношениям, взгляды на которые не зависят от того, где, на каком месте в этом обществе человек находится, какое положение занимает и какую имеет власть... Только в таком обществе граждане могут думать, в основном, не о драке за хлеб насущный, а уже хоть о каких-то иных, более приличествующих разумным существам, деяниях... ради которых, собственно, и существует, быть может, Человек...- Пишущая братия затихла, озадаченная столь неожиданным поворотом дела: вместо привычных им дежурных "отмазок", имеющихся в обилии в арсенале любого политика, президент вдруг выдал хоть и не понятную до конца, но уже озадачившую их концепцию построения общества, оспаривать разумность которой никто из них был попросту не готов. Анас-Бар тем временем продолжал:

     - Это - нелёгкая и непростая задача. Прежде всего - нам предстоит поднимать уровень сознания и образованности масс, ибо того, что мы на сегодня имеем, явно недостаточно... То есть - то, что уровни познаний в разных областях знаний для разных членов общества неравномерны в любом обществе - это нормально. По крайней мере - это естественно и понятно. Проблема в другом: у нас слишком у многих нет базового, так называемого минимального гражданского уровня. В итоге возникает конфликт между потребностью в знаниях и их наличием.

     - Потребностью в знаниях?- С каким-то осторожным удивлением переспросил Карой Де Лю.

     - Именно. Согласитесь, что для человека, живущего в дикой степи и для человека, живущего в джунглях - нужны разные знания, чтобы выжить.

     - Ну, разумеется...

     - А для человека, живущего в современном обществе, перенасыщенном как достаточно сложной техникой, так и проблемами урбанизации - нужны совсем иные, совершенно несхожие с упоминавшимися выше, знания, понятия и установки.

     - В общем - да, конечно...

     - И подавляющее большинство наших проблем связаны с тем, что средний человек этих знаний, понятий и установок не имеет. Это - дефект системы образования и воспитания, конечно... Но - как раз в результате конфликта между потребностью в этих знаниях и их отсутствием... в обществе и возникает напряжённость... настолько сильная, что всеми остальными причинами напряжённостей... сегодня, в известной степени, можно бы и пренебречь...

     - Неужели так серьёзно?- Карой удивился совершенно искренне, даже не пытаясь вести игру или свою тему в разговоре, как обычно опытный журналист старается делать во время интервью. Беседа получалась сама собой - времени на её планирование и обдумывание просто не было: Анас-Бар изливал слишком много неожиданной информации.

     - Это - более, чем серьёзно. Есть в психоистории такое понятие, как превышение степеней свободы - и, следовательно, возможностей, которые имеет личность, над её уровнем развития. Когда это касается отдельной личности - это приводит к её деградации. Если же эта картина становится подавляющей в обществе - это приводит к вырождению нации. Представляете себе дикаря, в руки к которому попал лазерный бластер, срок службы которого превышает среднюю продолжительность жизни? В результате дикарь получает практически неограниченную власть над окружающим миром. У него пропадает необходимость работать и думать, а потребностей таких у него пока нет - неоткуда им ещё взяться. Следовательно - и работать, и думать он вскоре перестанет. В результате - очень быстро начнёт деградировать, что когда-нибудь приведёт к потере бдительности и захвату оружия, ставшего символом власти, более сильной особью. Я намеренно примитивизирую, конечно... Но - согласитесь, что в этой ситуации другой прогноз маловероятен.

     - За исключением случая, когда этот дикарь одержим идеей развития нации...- задумчиво пробормотал Карой Де Лю.

     - Вот-вот... То есть - когда его уровень сознания несколько выше, чем у обычного, среднего дикаря... Аналогично и у нас: если, скажем, печатный станок,- все заулыбались, припомнив столь привычные в недавнем прошлом периодические обвалы инфляции,- попадёт в руки профессору, одержимому идеей космических исследований, то на воплощение этой идеи будут в итоге тратиться почти все ресурсы общества. Это, может, и не слишком хорошо - но, по крайней мере, и не удручающе плохо. Если же, не дай Бог, этот станок попадёт в руки заурядного бюрократа - это приведёт к его личному обогащению за счёт всего общества и, как следствие, к развитию у него мании величия и непомерной жажды власти. Если же станок пападёт в руки простому крестьянину - тот, скорее всего, просто будет им пользоваться "для себя", в результате - обленится и перестанет работать, став достаточно обеспеченным жителем деревни. Умный крестьянин на его месте не будет пользоваться этим для жизнеобеспечения, да и детям запретит: единственное, пожалуй, от чего он не откажется - так это коровку приобрести, дом новый построить, землицы прикупить: понимание того, что большие шалые деньги несут погибель, у него в крови...

     - А если станок попадёт к Вам?- Вальяжно поинтересовался художник.

     - Уже попал,- развёл руками президент, вызвав улыбки журналистов: все помнили, как мгновенная остановка станка вызвала панику "нехватки наличности", и, в результате массовой скупки киртонов, их курс буквально за неделю взлетел почти на порядок. Потом он, правда, медленно осел раза в два, но уже на этом уровне и остался.

     - Это была спланированная акция?- Поинтересовался Карой.

     - Да как Вам сказать...- Загадочно улыбнулся президент.- Просто нужно было "останавливать станок", и - чем скорее, тем лучше. Но... какое-то время мы не решались этого сделать. Мы понимали, что могут быть как положительные, так и отрицательные побочные эффекты, но ни один из них не оценивался нами, как более опасный, чем продолжение работы станка. Поэтому его, в конце концов, и остановили. Правда - лишь после того, как провели несколько совещаний... или конференций - называйте это как хотите - с зарубежной ункарской диаспорой... На этих конференциях мной излагалась суть проблемы, после чего заявлялось буквально следующее: "Верхушка Ункарского правительства сегодня представлена группой лиц, которым небезразлично будущее Ункарии. Всех вас... собрали здесь примерно по тому же принципу: как людей, в то или иное время так или иначе проявивших своё небезразличие к этому самому... Ункарскому будущему. Поэтому - давайте делать взносы, господа. Я не говорю о займах - я говорю о взносах. То есть - о добровольных пожертвованиях в стабилизационный фонд того процесса, который я пытаюсь здесь раскрутить. Вы можете задавать мне любые вопросы - я буду стараться отвечать на них как можно более откровенно. По крайней мере - в плане того, каким именно я хотел бы видеть Ункарское завтра. Вы можете контролировать, как и на что расходуются ваши средства, чтобы тут же прекратить финансирование, если вам покажется, что расходуются они не так, как вам бы этого хотелось. Но: как расходовать полученные средства - я решаю сам. Без каких-либо финансовых или политических обязательств перед источниками этих средств. Единственно, что я могу обещать - что тратиться они будут на будущее Ункарии. Ну, и... Мы, здесь собравшиеся... в общем-то - деловые люди, в основном... Так вот: все, кто примут участие в формировании этого фонда... в будущем - если у меня всё получится так, как я бы того хотел - могут рассчитывать на безналоговую деятельность на территории этой страны... в течение срока тем большего, чем большую сумму они в этот фонд внесут - вне зависимости от масштабов их деятельности".- после чего начинались прения, более или менее спокойные. Результат же неизменно был один: примерно треть собравшихся осторожно верили, примерно каждый десятый был готов платить практически сейчас же. Вскоре фонд уже имел сумму, позволявшую нам продержаться несколько месяцев даже в случае полного отсутствия поступлений в бюджет. Примерно треть её была получена от диаспоры, а две трети неожиданно приплыли от местных бизнесменов, которые чуть ли не высказывали претензии, что мы не обратились к ним.

     - На самом деле они могли, скорее всего, обидеться за то, что их обошли с "безналоговой политикой"...- Хмыкнул Алозан. Президент, удостоив его лишь беглым взглядом, продолжал:

     - В конце концов, имея такой запас, мы рискнули - и выключили-таки станок. Результат превзошёл ожидания: вместо 1,5 - 2-х-кратного роста курса мы получили ажиотажный всплеск почти на порядок. Потом он чуток поуспокоился, и сегодня курс киртона, как вы знаете, пасётся где-то на пятикратном уровне. Что меня устраивает, ибо уже позволяет говорить о вводе нормальной валюты.- С ухмылкой закончил он.

     Анас-Бар начинал нравиться журналистам: "Если этот тип не врёт, то у нас действительно есть шанс стать приличной страной",- сказал Алозан Карою.

     - У вас есть такой шанс,- услышав это, вздохнул президент.- Вопрос только в том, как вы его используете...

     - Что Вы имеет в виду?- Не то с осторожностью, не то с вызовом спросил Карой: ему явно не понравилось, что кто-то со стороны комментирует реплики его коллег в его адрес.

     - Я имею в виду, что вы представляете здесь власть... Называйте её хоть четвёртой, хоть пятой, хоть десятой, но - это есть власть, гораздо больше других имеющая возможность влиять на сознание населения...

     - Ну, положим...- Загадочно ухмыльнулся Алозан: о его успехах в области косвенной рекламы присутствующие были наслышаны.- Хотя в народе и толкуют, что четвёpтая власть - это... примерно, как пятая конечность: направляет взгляд, куда ей хочется; но в передвижении организма непосредственного участия не принимает...

     - Ну, мало ли, чего где толкуют...- Улыбнулся президент.- Но мы-то с вами понимаем, насколько это верно, а?- Алозан уклончиво кивнул.- Так вот... В свете того, о чём я только что говорил... Подумайте... Хотите ли вы, чтобы уровень знаний нашего общества подрос настолько, чтобы попадание бластера или станка в руки любого члена общества не привело к катастрофе? Подумайте над тем, что сегодняшний выпускник школы, только начинающий жить, обычно не только не знает устройства большинства вещей - машин, механизмов - которыми он пользуется в быту чуть ли не каждый день, но часто вообще не имеет ни малейшего представления даже о принципах их функционирования... То есть - по сути, уподобляется дикарю, который, может, с грехом пополам и пользуется бластером, но - совершенно беспомощен в остальном: не только создать что-то подобное, но и отремонтировать имеющийся, если с ним вдруг что-то случится, он просто не в состоянии...

     - Ну, в обществе должны быть развитые ремонтные службы,- с вызовом заметил художник.

     - Да не о том я...- Анас-Бар поморщился.- Вы пытайтесь понять... Я... поражаюсь порой, как удивительно бессильны бывают слова, которыми люди пытаются объяснить подобные вещи... Если я не могу объяснить всё чётко и ясно, то это ещё вовсе не означает ни того, что я не понимаю этого сам, ни того, что предмет обсуждения недостоин вашего внимания...

     - С этим трудно спорить,- согласился Карой Де Лю.

     - Поэтому... Да, конечно - в обществе всё это должно быть, не спорю... Не может ведь каждый человек вмещать в себя знания всей цивилизации... Просто... Когда человек, нажимая на кнопку, даже не понимает, что он делает - это страшно... Помните аварию в Чехаре?- Присутствующие грустно закивали в ответ.- Там, казалось бы, всё было вызвано просто стечением обстоятельств... По крайней мере, официальные власти тогда именно так всё и объяснили... Вот только... Было ли так на самом деле? То есть - было ли это стечение обстоятельств действительно случайным?

     - А что - есть другие сведения?- Оживился Алозан.

     - Нет пока... Да и, признаться, сейчас не до того, чтобы раскапывать чужие грехи многолетней давности...- вздохнул Анас-Бар. Просто, когда один мой хороший знакомый заканчивал Муанский университет, он собирался работать именно в Чехаре. Съездил туда на преддипломную практику, посмотрел... и - сделал всё, чтобы туда не попасть.

     - Почему?

     - Когда его спросили об этом, он посерьёзнел вдруг, вздохнул, и, с каким-то тоскливым взглядом, сказал: "Знаете, ребята... Если бы я ещё на первом курсе спросил у профессора, можно ли так поступать с реактором - думаю, меня бы отчислили, даже не ожидая сессии. А они там... постоянно так делают. И - считают это нормой. Когда я это увидел - мне стало страшно".- Ну, а примерно через год в Чехаре рвануло. Я тогда, помнится, заметил: "Доигрались...".- Вокруг зависла тишина. Президент вслух сказал, по сути, то, о чём все давно догадывались. Теперь они не догадывались - они понимали, что именно так оно и было. Хотя и не имели на руках фактов, чтобы поднять шум. Потом многие из них признаются, что именно после этого разговора заметили за собой некоторые изменения: в частности, теперь написать что-то, что просто поднимет шум или даст какой-то заработок, им начало становится неинтересным... Стало хотеться фактов... Настоящих. Странно, правда?

     Тем временем подошла Наита. Улыбнулась, подняла руку и кивнула всем в знак молчаливого приветствия, как бы предлагая продолжать беседу, не обращая внимания на её появление. Свита президента толпилась у входа в здание аэровокзала, что-то оживлённо обсуждая.

     - Вы всегда сопровождаете мужа в поездках?- С многозначительной улыбкой поинтересовался Алозан.

     - Насколько я знаю, он не может долго обходиться без женщины,- сверкнув улыбкой, нахально огорошила его ответом Наита. "Интересный ход...- подумал я.- Может, так и надо - на провоцирующие вопросы отвечать вызывающе?"

     - Ну...- замялся, зардевшись, корреспондент,- женщину ведь можно и на месте найти...- И совсем смутился, поняв, что сморозил глупость: по рядам пишущей братии прошёл ропот. Его и раньше недолюбливали за ядовитые вопросы: интервьюируемые из-за них замыкались, их труднее было вызвать на откровенность... В результате - за право Алозана задать один-два таких вопроса коллеги вынуждены были расплачиваться досадой редакторов. Однажды запеянцы его за это хорошенько поколотили, но исправить так и не смогли.

     - Ну, когда я замечу, что он предпочитает такой способ решения проблемы - я предпочту оставаться дома: думаю, это обойдётся дешевле.- Казалось бы, как ни в чём не бывало, ответила Наита. Только в голосе её появилось малость яда, а глаза смотрели на Алозана, как на зарвавшегося мальчишку.

     - Простите, мэм...- пробормотал тот. Она не удостоила его ответом.

     - Давайте лучше о наших баранах, а то время может кончится раньше, чем наши блокноты,- бросив язвительный взгляд на Алозана, предложил седой запеянец.- Мы говорили о низком уровне общественного сознания...

     - Ну, не совсем так.- Поморщился Анас-Бар.- Хотя - и об этом тоже. Это - одна и та же проблема, просто разные составляющие... Уровень общественного сознания определяется, как минимум, уровнем знаний, уровнем доверия к власти и уровнем увлечённости масс общей идеей. Сегодня ни одна из трёх названных составляющих не развита в должной мере. О каком же общественном сознании можно говорить?

     - И что же делать?- Явно намекая, что время бежит быстрее, чем неторопливая речь президента, поинтересовался Карой.

     - Работать. Всем вместе. И вам - в том числе.

     - Что Вы имеет в виду?- Осторожно поинтересовался Карой, с детства опасавшийся любых заигрываний с властью.

     - Чтобы повысить уровень знаний, мы займёмся реформой системы образования. Чтобы она была успешной, чтобы на ключевые посты попали именно знающие люди, способные что-то изменить - нужна ваша помощь.

     - Какая?

     - А как вы думаете?- Поинтересовался Абар.- Впрочем - можете не отвечать: мне почему-то кажется, что вы, в общем-то, всё понимаете правильно - просто корреспондентская привычка заставила Вас задать этот вопрос...

     - М... Да, пожалуй...- Переглянувшись, Карой и запеянец ухмыльнулись друг другу.

     - Эту помощь можно описывать много часов - и всё равно не расскажешь всего. Я надеюсь на ваш разум, на вашу сообразительность и сознательность. Вы всю жизнь занимались онанизмом: с одной стороны - пытаясь бороться против существующей системы власти, с другой - вынуждено заигрывая с ней. Иначе, как "юношеским развлечением", подобный процесс назвать трудно, согласитесь... Сегодня центральная власть находится в руках тех, кто провозгласил власть разума, власть здравого смысла. В стране возникла парадоксальная ситуация, когда центральная власть борется со своим аппаратом на местах, пытаясь его разрушить и создать на его месте что-то более разумное и не столь подверженное порокам. Остатки старого аппарата в этих условиях развяжут настоящую войну, пытаясь под шумок наворовать да награбить побольше, раз уж дни их сочтены... А если удастся - так и завалить центральную власть, обвинив её во всех грехах, в том числе - и в своих собственных... В такое время каждый из вас должен для себя решить, с кем он: с нами или с ними. То есть - с теми, кто пришёл, чтобы привести систему и принципы управления страной к более разумному виду, либо - с теми, кто продолжает лгать, хитрить, изворачиваться, воровать, грабить - как страну в целом, так и подворачивающихся под руку её отдельных граждан... Не скрою - быть на нашей стороне значительно опаснее: если мы этих отщепенцев пытаемся судить, либо - если нет прямых улик - просто заменяем; то о мерах воздействия, применяемых ими, я думаю, не мне вам рассказывать...- При этих словах по рядам пишущей братии прокатился печальный вздох.

     - Поэтому я вас и не агитирую, и не призываю: у каждого из вас есть семья, дети, разум, совесть; каждый из вас - взрослый человек, который и может, и вправе, и должен сделать свой выбор. Если кто решит бороться за идею построения разумного общества - буду рад. И - признателен. Только - не рассчитывайте особо на поддержку сверху: большинство проблем, с которыми вы будете сталкиваться, можно решить и нужно решать на вашем уровне. Если же верх начнёт вмешиваться во все мелочи и детали - он быстро в них погрязнет и перестанет выполнять свои главные функции... Хотя - конечно, за любую соответствующую действительности информацию, позволяющую лучше понять ситуацию или засадить высокопоставленного негодяя за решётку - буду лично признателен...- Свита тем временем пришла, видимо, к какому-то решению: расположилась на лавочках в сквере перед аэровокзалом, поглядывая в сторону кафе да, казалось, прислушиваясь. Интересно - что они могли оттуда услышать? И лишь только пресс-секретарь не сумел справиться со своим чувством долга и подобрался поближе: даже рискуя подставить себя под шквал иронии Анас-Бара, он не мог позволить себе узнать о содержании пресс-конференции из газет.

     - Подходи, не стесняйся!- Добродушно хохотнул президент.- Чего за кустами-то прятаться - чай, не за девками на реке подсматриваешь!- Секретарь, зардевшись, подошёл поближе и расположился за столиком президента. Тот, между тем, продолжал:

     - Что же касается такой составляющей, как доверие к власти - мы свою часть выполним: как до сих пор никого не обманывали, так,- он ухмыльнулся,- я надеюсь, не будем обманывать и впредь. А вот как сделать, чтобы народ верил в нас не после смерти, как на этой земле принято, а сейчас, сегодня - это уже вопрос для специалистов по косвенной рекламе.- Закончил он, иронично взглянув на Алозана, чем вызвал смех и аплодисменты собравшихся.

     - Остаётся ещё увлечённость масс общей идеей. По большому счёту - мне всё равно, что это будет за идея: лишь бы она была достаточно благородной, чтобы ей хотелось увлечься, и - достаточно реальной, чтобы в ней не пришлось потом разочаровываться. Пока я вижу только одну такую идею: создание в стране нормального, умного, развитого общества, отношения в котором основывались бы на принципах здравомыслия. Найдёте ещё что-нибудь достойное внимания - ради Бога, обсудим. Нет - давайте двигать хоть эту. Только - ради всего святого, без прямой пропаганды...- Вздохнул Анас-Бар. Все понимающе заулыбались. Тем временем из здания аэропорта выпорхнуло что-то очень женственное и подвижное, за которым следовала толпа поклонников и журналистов. По мере приближения это нечто превратилось в аккуратненькую стройную женщину, которая возле своего микроавтобуса наконец остановилась, и, не решаясь, видимо, сбежать от своих преследователей, стала отвечать на их вопросы, раздавая между делом автографы.

     - А это ещё что такое?- Изумился Анас-Бар.

     - Софита...- Шепнул секретарь.- У неё сегодня вечером концерт в Гонт-клубе, завтра после обеда - гала-шоу на стадионе центрального парка, а вечером она уже полетит дальше...

     - Хм... Гастроли понасыщенней, чем у меня...- Улыбнулся президент.- Сделай так, чтобы она не смогла сейчас отсюда выехать.- Кивнул он секретарю на узкий выезд с привокзальной площади, а сам отправился к аэровокзалу: там у входа торговали цветами. По рядам оставшихся не у дел участников пресс-конференции прокатился гул изумления, когда они увидели, как президент собственноручно покупает шикарный букет и направляется к микроавтобусу Софиты. Приготовленный для свиты президента 30-местный конрад-люкс тем временем неторопливо перегораживал единственный выезд в город.

     - Ничччего не понимаю...- пожал плечами Карой Де Лю.- Мог бы послать кого-нибудь из свиты - она и так была бы счастлива...

     - Это - давняя любовь...- Улыбнулась Наита.- Ещё в юности он носил ёё на руках по горам Букраима... Во сне, правда...- Пояснила она ошарашенной публике.- Ну, и, кроме того - то, что она делает - нам нравится. Согласитесь, сегодня мало исполнителей, чьи песни хоть немного заставляют думать...- Большинство присутствующих лихорадочно скрипели перьями, предвкушая сенсацию. Анас-Бар тем временем подошёл к микроавтобусу и, не в силах пробиться сквозь окружившую его толпу, своим громоподобным голосом не спеша произнёс:

     - А можно и мне вопрос?- Окружающие в изумлении уставились на него.

     - Извините... Вы не могли бы расступиться, чтобы я мог пройти?- С невинной физиономией поинтересовался президент. Озадаченная толпа медленно посторонилась, образовав не слишком широкий проход. Абар прошёл по нему и, встав перед Софитой на одно колено, одной рукой поднял над головой букет, другой - приподнял и поцеловал край её платья. Машинально принимая букет, Софита зарделась. Окружающие, с трудом приходя в себя, стали лихорадочно расчехлять видеоаппаратуру - но было уже поздно: Анас-Бар встал, и, распахнув перед Софитой широким жестом дверцу её же собственного автомобиля, картинно пригласил в салон. Раскрасневшаяся Софи впорхнула внутрь. Президент с трудом втиснулся следом и захлопнул дверцу, едва не прищемив нос самому любопытному.

     ...Когда Абар распахнул перед Софитой дверцу - вздох разочарования, местами переходивший в вой отчаяния, завис над толпой журналистов: стёкла микроавтобуса были прозрачны для света, но не для звука... Сначала поддался, было, общему порыву и я, но... быстро вспомнил о подарках Скрента и проникся уважением к его предусмотрительности: Торри очень любил назидательно повторять, что "хороший журналист должен быть экипирован не хуже шпиона" и, отправляя меня "на край земли", снабдил, в частности, шикарным широкоспектральным приёмником отражённого излучения. Он, конечно, не обладал такой помехозащищённостью, как лазерный приёмник собственного луча, отражённого от стекла прослушиваемого помещения, но зато и не нуждался в какой-либо особо точной настройке: он принимал отражения естественных излучений, отражаемых стеклом во всех направлениях и им можно было пользоваться, как будто обычным микрофоном. Он принимал излучения всего "зазвукового" диапазона колебаний, которые может отражать стекло, модулируя их при этом своей вибрацией, затем раздельно демодулировал их и суммировал полученные сигналы - снижая, таким образом, шумовые помехи разных диапазонов и разных видов излучений. Какой-то шум всё же неизбежно оставался - но, тем не менее, записать разговор на диктофон, чтобы впоследствии восстановить "на слух" весь текст, было вполне возможно. Вся эта штука была смонтирована в корпусе обычного диктофона. Я быстро воткнул в него микронаушник, который незаметно сунул в ухо, и, держа своё шпионское снаряжение в руке, практически мгновенно поймал отражение заднего стекла автобуса Софиты.

     - Я всегда рад Вас видеть,- сквозь шум и треск услышал я ласковый голос Анас-Бара.

     - Признаться, я не очень понимаю, чем обязана такому вниманию...- переводя изумлённый взгляд с букета на президента, едва выговорила Софи.

     - Я же сказал: я всегда рад Вас видеть,- с улыбкой повторил Анас-Бар.- А если серьёзно...- Он на секунду задумался.- Чем обязаны? Да всей своей жизнью. Самим фактом своего существования. И - тем, что Вы делаете на сцене.

     - Спасибо...- Улыбнулась она.

     - Не спешите благодарить...- Анас-Бар вынул из нагрудного кармана визитку и, оторвав корешок, протянул ей:

     - Возьмите. Если будут любые юридические проблемы или... проблемы, связанные с безопасностью - позвоните по этому телефону. Представляться не надо - просто назовёте номер визитки - вон тот - серый, крупными цифрами. Человек, который поднимет трубку, будет знать, кто Вы.- Анас-Бар написал на корешке "Софита" и, улыбаясь, демонстративно спрятал его в тот же карман.- Если будете в Кайане и будет свободный вечер - заходите к нам. Для этого надо позвонить туда же,- он кивнул на номер телефона на визитке,- и договориться о встрече. Если на этот вечер не было запланировано ничего более важного - Вам скажут "приходите". Если было - увы... Тогда скажут "господин президент занят".- Софи улыбнулась. Анас-Бар тоже.- Если захотите попасть в солярий, спортзал, бассейн, ботанический сад - короче, если захотите отдохнуть - тоже смело звоните и договаривайтесь как о времени, которое Вас устроит, так и о возможности посещения этих мест другими людьми в то же время: если не хотите, чтобы они Вам помешали - заранее требуйте одиночества...

     - А... кто там может ещё быть?- Нерешительно спросила Софи.

     - Любой из уважаемых мной людей, который, как и Вы, имеет такую же визитку.

     - И чем они могут мне помешать?

     - Ну...- Абар замялся,- не думаю, что в солярии кто-то может находиться в одетом виде...- несмело взглянув на собеседницу, улыбнулся он. Софи смутилась.- Поэтому, если Вы не хотите кого-нибудь там встретить - можете сразу оговорить по телефону, что желаете полного одиночества. Хотя, если Вы этого и не сделаете - не страшно: там, мне кажется, не может быть людей, способных создать Вам дискомфорт, не говоря уже о каких-либо проблемах... В принципе, Вы можете встретить там и нашего нового министра культуры - он любит поплавать. Или мою жену - она тоже там нередкая гостья. В ботаническом саду можно встретить студентов или студенток биофака университета, которые тоже почему-то не любят ходить одетыми - то ли потому, что там далеко не холодно, то ли,- президент усмехнулся,- по какой-то иной причине... В общем, если Вы бывали на диких пляжах - там Вам тоже понравится: я старался приглашать спокойную и неглупую публику, так что вряд ли кто-то сумеет испортить Вам настроение. Если страшновато - приходите с мужем: будете чувствовать себя увереннее. Ну, ладно...- Анас-Бар с явным сожалением посмотрел на часы: - К сожалению, дела государственные не дают возможности заниматься делами личными...- Вздохнул он, открывая дверцу.- Поэтому я вынужден Вас покинуть. Разумеется, считайте, что вы с мужем получили от нас с женой персональное приглашение и при случае можете им воспользоваться,- закончил он с улыбкой, уже нагнувшись и заглядывая внутрь. Софи озадаченно улыбалась. Как только президент, попрощавшись, отошёл, окружающая толпа начала понемногу приходить в себя. Кто-то расслышал конец разговора:

     - Чем Вам предложил воспользоваться президент?

     - Куда он Вас пригласил?- Посыпались вопросы. Софи сидела и, не слыша вопросов, улыбалась.

     ...Анас-Бар тем временем вернулся к кафе, и, кивнув секретарю, чтобы тот вернул автобус на место, с чувством глубокого удовлетворения содеянным уселся за свой столик.

     - Я пригласил их обоих к нам, когда пожелают,- шепнул он Наите в ответ на вопросительный взгляд. Та удовлетворённо улыбнулась, кивнув глазами в знак согласия.

     - Ну, ладно,- Карой Де Лю решил оставить без внимания эпизод с певицей, ибо личные пристрастия Анас-Бара интересовали его несколько меньше, чем тема их сегодняшней беседы,- допустим, новое правительство хочет заменить весь аппарат управления государством - я понимаю это, считаю естественным и разумным. Но я плохо представляю себе, какой бедлам здесь поднимется и какое сопротивление аппарата это встретит, если такую операцию действительно попытаться произвести. К тому же - чтобы заменить такое сонмище управленцев, их нужно где-то взять...

     - Разумеется,- кивнул Анас-Бар,- аппарат действительно будет драться за своё право угнетать, и - драться весьма серьёзно.

     - Фокус состоит в том, что драться они будут, как я понимаю, в основном не за возможность сидеть на своих местах, а за возможность получать доходы, к которым давно привыкли, причём - получать, не приходя при этом во взмыленное состояние.- С улыбкой подал голос пресс-секретарь.

     - Отчасти, увы - только отчасти...- С сожалением покачал головой седой запеянец. Анас-Бар согласно улыбнулся:

     - Разумеется, отчасти... Но, хвала всевышнему - эта часть не столь незаметна, чтобы мы не могли на неё надеяться...

     - Возблагодарим всевышнего за этот подарок...- Философски развёл руками журналист. Президент, улыбаясь, продолжил:

     - Так вот, вознеся благодарность всевышнему за этот подарок, мы просто выключаем какую-то часть управленцев из этой борьбы, показав им, как они своим умом могут без особого потения зарабатывать деньги и впредь. Правда, теперь в результате их деятельности косвенно будет наступать улучшение ситуации в стране - но я не думаю, что они будут этим настолько расстроены, что вольются в ряды борцов против новой власти...

     - Признаться, нам тоже хочется надеяться на это...- со смеющимися глазами поддержал его запеянец.

     - Вот только как это можно сделать?- Задумчиво пробормотал Карой.

     - Способов есть масса, и ещё не все придуманы.- Многозначительно произнёс Анас-Бар.- Ещё и на Вашу долю осталось - придумывайте, сколько сможете... А для затравки я расскажу один... Помните программу поиска объектов для инвестиций, прозванной в старом правительстве "программой поиска идей"?

     - И которая с треском провалилась, так как клерки просто разворовали все средства, предназначавшиеся для инвестиций?- Седина и ухмылка запеянца добавили его реплике ядовитости.

     - Именно... Суть состояла в том, что нынешний министр экономики вынашивал тогда стабилизационные идеи долговременного действия, которые, как депутат, эпизодически и предлагал. Одна из них заключалась в том, чтобы средства, направляемые на инвестиции, выдавать не существующим предприятиям, которые их с успехом пожирали, пожирают и будут пожирать, а вновь создаваемым. То есть - деньги выдавать авторам идей, могущих давать прибыль, для обеспечения возможности реализации этих идей. Это было как раз после провала попытки "кормить" существующие предприятия... Так вот, когда клерки услышали об этой идее, они подняли невероятный шум, называя её голосом разума, новым веянием, шагом в будущее и так далее - короче, стали бороться за то, чтобы такая идея была претворена в жизнь. Казалось бы - почему? Неужели те, кто до сих пор видел в Родине бесхозную дойную корову, вдруг - ни с того, ни с сего - воспылали к ней великой любовью и действительно стали поддерживать здравую идею, которая должна была не поднять старую, а стартовать процесс зарождения новой экономики?

     - Нет, конечно...- Хмыкнул запеянец.

     - Разумеется... Они просто увидели возможность пристроить к вымени этой несчастной, умирающей коровы ещё один сосок. Суть состояла в том, что клерк, который выбирает идеи для финансирования, легко договаривается с каким-нибудь мнимым автором какой-то тут же, на ходу, придуманной идеи, после чего "автор" исчезает с половиной денег, а клерк благополучно тратит свою. Такую операцию можно было повторить два-три раза, после чего клерку денег для финансирования больше не выделяли, так как начинали догадываться о том, куда они деваются.

     - Проще пареной репы.- Вздохнул Карой.

     - Было бы посложнее - они бы не додумались: годы безделья отучили их от напряжённого мыслительного процесса...- Развёл руками президент.- Собственно, чем это кончилось, вы все знаете не хуже меня: мне, например, неизвестно ни одно предприятие, которое бы сегодня работало, стартовав с денег этого проекта...

     - И - никто за это не сел.- Хмыкнул Алозан.- А жаль.- Смачно щёлкнул пальцами он.

     - Но мы постараемся исправить последнее упущение...- Проговорился, судя по реакции пресс-секретаря, Абар.- Сейчас как раз завершается расследование ряда таких "договорённостей", и, хотя это - грехи старого правительства, но лишний раз посадить того, кто пытался завалить нашу полудохлую коровку, никогда, по-моему, не помешает... Так что - в ближайшее время ждите громкого процесса. Раньше времени только не шумите в прессе - не спугивайте остальных: мне бы очень хотелось, чтобы на процессе уже фигурировали все те, по крайней мере, чьё участие в этом деле очевидно.- Закончил он.

     - И что же будет теперь?- Карой с тревогой взглянул на часы: полчаса истекали через пять минут, а из заготовленных вопросов было задано только два...

     - А теперь пришли мы. В белом фраке.- Улыбнулся президент.- И для начала, как я уже говорил, надаём подзатыльников шалопаям, а потом предложим следующее...- Анас-Бар сделал паузу, как бы приглашая присутствующих превратиться во внимание:

     - Система остаётся старой, за исключением того, что за попытку отмыть средства вышеописанным способом грозит каторжная тюрьма. Когда первые белые воротнички пойдут по этапу - это подействует. Я надеюсь, что вы осветите должным образом этот процесс... Что же касается тех, кто пока не замарался, то им предложат процент. Да, всего один процент - с тех денег, которые это, вновь созданное, предприятие, будет платить Родине в качестве налога. Это - примерно одна десятая процента дохода предприятия. Казалось бы, не очень много. Но - это уже выше, чем средняя зарплата гос. служащего. Следовательно, согласившись от лица Родины на финансирование только одного проекта, который впоследствии действительно оказался успешным, он повышает свои доходы более, чем вдвое.

     - Я думаю, он не ограничится одним проектом...- хмыкнул Карой.

     - Я тоже на это надеюсь,- вздохнул президент.- И, если мои надежды сбудутся, то, по самым скромным оценкам, за год эти ребята будут внедрять 2-10 проектов. За 10 лет - 20-100. В результате - всего за десять лет доходы самых ленивых будут в 20 раз превышать их сегодняшний оклад, а самые удачливые будут иметь доход, соизмеримый с суммой налогообложения среднего предприятия. Если подобной инвестиционной деятельностью заниматься всю свою сознательную жизнь, то есть - лет где-то этак с двадцати и до 65, то за эти 45 лет уже самый нерадивый, если он только не полный кретин, будет иметь доход, соизмеримый с суммой налога, выплачиваемого в казну средним предприятием, а самый расторопный - с суммой облагаемого дохода этого предприятия. Как видите - речь идёт о суммах, о которых они раньше не смели и мечтать. И заметьте: всё это - целиком официально. Никакой уголовщины!

     - Неплохой доход для бюрократа...- хмыкнул Алозан.

     - Ну, во-первых - он теперь бюрократом в чистом виде не является. Его теперешняя роль скорее соответствует финансовому сотруднику крупной инвестиционной кампании, а эти ребята должны иметь подобные доходы, если кампания хочет процветать, а не разоряться.- Возразил Анас-Бар.- А во-вторых - для Родины... в нашем,- он ухмыльнулся,- лице... Совершенно неважно, будет кто-то из них иметь сверхдоходы или нет. Для нас гораздо более существенно, что мы не будем при этом нищими. При старой системе эти деньги должны были быть разбазарены. Обратное было возможно только в виде исключения. При новой - они должны быть вложены.

     - Но ведь и обратное, увы, возможно...- Вздохнул седой.

     - Разумеется,- кивнул Абар.- В виде исключения. И тактика наша будет такова: мы создаём систему, в которой умный человек может совершенно честно, выполнив свои служебные обязательства, обеспечить свою старость и жизнь своих внуков на немыслимом для него ранее уровне; следовательно - все умные люди вполне могут её принять и начать в ней работать. Что же касается...- президент помялся,- иных, то есть - тех, кто предпочитает воровать и в таких условиях - то мы их умными не считаем и постараемся быстро от них избавиться. Далее. Мы создаём систему тотального финансового контроля, при котором все инвестиционные проекты, потерпевшие крах, будут тщательнейшим образом изучены соответствующими службами. Делаться это будет настолько серьёзно, что человек, почувствовавший неизбежный крах своего детища, будет заинтересован заранее, сам обратиться к этим службам, чтобы весь процесс краха был у них под контролем. Для него это будет лишний шанс избежать каторги, если избежать краха так и не удастся. А для служб - может, лишний шанс спасти ситуацию - путём привлечения грамотных консультантов или дополнительных финансовых вливаний - это уж как они решат. В любом случае - и службы, и те, кто принимает решения о целесообразности инвестиций, сидят на проценте дохода. Те же деньги, которые были потеряны, должны снижать этот процент. Как именно - это мы ещё продумаем. В любом случае, цифры должны быть таковы, чтобы человек был заинтересован работать честно, даже если у него и получилось несколько ошибок.

     - То есть - тот самый "объективный минимум ошибок" каждый может смело отмыть?- Довольная физиономия Алозана расплылась в улыбке.

     - Незачем. Во-первых, ни один финансист, если только он не круглый идиот, не захочет лишний раз привлекать к себе внимание контролирующих органов. Это очевидно. Во-вторых - он сам заинтересован вложить эти чужие деньги, чтобы потом получать с них свой доход. Единственное, что нужно здесь ещё учесть...- Анас-Бар повернулся к пресс-секретарю,- так это ситуацию, когда деньги ему нужны прямо сейчас и немало... Например, дочка замуж выходит или ещё там чего... Кредиты придётся давать... А возвращать будут... Нет, это не совсем то... Короче, запиши: отработать систему премирования работников, у которых процент ошибок ниже среднего, в объёме, соизмеримом с суммами непотерянных ими инвестиций... по сравнению с теми, кто такие потери имеет... Таким образом,- Анас-Бар повернулся к слушателям,- мы бьём последний, известный на сей момент, козырь воров: даём возможность тем, кто практически не ошибается, получать на руки официально суммы, соизмеримые с теми, которые были утрачены... или - украдены... теми, кто имеет больше проваленных проектов. Вот теперь есть резон и ворам подумать: стоит ли отмывать конкретную сумму в липовом проекте, если хоть часть её можно спокойно получить без всякого риска...

     - Ну, так все будут получать - официально, без риска... Что же изменится для нас, простых налогоплательщиков, не занимающихся инвестиционной деятельностью?- С некоторым недоумением спросил Карой.

     - Ну, почему же - "все"? Все не могут быть "лучшими" и премируемыми... Повторяю ещё раз: "отработать систему премирования работников, у которых процент ошибок ниже среднего, в объёме, соизмеримом с суммами непотерянных инвестиций..." То есть - мы премируем только тех, у кого, скажем так, "объём инвестиционных потерь ниже, чем в среднем"... И при этом будем очень серьёзно разбираться с теми, у кого уровень потерь выше среднего - так что всё, в принципе, должно быть нормально. Если же вдруг все станут работать слишком хорошо - средний уровень тоже быстро поднимется, так что мы всегда сможем выбрать для премирования только "лучшую половину"... Пусть потери на премирование неизбежны, но это - вклад в благосостояние лучших кадров. Он часто окупается даже там, где не ожидаешь. А вот потери инвестиций худшими работниками - это уже сфера внимания спецслужб. Я думаю, что при таком раскладе воры и дураки со временем отсеются...- Ухмыльнулся президент.- Причём - именно те, которые и воры, и дураки одновременно - ибо тот, кто поворовывал, но не дурак, должен быстро сообразить, что умнее присосаться к купленным за чужой счёт 10 новым коровам, чем загубить первую же, которую ему поручили купить... А все непричастные к этому процессу люди неизбежно выиграют хотя бы уже от того, что будут жить в гораздо более экономически развитой стране - думаю, преимущества чересчур очевидны...

     - Интересно, Вы и в других сферах деятельности предполагаете создание подобных систем отношений?- Поинтересовался запеянец.

     - Разумеется... Личные интересы всех людей, от решений которых так или иначе, много или мало - но зависит процветание нанимающей их стороны, должны быть очень тесно увязаны с интересами нанимателя... Каждый работник должен поступать в интересах нанимателя не только потому, что честен - ибо честен далеко не каждый; и не из "личной любви" - ибо не на ней обычно строятся отношения между работником и нанимателем. Он должен быть просто вынужден поступать так, если не дурак - всего лишь потому, что это выгодно и ему тоже. Если мы добьёмся того, что быть нечестным, вором, хамом, дураком - вдобавок ещё и просто невыгодно - мы имеем шанс со временем избавиться от засилья подобных явлений в обществе. Постепенно такие поступки станут непривычными, а через несколько поколений - совершенно неприемлемыми для подавляющего большинства. Тогда можно будет говорить о том, что мы в какой-то мере изжили эти пороки... А сейчас...- Анас-Бар улыбнулся,- сейчас я считаю, что, если мы сумеем поставить пороки людей на службу обществу, то нашу цель можно считать уже наполовину достигнутой...- Закончил он под ухмылки и аплодисменты газетчиков. Карой Де Лю украдкой взглянул на часы: прошло уже сорок минут.

     - А как Вы намерены реорганизовывать аппарат управления государством - особенно на местах?- Вынул он очередной вопрос из домашних заготовок.

     - Да, кстати...- переглянулись коллеги.

     - Основная идея заключается в том, что существующий аппарат состоит, в основном, из людей. Информационная техника и технологии, столь широко применяемые нами практически во всех сферах деятельности, практически не применяются в управлении, что совершенно алогично.

     - Но ведь там нужно принимать решения...- С некоторым удивлением произнёс Карой.

     - Отчасти, только отчасти...- поморщился президент.- В большинстве своём это - совершенно рутинная, нудная работа по учёту, подсчёту, оценке, усреднению и так далее... То есть - именно та работа, которая и является хлебом информатики... Нам нужно просто отдать ей её хлеб. Ну, а людям - оставшимся - предоставить право принимать решения; причём это уже должны быть не решения, основанные на шальной информации, полученной от некомпетентного аппарата, за которые - хотя бы вследствие этого - совсем не обязательно отвечать; эти решения будут строится на относительно достоверной информации, содержащейся в Единой Системе, с которой работают все - я подчёркиваю: все члены общества. И за корректность этого решения уже придётся отвечать - как и за достоверность всякой информации, содержащейся в системе, должен нести ответственность тот, кто эту информацию туда поместил... И ответственность эта должна быть уголовной... и приравниваться к сообщению суду или следствию заведомо ложной информации... Если, конечно, не влечёт за собой осуждения по более тяжёлым статьям - как, например, дезинформация с целью финансовых махинаций и т. п.. Поскольку любая приличная информационная система - а неприличную нам незачем и создавать - всегда может указать источник информации - с достоверностью, я думаю, особых проблем не будет... Ну, а функции "принятия решений" останутся за человеком. Высокоинтеллектуальная информационная система, конечно, может предложить какие-нибудь варианты - но человек волен выбрать из них приемлемый или предложить свой... чтобы принять решение, за которое он будет нести ответственность. Пожизненно. А система запомнит - кто, когда и какое решение принимал и какой информацией при этом руководствовался. И, если дом рухнет - так и через сорок лет найдём, кто проектировал, кто строил, кто стройматериалы воровал...

     - Даже это?- Иронично усмехнулся Алозан.

     - Ну, я не гарантирую, конечно, что можно вычислить того, кто реально утащил мешок... Хотя - и не исключаю такой возможности - при тотальном информационном контроле это вполне реально. А вот вычислить, кто сварил шов, который лопнул, или кто должен был засыпать компоненты в раствор, который потом превратился в песок - совсем несложно. И, если даже украл эти компоненты не он - почему недосыпал? Если не хватило, обнаружил недостачу - почему молчал?

     - Боялся начальника, который украл тот самый мешок. Или два...- Хмыкнул Алозан.

     - И начальника посадим. Причём - в первую очередь. Ибо именно он должен был организовать всё так, чтобы дом не рухнул. А вот насчёт того, ежели кто боялся...- президент на секунду задумался, затем повернулся к пресс-секретарю: - Пиши... И вы тоже...- он повернулся к газетчикам,- раструбите-ка на всю страну, что вот тот самый канал прямой президентской связи... с номером 001... Принимает на себя ещё одну функцию... Так, если любой человек видит некое зло... Или - несправедливость, которую сам побороть не в силах или боится - он может просто позвонить и сообщить об этом, связавшись с номером 001. А там должны принять меры.

     - Кто?

     - Ну, есть у меня уже такие ребята...- Загадочно улыбнулся Анас-Бар.

     - А если этот человек боится, что за такой звонок его... скажем, закатают под асфальт?- Проявил свою осведомлённость в методах решения подобных проблем Алозан.

     - Пусть свяжется друг, знакомый и так далее.- Пожал плечами президент.- Бояться особо нечего - эти мои ребята работают очень аккуратно: они прошли школу внешней разведки, где и обучены... Теперь, по причине сворачивания части резидентуры, остались не у дел - и я предложил им вышеупомянутые функции. Пока у них всё было отлично: все действия глубоко продуманы и вполне эффективны, и, что немаловажно - они пока ни разу не засветились. К тому же - они вправе привлекать несколько управлений служб безопасности, занимающихся примерно тем же, то есть - выявлением ситуаций, которые могут отрицательно влиять на стабильность, порядок в стране в целом. Или - на экономическое процветание страны в целом. Понятно, что продавец, который обвешивает, пусть даже постоянно - их не интересует. А вот если при этом такой продавец хоть раз успешно прошёл проверку - это уже интересно... То есть - им интересны не сами пороки - обман, вымогательство, мздоимство и т. п. - им интересны ситуации, когда эти пороки остаются ненаказуемыми, ибо, видимо, прикрываются теми, кто, находясь на содержании государства, должен с ними бороться... Вот это уже вопросы государственных интересов, ибо такой сигнал свидетельствует о гниении государственного аппарата, что угрожает стабильности.

     - Разведка внутри страны?- Усмехнулся Алозан.

     - А Вы можете предложить более эффективные методы?- В тон ему ответил Президент. Журналист только развёл руками.

     - Что Вы можете сказать о происшествии с Ла Гуаном?- Карой сделал попытку продвинуться всё же по списку заготовленных загодя вопросов.

     - Этот человек занимал должность премьер-министра до моего прихода к власти. Я не стал его трогать, чтобы узнать, как он поведёт себя в новых условиях.

     - Теперь узнали?

     - Разумеется,- усмехнулся президент.- Как и вы все. Правда, это обошлось стране в немалую сумму...

     - Какую?

     - Соизмеримую с годовыми поступлениями в пенсионный фонд...- Вздохнул Президент.

     - Эти деньги безвозвратно утрачены?

     - Пока неизвестно. Он содержится в заокеанской комфортабельной тюрьме и для нас пока недосягаем. Может, вот этот молодой человек,- он кивнул на меня,- и сможет пролить свет на то, как намерено действовать его правительство по отношению к этому типу...- У меня по коже пробежали мурашки: согласитесь - когда президент другой страны знает тебя в лицо, а ты об этом и не подозревал - это вряд ли вдохновляет.- Мне кажется,- продолжал между тем Абар,- что его там попробуют подоить - и, когда выдоят всё, что сумеют - передадут, возможно, нам.

     - Интересно, много ли выдоят?- Спросил Карой де Лю.

     - Исходя из его патологической жадности - не думаю, что много.- Ухмыльнулся президент.

     - А исходя из сведений о суммах имеющихся у него средств - доить будут настойчиво...- Добавил с усмешкой Джакус.

     - И долго с ним будут возиться, пытаясь доить?- Спросил ещё кто-то.

     - Пока не отчаятся...- Пожал плечами Президент.- В любом случае - место уже вакантно.

     - И кто же будет на этом месте?

     - Пока не знаю.- Развёл руками Анас-Бар.- Может, предложите кого-нибудь?- Закончил он с улыбкой. Большинство озадаченно заулыбалось в ответ, а Карой, хлопнув себя по коленям, воскликнул:

     - O, tempora! O, mores! Нет, ну кто бы мог себе представить ещё полгода назад, что кандидатуру премьера Ункарии будут предлагать журналисты?!

     - Если вам это не нравится - я не стану настаивать,- улыбнулся президент.

     - Да нет, что Вы...- Карой, будто спохватившись, замотал головой,- просто... скажем так: сегодня мы к этому как-то не совсем готовы...

* * *

     

     - А что там было? С Ла Гуаном?- Потом, когда президент уже уехал, поинтересовался я.

     - Да так, ничего особенного...- сверкнул глазами Карой.- Просто - видишь ли... когда премьера твоей страны ловит полиция другой страны за то, что он предъявляет паспорт третьей страны - это, согласись, впечатляет...

     - Мда... неплохо.- Согласился я.

     - А потом, при досмотре, выясняется, что у него с собой - чёртова дюжина паспортов, и все - из разных стран, на разные фамилии... Только рожа - одна!- Поддакнул, широко улыбнувшись, Джакус.

     - Ещё интереснее...- Воодушевился я.- А дальше?

     - А дальше...- Карой смерил меня взглядом, как бы прицениваясь, смогу ли я вынести такой шок,- он предложил им выпустить себя под залог... Сколько б ты думал?

     - Ну?

     - Та же чёртова дюжина...- Он выждал паузу и картинно закончил: миллионов гевей.

     - Сколько?!- Выпучив глаза, переспросил я.

     - Повторяю: тринадцать миллионов гевей.- Медленно, по слогам, с видимым удовольствием произнёс Карой. Затем помолчал немного, давая мне переварить услышанное, и добавил:

     - Что соответствует его официальной зарплате за период,- он снова сделал картинную паузу,- чуть больше тысячи лет.- Секундой позже он бросил на меня быстрый взгляд, пытаясь оценить произведённое впечатление. Я был просто ошеломлён.

     - И что же на это Анас-Бар?- Наконец выдавил я.

     - Как видишь,- пожал плечами Карой.- Ждёт. Хотя - я думаю, что службы сейчас лихорадочно всё проверяют, включая всевозможные "хвосты"... И - я не исключаю, что в течение этого месяца в правительстве появится ещё с десяток вакантных мест.- Саркастически улыбнулся он.

     

* * *

     А пока мы сидели за столиком и слушали Анас-Бара.

     - ...Система государственного управления, если её строить по-настоящему,- говорил меж тем кому-то он,- является одной из наиболее сложных в этом мире систем, ибо должна включать в себя не только людей, но и компьютеры. При этом компьютеры должны принять на себя функции сбора, хранения, предоставления информации - в виде, удобном для использования... Обслуживающие их люди должны обеспечить работу этой - информационной - части системы управления. Те же люди, которых называют государственными деятелями, должны, используя эту информацию, выполнять все остальные функции - от анализа до принятия окончательных решений и организации их выполнения. Самая тонкая проблема из мне известных состоит здесь в увязке интересов этих деятелей с интересами страны. Либо - подбор таких деятелей, которые могут ставить интересы страны гораздо выше собственных... Либо - ещё лучше: тех, чьими интересами непосредственно являются интересы общества и страны.

     - А такие бывают?- Скривился в ухмылке Алозан.

     - Увы - редко. Но, к счастью, их много и не нужно. Проблема здесь была, есть, и будет в том, чтобы обеспечить приток подобных людей с систему и сегодня, и в будущем...

     - Давайте объявим конкурс!- Крикнул кто-то.

     - Извините, но конкурс не пройдёт.- Скривился президент.

     - Почему?

     - Видите ли... Я убеждён, что пускать в систему государственного управления... людей случайных, пришедших туда со стороны, с неизвестным нам прошлым - просто нельзя. Я могу допустить туда лишь человека, обладающего в моих глазах безупречной репутацией, сформировавшейся в результате наблюдения за ним - хотелось бы - в течение всей его жизни... И - пусть кто-нибудь скажет, что я неправ.

     - Хм... Ну, насчёт "неправ" я не стану утверждать... Но - где взять столько людей "с безупречной репутацией", наблюдаемых "в течение всей их жизни"?- Заметил Карой Де Лю.

     - В этом, пожалуй, основная моя проблема. Сегодня.

     - А завтра?

     - А завтра мы попробуем сделать так... С самого своего рождения... С "ясельного возраста", по крайней мере... Человек живёт не один - он живёт в обществе, живёт среди людей. Разумеется, за ним всё время кто-то наблюдает - воспитатели в детском саду, учителя в школе и так далее... И каждый из них, какой бы уровень собственного эгоизма он ни имел, вряд ли пожелает жить "под плохим царём", верно?

     - Ну, пожалуй... Вот только понятие "хорошего царя" у каждого - своё...

     - Ну, не совсем... Для людей хоть сколько-нибудь образованных, хотя бы - до уровня средних воспитателей и учителей, должно быть, я думаю, очевидным, что "царь" должен быть порядочным, неглупым, как можно более свободным от снедающих его пороков, должен обладать какой-то жаждой знаний и уметь их добывать, и, что немаловажно - ставить интересы страны, по крайней мере, не ниже своих собственных. Неплохо, если его интересы с интересами страны и общества попросту совпадают.

     - А такое бывает?- Хмыкнул Алозан.

     - А ты с таким никогда не сталкивался?- Поинтересовался Карой.

     - Сталкивался. Но - крайне редко.

     - Думаю, что нам этих редких случаев хватит.- Усмехнулся Абар.- Мы не утверждаем, подобно Сонам, что любой может править государством, или - что управленцев должно быть много. Нам вполне достаточно тех, которые встречаются "крайне редко" - они именно затем и пришли в этот мир и им нужно просто помочь найти друг друга... Мы все должны им помочь, ибо всякий - я подчёркиваю - всякий неглупый человек должен быть заинтересован в одних и тех же характеристиках управленцев высшего звена: как минимум, это - неподверженность порабощению пороками, порядочность, природный ум и жажда знаний. Мне неизвестны двуногие, которые, будучи в здравом уме и трезвой памяти, изрядно поразмыслив и как следует всё взвесив, пожелали бы для себя другого правителя...

     - А если человек откровенно глуп?- Снова послышалось откуда-то сзади.- Или...- спрашивающий усмехнулся,- "в здравом уме и трезвой памяти" находится крайне редко?

     - А их, таких, много?- Вздохнул Абар.- Среди воспитателей, учителей, преподавателей?

     - Изрядно...

     - Да нет - к счастью, не очень. Куда больше там просто эгоистов или жадных до денег людей. Но и они должны прекрасно понимать, что уровень их благосостояния очень сильно зависит от того, сколько растащат или разбазарят алчные или безмозглые вышестоящие... А потому они все заинтересованы, чтобы выше них не было ни алчных, ни безмозглых...

     - И как это всё удастся реализовать?

     - Несложно. Всякий, кто заметит среди своих воспитанников или учеников кого-то, кого он готов "пропустить наверх", пусть просто заявит об этом в системе. В результате в ней появится его одна отметка, что этого человека желательно использовать в качестве государственного деятеля. Когда таких отметок наберётся побольше - воспитанник попадает в поле зрения тех, кого это интересует... Кроме того, таких людей каждый воспитатель начинает опекать и толкать дальше - это же очевидно. Так, передавая ребёнка в школу, он посоветует его родителям более опытного педагога, а тому посоветует обратить внимание на это чадо. Если чадо к тому времени не испортится и не деградирует - тот педагог сделает то же самое - то есть заявит о том, что считает целесообразным продвигать этого воспитанника в государственные деятели и поспособствует его дальнейшему развитию и обучению. При этом процесс такого "рекомендования" будет малозависящим от среды; единственное, что мы обязаны сделать - так это придать в обществе вес подобным рекомендациям.

     - Каким образом?

     - Должна быть какая-то серьёзная государственная поддержка... Я думаю, что с определённого возраста, где-то лет с 14-15, когда ребёнку уже имеет смысл оторваться от семьи и повидать мир, таких детей следует передавать в специализированные школы, или "державные лицеи", в которых юные дарования будут и жить, и учиться. Разумеется, туда следует привлекать наиболее умных и дальновидных педагогов, не ограничивая для них, конечно, свободу преподавания только этими лицеями... Из таких "инкубаторов" впоследствии будут происходить и учёные, и грамотные управленцы, и многие иные гениальные дарования... Дети в большинстве своём гениальны - надо только давать им возможность проявить свои качества и использовать их для совершенствования разума и души...

     - А остальные? Те, кто не попал в эти школы?

     - Что ж - "кто не успел, тот опоздал". Если я не в состоянии обеспечить всех - я обеспечу в первую очередь тех, кто для меня ценнее: тех, кто хочет учиться и уже учится. Тех, кто умеет работать и работает. Государство, если хочет жить и процветать, должно поступать именно так. Если кто-то не попал в число лучших - значит, где-то что-то упустил; значит, какие-то личные качества помешали ему показать себя. В любом случае я оставляю право свободного вступления в эти "державные лицеи" для каждого, кто способен сдать вступительные экзамены. Рекомендации для этого не нужны.

     - И он потом попадёт на государственную службу?

     - Не исключено.- Пожал плечами Абар.- Хотя и не очень вероятно: станьте на минуту на моё место... Или,- он улыбнулся каламбуру,- на место того, кто к тому времени будет это место занимать. Представьте, что мне - или ему - надлежит выбрать человека, способного занять тот или иной государственный пост. По "техническим характеристикам" - то есть по уровню знаний - допустим, подходят трое. Или четверо. Нужно выбрать того, кто более подходит, то есть - является более надёжным - по личностным характеристикам. Вот тут и анализируется перечень рекомендаций каждого - от детских яселек до высшей школы... И, разумеется, больше шансов будет у того, кто имеет больший период наблюдения, для того, кто более известен, более понятен... Это всё упрощённо, разумеется... Конечно, учитываются и личные впечатления, и многое другое... Но на первом месте я бы поставил уровень знаний и "уровень стабильности в течении жизни", оцениваемый по характеристикам этой личности, полученным в своё время от каждого из его наставников...

     - Вы считаете более нормальным замену государственных деятелей по инициативе "снизу" или по инициативе "сверху"?

     - Я считаю и то, и другое нонсенсом, свидетельствующим о нестабильной ситуации в обществе.

     - А что тогда является нормой?

     - Нормой я считаю следующее...- Абар задумался, потирая подбородок.- Видите ли,- наконец произнёс он,- в жизни человек попадает на то или иное место... Либо занимает тот или иной пост... Скажем так: обычно позже, чем ему хочется. Я не знаю, почему так бывает, но это, как правило, так. И, приняв этот пост, он ещё может что-то на нём сделать, но - чаще всего уже не хочет: он "перегорел". Человек, подверженный порокам, эгоистичный, ставящий свои интересы заведомо выше общественных, всегда скроет это и будет использовать полученный пост большей частью просто для личного обогащения, делая ожидаемое от него лишь в той мере, в которой это необходимо, чтобы не потерять место...

     - Если у него хоть для этого хватит ума...- Ухмыльнулся Карой.

     - Да, разумеется... Если он откровенно глуп - он будет "торговать кусками вымени от дойной коровы"... В итоге погубит её, а затем "будет искать другую корову"... Если не найдёт - подохнет с голоду... Или станет отпетым бандитом... Он не способен созидать ничего, что не было бы необходимо ему лично и прямо сейчас. Точнее - его желудку...- Ухмыльнулся Абар.- Это - не те люди.

     - А какие - "те"?

     - Те - это люди, не просто в той или иной степени наделённые порядочностью, а испытывающие, плюс к тому, ещё и потребность в какой-то общественно полезной деятельности. Для самовыражения, что ли... Эти люди, понимая, что не могут или не хотят по какой-то причине выполнять возложенные на них обязанности - например, потому, что уже "перегорели" этой идеей - начинают искать того, кто "ещё горит". И, если найдут - сделают своим заместителем...

     - То-то я думаю: откуда взялась фраза "начальники отдают приказы, а работают заместители..". - рассмеялся Карой.

     - Видимо, она отчасти порождена деяниями не до конца деградировавших начальников,- усмехнулся Абар.- Так вот... Любой из них, кроме того, далеко не безразличен к тому, что случится с его делом после его ухода... А потому стремится окружить себя если не единомышленниками, то - по крайней мере, людьми, которые его понимают; обучить их тому, что знает и умеет сам, в итоге - оставить вместо себя. Примерно такое вот поведение я и считаю нормой. И этим людям я бы хотел по мере возможностей как-то помогать. Хотя бы - поставкой кадров. Грамотных, образованных. Порядочных. Ибо - хорошо информированная и обученная непорядочность,- он вздохнул,- может оказаться куда хуже, чем иная война...- В зале мнения разделились: последнюю фразу многие не поняли и недоумённо оглядывались вокруг, как бы ища разъяснения или поддержки; те же, кто понял - удовлетворённо закивали.

     - Я бы хотел сделать так, чтобы никто не мог попасть в сферы управления государством - да и крупным производством - не показав себя человеком порядочным, причём - в условиях, когда его никто не контролирует. Кроме того, я бы хотел, чтобы туда не мог попасть человек, не получивший соответствующего образования либо - не зарекомендовавший себя реальной деятельностью. Для этого сейчас продумывается целая система отбора и подготовки кадров управления как для государства, так и для крупного бизнеса, и одним из основных источников пополнения списков претендентов будут те самые "державные лицеи"... Как средство обучения особо одарённых детей и подростков, которых их наставники желают в будущем видеть среди тех, кто будет ими править...

     - Кстати, насчёт этих лицеев... Откуда название-то?- Заинтересованно пробасил Джакус.

     - Игра слов...- Улыбнулся президент.- С одной стороны - "держава", с другой - "старина Держни". Его роль в создании и функционировании первого в истории подобного заведения представляется мне весьма привлекательной, а сама идея - достойной изучения и использования. Не смотря на то, что было это уже более века тому назад...

     - Уроки истории?- Хмыкнул Джакус.

     - Надо же хоть иногда уделять этой даме внимание - обделённые вниманием женщины становятся обидчивы, если не сказать - мстительны... А месть этой госпожи бывает особо изощрённой...- Мрачно ухмыльнулся президент. По столикам прокатился шумок, публика заулыбалась: ответ понравился.

     - В этом плане интересно было бы узнать Ваше отношение к рекламе,- встрял в беседу Боки.

     - То есть?- Не понял столь резкой смены темы президент.

     - Я имею в виду, что реклама в том виде, в котором она существует и широко применяется сегодня у нас, уже давно признана примитивной, глупой, а часто - и безнравственной чуть ли не во всём мире. То есть - речь не о том, что я, или Вы, или он,- Боки кивнул на могучую фигуру Джакуса,- или вообще кто-то из нас так считает. Я говорю о том, что там,- он отстранённо махнул рукой,- это уже _признано_ обществом _в целом_ и такого дикого и бесцеремонного засилья подобной тупости уже нет.

     - Собственно, к чему ты ведёшь?- Оборвал его нетерпеливый Карой.

     - Я веду к тому,- вздохнул Боки,- что не пора ли и в нашей стране уделить госпоже истории хоть капельку внимания? Если простого здравого смысла, как показывает наличествующая ситуация, недостаточно - так, может, хоть уроки этой госпожи следует учесть? Вот я и хотел бы услышать мнение президента по этому поводу...- Вздохнув, закончил мулат; поняв, видимо, что едва не запутал всех своими выкладками.

     - Понятно,- вздохнул президент.- Записывайте...- По рядам писак прокатился смешок, зашуршали блокноты.- Я считаю, что подавляющее количество вариантов сегодняшней рекламы есть поделки, изготовленные дебилами в расчёте на себе подобных... Аргументируют они это, в основном, тем, что "более высокий уровень недоступен массовому сознанию"... Каюсь: когда я такой аргумент в первый раз услышал - у меня почему-то зародилось подозрение, что "более высокий уровень" попросту недоступен им самим... Со временем это подозрение переросло в уверенность...

     - Где же выход?- Боки озадаченно развёл руками.

     - Я думаю - только в повышении среднего образовательного уровня в обществе. Тогда и потребности среднего ункарянина будут - думается мне - чуток повыше, чем, наклюкавшись после работы, уткнуться в телевизор, и, клюя носом, "впитывать" очередной боевик или фильм ужасов... как единственную "жвачку", способную хоть как-то всколыхнуть его отупевшее да огрубевшее сознание... Хочется надеяться, что и взгляды рекламоделателей да рекламодателей станут тогда хоть самую малость потоньше да поумнее... Если сама реклама вообще сможет существовать, как таковая...

     - Хм... А как же без неё? Реклама - она ведь двигатель торговли...- Добродушно усмехнувшись, запустил шпильку Джакус. Президент вздохнул:

     - Что ж - пусть реклама и есть двигатель торговли... Точнее - сбыта... Ещё точнее - способ любой ценой сбыть то, что тебе очень хочется сбыть... Да только чаще всего это желание сбыть очень слабо связано с объективными интересами того, кто тебе за сбываемое платит. Это просто способ добиться от него покупки того, что рекламодателю очень хочется продать - и не более. А это я считаю попросту безнравственным. И, потом - извините, конечно; но торговля - далеко не единственная и отнюдь не главная цель общества, не так ли? И реклама, да ещё такая оболванивающая - отнюдь не должна занимать в средствах информации столь доминирующее место... Я думаю, что нам в конце концов удастся создать нормальную единую информационную систему, доступ к которой есть у всех ункарийцев и которая построена так, чтобы каждый мог с минимальными усилиями найти хотя бы примерный перечень того, что ему нужно. И - выбрать. Реклама же - пусть даже не столь глупая, как та, что мы в основном видим - это есть, всё же, призыв. Как правило - призыв платить деньги за то, за что их хочет получить рекламодатель. Это безнравственно по определению, ибо поощряет большинство лиц попросту к необдуманной трате денег. Она поощряет лень. Нежелание думать. Она примитивизирует мышление. Отупляет. Смешно сказать - многие экземпляры аборигенов действительно искренне верят в доброго дядю из-за океана, который всего с трёхсотпроцентной прибылью продаёт им бесценное снадобье, именуемое "бальзам для зубов" и являющееся более бедным составом, чем старая добрая зубная паста, которую в менее привлекательной упаковке можно купить на каждом углу раз в пять дешевле...

     - Ну, если общество неспособно научить людей думать, делая правильный выбор - жизнь всё равно выполнит эту функцию: она - хороший учитель,- философски заметил мулат Боки.- Правда, за уроки дороговато берёт - но и учит хорошо. Тех, кто способен обучаться в принципе.- Писаки заулыбались: наверняка каждый хоть раз, да попадался на подобный крючок. И, как человек неглупый - вынужден был сделать вывод. Или - не один вывод...

     - Так вот: одну из главных функций общества... если, конечно, это есть организованное сообщество здравомыслящих людей, а не толпа, алчущая хлеба и зрелищ... я как раз и вижу в том, чтобы обучать людей, по мере возможности, меньшей кровью... То есть - не обязательно всякий раз на личном опыте.- Устало сказал Анас-Бар.- И, если общество, которое я пытаюсь создать, сумеет справиться с такой задачей - я уже был бы счастлив... в какой-то мере...

     - Кстати...- я сам не ожидал от себя такой смелости,- а не стоит ли нам, здесь собравшимся, тоже приложиться к этому процессу? Чтобы просветление наступило чуток раньше, чем президент сумеет создать пристойную систему образования, которая даст плоды, в лучшем случае, в следующем поколении? Почему бы нам самим сегодня не пошевелиться чуток для того, чтобы...

     - Превратить этот мир из неудачной шутки - в хорошую?- С недоверчивой ухмылкой продолжил мою мысль Джакус.

     - Предложи способ!- послышался задорный крик из задних рядов. Я покраснел.

     - Высказывай идею,- толкнул меня локтем в бок Карой.- Мы, ежели чего - поддержим.

     - Вот, например... Вышла какая-то реклама...- Неуверенно начал я.- Чаще всего в ней, если покопаться - есть к чему прицепиться: то ли там есть открытый призыв, то ли - не соответствующие действительности сведения, то ли - оскорбление чувств зрителей...

     - Разумеется,- кивнул Джакус.- Меня, например, она на 99% так раздражает, что хоть иск подавай за оскорбление моих чувств...- С напускной расстроенностью пробасил он, вызвав взрыв хохота у коллег.

     - Давай,- предложил сквозь смех Алозан,- я буду выступать с твоей стороны общественным обвинителем! А компенсацию - поделим!

     - Ты не так далёк от истины, как это может показаться...- Заметил я.- Я как раз и имел в виду, что здесь собралась, пожалуй, наиболее шустрая и сообразительная часть "народных масс"... И - чего скрывать - в известной мере наглая...- Шумок одобрения и довольные ухмылки пишущей братии придали мне сил.- И я так думаю, что устроить пару-тройку показательных процессов над наиболее наглыми околпачивателями было бы полезно... не только в моральном, но и в материальном смысле.- Поспешно добавил я, заметив некоторое недовольство и недоумение на физиономиях писак. Коллеги заулыбались. Начали потихоньку переговариваться между собой, обсуждая услышанное.

     - Хорошоооо....- Протянул Алозан.- Есть тут у нас пара-тройка вариантов... Да только...

     - Что "только"?- Многозначительно изобразив внимание, поинтересовался президент.

     - Именно, властелин, именно...- Криво ухмыляясь, закивал головой Алозан.- Правильно понимаешь: крыша нужна. И - крепкая крыша... Один из претендентов - табачный король. Другой - производитель шампуней. Денег - море. Власти - тоже. Раздавят, как клопов. Ну?

     - Не хотелось бы мне сейчас с этого начинать...- Потёр подбородок Абар.- Да, видимо, придётся... Что делать - когда-то надо и власть показать... Заодно и проверить, сколько её у тебя... Что скажешь?- Неожиданно обратился он к Наите.

     - Ты - президент, тебе и решать...- Напряжённо усмехнулась она. Видно было, что она прекрасно понимает все возможные последствия такого шага.

     - Значит, сделаем так...- Анас-Бар потёр подбородок, что-то измышляя.- Иск подаёте вы - компанией смертников, которые на это решатся. Остальные наблюдают за этим - настолько пристально, насколько это возможно. В случае начала давления или травли - шум поднимаете неимоверный. С редакторами улаживайте сами, насколько это возможно. Если заподозрите, что возникла угроза для жизни соучастников - обращайтесь: дам бригаду добровольцев спецназа, предварительно объяснив им суть дела. Думаю, в этом случае они отработают лучше, чем за деньги... Если всё же чего проморгают - не обессудьте: знали, на что шли. Если процесс проиграете - подавайте в высшие инстанции: тогда придётся вмешиваться мне, и я поддержу. Иначе - это будет и моё поражение. Если выиграете процесс - всё, что отсудили - поделите. Например - смертникам - две трети, а треть поделите пополам крикунам и спецназу - думаю, это будет разумно. Если же кто в результате этой эпопеи потеряет работу - собирайтесь в кучу и организовывайте своё издание. Немного денег дам. Если типографии не захотят печатать - вмешаюсь, что-то придумаем. Словом - на моё неявное участие можете рассчитывать. Только явно моим именем ничего делать не следует: как потому, что тогда придётся предварительно выяснять, что я думаю по поводу того или иного вашего шага, так и потому...- Абар задумался, тяжко вздохнув.

     - Ну?- Нетерпеливо поторопил его Карой.

     - Так и потому,- закончил президент,- что я пока, ребята, ещё не понял, на каком я, на самом деле, свете... И выбегать на площадь, размахивая одуванчиком - не буду.

     - Мультик такой есть,- зашептал мне на ухо, увидев моё недоумение, Карой.- Про зверушек, которые пошли зайку выручать. Зайку, как они думали, Мишка заграбастал, чтобы скушать. Ну, на самом деле там Зайка к Мишке пошёл чаи гонять - но дело не в этом... Есть там эпизод, когда мышонок врывается к Мишке через дымоход, и, размахивая одуванчиком - первым, что попалось под руку - зажмурив от страха глазки, орёт: "Не подходи!!!"... Понял?- Усмехнулся смуглолицый. Я кивнул.

     - Я хочу научить людей беречь и любить природу.- Отвечал между тем кому-то Абар.- Мне бы хотелось, чтобы никакие блага цивилизации не уродовали нашу землю; не лишали тех, кто уже жил там гораздо раньше нас, естественной среды обитания. Многие этого не понимают - или не хотят понимать; но жизнь всё равно заставит, как обычно, это понять: все мы так или иначе зависим от этих зверушек, от лютиков-цветочков и прочей "сентиментальной чепухи". Мы есть часть единого целого, часть совершенно не изученного нами огромного организма, где всё слишком сильно и сложно взаимосвязано... Уничтожив их, мы уничтожим себя: человек, как вид, не может существовать вне этого окружения, вне этой среды обитания. И мне бы очень не хотелось видеть, как жизнь преподаст людям такой урок... Очень. Почему-то...

     - И что Вы намерены в этой области делать?- Оживился Боки.

     - Пока не знаю.- Вздохнул президент.- Пока я ищу человека, который знает, что делать. И способен мыслить, исходя из наших реальных возможностей...- Боки потух.

     - То есть - противоречивого?- Съязвил Алозан.

     - Как и весь этот мир...- С грустной улыбкой развёл руками президент.- Не можем же мы бросить все ресурсы страны на восстановление планеты в целом...

     - Были идеи?

     - Сколько угодно...- Махнул рукой Анас-Бар.- Так что - давайте поищем реалистов. Способных сделать то, что реально уже сейчас. И заложить основы для будущих совместных действий с другими правительствами...

     - Опишите, пожалуйста, Ваши взгляды на необходимую роль государства в жизни общества...- Вспомнил кто-то очередную из домашних заготовок. На часы мы уже не смотрели - этим усиленно занималась свита. Но Анас-Бар, казалось, не обращал на неё никакого внимания.

     - Чтобы это описать - нужен не один день...- Вздохнул он.

     - В самых общих чертах...- Понимающе кивнул просивший.

     - В самых общих чертах...- Задумчиво повторил президент.- Тогда, прежде всего, видимо - стабилизация. Обстановки в стране, взаимоотношений в обществе, финансовой системы... И так далее.

     - Сегодня наше общество просто взрывоопасно - слишком велика разница между отчаявшейся нищетой и "благополучными" верхами. Не понимающими, на какой пороховой бочке они сидят.- Кивнув, добавил Боки.- Интересно, что именно в этой области Вы намерены делать?

     - Мне кажется, мы сегодня только об этом и говорим...- Усмехнулся президент.- Перераспределение - больная тема?

     - Злободневная...- Ухмыльнулся Алозан.

     - Мы говорили, что одной из функций всякого государства есть перераспределение части дохода. Занимаясь перераспределением, можно сделать страну вполне благополучной и стабильной, а можно - низвергнуть в пучину революции. Всё зависит от того, кто именно и в чьих интересах этим занимается... И - как именно он понимает эти интересы...- Боки поднял на президента изучающий взгляд.- И теперь нам хотелось бы узнать, что именно в этой области намерены сделать Вы?

     - Ну, например - финансирование безработных да неимущих - на каком-то минимальном уровне, позволяющем им не голодать да ходить не в лохмотьях. Ну, и - чтобы два-три человека могли оплатить вскладчину хоть минимальную санитарную норму жилплощади...

     - А зачем это тому, чьи деньги на это пойдут?- Осторожно поинтересовался Алозан.

     - Всё сие - токмо во имя стабильности...- Усмехнулся президент.- Некоторые из богатейших людей мира уже давно готовы просто-напросто содержать эту толпу, чтобы не ожидать от неё неприятностей.

     - Плата за спокойствие, так сказать?

     - Именно...- Кивнул Абар.- Но я не сторонник такой позиции и мне бы не хотелось делать эти выплаты совершенно безвозмездными...- На лицах присутствующих я заметил внимание.- Я считаю, что все эти выплаты должны учитываться и подлежать возврату в случаях, когда их получатель становится вдруг платёжеспособным. При этом сама система возврата не должна предусматривать отбор чересчур значительной для бедолаги части заработанных им средств. В конце концов, наша основная цель, как сколько-нибудь цивилизованного общества - это ведь не выбивание кредита, а, скорее - обучение бедолаги. Обеспечение его способности этот кредит возвращать. Даже, если это несколько противоречит нашим текущим финансовым интересам...

     - И насколько же оно может противоречить?- Снова капнул яду Алозан. Президент усмехнулся:

     - Жизнь человеческая - штука сложная... Она всё время заставляет нас сравнивать несравнимое... Сначала - две-три несравнимых вещи, потом - всё больше и больше... И человек всё время пытается решить эту задачу... Так, например, чтобы сравнивать товары - он, в конце концов, придумал деньги... Как некий "всеобщий эквивалент". И - опрометчиво думал, что этот эквивалент может помочь ему решить все вопросы, связанные со сравнением... А он только принёс новые...- Президент вздохнул.- И вот теперь Вы задаёте мне вопрос, что я предпочту: выбить большую часть долга и здравствовать на фоне обозлённого до отчаяния нищего, которого сделал своим заклятым врагом; или же взять с него столько, сколько он может дать, и спокойно спать по ночам - даже если для этого мне придётся на неопределённое время расстаться с большей частью долга? Я не знаю однозначного ответа на этот вопрос. В реальной же жизни приходится учитывать не две подобные альтернативы - а, по крайней мере, с десяток факторов...

     - Давайте остановимся не на глобальных и туманных факторах, а на более очевидных и... чисто технических деталях...- Понимающе кивнул Боки.- То есть - как Вы лично видите систему поддержки малоимущих и какие детали этого видения имеет смысл осветить в прессе...

     - Детали ещё предстоит выработать...- Вздохнул президент.- Я пока слабо представляю себе систему, способную учитывать все подобные задолженности при сносных затратах на её собственное содержание... Но суть должна, как я понимаю, сводиться к тому, что все лица, не способные в данный текущий момент себя содержать, автоматически ссужаются государственной системой "на проживание", в оговорённых правительством размерах и из созданных для этого страховочных фондов. Возвраты потом должны выполняться в те же фонды. Со злостными бездельниками работают соответствующие службы. Но даже тот факт, что им уже занялись, сам по себе ещё не лишает его права на ссуду - он продолжает получать её, пока его не изолируют - если, например, сочтут безнадёжным. Тогда уже речь пойдёт о принудительном труде...- Абар сделал паузу, как бы прислушиваясь к тому, как народ усердно скрипит перьями.- Все задействованные в этом процессе службы... должны сидеть на заранее оговорённом проценте... кто - с национального дохода, кто - с возврата денег в тот или иной фонд... То есть - надо продумать систему заинтересованности каждой из них в том, чтобы ситуация в обществе стабилизировалась... И увязать это как можно более тесно с их собственным уровнем дохода. Вот только что делать в плане принудительного труда - это вопрос...- Неожиданно улыбнулся, разводя руками, президент.- У Сонов сама система принуждения съедала столько, что дешевле было просто кормить дармоедов, чем содержать их в изоляции...

     - А дать им гектар пашни и лопату в руки!- Хохотнул верзила Джакус.- Собрать всех этих любителей в отдельный район, обтянуть его границей... Примерно так, как же предлагали выделить место под солнцем для "кожаных мальчиков"... И - пусть пашут! Если жрать хотят. Голод заставит... А если хотят ещё и ходить не голые-босые да лишнюю тяпку иметь - эт пусть с охраной торгуются. За счёт процента с торговли охрана и жить будет. И, сдаётся мне,- иронично добавил он,- что узники эти не слишком разбогатеют...

     - Хм... Пожалуй, в этой идее что-то есть...- Закусив губу, чтоб не рассмеяться, произнёс Абар.- Мы как-нибудь обмозгуем на досуге Ваше предложение...

     - Берите - не жалко...- Великодушно согласился Джакус.

     - Хороший вариант тюрьмы...- Задумчиво произнёс Боки.- К тому же - это решает в какой-то мере и проблему судебных ошибок: одно дело - пойти на плаху или попасть в одиночку, а другое - жить на свободе, под солнышком... А пахота - так она тому, об ком в суде ошиблись, может, и в радость будет. По сравнению с сегодняшними вариантами...- Мрачно усмехнулся он. Абар согласно кивнул.

     - А действительному ублюдку - ох, как в тягость...- Задумчиво продолжил Алозан.- Классная система! Дай пять!- Повернулся он с Джакусу. Тот крепко хлопнул его по ладошке.

     - Ай! Медведь хренов!- Тряся кистью, выразил недовольство Алозан.

     - Сам просил...- С невинной рожей ответил верзила. Всем было весело... Даже президент не мог уже сдержать смех.

     - С вами, ребята, не соскучишься...- Смахнув слезинку, заключил он.

     - А Вы почаще с нами общайтесь - глядишь, и жить веселее станет...- Подначил его кто-то.

     - Приму на вооружение...- Улыбнулся Анас-Бар.

     - Время...- Шепнул ему пресс-секретарь, постучав по часам. Если бы он заранее знал, какие эпитеты и какой силы вызовет этот его невинный жест среди окружающих - он бы наверняка от него воздержался.

     - Ничего...- Вздохнул, окинув взглядом собравшихся, Анас-Бар.- Не так часто такая возможность предоставляется - надо бы использовать её с максимальной пользой...- Улыбнулся он - чтобы сгладить, быть может, накал страстей.- Вы, наверное, езжайте... Пусть люди располагаются - что им с дороги-то тут сидеть... А я попозже подъеду.- И он обернулся к журналистам.- Да, кстати...- Как бы что-то вспомнив, остановил вдруг секретаря он.- Распорядитесь, чтобы начальника охраны ко мне больше не пускать. Пусть посидит, подумает... Ему это не вредно, как я понял из сегодняшних "манёвров" его "лучших людей"...- Ядовито добавил президент. Журналисты одобрительно зашумели: "деятельность" секьюрити сегодня у многих вызвала лишь жёлчную иронию.

     - Ну-сс... Вернёмся к нашим баранам...- Наконец, окончательно распрощался Абар со своим пресс-секретарём. Тот ушёл.- Какие у нас ещё есть "домашние заготовки"?- Журналисты заулыбались - иногда бывает приятно, когда собеседник понимает твою кухню...

     - Вот одна из них - производительность труда...- Вздохнул Боки.- В глобальном смысле...

     - То есть?- Уточнил президент.

     - Ни для кого не секрет, что производительность труда в нашей стране неуклонно... снижается.- Закончил, выждав соответствующую паузу, Боки.- Оставляет желать много лучшего и качество продукции... Оба эти показателя в последнее время уверенно... падают.- Повторил тот же приём ораторского искусства он.- При этом предпринимаются как отдельные, так и массовые попытки всячески скрыть этот факт и, даже, представить это явление обратным...- Все, улыбаясь, кивали.- Но - как причитает в подобных случаях моя тёща, "надо ж шо-то делать!",- закончил он.- Внимание - вопрос: так шо ж мы будем с этим делать?- Развёл он руками, вызвав даже аплодисменты.

     - Есть масса способов добиться того, чтобы люди стали трудиться качественнее и производительнее...- Задумчиво произнёс Абар, когда шум стих.- Собственно, даже при диктаторских режимах возможны какие-то успехи в производстве...- Вздохнул он.- Есть масса способов добиться от подчинённого тебе человека нужных тебе функций... Его можно заставить, запугать, подкупить... Можно унизить - до беспредела, а потом - милостиво позволить работать за право не быть униженным... Каждый из этих способов имеет свой предел возможного, разумеется... Поэтому в реальной жизни лучшие результаты достигались, как правило, путём их удачной комбинации...- Анас-Бар вздохнул, как бы извиняясь за откровенность, граничащую с цинизмом.- Но существует способ, применимый лишь к небольшой пока массе особым образом воспитанных людей - этот способ называется "свобода".- Немного помолчав, продолжил он.- Решиться на его применение в наших условиях сложно, получить результаты - ещё сложнее, да и подбор пригодных для него личностей - дело кропотливое, непростое и хлопотное... Но он имеет одно неоспоримое преимущество: он не имеет предела возможного. Результат - неограничен. По крайней мере, в обозримых пределах... Поэтому я не только считаю необходимым всячески способствовать его применению, но и постараюсь привести общество к состоянию, в котором таких людей в нём было бы как можно больше...

     - Каких?

     - Пригодных. Для применения в подобном производстве. Свободных. Способных к свободному творчеству - не из-под палки, не ради куска хлеба или хлеба с маслом и не ради "золотых унитазов" - а ради удовлетворения результатами своего труда.

     - Каким образом?

     - Сложное это дело... В двух словах не объяснишь... Даже - если абсолютно точно знаешь, как... Это - и воспитание подрастающих поколений, и повышение культурного уровня масс, что само по себе уже формирует более этически высокие, может - даже изысканные, потребности... Но ключевым моментом является, как я понимаю, непротиворечивость общественных отношений - как к самому творчеству, так и к людям, которые этим занимаются...

     - То есть?

     - Видите ли... До сих пор человек в большинстве случаев вынужден был решать дилемму: то ли быть ему честным, но бедным, то ли - богатым, но негодяем. А умения творить-созидать и умения хвалить-продавать практически никогда толком не совмещаются в одном и том же человеке... В этом плане все творческие личности вынуждены были балансировать на грани: с одной стороны, чтобы иметь возможность творить, с другой - чтобы иметь возможность результат своего творчества потом как-то продать. Я всю жизнь мечтал увязать эти проблемы в рамках коллектива, сообщества - и решить их в комплексе... Несколько раз мне удавалось попробовать сделать нечто подобное в рамках предприятий - и результаты превосходили ожидания... Люди до сих пор мечтательно вспоминают те годы... Теперь я хочу попробовать проделать это в рамках страны.

     - А в чём суть?

     - Смешно сказать, но - прежде всего - и большей частью - всего лишь в адекватности оплаты труда. В правильном подборе критериев оценки его результатов... Есть общая закономерность: производительность любого труда - в том числе и творческого - растёт пропорционально адекватности его оплаты. Это, конечно, далеко не единственный фактор - но один из наиболее действенных. Если модель оценки и оплаты труда неадекватна - результаты будут хуже; причём - практически вне зависимости от того, слишком много платить или слишком мало. При достижении же адекватности - эффект просто поразительный: производительность резко возрастает, в разы... А для творческого труда - в десятки раз...

     - Так просто?

     - Ну просто совсем элементарно,- ухмыльнулся Абар.- Если только сумеешь достигнуть адекватности. С учётом, разумеется, и того, сколько получают другие за ту же работу, каков общий уровень доходов в окружении твоих работников; с учётом того, за что именно ты им платишь...

     - Как это - за что платишь?

     - Обычно говорят, что платят "за работу". Но реально это никогда не выполняется: на самом деле одному платят за то, что он на работу является; другому - за то, что он приходит на работу вовремя; третьему - за то, что умеет угождать; четвёртому - за то, что у него дядя министр - и так далее... И лишь тогда, когда человеку начинают платить за реальные результаты его деятельности - он начинает нормально работать; работать так, как нужно потребителям его труда.

     - А до того - что, никто не работает?

     - Нет, почему же - какая-то работа всё равно ведь выполняется, должен же кто-то её делать... Просто при существующей, трафаретной системе оплат - со штатным расписанием, ставками и окладами - действительная ценность выполняемой работником работы зависит большей частью от его нравственных качеств. А платят всем либо "примерно поровну", либо - по крайней мере, вне всякой зависимости от эффективности труда... Ибо оценить эту эффективность... или результаты труда - либо не могут, либо не хотят. Либо - не хотят учиться. Как следствие - масса денег тратится просто впустую: вследствие некорректности оценки результатов труда и неадекватности его оплаты. При адекватной же оплате труда - по ценности результатов оного - деньги впустую уже не тратятся, ибо те, кто действительно работает, получат больше, чем при традиционной системе; а те, кто поднаторел в имитации бурной деятельности - получат меньше. И теперь уже лоботряс или хитрозадый не станут над работягой посмеиваться: дескать, работай, мальчик, трудись... И работяге не будет моральных причин себя сдерживать, и, воодушевляясь (как минимум - ощущением справедливости), он начинает работать производительнее. В разы. Или - на порядки, если работает головой: там скорость перемещения рук не тормозит процесс.

     - А это... не несбыточные фантазии?- Осторожно поинтересовался Боки.

     - А как Вы думаете?

     - Ну, не знаю...

     - Тогда давайте "ближе к телу": Вы сами как предпочитаете работать - чтобы результат Вашего труда оценивали так, как сейчас - или более адекватно?

     - Хотелось бы...

     - И правила оценки своего труда Вы бы могли придумать, наверное?

     - Да они, в общем-то, давно придуманы... В первом приближении... Если начать пробовать - так и отшлифуем... со временем...

     - Вот видите - за примерами и ходить далеко не нужно.- Ухмыльнулся Анас-Бар.- Мне несколько раз приходилось строить производственные отношения "с нуля", вследствие чего приходилось заниматься и проблемами адекватности оплаты труда. И во всех случаях, едва заходила речь о том, каковы должны быть эти правила - оказывалось, что у самих работников всегда было масса предложений на этот счёт... Оставалось только выбрать те, с которыми, пусть - скрепя сердце, но согласилось бы большинство участников процесса.

     - И Вы так и поступали?- Склонил голову набок Джакус.

     - Ну, не совсем,- усмехнулся президент.- Я обычно выбирал то, что соответствовало моим познаниям в этой области, а затем... делал так, чтобы большинство согласилось с этими правилами. Проблемы появлялись только в случае, если такую - или подобную - точку зрения никто не высказывал. Или, ещё хуже - если её высказывал тот, кого терпеть не могли в коллективе...

     - И что же Вы тогда делали?- Хмыкнул Алозан.

     - Решал проблемы,- с невинным видом пожал плечами президент, чем заслужил одобрительные усмешки и смех присутствующих.

     - Есть методики?- Понимающе ухмыльнулся Карой.

     - Разумеется...- Так же отреагировал и Абар.- Все мы прекрасно всё понимаем... Людям не свойственно сразу корректно оценивать предложенные им условия - им свойственно много "шиз", как говорят в народе. И эти "шизы" мешают им рассмотреть суть. Самые мощные из этих шиз касаются начальных установок на личность, являющуюся источником идеи: если установка положительная - так любая чушь может пройти "на ура", а если отрицательная - хоть головой о стену бейся, а самые распрекрасные идеи остаются непонятыми... Не потому, что публика неспособна их понять, а потому, что изначально считает, что от этого источника не может исходить то, что им нужно. Люди верят либо себе, либо своим кумирам - но редко способны задумываться над идеями врагов или, хотя бы, просто неизвестных им людей. Тут - и леность мысли, и - навязчивое, ничем не объяснимое желание как можно более быстро разобраться в ситуации, и - мания величия... Которую каждый отрицает, но с которой живёт...- Тяжело вздохнул он.- Так что - часто приходится "протаскивать" придуманную идею чисто "политическими" методами, а проверять её не по непосредственной реакции соучастников её реализации, а по последующей - скажем, через полгода-год. Когда идея будет не новой; уже, казалось бы - своей, и когда прошло достаточно времени, чтобы её понять и прочувствовать на своей шкуре... Вот тогда мнение соучастников становится обычно уже более объективным... Хотя - честно говоря, не всегда...

     - В общем - понятно, а в деталях - "будем посмотреть" в реализации, как я понимаю...- Вздохнул Боки.- А то - того и гляди, что в обсуждениях застрянем...- Подначил он.

     - Всяко может быть...- Улыбнулся президент.- Я хочу,- он, окинув взглядом начинающиеся сгущаться сумерки, взглянул на часы,- чтобы вы все поняли ещё одну простую вещь...- Абар сделал паузу, как бы давая возможность аудитории приготовиться к восприятию особо ценной мысли.- Вы можете сотрудничать со мной - а можете противостоять мне. Вы можете продержать меня на троне даже больше нужного мне времени - а можете свергнуть буквально за две недели. Пресса - большая власть. И - большая ответственность. Поэтому - прежде чем определиться в своих конкретных шагах - постарайтесь понять, к чему они приведут. Разобраться, нужны ли вам именно эти последствия... Давайте не будем, как дети, принимать поспешные решения... И ещё... Я не знаю, не воспримите ли вы это, как нарушение прав... Но - сочтите за просьбу: если кто из вас не уверен... скажем, в той или иной трактовке событий... Или - в правомочности той или иной подачи материала... Давайте лучше это обсудим. До публикации. Примерно таким же... или - пусть чуть меньшим... коллективом. Слишком нестабильна ещё ситуация в стране. И совсем, казалось бы, незначительный ненужный шум в прессе может сделать её непредсказуемой. Пусть каждый из вас подумает, так ли уж ему это надо...

     - Мы, понимаем, о чём Вы толкуете...- Задумчиво произнёс Боки.- Но...

     - ...мы тоже не дети,- вздохнув, продолжил его мысль Джакус.- Поэтому...

     - Мы запомним это Ваше предложение, чтобы, при случае, им воспользоваться.- Закончил общую мысль Карой.- Так, мужики...- Обратился он к собравшимся.- Темнеет... И, если б мне надо было его убрать,- он кивнул на Абара,- так именно сейчас бы я это и сделал. А потому - давайте так: кому-то ещё что-то не ясно? В общем?

     - В общем - пожалуй, ясно...- поразмыслив, резюмировали собравшиеся.

     - Кто-то будет настаивать на обсасывании остальных заготовок?- Прикусив губу, поинтересовался Карой. Посовещавшись, собравшиеся решили махнуть на это рукой.

     - Тогда я позволю себе выразить наше общее удовлетворение сегодняшней встречей и - надежду, что она будет не последней.- Выразительно взглянув при последних словах на президента, резюмировал журналист.

     - Да, пожалуй...- Улыбнувшись, согласился Абар.

     - Ловим на слове...- Поднял указательный палец вверх Джакус.- Ибо - кроме очень глобальных идей развития общества, которые мы тут сегодня обсуждали, каждый из нас терзается ещё и бренными и мелочными идеями текущего заработка...- С невинной рожей добавил он.- Так что - уж не дайте бедным писакам с голоду помереть...- Скорчив страдальческую мину, закончил он.

     - Не дам.- Твёрдо пообещал Абар.

     - Ну, коль так...- Боки, усмехнувшись, ненадолго задумался.- Ребята, а что если мы его домчим его сейчас до места на нашем транспорте, а? Его-то автобус с прихлебателями - отъехамши, а то, что для него приготовлено - тут всякая собака знает... Рисково, в общем-то...

     - Нет проблем...- Отреагировал Алозан.- по крайней мере, мои колёса никто не станет подозревать в перевозке плоти правителя...- Под смех собравшихся закончил он.

     - Интересная идея...- Задумчиво бросил Анас-Бар.- Что ж - давайте попробуем... Заодно и посмотрим, что будет делать охрана...

* * *

     ...А охрана не спала. Пока их достопочтенный руководитель метался, пытаясь прикрыть свой зад и спастись за кем-то от немилости президента, один из офицеров, задействованных в обслуживании визита, собрал наиболее приглянувшихся ему соучастников неподалёку от сквера и сказал:

     - Так, мужики... Мы и дальше будем выполнять тупые идеи этого кретина, лихорадочно прячущего сейчас зад, или - начнём работать?

     - К чему клонишь - говори проще, Алкой... Не томи...- Бросил ему товарищ ещё по разведшколе, с которым судьба снова свела его здесь.

     - Я клоню к тому, что - либо мы сейчас, приняв командование на себя, обеспечим процесс - либо загремим вместе с этой тупорылой свиньёй под фанфары.

     - Красиво сказал... Что ж - я, пожалуй, играю.- Высказался товарищ.- Кто ещё как думает? Только - быстро, ибо это как раз тот случай, когда счёт идёт на минуты... Тут - либо пан, либо - пропал... Короче - есть тут кто-либо, кто останется верен разложившейся структуре?

     - А чему предлагаешь быть верен ты?- Осторожно спросил кто-то.

     - Здравому смыслу и поставленной задаче.- Ухмыльнулся Алкой.

     - Тогда я тоже играю...

     - И я - тоже...

     - И я...- Короче, набралось их там человек десять. Ещё двое засомневались: а что, дескать, скажет хозяин?

     - Плевать я на него хотел.- Действительно сплюнул на землю Алкой.- Я за всю историю не помню ни одной изложенной им здравой идеи. Если бы такой кретин командовал в реальной разведке - нам всем давно была бы крышка.

     - Но я всё же так не могу...- Замялся сотрудник.- И, потом - устав гласит, что в подобных случаях я обязан его известить...

     - Чти заповеди. И некоторые - нарушай.- Ухмыльнулся Алкой.- На востоке мудрые люди живут... Книжки читать надо...- Добавил он.- Короче...- Голос его стал жёстким.- Я принимаю командование на себя. Он,- Алкой кивнул на товарища,- будет моим заместителем. В случае моего отсутствия или недееспособности его приказы выполняются, как мои. Цель: охрана президента. Методы,- он ухмыльнулся,- как учили. Законы чтём до тех пор, пока их нарушение не есть неизбежность. Вопросы?- Вопросов не последовало.

     - Кто со мной?- Согласие выразили все, кроме поборника устава.

     - Свободен.- Махнул на него Алкой.- Исчезни. Как и куда - на твой выбор. Если предпримешь что-либо или окажешься на дороге - уничтожу, не раздумывая. Брысь!- И группа рассосалась по территории.

* * *

     ...Когда машина Алозана с президентом на борту начала выруливать со стоянки, охрану это весьма удивило, но не обескуражило: две машины, потихоньку проковыляв по клумбам, выехали раньше Алозана на дорогу в город, ещё три аккуратно пристроились сзади. Алозан, высунув руку в окно, сделал несколько движений растопыренной пятернёй вверх-вниз, затем положил ладошку на крышу автомобиля.

     - Испугался, проказник...- Хмыкнул Джакус.- Не, ну мне тоже это не слишком нравится - видел я, как они там за кустами шептались...- Озабоченно добавил он.- Лови тачку, смуглянка...- И Карой метнулся к стоянке.

     - Его что - ещё и "смуглянкой" зовут?- Мимоходом поинтересовался я.

     - Ушастенький ты наш...- Озабоченно оглядываясь, пробормотал Джакус.- Зовут, как слышишь...- Открывая дверь подкатившегося такси, бросил он.- Садись, шпион... Погоняемся за сенсацией...- И Джакус кивнул на заднее сиденье, где уже расположился Карой. Я не заставил себя долго упрашивать...

* * *

     ...Машины выстроились в ряд следующим образом: впереди - две машины охраны, затем - Алозан, потом - ещё три "танка", упорно не пропускающих никого вперёд, и, наконец, мы. Как только выехали на трассу - машины мигом перестроились так, что Алозан оказался в ловушке: Две передние машины блокировали обе полосы движения впереди его, третья из задних, догнав, закрыла его от встречной полосы движения, а две оставшиеся блокировали обе полосы сзади. Рука Алозана упорно лежала на крыше...

     - Помощи просит.- Усмехнулся Карой.- А что мы можем сделать?

     - Будем выжидать...- Хмыкнул Джакус.- И заработаем на сенсации, в чём бы она не заключалась.- Скривившись, добавил он. Вскоре машина, изначально предназначавшаяся для президента, обогнала всех нас и пошла во главе колонны.

     - Что бы это значило?- Удивился Карой.

     - Может, пересадить хотят?- Пожал плечами Джакус. Машины перестроились: вперёд ушла та, что шла ближе к обочине перед Алозаном, а предназначенная для президента заняла её место, чтобы спустя некоторое время поменяться местами с параллельно идущей служебной. После этого та, что оказалась впереди, резко набрала скорость и ушла вперёд.

     - Ничего себе...- Присвистнул Джакус.- Интересно, что они готовят... Дальше ехали молча. До самого города. С появлением домов, переулков, поворотов машины сопровождения начали вести себя совершенно, на первый взгляд, непонятно, постоянно передислоцируясь вокруг машины Алозана самым замысловатым образом, едва не создавая при этом аварийные ситуации. Потом, анализируя их поведение, нам пришло в голову, что они его просто вели: он не мог ни свернуть с намеченного ими маршрута, ни вырваться вперёд или отстать назад: все повороты были вовремя прикрыты неожиданно догнавшей его задней или отставшей передней машиной, спереди и сзади на некотором удалении его всегда прикрывал корпус могучей "чёрной стрелы", При этом внешне всё выглядело так или примерно так, как будто он случайно затесался в этот кортеж и они пытаются от него избавиться. Продолжалось это до самой гостиницы, где должен был расположиться президент. Остановившись, кортеж заблокировал машину Алозана у тротуара. Мы, выскочив из такси, стремглав бросились к подъезду и едва не были сбиты с ног выскочившими из машины охранниками. Журналистские удостоверения на них подействовали слабо - вперёд нас всё равно не пустили, но и гнать не стали. Возле подъезда мы увидели, как Алкой резко бросил выскочившему из здания работнику:

     - Шеф дисквалифицирован. Я принял командование на себя. Заместитель - рядом. Задача - прежняя. Все неподчинившиеся имеют право исчезнуть. Противодействующие будут уничтожены без предупреждения.

     - Лихо...- Склонив голову набок, только и мог вымолвить сотрудник.

     - Две секунды на размышление.- Резко оборвал его Алкой.

     - Хм... Я - в игре. Слегка недоверчиво склонив голову набок, быстро принял решение тот. Алкой кивнул заму, и он с "новообращённым" удалились в здание - видимо, "обращать" остальных. Тем временем сотрудники выпустили президента из машины Алозана. Алкой, взяв под козырёк и щёлкнув каблуками, чётко, но тихо повторил примерно только что сказанное, но - уже в виде доклада президенту. Надо сказать, что Абар был озадачен. Пожалуй, даже немного чересчур бледен - одному Богу известно, какие мысли вертелись у него в голове, когда их несчастные "колёса" взяли на трассе в каре хорошо известные ему служебные машины. Алозан так и не вышел из машины - потом нам говорил, что ноги-руки противно дрожали и не слушались его совершенно - даже боялся, что не доедет.

     - Что ж - посмотрим...- Только и смог вымолвить президент в ответ на доклад новоиспечённого главы секьюрити.- Сами-то откуда?

     - Управление внешней разведки.

     - Как попали сюда?

     - Один деятель,- Алкой замялся,- сумел засветить часть сетки - пришлось снимать её с работы всю, целиком...- Со вздохом закончил он.

     - Так Вы здесь не один?

     - В данном подразделении - нас двое. Второй - мой заместитель.

     - Вы и там вместе были?- Уже с некоторым облегчением поинтересовался президент.

     - Если и были, то там мы этого не знали.- Ухмыльнулся Алкой.- На этом месте не стоит задерживаться...- Добавил он.

     - Понимаю...- И они прошли в гостиницу. Большой сенсации не вышло: никто из нас толком не понимал, стоит ли это событие обнародовать вообще и, если освещать его, то - как. Малость поразмыслив, мы решили не предавать сие событие огласке - материала и без того было достаточно, а лишний раз нарываться на неприятности никому не хотелось.

     Глава 5 Понять президента

     ...Готондская пресс-конференция не стала последней - Абар, видимо, не забыл данного мимоходом обещания "видеться чаще". Вскоре такие встречи стали еженедельными. С лёгкой руки Абара, с ухмылкой произнесшего однажды "наши сборища", они теперь и именовались не иначе, как "сборищами". На одном из таких сборищ, задумавшись над очередным чьим-то предложением, Абар неожиданно ввёл правило: он, пользуясь своим правом абсолютной власти, может изложить прямо здесь, на пресс-конференции, тот или иной новый закон или положение, суть которого вытекает непосредственно из текущей беседы. Закон вступает в силу немедленно - в том виде, в котором он был произнесён. Но эта формулировка не является окончательной, и юристы, увидевшие в ней те или иные неточности или противоречия, вправе в течение 3-4 дней создать и представить ему исправленную, которая после обсуждения на очередном сборище - при участии её авторов - и будет принята в качестве окончательной версии. Если вариантов окажется несколько - значит, в процессе обсуждения придётся выбирать наиболее приличный. Тот юрист или группа юристов, которому (которым) удалось создать окончательно принятый вариант, считаются авторами закона. Этот вариант и будет опубликован в своде законов. Если случится так, что временная формулировка не совсем совпадает по смыслу с окончательной - суды в сей короткий период вправе действовать "по сути здравого смысла", то есть - исходя из того, что логично было бы ожидать. И - их решения в таком случае могут быть обжалованы, вплоть до рассмотрения самим президентом.

     - Я понимаю, что это, в общем-то, бред,- ухмыльнулся Абар в ответ на шум в зале,- но - поймите: иначе мы просто ничего не успеем. Ну, а - чтоб наши драгоценнейшие юристы трудились недаром - за каждую принятую нами формулировку мы будем им платить. Примерно - в размере среднемесячного дохода.- Добавил он, вызвав заметное оживление.

     Новое правило быстро прижилось. Всякий раз, когда Абар отдавал то или иное распоряжение, обычно уже на следующий день был готов хотя бы один проект закона, который в течение недели обсуждался, в том числе - и в прессе; и уже на следующем сборище принимался окончательный текст. К этому быстро привыкли - "страна теперь живёт по распоряжению Абара",- ухмылялись ункарцы. "Слишком быстрый темп реформ, чтобы надолго рассмотрение законов откладывать"... - Добавляли они с совершенно серьёзной рожей и даже с какой-то долей сочувствия или соучастия. И не понять было, насколько иронично или удовлетворённо они сами к этому относятся...

     Абсолютная власть приживалась. Её уже не боялись. К ней как-то быстро привыкли. Может, просто потому, что она практически не применялась? Как-то Абара спросили, долго ли ещё будет продолжаться абсолютная власть и не пора ли, дескать, уже переходить к демократии.

     - Демократия невозможна по определению.- Ухмыльнулся он.

     - Почему?- Удивлению спросившего, казалось, не было предела.

     - Теоретически...- С какой-то долей обречённости вздохнул президент.- Ибо перевёрнутая пирамида неустойчива: всякая инверсная иерархия - неработоспособна. Подчёркиваю: даже теоретически. А на практике все попытки "всенародного" правления в истории человечества с треском провалились в прошлом и, смею вас уверить - провалятся в будущем.- Иронично добавил Абар.- Управлять должны профессионалы - те, кого этому учили. Те, кто это умеет делать. Те, кто хоть как-то представляет, к чему могут привести те или иные его решения, действия, поступки. Единственное, на что имеет безусловное право демос - так это выбрать из "управителей" тех, результаты правления которых устраивают, скажем, большинство этого самого демоса... Поэтому ратовать за демократию может либо тот, кто не знаком ни с теорией, ни с практикой управления, либо - тот, кто под шумок о демократии надеется узурпировать реальную власть.- Закончил он.

     - И, потом - что такое демократия?- Пробасил Джакус.- Право народа вначале избрать своего президента, а потом - кусать локти?- Невинно спросил он, вызвав смех в зале.- Так давайте мы лучше поживём при такой, как сейчас, абсолютной монархии, чем при такой, как тогда, демократии. Это всё - игра слов, мужики... И разговоры про демократию, как я соображаю, в истории чаще всего ведут те, кто хочет убрать реальную власть для осуществления своих целей. Я подчёркиваю: своих. А не каких-то мифических "общенародных". А демос ему нужен - лишь как движущая сила, способная текущую власть свергнуть. После чего актуальность участия демоса в дележе резко падает...- Иронично закончил он под одобрительные смешки собравшихся.

     - Ну, хорошо - долой демокартию.- Улыбаясь, согласился Алозан.- Но делиться-то властью монарх намерен? Али нет?

     - Любая система управления определяется каким-то балансом сил.- Задумчиво произнёс президент.- Если баланс удачен - система работает хорошо. Если нет - плохо. Я хочу, чтобы система управления нашей страной работала... ну, не очень плохо...- Усмехнулся он.- А потому "раздавать власть"... скажем так: слишком широко... я пока воздержусь.

     - А "не слишком широко"?- Бойко выкрикнул кто-то из зала.

     - Сейчас готовятся выборы органов власти на местах. Выбранные люди будут иметь исполнительную власть, реально ограниченную только текущим законодательством и... пока, в ближайшее время - ещё и моей волей.

     - А что ж не дать им свободу действий?- Усмехнулся Карой.- От этой воли?

     - Не готов...- Задумчиво покачал головой президент.- К этому я пока не готов. К этому мы будем идти - несомненно; и, надеюсь - в скором будущем прийдём. Но - не сейчас. Эту силу я пока не готов выпускать из-под контроля...

     - А какую - готов?- Загадочно спросил Смуглянка.

     - Пока есть только одна сила, которой я уже готов делегировать часть своей власти...- Ответил, улыбнувшись, президент.- Это - пресса.- Закончил он под общий гул одобрения.- Остальные - ещё не дозрели...

     Надо сказать, что похвала прессе была произнесена, на мой взгляд, вполне заслуженно: может, на ситуацию повлияла ещё та его первая беседа с прессой, где каждый должен был исподволь всё же сделать свой выбор; а, может - ункарцы просто уже пресытились ложью и тут, почувствовав поддержку сверху, стали к ней как-то особо нетерпимыми - сказать трудно. Но я имел возможность наблюдать немало фактов, когда за необоснованные нападки на того или иного лидера, за нехорошие варианты подтекста или игры слов, не говоря уже о явной дезе, на авторов таких перлов обрушивался просто шквал иронично-снисходительных разоблачений их коллег. У некоторых изданий после этого настолько падал тираж, что им приходилось попросту закрываться. Некоторые из них пробовали тут же возродиться под новым именем - но коллеги не дремали:

     - Это прекрасное новое издание предоставит Вам незабываемые возможности насладиться потоком информации, качество которой вы уже имели возможность оценить на страницах...- И далее следовало название недавно закрывшегося издания. Подобной "рекламой" журналисты не давали подняться вновь тем, кто падал под тяжестью обвинений в предвзятости или лжи.

     - Того и гляди - скоро никого и к чертям послать нельзя будет: обвинят в дезе,- однажды мрачно пошутил Алозан.- Направление, скажут, неточно указано... И - заметьте: никакого уважения к сединам...- Со вздохом добавил он, рассматривая на первой полосе портрет совершенно седого человека с абсолютно честными на вид глазами, вдребезги раздраконенного Кароем де Лю за витиеватейшую дезу - по сути, обелявшую главарей местной преступности.

     - Блин, меня добивает такое понятие, как "уважение к сединам"!- Вспыхнул Карой.- За что уважать - за то, что жизнь уже прожил? Так её все либо уже прожили, либо - ещё проживут! А ещё за что? Чем он от других как-нибудь выгодно отличается? Позицией политической проститутки? Покажи, что здесь достойно уважения?- Ткнул он пальцем в портрет.- Умение держать наивную рожу во время самой бесстыднейшей лжи? Я понимаю, как можно уважать человека за доброту его, не растраченную с годами, за силу его любви, не разрушенной невзгодами, наконец - за те знания и опыт, которые он приобрёл, систематизировал и дарит людям. Я могу уважать мозги, что под теми сединами - за мысли, что в этой голове роятся. Я могу уважать его за жизнь, прожитую так, что она может служить кому-то примером... Я могу, наконец, уважать за безумную, пусть даже - безрассудную храбрость или мужество... Но - уважать за то, что он свою жизнь просто "отмотал", как срок? Не понимаю...- Развёл руками Карой.- А про этого,- он ткнул пальцем в портрет,- я вообще молчу...

     - Пожилой человек вправе рассчитывать на сочувствие...- Явно пытаясь подначить друга, философски заметил Джакус.

     - На сочувствие - да. Пусть будет так. Но давайте не будем путать сочувствие с уважением. Обратите внимание, как формируется уважение к личности: если мы видим лицо, показавшееся нам умным - оно сразу вызывает в нас некоторый интерес. Когда же этот человек проявит себя в тех или иных ситуациях - мудрым поведением, грамотным советом - наше уважение к нему растёт. И только спустя несколько лет практически безупречной практики общения с ним мы можем рискнуть произнести нечто вроде "я его уважаю". Требовать же уважения к возрасту, к сединам - бред собачий и лицемерие редкостное! По отношению к старикам должна быть бережность, возможно... Осторожность... Отсутствие фамильярности - безусловно... Корректность... выражающаяся, по крайней мере, в том, чтобы, если вдруг он отчубучит нечто, за что я двинул бы сверстника по физиономии, то от этого "уважаемого" я просто отойду в сторону, предпочитая, по возможности, не связываться... Но - только если речь не идёт о вполне конкретной подлости, хитрости и так далее. То есть - простить или не заметить ему я готов, скажем, какие-либо невинные старческие причуды. Но вот уважать - уж извините, я буду того, кто достоин уважения. А не за эти причуды. И - не за то, что "срок отмотал"...- С блеском в глазах резко закончил Карой. И, каюсь - даже внутренне я не сумел с этим поспорить.

     Тема эта имела неожиданное продолжение на одной из пресс-конференций, которые в силу немногочисленности состава - обычно там было не более двадцати человек - проходили чаще всего в кабинете Абара. Это были довольно просторные апартаменты с длинным и широким столом, во главе которого восседал Абар. Стол был настолько широк, что сидящие друг напротив друга люди не могли дотянуться друг до друга.

     - Ни рукой, ни ногой.- Ухмыльнулся как-то Абар. Мрачно так ухмыльнулся - будто показывая: видите, какую чушь мне приходится учитывать...

     Да, так насчёт темы... Случилось так, что из двух известных махинаторов эпохи "смутного времени" одного посадили, а другому - по сути, позволили пройти на выборах и получить место правителя целого региона.

     - Уж не дело ли тут в чьих-то личных симпатиях?- С ядовитой ухмылкой закончил тогда свой вопрос Алозан.

     - Видите ли...- Задумчиво потёр подбородок Абар,- для меня, в общем-то, практически безразлично, каким образом он добывал деньги... То есть - это небезынтересно, конечно; но это - далеко не самое главное в оценке личности, ибо слишком многие в смутные времена становятся не слишком разборчивы в средствах... Точнее - в методах их добывания... А потому гораздо важнее для меня - знать, на что он их тратил... Тратил без принуждения, по своей воле: это куда более точно характеризует его, как личность - что, собственно, и требуется... Я хочу знать, хочу понимать... чего он добивался, к чему стремился - только на основании этого я могу предполагать, что он станет делать, получив ещё большие деньги или ещё большую власть. Если Вы сумеете проследить, на что этот... новоиспечённый правитель... получивший, кстати, абсолютное большинство голосов... вот в эти самые смутные годы тратил имеющиеся в его распоряжение средства - то совсем несложно будет понять, за какие-такие заслуги ему позволили занять этот пост. Что касается Вашего вопроса - я думаю, что на него ответил.- Кивнул он в сторону Алозана.- А вот что касается остальных... бизнесменов тёмного периода... То, кстати, я хотел бы получить по ним более точную информацию.- Обернулся он с Исхару, в то время - ещё главе СГБ.- В принципе, мы уже более-менее сносно стоим на ногах, и пора бы определиться, кто из этой группы нам полезен - своими взглядами да идеями, а кто - опасен своей алчью, беспринципностью да непредсказуемостью... Все они - реальные претенденты на ту или иную власть, и, думаю, всем собравшимся небезразлично, кто у нас составляет этот "второй эшелон", который не сегодня-завтра свои права на власть уже заявит.

     - Но... мы ведь не вели тотальной слежки - для этого у нас не было ни сил, ни средств...- Осторожно попытался оправдаться озадаченный Исхар.- Да и задача такая никогда не ставилась...

     - А в тотальной слежке и не было необходимости.- Пожал плечами Абар.- Людей, реально способных претендовать на власть, достаточно мало, чтобы Вы могли иметь о них полное представление без малейшего ущерба для остальных видов Вашей деятельности. Вы что - не в состоянии определить их круг?- Исхар, понурившись, молчал, как двоечник у доски. Позже Карой признался мне, что именно в этот момент ему стало страшно. По-настоящему страшно: он просто представил, куда должна была катиться страна, в которой такие посты заняты двоечниками - совершенно неспособными делать своё дело, но способными за возможно дольшее пребывание на своих местах становиться чьими угодно марионетками. Абар, пристально разглядывая съёжившуюся фигурку "силовика", озадачено скривил губы.

     - Кстати,- медленно произнёс он,- а что вы можете сказать о членах... Хотя бы верховной палаты центрального совета представителей?

     - То есть? В каком смысле?- Поднял удивлённые глаза Исхар.

     - Да я всё в том же - кто чего хочет, чего добивается...

     - Ну, это - хоть сейчас,- приободрился Исхар и начал бойко выдавать характеристики "народным избранникам". Абар какое-то время слушал его внимательно, затем спросил:

     - Постойте... Вы что - строите свои выводы на публикациях в прессе?- Зал оживился, зашумел.

     - Ну, почему же...- Замялся Исхар,- По текстам их выступлений... Мы их анализируем, изучаем...

     - Кто это - "мы"?- Не то недовольно, не то - озадаченно поинтересовался Абар.

     - У нас есть целый отдел по анализу их выступлений!- С оттенком не то гордости, не то - воспрянувшей надежды в голосе произнёс Исхар.

     - И чем же он, этот отдел, занимается?- Абар уже не скрывал своего удивления.

     - Анализом...- Не совсем уверенно произнёс Исхар, настороженно глядя на президента: тон Абара слегка озадачил его, и он, видимо, пытался сейчас лихорадочно сообразить, где же в этом разговоре он "сел не на того конька" и как ему теперь вести себя дальше. Абар нажал кнопку вызова - в дверях показалась секретарша - смуглая, тёмноволосая Инита с длинными ногами, приятным лицом и неожиданно умными глазами. В секунду окинув взглядом комнату и оценив обстановку, она согнала выражение нерешительности со своего лица и невинным голосом спросила:

     - Чаю?- А за её спиной уже маячили два дюжих молодца из службы охраны - звонок тот, видимо, был особенным: я так понял, что именно так Абар "сплавлял" зарвавшихся "фигур".

     - Проводите генерала в комнату отдыха...- с, как показалось мне, несколько ядовитой улыбкой ответил президент. Инита понимающе опустила глаза в землю.- Побеспокойтесь, чтобы он не скучал... Он мне может сегодня ещё понадобиться...- Охранники бесшумно испарились, освобождая проход. Исхар встал, вздохнул, всё ещё пытаясь сообразить, в чём именно он "дал маху" и явно не понимая этого; наконец - видимо, сообразив, что перечить сейчас и бесполезно, и глупо, покорно направился к выходу. Инита взглянула на Абара - дескать, не будет ли каких дополнительных распоряжений, но тот безучастно рассматривал высокую спинку кресла, в котором только что сидел Исхар.

     - Когда устроите гостя - зайдите ко мне,- наконец произнёс он, когда Инита уже почти прикрыла за собой дверь. Та молча кивнула в ответ.

     - Этот кретин может претендовать максимум на место обозревателя в дешёвой бульварной газетёнке.- Вздохнул Абар, едва за ушедшими закрылась дверь. Он отстегнул мобильник и какое-то время рассматривал его, как бы раздумывая, звонить прямо сейчас или отложить это дело "на попозже". Наконец он нажал пару кнопок и тут же пошёл вызов - видимо, номер был в "горячем списке".

     - Алкой? Появись у меня.- Тихо произнёс он.- Сейчас?- Он обвёл взглядом собравшихся, и, видимо, решив, что скрывать происходящее особо не стоит, ответил: - Можно и сейчас.- И отключился.

     - Есть те, кто не понял, что только что произошло?- Тихо спросил он. Все молчали. Кто-то - прекрасно понимая, что должность главы СГБ уже де-факто стала вакантной, кто-то - стесняясь признаться, что не до конца понял происходящее и надеясь выяснить всё это позже у своих более сообразительных друзей.

     - Ну, что ж... Думаю, что кто-то из присутствующих при случае поможет досточтимому Исхару обрести новое место работы... Типа названного мной... В какой-нибудь провинциальной,- он сильно подчеркнул последнее слово,- газетке, сильно жаждущей поднять свой тираж. Думаю, должность обозревателя - максимум, на что он может претендовать.

     - Думаете - потянет?- Усмехнулся Алозан.

     - А чем он занимался раньше?- Удивлённо спросил Абар.- Опыт у него в этом деле есть, и - немалый...- Продолжал мрачно иронизировать он.- Вот пусть и поработает на престиж мелкого издания...- Слова его были прерваны появившейся Инитой:

     - Клиент отдыхает, а к Вам - Алкой.- Одной фразой произнесла она.

     - Быстрый...- Усмехнулся Абар.- Заходи!- Махнул он рукой разведчику, маячившему за девушкой. Та посторонилась, пропуская, но не отошла в сторону, а именно - посторонилась в проходе. Девушки делают так иногда - например, если проходящий, им, в принципе, нравится. Абар, отметив про себя это, удивлённо улыбнулся: при всей своей внешней сексуальности Инита ещё ни с кем и никак не проявляла здесь истинную - внутреннюю, и такой знак внимания не остался незамечен. Карой, потупив глазки, с усмешкой шепнул:

     - Везёт же некоторым...

     - Уже позавидовал...- С другой стороны шепнул Джакус.

     - Заходи, дружище... Садись...- Президент указал Алкою на опустевшее место Исхара. Тот, хорошо скрывая удивление, сел.

     - Видишь ли... Мы тут только что,- Абар обвёл рукой собравшихся, как бы приглашая их в соучастники,- уволили Главаря СГБ...- Он слегка запнулся на слове "главаря" - то ли случайно, то ли - затем, чтобы выделить своё отношение к уволенному.- Поэтому у нас - вопрос: кто реально мог бы претендовать на это место? С точки зрения соблюдения, прежде всего, интересов страны, разумеется...

     - Есть простая методика, которую всегда не любит начальство, но которую охотно применяют реально работающие сотрудники перед операцией, если им не мешают...- Усмехнулся он. Президент изобразил внимание.

     - После постановки задачи и осознания её группой... Ей предоставляют право самой решить, кто поведёт группу. Как правило, это всегда лучший выход, ибо никто себе на голову приключений не ищет, и никто не способен адекватнее оценивать руководителя, чем эти ребята.

     - Голосование?- Усмехнулся президент. Алкой кивнул:

     - Да. Но при наличии у каждого права вето и при вступлении решения в силу только в случае - как минимум - двукратного перевеса голосов.

     - А если... такого единодушия не будет?

     - Тогда нужно дробить группу. При меньшем уровне поддержки командира массой - работы толком не будет: одна политика...

     - Чем я, собственно, теперь и занимаюсь...- Мрачно усмехнулся президент.- И кому же мы это поручим?- Он выразительно смотрел на Алкоя.

     - Это лучше делать самому.- Не поддаваясь на провокацию, ответил тот.- Если нет желания потом доискиваться, кто, где, как и что сфальсифицировал.

     - А методика?

     - Проста, как мир: в первом туре все просто называют, кого хотят, а во втором - голосуют. Голосование происходит после оглашения результатов первого тура, разумеется: это даёт возможность не распылять голоса, а, реально оценивая шансы претендентов, нормально делать выбор в пользу, хотя бы, "меньшего зла".

     - Хм... Интересно...

     - При тайном голосовании, разумеется. И - чтобы сохранность этой тайны была для всех очевидной.- Усмехнулся Алкой.

     - Например?

     - Например - собрать всех в зале, раздать списки результатов первого тура, затем собрать их с отметками проголосовавших. Есть и более сложные системы - где, например, каждый определяет очерёдность или предпочтительность для себя лично... не одного, а нескольких устраивающих его кандидатов. Но это - сложная система, требующая сложного подсчёта с определением веса или значимости каждой очерёдности. В нашем случае система должна быть как можно более простой - чтобы избежать кривотолков: уж слишком велик список голосующих, результат и так не всем очевиден, так что усугублять подозрительность нет смысла.

     - Что ж... На этой неделе и займёмся...- Вздохнул президент.

* * *

     И занялся. Всю неделю он мотался по городам, сопровождаемый Алкоем и его ребятами, официально именовавшимися сейчас "подразделение личной охраны президента". Все сотрудники СГБ были оповещены о том, что ему нужно - но никто не знал, когда президент явится в их город: Алкой настоял, чтобы маршрут был неизвестен никому и следующую точку путешествия они с Абаром всегда выбирали лично, удалившись с картой от окружающих. В иных местах он появлялся буквально на час-полтора, чтобы, собрав листки с предложениями, сразу же двигаться дальше. На следующем нашем "сборище" он был устал и подавлен, но всё же пришёл, и, взгромоздив на стол опечатанные банковские сумки, выдохнул:

     - Выручайте, мужики... Сам я этого и за год не пересчитаю, А вы... как лица, надеюсь, незаинтересованные...- И он махнул рукой, будто просто расписываясь в безграничной усталости.

     - Думаю, что будет лучше, если считать будут люди Бигура, а эти ребята постоят у них над душой...- Усмехнулся Алкой.

     - Любишь ты простые варианты, претендующие на идеальность...- Усмехнулся Абар.

     - Это далеко не идеально, но для требуемого уровня достоверности - более, чем достаточно.- С усмешкой возразил Алкой. Президент молча протянул ему мобильник, как бы демонстрируя своё нежелание что-то с кем-то обсуждать. Когда тот протянул руку, Абар набрал номер и, прислушавшись к начавшимся гудкам, отдал трубку "секьюрити".

* * *

     Весь вечер мы считали. И всю ночь мы считали. Утром сформировали список. Первым оказался Алкой.

     - Это естественно было ожидать,- невозмутимо пожал плечами он.- Все, естественно, наслышаны о происшедшем в Готонде и их решение вызвано именно этим слухом. Я полагаю, что лучше просто вычеркнуть в списке первую строчку - это будет если не более объективным, то, в сложившейся ситуации - наверняка более правильным.

     - А мне кажется...- Абар задумчиво поглядел на него,- что этого мы делать пока не будем. По крайней мере - до оглашения результатов второго тура...

     - Результат второго тура есть принятое решение...- Заметил разведчик.

     - Не в данном случае.- Возразил президент.- Давайте назовём это голосование не выборами, а опросом. Просто я хочу опросить этих ребят, чтобы учесть их мнение при принятии решения - вот и всё.- Алкой только мрачно пожал плечами.- Давайте сейчас запишем это... А снизу добавим этот список... с результатами первого тура опроса...- Он сделал ударение на последнем слове.- Сию бумагу размножим и разошлём на места. потом мы дадим людям неделю на размышление...- Он усмехнулся,- а мне - на досыпание... После чего повторим процедуру. А там - посмотрим.

     - Я могу предсказать результат.- Глядя на кончик носа президента, уверенно произнёс Алкой.- По второму туру пройду я - по причине, только что мною названной. Попытка впоследствии переиграть это решение вызовет бунт в среде СГБ: ребята устали от правления кретинов. За меня они уцепились только вследствие готондских событий - уверовав, что я - не кретин. Поэтому ситуация такова: либо я должен быть вычеркнут из списка прямо сейчас - например, на основании того, что уже занимаю пост, который некому перепоручить, либо - результаты второго тура должны иметь силу закона. Во всех иных случаях последствия... точнее - действия сотрудников СГБ как внутри структуры, так и вне её - предсказать невозможно. Одно можно сказать с уверенностью: стабильности в обществе они способствовать не будут. Не могут. По определению.

     - Мда...- Президент заинтересованно разглядывал Алкоя - так, будто видел его впервые.- Значит, сделаем так... Второго тура не будет. У меня просто нет ни времени, ни сил, ни...- Он усмехнулся,- ни желания неделю колесить по стране ещё раз. Поэтому...- Он потянулся к звонку,- подготовь-ка указ о назначении этого молодого человека... главой СГБ...- с усмешкой сказал он появившейся в дверях Ините.- И - письмо по СГБ с предложением всем сотрудникам, имеющим возражения по поводу этого решения, слать свои возражения лично мне... По указанному в письме адресу.- Инита стояла, потупив взор. На лицо хлынула краска, выдав девушку с головой. Через секунду лицо стало бледным, как мел: видимо, она уже успела принять столь трудное для себя решение... Ну, конечно - кто теперь он? Главный Силовик Страны. А кто она? Простая секретарша. Хоть и у президента в приёмной... Если раньше их должности хоть и были разными, но оставались соизмеримы - и она даже сочла возможным провоцировать парня, притом - привселюдно, то теперь...

     - Да, президент...- Из последних, видимо, сил стараясь оставаться хладнокровной, выдавила, сглотнув комок, она. Президент удивлённо посмотрел на неё: видимо, обычно весёлая и непринуждённая, девчушка выглядела так впервые.

     - Не надо было этого делать...- Тихо буркнул в сторону стоявший рядом с ним Алкой.- Ох, не надо было...- Президент переводил заинтересованный взгляд с него на неё и обратно, пока до него не дошёл смысл происходящего.

     - Ладно...- Он пристально посмотрел на Иниту.- Отложите пока этот указ.

     - А письмо?- Быстро спросила она. Видно было, что такой поворот дела несколько улучшил её состояние, но вернуться к прежнему отношению к Алкою она ещё не могла и наверняка думала, что уже и не сможет.

     - И письмо.- Кивнул президент. Круто повернувшись на каблуках, Инита быстро покинула комнату. На лице Абара застыло некоторое изумление - он её не отпускал и такое поведение было совершенно ей не свойственно... Посмотрев на Алкоя, он мрачно усмехнулся:

     - Я что - ненароком росток растоптал?- Тот лишь отрешённо пожал плечами.

     - Ну, что, мужики...- Вздохнул, разведя руками, глава государства,- кто понял, что произошло - нижайший поклон и просьба: устранить максимум возможных последствий...- Карой, быстро встав, метнулся за дверь.

     - Мда... А ты сам-то как к ней относишься?- Тихо поинтересовался Абар у Алкоя.

     - Присматриваюсь...- Пожал плечами, с досадой гладя в пол, тот.

     - Сам сходить не хочешь?

     - К чему? Кто я ей? Несостоявшийся любовник?- мрачно усмехнулся тот.

     - А она тебе?

     - Интересная девчушка.- Алкой вздохнул.- Жаль, что так получилось.

     - Думаешь, это - всё?

     - Думаю, что да.

     - Насколько уверен?

     - Слушай, давай договоримся...- На лице Алкоя ходили желваки.- Если мы будем работать вместе, то... короче - есть такое понятие, как предел допустимого...

     - Понял.- Пожал плечами президент, не скрывавший, впрочем, досады.- Хочешь сейчас уйти?- Алкой кивнул. Кстати появившийся в дверях Карой, встретившись с ним взглядом, поманил пальцем. Алкой метнулся за дверь. В комнате стало тихо. Анас-Бар был раздосадован и явно искал повода излить раздражение.

     - Видимо, сегодня ничего толком не получится...- Наконец выдавил он.- Давайте, наверно, по домам, ребята...- Народ, мрачно потупившись, начал расходиться. Джакус, воспользовавшись суматохой, пробрался к взбешённому монарху и, взяв его за плечи, неожиданно сказал:

     - Ты, это, мужик... Не бузи... Всем хреново, что так вышло. Да кто мог знать? Они и сами ещё, поди, толком ничего не понимали - приглядывались просто... принюхивались... Сам виноват,- усмехнулся Джакус,- окружил себя чересчур умными людьми... чересчур "личностями"... А они ведь простыми не бывают... У каждого - свои шизы... Нет, чтоб просто "погулять" - им в любовь поиграть надо... Теперь - терпи: доля такая. Сам выбрал.

     - Достало всё...- Мрачно взглянул ему в лицо Абар, не обратив внимание на простоту обращения к лицу, наделённому "абсолютной властью".- Что ни сделаешь - везде на что-то напорешься... Надоело...

     - "Что бы вы ни сделали - впоследствии пожалеете об этом"...- Мрачно усмехнулся Джакус.

     - Грей?- Такой же усмешкой ответил ему президент. Джакус кивнул.

     - Что ж - будем ничего не делать...

     - Хорошая мысль.

     - Есть выход?

     - Выспаться. Этак хорошенько поспать. Хлебнув на сон грядущий грамм 100... А потом подумать, как исправить ситуацию.

     - Не могу. Кризис, понимаешь? Не могу быть самым умным, самым предусмотрительным... Не могу учитывать всё! Не хочу. Устал. Почему я должен понимать всех - и никто не хочет понимать меня?

     - Хм... Интересно - а я сейчас зачем здесь стою?- Недоумённо, как бы про себя, буркнул Джакус.

     - Да, действительно?- Развеселился вдруг президент.- Народ там делом занят, девушек успокаивает...

     - Уймись, старина...- Джакус намеренно, похоже, плевал на фамильярность, будто бы поощряемый подобным же отношением к ней президента.- Ты ж знаешь, что неправ... Хотя и вряд ли тебе это можно поставить в вину... Но последствия разгребать надо - так же, как надо отвезти в больницу придурка, который вдруг метнулся к тебе под колёса. Так ведь?

     - Так, так...- Вздохнул монарх.- И где вы только взялись все на мою голову - такие умные, а?

     - Хотел бы побыть один?- Язвительно спросил журналист.

     - Да, какое-то время. Но - недолго.- Уже, видимо, почти успокоившись, попытался пошутить Абар.- До следующего сборища.

     - Понял, уходим.- Усмехнулся Джакус и, сгребя меня в охапку, выдвинул перед собой из помещения.

* * *

     ...Карой что-то шептал прильнувшей к его плечу Ините - похоже, уже просто обессилевшей от рыданий. В углу на стуле мрачно сидел Алкой. Повинуясь выразительному взгляду Кароя, мы с Джакусом тихонько выскользнули из приёмной, чтобы дождаться его в вестибюле.

     Первыми показались Инита и Алкой - парень вёл девушку, обняв за плечи. Оба явно никого вокруг не видели и видеть не желали. На лицах были следы скорби и опустошения, но некоторая недоверчивая умиротворённость уже, казалось, осторожно касалась их...

     - Ну что - не было бы счастья?- Насмешливо спросил Джакус подошедшего Кароя.

     - И не говори...- Криво усмехнулся тот.- Хотя - пень его знает, чем оно обернётся... Им бы ещё с пару недель перебродить надо было, дозреть... А так - всё слишком быстро. Могут быть проблемы.

     - Да вроде ж не дети уже...- Вздохнул Джакус.

     - А проблемы эти - что, только у детей бывают?- Ухмыльнулся Карой.- Я - так до сих пор не могу предсказать, что моя благоверная выкинуть может...

     - И не говори, курилка...- Весело посочувствовал ему приятель.- Женщины - штука загадочная... До невозможности.

     - Да ладно тебе...- Отмахнулся де Лю.- Как там Глыба - не растрескалась?

     - Глыбой мы обозвали промеж собой Анас-Бара,- видя моё изумление, страшным шёпотом, слышимым, казалось, во всех отдалённых уголках просторного помещения, зашептал мне в ухо Джакус.- Но это,- он подчёркнуто поднял вверх палец,- большой, большой секрет...- Я понимающе улыбнулся.

     - Глыба едва не растрескалась.- Сделав ударение на слове "едва", ответил Джакус Карою.- Но я приложил все усилия...

     - Ну, надеюсь - Наита с ним справится...- Вздохнул, перебив приятеля, Карой.

     - Он хотел, чтоб его поняли...- Сделав ударение в слове "поняли" на втором слоге, произнёс Джакус.

     - Все хотят...- Мрачно усмехнулся Карой.- Да не у всех получается... Ладно, пошли. Предоставим это ближним.

     - Пошли.- Согласился Джакус.- Хотя не всегда именно ближние способны понять - так, как надо. И - не всегда человеку хочется, чтобы его поняли именно ближние...- Продолжал философствовать он. Но Карой, не слушая его, пошёл ловить машину. А я стоял и думал: как всё-таки непросто бывает это порой - понять человека... И - как это бывает иногда необходимо. Жизненно необходимо. И - не только ему.

     Глава 6 Доверие.

     Доверие к Абару постепенно росло. Странно, но - казалось - практически у всех. Особенно - после назначения Алкоя главой СГБ. Многие, прослышав о предыстории этого события, сделали выводы в пользу президента. Многие удовлетворились ползущими слухами о том, что в качестве "первого государственного задания" новому главе СГБ Абар предложил поиск и возвращение на родину "денег госворов" - то есть средств, так или иначе уведённых из страны лицами, состоящими на государственной службе - в виде взяток, "откатов", "подарков" и так далее. Абара интересовала их движимая и недвижимая собственность - как здесь, так и за границей; суммы их счетов во всех банках планеты, даты приобретения собственности и даты пополнения счетов. Признаться, это интересовало многих... Вздохнувших с облегчением, когда слухи об этом задании достигли их ушей.

     Отношения Алкоя с Инитой пока окончательно не определились, но она уже не боялась показать ему свою слабость или высказать опасения о том, "что станут судачить" люди об их отношениях... Он, как-то нежно улыбаясь, успокаивал. Это вселяло надежду - надежду на то, что ещё один "росток" поднимется, чтобы когда-то, после цветения, принести плоды.

     Как-то так сложилось, что у Абара будто бы совсем не осталось противников. Или они пока затаились до срока - то ли пытаясь разобраться, что им делать, то ли - придумывая, как? Но - общая тенденция развития общественного мнения шла от осторожных попыток поверить ко всё большей и массовой доверчивости. Странно было наблюдать подобное в обществе, пережившем, как минимум, три-четыре культа личности только за последнее столетие... Надо сказать, что невольно поддавался общему настроению и я. И, поддаваясь, начал понемногу сообщать Торри всё более и более оптимистичные прогнозы в отношении дальнейшего развития событий в Ункарии. Хотя - с точки зрения целей моей командировки их следовало бы называть пессимистичными... Торри пока молчал. Может, просто выжидал - как большинство ункарских политиков, а может - всего лишь не спешил высказывать своё негодование по поводу невыполнения мной "целей и задач" командировки. Пытаясь разрешить эту дилемму, я пробовал получить нужные сведения у Лидочки - но попытки эти совсем не увенчались успехом: с одной стороны, кроме воздыхательно-мечтательного произношения моего имени мне толком ничего добиться от неё так и не удалось, с другой... мне почему-то всё меньше и меньше хотелось беседовать с ней о делах. Чушь... Неужели она мне настолько небезразлична? О, женщины, женщины... Скольких вы вдохновили, но...

     ...Обсудить эту проблему я пробовал в кругу своих новых... приятелей. Хотел сказать "друзей" - но осёкся: друзьями я смогу их, пожалуй, назвать гораздо позже. Где-то ближе к отъезду. Пока же это были просто приятели - неглупые, приятные мужики, от которых почему-то не ждёшь каких-либо экзотических гадостей. Надо сказать, что мне относительно везло в жизни на подобную публику: как бы ни крутилась судьба, сколько бы гадостей ни сваливалось на меня - всегда находился рядом кто-то, кто - когда добрым словом, а когда и многозначительной или просто доброй улыбкой - в последний момент вытаскивал меня из этой ямы, в которую я уже готов был в отчаянии свалиться. "Никогда не отчаивайся" - ухмыляясь, вспоминал я тогда надпись на стене какого-то из восточных храмов. Фотография этой стены стояла на столе у моей матери, когда та была ещё жива. Потом, в неразберихе похорон, я так и не понял, куда она делась - но надпись эта запомнилась мне надолго. Может быть - на всю жизнь.

     Приятели отнеслись к проблеме неоднозначно: Карой Де Лю - смуглый красивый парень, представляющий собой, казалось, помесь араба с европейцем, только уклончиво да многозначительно улыбнулся в ответ, когда однажды вечером, после рюмки коньяку и чашки кофе, я затронул эту тему.

     - Брось, парень!- Хмыкнул Алозан.- Она вырвет тебе сердце, положит в миксер и нажмёт кнопку!- Но никто его особо не поддержал - все лишь заулыбались в ответ.

     - Женщины - сложные существа...- Вздохнул, будто предугадывая или предчувствуя будущие события, громадный верзила Джакус, напоминавший мне своими повадками и габаритами инопланетянина Muzzy из знакомого с детства мультфильма.- Слишком часто они могут легко растоптать тот букет, который им готовятся преподнести...

     - Ничего, я не злопамятный: отомщу и забуду.- Будто защищаясь от самой идеи, допускающей подобное со стороны Лидочки, ухмыльнулся я.

     - Мстительность - черта более женская, чем мужская...- Задумчиво возразил Muzzy.- А мне сдаётся, парень, что ты - более мужик, чем баба...- Испытующе взглянув на меня, добавил он.

     - Есть тут ещё и такая проблема...- Задумчиво глядя в потолок, протянул Алозан.- Дело в том, что женщина... всегда права.- Я только улыбнулся в ответ.- А если она неправа,- взглянув на меня и по-своему, видимо, оценив мою улыбку, заметил Алозан,- то тебе придётся извиниться и замолчать.- Я лишь обречённо развёл руками в ответ. Алозан, видя, что слова его не достигли цели, лишь обречённо махнул рукой: пропадай, мол - что с тебя взять.

     - [Жениться - это значит наполовину уменьшить свои права и вдвое увеличить свои обязанности][Аpтуp Шопенгауэp]...- Подал, наконец, голос и смуглянка Карой.- Если ты готов к этому, парень... Тогда не спрашивай у нас совета.

     - А если не готов - то мы хором скажем тебе, куда идти.- Хохотнул Джакус.

     - Знаешь... Ты... Привези её как-нибудь сюда.- Усмехнулся Карой.- У нас говорят так: Если твоя невеста нравится твоим друзьям - значит, тебе нужно срочно избавляться от ревности...

     - А если не нравится - то от невесты...- Расхохотался Muzzy.- Ибо сие может означать лишь то, что ты ослеплён. И как долго будет продолжаться это ослепление - одному Богу ведомо.

     - Есть, конечно, какая-то... исчезающе малая вероятность того, что это может продолжаться всю жизнь...- Нехорошо ухмыльнулся Алозан.- Но мне лично о таком слышать не доводилось. Так что - я предпочёл бы избавиться от ревности.

     - Особенно, если б имел невесту...- Похлопал его по плечу верзила Джакус.- Но ты не горюй, старик...- Повернулся он вдруг ко мне.- Ты привези её как-нибудь... Приведи на пляж... Мы посмотрим... И выскажем тебе всё, что думаем по этому поводу. Ну, а решать...- Он вздохнул и лицо его стало вдруг каким-то обречённо-серьёзным, почти озабоченным,- решать тебе, парень, придётся самому. Ибо никто,- он сильно выделил последнее слово,- никто не сможет тебе в этом помочь.

     ...Словом, моя попытка найти помощь в этом деле провалилась. Отчасти - обернувшись в шутку, отчасти - став дружеским советом решать всё самому. И мне ничего не оставалось делать, как продолжать регулярно строчить отчёты Скренту - отчёты, содержащие всё больше и больше положительной (или её следует назвать отрицательной?) информации. О Лидочке я просто старался не думать - зачем? Чем я мог себе или ей помочь? На расстоянии всё равно ничего не выяснишь, только начнёшь идеализировать придуманный образ, чтобы потом разочаровываться... А разочароваться в Лидочке... Скажем так: мне почему-то не хотелось. Очень.

* * *

     ...Надо сказать, что Торри до сих пор относился к моей Ункарской информации крайне осторожно: уж очень это всё не соответствовало тому, что он "нутром чувствовал", отправляя меня сюда. Его душа жаждала сенсаций, разоблачений, совершенно неопровержимых, всё и всех упредивших, сногсшибательных... То же, что присылал я, заставляло его прийти к выводу, что он ошибся: в Ункарии явно не происходило ничего такого, что могло бы насытить его остро жаждущую разоблачений, неспокойную репортёрскую душу.

     - Ты, Торри, как начинал репортёром скандальной бульварной газетёнки - так с тех пор толком и не изменился,- как-то, смеясь, в очередном телефонном разговоре подколол его я,- так же жаждешь любых сенсаций - пусть даже завтра о них забудут, но зато сегодня ты - в тираже!

     - Да ну тебя...- Обиделся он. И я удивился: если бы Торри просто послал меня к чёрту - я б понял, что "перебрал" и впредь был бы с ним малость поосмотрительнее: шеф, всё-таки... Если бы он тихо перевёл разговор на другую тему - я бы понял, что он и сам примерно так думает, но - не будешь же признаваться в этом подчинённому... То, что он обиделся - меня озадачило: это не входило в привычные стереотипы его поведения. Малость поразмыслив, я пришёл к выводу, что Торри, видимо, попросту озабочен какими-то очень серьёзными размышлениями - настолько серьёзными, что и мой тон, и сам факт подколки, и затронутая тема были абсолютно несовместимы с уровнем серьёзности его мыслей. Ещё немного пораскинув остатками серого вещества, я окончательно утвердился в мысли, что в голове Главного Редактора Скрента происходят сейчас очень серьёзные изменения, и изменения эти, скорее всего, непосредственно связаны с его оценкой происходящего здесь, в Ункарии... Думал Торри долго. Очень долго. Непривычно долго - несколько месяцев. Он ждал. Маятник оценки ункарских событий у него в голове застыл в верхней точке и готов был качнуться в любую сторону, в какую - зависело большей частью от меня. Торри ждал. За весь этот период он не опубликовал ни одного сообщения, ни одной оценки, ни одного моего отчёта - ровным счётом ничего об Ункарии. И только после получения материалов Готондской конференции, он, наконец, позвонив мне, категорически потребовал, чтобы я, "чёрт возьми, объяснил наконец, что там происходит".

     - Кто его знает...- безразличным тоном ответил я, в душе ликующе покатываясь над беднягой Скрентом. Потом, выждав паузу, в течение которой он молчал, пожёвывая кончик сигары и сопя в трубку, я миролюбиво добавил:

     - Похоже - ты ошибся, старик...

     - Думаешь?- Быстро переспросил он, ничего не уточнив, из чего я понял, что был прав, оценивая его душевные терзания и муки.

     - Практически уверен.- Последовал спокойный ответ.

     - Ну, ладно...- Он снова пожевал кончик сигары.- Я надеюсь, ты прекрасно понимаешь, что, если на этот раз ошибся уже ты - то по миру мы пойдём вместе?

     - Почему?- С как можно более наивной интонацией поинтересовался я.

     - Не разыгрывай девственницу...- прорычал Скрент и, какое-то время тяжело подышав в трубку, добавил:

     - Потому, что в этом случае... ни тебя, ни меня больше никто и никогда на работу по специальности не примет. Надеюсь, это понятно?

     - Хм... А не по специальности?- Продолжал наслаждаться его состоянием я.

     - А не по специальности...- Изысканно-задумчиво ответил он, из чего я понял, что он принял и подхватил мою игру,- могу предложить, например, корриду - будешь придерживать быка за... хвост, пока он... Кгрм... Ну, ещё - ресторан... где-нибудь на обочине... то есть - придорожную харчевню: мыть посуду,- он выждал паузу,- после свиней на содержащейся при ней ферме... Или - мыть окна... в какой-нибудь развивающейся стране, где ничего не слышали ни о нашем еженедельнике, ни об Ункарии...- Наслаждаясь ядовитостью придумываемых идей, фантазировал он. Мой смех остановил его измышления.

     - Ладно, не продолжай - убедил...- поспешил уверить его я.

     - Так ты всё понимаешь?- С сильным ударением на "всё" уточнил он.

     - Почти,- успокоил его я.- Но, тем не менее - ничего обнадёживающего тебе сообщить пока не могу. Более того - и не вижу оснований полагать, что смогу это сделать в будущем.

     - Значит - сенсации не будет?- Уточнил Торри.

     - Видимо, так.- Подтвердил я.

     - Ну, что ж - смотри, старик...- Торри снова замолчал. Затем, сплюнув, видимо, вдребезги разжёванный кончик сигары, добавил:

     - В одну петлю лезем...- И положил трубку.

     А наутро я, наконец, увидел первую за всю историю нашего еженедельника статью об Ункарии - на центральном развороте, редакционную, со ссылкой на первой странице... "Так что же, всё-таки, происходит в Ункарии"? - спрашивал огромными буквами заголовка сам Торри Скрент. В тексте он рассказывал всю историю моего отъезда, описывал ориентацию моих отчётов, характеризовал меня, как "самого ушлого и пронырливого из существующих репортёров" и заканчивал статью фразой "Так кто же, всё-таки, пришёл в Ункарии к власти - тот, кто действительно способен построить общество здравого смысла, или же - самый незаурядный из "Злых Гениев Человечества" всех времён и народов, который сумеет объегорить да околпачить всех так, как никому в истории не удавалось и не снилось до сих пор и вряд ли удастся в будущем?". Верный себе, Торри и тут, забрасывая невероятнейшую затравку, сумел обеспечить себе путь к отступлению: дескать, "а разве я что-то утверждал?". Статья вызвала бурю: тираж ушёл "в день". Уже к вечеру второго дня выпуск стал бестселлером. Тему подхватили другие газеты, и, благодаря своей "ежедневности", даже, как им казалось, перехватили инициативу... За неделю количество аккредитованных в Ункарии корреспондентов выросло втрое. Публика с нетерпением ждала, что скажет в следующем выпуске Торри Скрент. А Торри ждал - не тявкнет ли кто-то из вновь набежавших сюда шавок что-то на Анас-Бара, не выкопает ли кто-то из них какой-нибудь компромат... Позже он мне признался, что семьи всех служащих редакции всю неделю занимались вычитыванием периодики, а в вёрстке находились сразу два варианта еженедельника - как тот, что содержал публикации "размышлений Скрента над моими отчётами" и обещание опубликовать в последующих выпусках их все; так и тот, в котором была безразличная статья о празднествах в Лас-Геоне - на том же месте, чтобы подчеркнуть безразличное отношение Торри к "Ункарской Чепухе". Всю ночь перед выходом еженедельника никто из "посвящённых" не спал. В 2 часа ночи Торри принимает соломоново решение: печатать оба варианта, но не начинать раскладку.

     - Это - за мой счёт,- проявил небывалую в подобных случаях щедрость он. Раскладку начали только утром, а щедрость Торри окупилась в два дня: тираж уходил быстрее, чем его успевали развозить - пришлось допечатывать...

     - Сколько?- Спрашивали Торри в типографии.- 20, 30%?

     - Двести...- поразмыслив, выдохнул он, совершенно озадачив печатников. Крейсен, исполнительный директор печатного дома "Грэй", даже потрогал его лоб рукой и участливо заглянул в глаза: дескать, у тебя, дружище, как - просто температура поднялась или совсем голова поехала от успехов? В нескольких типографиях, руководство которых не пило со Скрентом кофе по четвергам на семейных вечеринках и не играло в гольф по пятницам - даже потребовали оплату вперёд. Но Торри был непреклонен: тройной объём - и не меньше. Дальнейшие события показали, что и на этот раз его нюх не подвёл своего хозяина: весь тройной тираж ушёл за два дня. В прессе поднялась буря: большинство газетчиков поняло, что они что-то проглядели, и начали на все лады перемывать то, что сообщил "аналитик Торри Скрент". Уже "аналитик"... А тот купался в лучах всеобщего внимания: раньше он и сметь не мыслил мечтать о том, что вся - абсолютно вся - пресса будет перемывать и обсуждать сведения, опубликованные в его еженедельнике - и никто не предложит какой-либо иной информации... На третьем выпуске с "размышлениями Скрента над моими отчётами" тираж вырос уже на порядок. Торри был на вершине блаженства. Но, когда он говорил со мной по телефону - голос его дрожал:

     - Ты знаешь... если ты прокололся - у меня после этого в жизни будет только одна цель, только одна навязчивая идея...- Как-то нервно произнёс он.- Догадываешься, какая?

     - Догадываюсь...- Ухмыльнулся я.- Но тогда - ты не оставляешь мне выбора при определении моей цели, моей навязчивой идеи...- Хмыкнул я. Торри принуждённо рассмеялся.- Ладно,- попытался я снять напряжённость,- ты пока бабки-то шальные спрячь подальше... Чтоб никто не знал, где искать...

     - А зачем?- Оживлённо поинтересовался прирождённый интриган.- И потом - что это ты такой заботливый стал?

     - Зачем? Да просто... когда это всё взорвётся - так чтоб было, чему скрашивать твою жизнь в какой-нибудь никому не известной далёкой стране и отвлекать тебя от выполнения той самой "единственной навязчивой идеи",- вздохнул я.- А что заботливый стал - так ведь не о тебе, о себе забочусь...- Торри грохнул, аж трубка захлебнулась: идея понравилась. Обстановка разрядилась. Я облегчённо вздохнул.

* * *

     ...Публикации моих отчётов имели неожиданные для меня последствия: в один прекрасный день я получил послание с нарочным. День был действительно прекрасным (точнее - утро), хоть я и был разбужен в немыслимую рань - было всего 9 часов утра - совершенно бесцеремонным звонком. За дверью оказался вполне интеллигентного вида представитель власти, стройный, крепкий, подтянутый; похоже, в прошлом - военный. Осведомившись, кого он видит перед собой, он возжелал проникнуть в жилище. Заметив моё замешательство, вызванное видом, не совсем пригодным для бесед с представителями другого государства, он, улыбнувшись, заметил, что "это не имеет никакого значения" и посоветовал мне не уделять этому "слишком много внимания". Насколько мог, я старался следовать его советам, что при наличии на теле только нижнего белья было не очень просто.

     - Не волнуйтесь - я Вас долго не задержу,- спокойно заметил гость, проникнув в гостинную.- Я уполномочен передать Вам личное приглашение президента бывать у него в удобное для Вас обоих время.

     - Ттт..о есть?- Лихорадочно сглотнув, с трудом выдохнул я.

     - Вы присутствовали при вручении Софите такой карточки?- Пришелец оторвал от корешка пластиковую визитку с голубой каймой.

     - Ну... Вроде, да...- не зная, что сказать и как вообще себя вести, выдавил я.

     - Я так понимаю, что Вы имеете представление о её назначении?- Многозначительно улыбаясь, поинтересовался собеседник, поставив меня этим вопросом в совершенно идиотское положение: либо я должен был солгать, не имея даже представления о том, чем это для меня чревато; либо я должен был признаться в том, что подслушивал личные беседы президента страны, предоставившей мне аккредитацию - опять-таки не имея ни малейшего представления, чем это мне грозит.

     - Мне почему-то кажется, что Вы не станете этого отрицать...- Направил меня в нужное русло пришелец и, подчёркивающе склонив голову набок, многозначительно улыбнулся. Мне ничего не оставалось, как выдавить нечленораздельное:

     - Нн..у... я пп..остараюсь,- в ответ на что он, удовлетворённо кивнув головой, расставил точки над i:

     - Я так и думал. Видите ли, человек, способный оперативно прослушать произвольно выбранную им на улице машину, в любом случае привлекает внимание...

     - Кк...как это?- Потёр лоб я. Потом, сообразив, что отпираться, собственно, уже совершенно бессмысленно, поспешно поправился:

     - В смысле - чьё внимание?

     - Спецслужб,- просто, как само собой разумеющееся, пожав плечами, произнёс он, совершенно меня ошарашив. Какое-то время понаблюдав чередование пятен белой и красной расцветки на моей физиономии, собеседник взял на тумбочке платок и услужливо протянул его мне, предложив вытереть испарину. Нельзя сказать, что это было некстати...

     - Не волнуйтесь,- насладившись произведённым эффектом и, видимо, пожалев меня, произнёс он.- Для Вас все связанные с тем событием проблемы уже решены.

     - То есть?- Поспешил уточнить я.

     - То есть...- Он ненадолго задумался. Потом - видимо, решив, что не превысит этим своих полномочий, начал рассказывать:

     - Я думаю, Вы понимаете, что мы предпочитаем ознакамливаться со всеми сообщениями, отправляемыми корреспондентами в свои редакции...

     - Я понимаю...- Только и мог развести руками я.

     - Ну, конечно, мы не в состоянии обеспечить полную невозможность бесконтрольного прохода сообщений - но такая задача и не ставится: в конце концов, несколько пропущенных сообщений существенно картины не меняют...

     - Какой картины?- Осмелился поинтересоваться я.

     - Наших представлений о том или ином аккредитованном здесь корреспонденте. О его взглядах, уровне мышления, порядочности... О его предвзятости или объективности... Нам нужно просто наблюдать за всеми вами, вычисляя тех, кто в угоду какому-либо текущему моменту станет вдруг лгать, или - попросту придумывать факты или события...

     - Зачем вам это?

     - А для искусственного отбора...- Ухмыльнулся собеседник.- Видите ли, мы несколько небезразличны к общественному мнению о нас в других странах...

     - И поэтому вы хотели бы его формировать?- Высказал я, как потом понял, слишком некорректную догадку. Собеседник поморщился:

     - Ну, зачем так... Это же глупо... Общественное мнение формирует пресса... Это - её функции. А мы - просто присматриваем за ней, замечая, кто и как это делает... И, если заметим, что кто-то делает это некорректно - постараемся поставить его в дурацкое положение...

     - Каким образом?

     - Ну, как-нибудь так,- собеседник отвлечённо рассматривал стену,- чтобы большинству его читателей вдруг стало очевидно, что "господин - соврамши"... Обычно для этого не надо так много сил и средств, как для формирования общественного мнения...- Саркастически улыбнулся он.

     - Так, значит...- Наконец сообразил я,- мы все... И я, в частности - у вас под колпаком?

     - Под наблюдением,- мягко поправил пришелец.

     - И... что же?- Не зная, что дальше говорить, спросил я.

     - Ничего,- услышал я в ответ.- Конечно, когда мы увидели в Вашем сообщении стенограмму беседы Абара с Софитой - мы опешили. Разумеется, начали подробно просматривать съёмку событий...

     - А разве она велась?- Удивился я.

     - Конечно,- улыбнулся он.- Причём - с высоким разрешением и с разных точек. Вскоре мы рассмотрели, как Вы применили нечто, и заподозрили, что это такое. Пришлось доложить президенту. Он заинтересовался и дал разрешение посадить Вас "под колпак".

     - То есть?- Вытирая испарину, глупо спросил я.

     - То есть - за Вами было установлено круглосуточное наблюдение и все - я подчёркиваю: именно все Ваши сообщения и переговоры с тех пор перехватывались. Результаты анализировались у нас, естественно; но и Абар нередко жаловал Вас своим вниманием, просматривая Ваши сводки. Надо сказать,- развёл руками собеседник,- что такой чести здесь пока ещё никто не удостаивался...

     - Хм... И чем же вызван такой интерес к моей персоне?

     - Ну,- ухмыльнулся пришелец,- согласитесь - не каждый день встречаются корреспонденты, способные запросто оперативно подслушивать беседы глав государств сквозь стёкла автомобилей... И совсем уж редко попадаются среди вашей братии те, кто в сообщении в редакцию отмечает, что эти данные - "для анализа, но не для публикации", ибо получены "неадекватным способом"...- Хохотнул он.- Ну, а такие, которых редакция в таких ситуациях слушается - это вообще нонсенс... Собственно - тому, что мы сейчас беседуем здесь и в таком тоне; тому, что Вам ничего от нашей службы не грозит - Вы обязаны процентов на 90 тому факту, что эта беседа не попала в текст опубликованных у Вас на родине "размышлений"...- И я мысленно воздел очи к нему, благодаря судьбу за предусмотрительность Торри Скрента, который, постоянно требуя "полнейшей информации" ради возможности верного понимания и толкования событий, всегда признавал за корреспондентом право ставить на отдельных фрагментах гриф "не для печати" - торжественно обещая, что ни одна фраза из помеченного таким образом текста никогда не просочится дальше его рабочего кабинета - и, хвала Всевышнему, до сих пор свято соблюдал это своё обещание. Как я понял, в данной ситуации жадность его к "жареным фактам" могла обойтись мне недёшево...

     - Сначала мы предположили, что Вы - резидент иностранной разведки: слишком уж хорошее техническое оснащение для простого журналиста, согласитесь...- Улыбаясь, продолжал разлагольствовать пришелец.- Потому и посадили "под колпак"...

     - И... Как долго я там был?- Не зная, что сказать и как вообще себя вести, польщённый и напуганный одновременно, едва выговорил я.

     - До вчерашнего дня.- Просто ответил собеседник.- Вчера было принято решение, что дальнейшее полное наблюдение бессмысленно, ибо за весь период не был обнаружен какой-либо поступок, признанный кем-то из нас нелогичным для обычного корреспондента или противоречащим интересам Ункарии... Более того - в целом Ваша деятельность здесь выглядит настолько...- Он задумался, не в силах подобрать нужное слово,- короче - в результате всего этого президент не прочь с Вами познакомиться, ибо Вы ему заочно понравились.- Резюмировал он, протягивая мне карточку.- Факт вручения этой карточки означает факт личного доверия президента. Если Вам это польстит - можете считать, что Вы признаны личностью, полезной для Ункарии. На всякий случай,- он ухмыльнулся,- повторяю, что карточка эта даёт обладателю право в случае угрозы для его жизни пользоваться услугами правительственных служб безопасности. Кроме того, она позволяет бывать в зоне отдыха президента - там, где бывает он сам, его окружение и избранные им аналогичным способом люди. Тот факт, что он передал её Вам, означает, что он не прочь встречаться и беседовать с Вами и предоставляет Вам для этого такую возможность. Впрочем, если Вы желаете отдохнуть там самостоятельно, ни с кем не встречаясь, то Вам достаточно сообщить об этом диспетчеру - и вместе вы легко выберете время, которое устраивает Вас и на которое никто больше не претендует. Вы можете привести с собой одну особу - это может быть либо особа, сочетавшаяся с Вами законным браком, либо - особа, с которой Вы постоянно появляетесь в обществе. В любом случае, если она сама не имеет подобной карточки - Вы должны сообщить о ней заранее.

     - Насколько заранее?- Входя во вкус, поинтересовался я. Хотя это и было совершенно бессмысленно: Лидочка, моя единственная... чумная влюблённость?... могла появиться здесь только лишь в моём воображении...

     - Не знаю.- Подчёркнуто отчеканил собеседник.- Я не могу этого знать заранее. Протокол действий таков: Вы сообщаете нам о конкретном человеке, затем мы начинаем его проверять. Когда мы убедимся в допустимости его присутствия в этой зоне - мы Вам сообщим. Но - когда это произойдёт и произойдёт ли вообще когда-либо - я не знаю. Надеюсь, это понятно?

     - Ммм...да.

     - Ну, вот и прекрасно.- Посетитель поднялся с места и взглянул на часы.- Я ведь говорил, что долго Вас не задержу... Не забудьте,- уже направляясь к двери, напомнил он,- что президент хотел бы с Вами эпизодически встречаться и беседовать. Самый лучший вариант для Вас - если Вы просто будете там бывать, не заказывая время "лично для себя". Или даже наоборот - подчеркните диспетчеру, что не прочь выбрать время, когда там будет Абар и с ним - не слишком много народу... Ну, номер телефона диспетчера и Ваш личный номер - на карточке, никаких имён или фамилий произносить во время разговора не следует - только номера... В том числе - не должно, естественно, произноситься имя президента... сейчас его номер - 17... Если возникнут вопросы - задайте их диспетчеру, но - не по телефону: спросите, куда - и подойдите лично... Собственно, я полагаю - Вы всё это уже знаете из подслушанной стенограммы,- ухмыльнулся он,- поэтому повторяю я чисто формально: чтоб не было повода сказать, что Вам не говорили...- Саркастически усмехнулся он на прощанье и скрылся за дверью. Я стоял в трусах в коридоре - совершенно мокрый. Взглянул на термометр - 20 градусов. Но пот лился ручьём: за каких-то десять минут узнать, что с месяц находился под колпаком контрразведки, что факт твоего существования на этом свете зависел от болтуна Торри... И - что теперь ты лично приглашён к президенту - "для бесед"... Было от чего съехать крыше... Чтобы как-то успокоиться, я открыл горячую воду и полез в ванну. Выбрался где-то через час. Тело было совершенно ватным, как после пережитого ужаса или совершенно невероятного потрясения. Ноги толком не слушались. С трудом добравшись до бара, я открыл дверцу и принялся исследовать его содержимое. Стакан джина с тоником заметно улучшил моё состояние - примерно настолько, чтобы я мог позвонить Скренту.

     - Скажи-ка, дружище...- Вкрадчивым голосом начал я. Торри насторожился - перестал даже сопеть в трубку.- У тебя никогда не было соблазна опубликовать...- я замялся, подбирая слова,- скажем так: что-то из тех материалов, что я помечал "не для печати"?

     - Ну, в общем...- начал, было, философствовать Торри - привычно, видимо, воздев очи к небу; но я перебил его:

     - Нет, не "в общем", дружище... Ты мне конкретно скажи: было дело или нет?

     - Зачем это тебе?- Вдруг спросил он.

     - Давай задавать вопросы по очереди...- Мягко "послал" его я.

     - Ну...- Торри смутился, почуяв серьёзность ситуации и сожалея о неуместности своих попыток увильнуть от прямого ответа.- Скажем так: не без этого.

     - Ну, и...- Начал было я, но Скрент быстро перебил:

     - Постой, постой - не моя ли теперь очередь спрашивать?

     - Пока нет,- отмахнулся я. Видимо, сообразив, что мне не до шуток, он наконец заткнулся.- Скажи-ка, а какую именно информацию ты намеревался огласить?

     - Как тебе сказать...- Замялся он, и я чётко представил его забегавшие по потолку глазки.

     - Да так и скажи.- Напомнил я после почти минутной паузы.

     - Твою запись разговора в машине.- Со вздохом выдавил из себя он.

     - Зачем?- Удивился я.

     - Ну, ты же знаешь мою страсть к экзотике...- Ухмыльнулся он.

     - Какая там, к чёрту, экзотика? Кроме корреспондента, экипированного под шпиона...- Рукавом вытирая пот со лба, пробормотал я.

     - Да как тебе сказать...- Начал, было, Торри - но я перебил его:

     - Да так и скажи, зараза! И кончай юлить - мне тут не до шуток!

     - Ты как разгова...- Начал было задыхаться гневом он, но я, перебив его резким "Заткнись!", вкратце изложил суть дела. Торри молчал, как рыба. Даже не дышал. Я, признаться, подумал, что нас разъединили.

     - И... кому же я обязан своим спасением?- Больше для того, чтобы проверить наличие абонента на другом конце линии, чем действительно этим интересуясь, наконец спросил я.

     - Лидочке...- Вздохнул Скрент.

     - Лидочке?!!!- Глаза мои от изумления полезли на лоб: - А она какое отношение к этому имеет?

     - Ну,- пожал плечами Торри,- надо же мне было с кем-то посоветоваться...

     - И?

     - Она, выслушав мою идею, задумалась где-то на минуту... как мне показалось - больше для того, чтобы придумать формулировку, чем сам ответ...- хмыкнул Скрент,- после чего высказалась в том духе, что, дескать, выпускать в свет что-либо из ункарских "закрытых" сведений вообще крайне нежелательно, а без твоего согласия - просто недопустимо...

     - И тебе этого хватило?- Не смог не съязвить я.

     - Как видишь...- Торри даже не обиделся.- Собственно, я и сам сильно колебался - иначе бы никого не спрашивал, как ты догадываешься...- Вздохнув, признался он.

     - Догадываюсь...- Буркнул я.- Ладно, поставь Лидочке за свой счёт шампанское за спасение моей жизни,- резюмировал я и бросил трубку, предоставляя Торри возможность наедине, в просторном кабинете, некоторое время потерзаться муками угрызений остатков совести.

     Глава 7 Бассейн.

     С Анас-Баром мы встретились буквально через день на очередной пресс-конференции, которые теперь уже были явлением совершенно обыденным и привычным. Мельком обменявшись взглядами, мы оба вели себя так, как будто ничего не произошло. Вечером я позвонил диспетчеру и напросился в бассейн. Что это был за бассейн! Представьте себе: огромный зимний ботанический сад, расположенный под стеклянной крышей, в которой летом открывались окна. От центра сада до той стены, в которой был вход, располагался бассейн. Он был целиком выше уровня грунта, и, чтобы попасть туда, нужно было подниматься по лестнице, а затем по такой же лестнице спускаться в бассейн - в люк, под воду. Собственно вход в бассейн был под водой: чтобы попасть туда, нужно было нырнуть, проплыть под переборкой на метровой глубине и вынырнуть уже в бассейне. Основных входов было два: один - из мужской раздевалки, один - из женской. Кроме того, было ещё несколько дополнительных входов-выходов - в каждую из зон сада. Все они выглядели так же: нырнул в бассейне, а затем вынырнул в саду. Мне сказали, что такая система была придумана для того, чтобы испарения бассейна существенно не влияли на влажность в разных зонах сада. Сад был разделён стеклянными перегородками на несколько зон, в которых поддерживалась различная температура и влажность: в зависимости от "проживающих" там растений. Такой же стеной был отгорожен от них бассейн: чтобы его испарения не влияли на климатические условия в этих зонах. Таким образом, можно было, попав в бассейн из раздевалки, проплыть немного, и, снова пробравшись через какой-то из подводных входов-выходов, оказаться в саду. Побродив по саду, можно было тем же способом вернуться назад. Других способов попасть в сад не было, за исключением огромных технологических ворот, из каждой зоны сада наружу, которые открывались, только когда нужно было что-то ввезти: стройматериалы, растения, инструменты... Всё это строение было создано во времена Сонов, и там во всю резвились детки правящей клики. Сами их родители были столь важны и величественны, что нырять считали для себя делом недостойным. Впрочем, они были настолько толсты и малоподвижны, что даже ради спасения собственной жизни вряд ли кто из них осилил бы метровую глубину... За садом следил персонал, на содержание которого тратились суммы, соизмеримые с расходами на содержание средней городской школы...

     Придя к власти, Анас-Бар быстро сообразил, что, судя по состоянию сада, садовники уже давно мало чем отличаются от сановников, а уровень их познаний в ботанике редко превышал уровень знаний дворника. Видимо, Соны выбирали себе персонал по каким-то иным признакам... К тому же, эта публика точно так же не могла проникнуть в сад через бассейн, как и их покровители; а потому ежедневно утром открывались все огромные ворота, чтобы их туда впустить, а вечером - чтобы выпустить. Что они там делали целый день - неизвестно. Видимо, отдыхали - судя по тому, насколько запущенным был сад, когда его впервые увидел Абар. К тому же, в результате постоянного открывания-закрывания огромных ворот те подразболтались, и, когда сквозь щели задувал зимний ветер, на близлежащих деревьях отмерзала листва. Денег на ремонт Соны тратить не хотели, видимо - по принципу: после нас - хоть потоп. Придя к власти, Абар, не считая возможным тратить средства полузадушенной страны на подобные вещи, быстро разогнал эту шайку жиреющих лизоблюдов пенсионного возраста и договорился с кафедрой ботаники Кайанского университета, что за садом будут впредь следить студенты, которым это будет засчитываться за ежегодную и дипломную практики. Сначала зав. кафедрой скривилась: ей не понравилась идея "эксплуатации" студентов "в угоду правящей верхушке". Абар, заметив это, почти силой вытащил её в сад. Понятно, что сердечко женщины, искренне увлечённой своим делом, дрогнуло при виде того многообразия экзотических видов, которым был богат сад, и при виде того плачевного состояния, в котором этот сад находился: уходя, Саира молча кивнула глазами: дескать, всё понятно, займёмся. Уже через неделю она предложила с полсотни студентов, из которых службы безопасности отобрали чуть больше половины.

     Студенты быстро осваивались в саду. Первым делом их предводительница привела своего мужа, который отобрал из этой оравы самых крепких парней и предметно занялся воротами. Спустя две недели большинство из них уже открывались и закрывались без щелей, но было очевидно, что при дальнейшем их ежедневном использовании они быстро развалятся настолько, что "муж со студентами" уже не помогут... Пока ворота ремонтировались, иного входа, кроме как через бассейн, не оставалось, и все, кто работал в саду, попадали туда именно таким образом. Саира сначала не придавала этому никакого значения, а потом, присмотревшись повнимательнее за поведением своих студенток и исподлобья любующихся ими студентов; заметив, что купальники девчат с каждым днём становятся всё незаметнее; приняла воистину соломоново решение: в связи с тем, что ворота "дальнейшему ремонту не подлежат", а денег на их замену никто не даст, она просто запретила их открывать. За исключением случаев, когда это будет неизбежно - то есть для проезда машин с саженцами, инструментами или стройматериалами. Все же, кто приходит работать в саду, рассудила она, пусть проходят через бассейн. Таким образом она убила двух зайцев: с одной стороны, обеспечила сохранность ворот ещё на несколько лет вперёд, с другой - обеспечила большой запас увлечённости студенчества работами в саду, справедливо рассудив, что "в их возрасте увлечённость профессией - не самый мощный стимул в жизни". Студенты (и студентки) очень быстро оценили всю прелесть своего текущего положения и охотно приходили сюда загорать под "кварцевым солнцем" - особенно теперь, когда на улице уже мела позёмка. Надо сказать, что девушки очень быстро сообразили, что след от купальника портит их уникальный загар, и вскоре вид обнажённой девчушки, несущей ведро с навозом или подрезающей ветви на высоте нескольких метров над землёй стал в саду привычным. Немного погодя парни последовали их примеру: поначалу, я так думаю, просто из сексуальных побуждений, потом - просто привыкли. К тому моменту, как в сад попал я, там больше удивления вызывал мой внешний вид, чем их. Попутно продвигались и работы по облагораживанию сада. Надо сказать, что в основном "идеологами красоты" были девчата, парни же, в большинстве своём, использовались ими, как рабочая сила. В этой схеме взаимоотношений соломоново решение Саиры породило и дополнительные плюсы: кто же из "рабсилы" мог позволить себе отказать в какой-либо просьбе обнажённой не то просительнице, не то повелительнице?

     Словом, работа в саду кипела: к моему приходу сад уже имел вид более цивилизованный, чем многие виданные мною "королевские" ботанические сады. В нём уже не было видно больных деревьев, отсохшими или отгнившими ветками преграждавших дорогу путникам; тропинки были посыпаны мелким толчёным камнем, поверх него - песком, а по краям ограждены гранитными "кирпичиками". Возле растений появились таблички с их названиями и с именами тех, кто их "лелеет"... Отремонтирована система поддержания влажности, температуры... Как я уже говорил, бассейн изначально строился так, чтобы его испарения не влияли на влажность в саду. Именно для этого были придуманы столь хитроумные способы попасть из сада в бассейн и обратно: вход-выход - под водой, а сам бассейн полностью отгорожен стеклянной стеной от сада. Резвившиеся "мальчики-мажоры" выбили бутылками несколько стёкол и теперь в нескольких зонах сада была избыточная влажность. Не всем растениям это нравилось, многие погибали, некоторые уже погибли. Заросший на верхнем уровне сад сильно затенял "подлесок", и растениям нижних уровней не хватало солнца... В довольно-таки короткий период всё это было устранено. Проблема была со стёклами: в умирающей стране добыть толстое "витринное" стекло такого размера было нереально. Неожиданно повезло: Абар уже начал приглашать сюда понравившихся ему людей и среди них оказался Борен - новый директор Кайанского автозавода, сумевший за полгода поднять доверенное ему Абаром производство "из пепла" и "раскрутить" его так, что доля этого предприятия в доходах столицы была уже чуть больше трети. Тогда Абар распорядился, чтобы службы проверили личные доходы директора, и, убедившись, что они не превышают 1-2 процента от доходов завода, счёл ставленника "человеком своего круга". Пообщавшись ещё немного и понаблюдав за ним со стороны, Абар в конце концов пригласил его в бассейн. Там Борен, удивившись битым стёклам, поискал глазами кого-либо, кто мог бы ему это объяснить. Вскоре взгляд его наткнулся на Саиру, и в результате их непродолжительной беседы уже через неделю рабочие автозавода вставили новые стёкла, отремонтировали некоторые испорченные "окна" в стеклянной крыше, привезли новые ворота... которые Саира распорядилась спрятать пока на складе и никому об этом не говорить. Когда она объяснила удивлённому Борену причину столь непонятного для него решения - он долго хохотал и, откровенно любуясь ею, пригласил её с мужем бывать у них в доме, "когда захотят". Саира, вежливо поблагодарив, так, правда, ни разу и не воспользовалась этим приглашением.

     Всё это я узнавал частями, из осколков услышанных разговоров, а сейчас изложил одним рассказом, чтобы читателю было понятно, куда я попал. Разумеется, тогда ничего этого я ещё не знал и меня совершенно поразил вид амазонок с садовыми ножницами и пилами на деревьях, да юных парочек, обнимающихся и целующихся у всех на глазах...

     - Похоже, это место уже может претендовать на звание "сада любви",- улыбнулась спасательница из бассейна, которую я попросил показать мне сад.- Вас это не шокирует?- Спросила она.

     - Ну, как Вам сказать...- Замялся я.- А кто эти люди?

     - Студенты биофака, благодаря которым этот сад сейчас оживает.- И у нас завязался разговор, в процессе которого я и узнал большую часть изложенного выше. Сама спасательница - белокурая афродита, которую, видимо, просто по ошибке назвали в детстве Виниттой, была преподавателем физкультуры Кайанского университета. Специализировалась на плавании. Её привела сюда Саира, когда выяснилось, что почти половина её студентов толком не умеют плавать. Вскоре обе женщины уже были штатными сотрудниками "Ботанического сада", как официально именовалось это предприятие. К моменту моего там появления спасателей, кроме Винитты, было ещё трое - её подруга из института физкультуры и два её старшекурсника. Дежурили, понятно, по одному, ибо для каждого это был не основной вид деятельности. Кроме того, в штате были ещё буфетчицы и диспетчера - по одному на смену. Вот и весь штат, расходы на содержание которого великодушно принял на себя Борен. Посещать это заведение можно было круглосуточно. Лица случайные или посторонние, вроде меня, там попадались крайне редко, зато студенты биофака, как мне показалось, там дневали и ночевали - заказать "уединённое время" реально можно было только по утрам - когда в университете были лекции, либо - в те вечера, когда из старого здания Кайанского университета слышалась музыка, свидетельствовавшая об очередном студенческом празднестве.

     В саду мне нравилось. Некоторое ошеломление, вызванное поведением студенчества, вскоре прошло, и я часто ловил себя на том, что просто любуюсь той или иной парой; замечая порой, что им откровенно нравилось, когда ими любуются.

     - Любовь - великий двигатель,- с улыбкой произнесла однажды заставшая меня за этим занятием Саира.- Признаться, я сильно сомневаюсь, что в других условиях мне удалось бы удержать здесь до сего дня хотя бы половину из них... А так - они сюда рвутся, устраивая очередь... Будто здесь мёдом помазано...- Улыбнулась она.

     - А Абар?

     - Что Абар?

     - Как к этому относится?- Она улыбнулась:

     - О-о-оччень благосклонно. А Наита первое время вообще отсюда не вылазила - пока не загорела так, что её стали путать с мулаткой.

     - А потом?

     - Потом ей подвернулось какое-то занятие - читает детишкам историю, кажется... Не по учебнику - а как оно было на самом деле... С анализом, разбором событий, с пониманием...

     - И где это так читают историю?

     - В Кайанском "державном лицее".

     - Элита?

     - Своего рода - да.

     - А как же с равенством, с правами человека?

     - А... в чём проблема?

     - В элитности обучения. Почему это недоступно всем?

     - А всем всё и не может быть доступно. По определению. Ибо так, как Наита, историю не читает больше никто. И нигде. А она может "потянуть" человек 30-150 - вряд ли больше...

     - И поэтому она взяла избранных? Которые платят больше? Или - к которым благоволеет её муж?- Саира удивлённо оглядела меня с головы до ног, затем взгляд её на мгновение стал презрительно-укоризненным, затем - что-то, видимо, вспомнив, она стала снисходительнее и уже спокойно произнесла:

     - Собственно, я вначале тоже так о нём думала... Или - примерно так... Даже оскорбилась, когда он предложил мне пригнать сюда студентов "на сельхозработы". Да только...

     - Что "только"?

     - Только студентам, как видно, это почему-то нравится...- Вдруг виновато улыбнулась она.

     - А при чём здесь элитность?

     - Дело не в элитности, а в Абаре...- Задумчиво произнесла Саира.- Давайте, я расскажу Вам, как обстоит дело с поступлением в эту школу, а Вы уж сами думайте, что здесь к чему...

     - Давайте, - пожал плечами я. Проигнорировав мою напускную полу-ироничность, полу-небрежность, Саира начала рассказывать:

     - Абар утверждает, что система воспитания подрастающих поколений должна быть построена так, чтобы лица, которых их учителя считают достойными доверия, имели больше шансов попасть в систему государственного управления. Среди педагогов - особенно в сильных школах - пока ещё, слава Богу, немало таких, кому судьба страны совсем небезразлична. Любой из них болеет за своих подопечных, хочет, чтобы те выросли умными, образованными, достойными уважения людьми.

     - Ну, разумеется...- Подал голос я, но Саира никак не отреагировала на мою реплику.

     - Конечно, не всё то, что хочешь, сбывается... И среди учеников каждого из нас всегда попадаются и откровенные лентяи, и просто редкостное дерьмо; и - серость, неспособная к инициативе, к творчеству, к жизни ради других... Но - у каждого есть нечто, именуемое обычно "любимыми учениками" - эти люди что-то ищут, чего-то хотят - кроме пищи и благ, чего-то добиваются - ради людей, ради творчества, ради науки... Вот таких-то людей и хочет отбирать Абар. Он издал закрытый циркуляр, в котором предписывает преподавательскому составу, имеющему первый и высший квалификационные уровни, отбирать учеников, обучение которых по усиленной программе целесообразно. Этих...- она улыбнулась,- как Вы сказали, "избранных", натаскивают потом настолько усиленно, что за такими группами наблюдают психиатры, чтобы вовремя снимать с занятий тех, кто на грани срыва - организовывать им отдых, снижать, если нужно, нагрузку в группе... Уже к 10-12 годам эти "детки" имеют общий уровень образованности выше, чем подавляющее большинство взрослых...

     - Ну, уровень образованности - далеко не всегда означает такой же уровень порядочности...

     - Почти всегда.- Возразила Саира.- К тому же - рекомендуют ведь учителя не по принципу "кто больше знает", а по принципу "кто достоин" - то есть и что-то знает, и что-то хочет, и что-то уже умеет, и - не хам, не эгоист, не лизоблюд, не циник, не вор, не бандит...- Развела руками она.- Каждый ведь понимает, что рекомендует, по сути дела, правителя себе на голову - кто ж захочет создавать себе проблемы в будущем? Мы ведь не мазохисты и не самоубийцы...- Улыбнулась Саира, и, заметив, что мы подошли к одному из "шлюзов" бассейна, неожиданно предложила:

     - Поплаваем?- Я не возражал. Проникнув в бассейн через шлюз, мы проплыли до основного входа, где за трамплинами располагался буфет. Саира кивнула девушке, и та, видимо, давно изучившая вкусы и наклонности своих постоянных посетителей, быстренько "изобразила" два огненно-рыжих ледяных коктейля. Это было что-то цитрусово-абрикосовое, по-моему... Не знаю точно - но ощущения были просто изумительными... Я с удовольствием убедился в близких мне вкусах собеседницы. Спустя минуту мы сидели в шезлонгах, и, посасывая из трубочек уже вторую порцию коктейля, продолжали болтать.

     - Годам к 14 человек достигает такого периода в своём развитии, что двигаться дальше в своём прежнем окружении ему сложновато.

     - Охота к перемене мест?- Попытался сострить я.

     - Именно...- Улыбнулась она.- Поэтому в этом возрасте происходит окончательная ориентация - будет человек работать в дальнейшем в государственных структурах управления, или нет. Если будет - то есть, если выдвигать его туда ближайшее окружение считает целесообразным и, плюс к этому, он сам не прочь этим заняться - ему придётся,- она притворно вздохнула,- покинуть отчий дом и отправиться в тот самый державный лицей-интернат, где учат не повторению азбучных истин, а пониманию сути вещей. То есть - учат понимать причинно-следственную связь событий в окружающей их действительности даже в тех случаях, когда немалая часть событий скрыта от них.

     - Учат на кардиналов?- Хмыкнул я. Она кивнула:

     - По сути - да. Люди, до конца прошедшие такой курс обучения, должны быть зрелыми раньше, чем начнут его проходить - в противном случае соблазн тайной власти над окружающими сделает их не незаурядными управленцами верхних звеньев, а страшными разрушителями системы, тягаться с которыми по зубам только им подобным... Поэтому никто особо и не спешит выдвигать туда своих воспитанников - слишком страшные последствия может иметь неосторожность в таком деле...- Она ненадолго задумалась - будто что-то припоминая, затем продолжила:

     - Я думаю, что, несмотря на все меры предосторожности, большая часть выпускников этой школы так и не получит права работать в структурах власти.

     - Почему?

     - Из соображений надёжности...- Вздохнула она.- Я ведь тоже читаю в этой школе...- Я заинтересованно поглядел на неё.- И вижу, что больше половины поступивших - просто "умненькие детки", не более того... В будущем это - не лидеры, болеющие за всех. Это - либо учёные, гордящиеся своими достижениями, либо - интриганы, приписывающие чужие достижения себе... Они слишком пекутся уровнем оценки собственной значимости. Тех же, кому наплевать на свои "авторские права", тех, кто хочет видеть лишь результат своего труда и труда себе подобных - и удовлетворяется этим - то есть, людей, хоть сколько-то готовых к власти - можно посчитать по пальцам.

     - А как же с этим бороться?

     - Будем совершенствовать систему отбора...- Вздохнула Саира.- Абар уже понял ситуацию, и будет, видимо, вводить пожизненную ответственность рекомендующих за дальнейшее поведение рекомендованных ими лиц... Включая финансовое участие - то есть, если человек приносит стране доход, то этим косвенно подкармливает и того, кто его рекомендовал; если же, напротив, разорит руководимую им структуру или вообще проворуется - то и у того, кто рекомендовал, тоже будут серьёзные финансовые проблемы. Сейчас как раз думают, каким образом это всё считать - попросту говоря, какую долю прибыли или убытков рекомендованного следует относить на счёт рекомендующего... Таким образом - ответственность рекомендующих повысится. Хотя, конечно, полностью исключить возможность ошибки не удастся никогда...

     - И когда была создана эта школа?- Саира улыбнулась:

     - Через неделю после прихода его к власти.- Я изумился: выходит, в Готонде он говорил, как о только лишь желаемом, о том, что на самом деле уже начал реализовывать...

     - Вот это да...- Но наша беседа была прервана вынырнувшей у одного из шлюзов бассейна женщиной. Признаться, тогда я подумал, было, "девушкой", но теперь-то я знаю, что это была сорокасемилетняя Софита, и вынужден говорить правду... Надо сказать, что для своих лет она выглядела неправдоподобно молодой. Она была красивой, очень красивой... Это было то редкое для женщин сочетание ума и красоты, заставляющее окружающих мужчин едва ли не боготворить её, возведя в ранг своего кумира, обожая и не смея надеяться на взаимность... Софита плавала легко и абсолютно свободно; казалось, вода - её естественная среда обитания... "Наш дельфин" - прозвали её позже в бассейне. Интересная была у ней судьба... Будучи неплохим химиком-технологом - настолько неплохим, что её нередко приглашали на консультации даже конкурирующие друг с другом фирмы, на что непосредственное её начальство смотрело сквозь пальцы - она однажды сумела из-за совершенно глупой ошибки - бывает же и на старуху проруха! - практически полностью потерять зрение. Понятно, что о работе по специальности уже не могло быть и речи. А ведь было ей тогда тридцать пять лет... Надо было что-то делать.

     - Я,- рассказывала мне чуть позже Софита,- видимо, запела просто "с тоски"... Первые песни такие и были - заунывные, тоскливые... Но - видимо, тогда именно такое настроение и соответствовало состоянию большинства - успех пришёл неожиданно, быстро, сразу... По мере того, как публика, аплодируя, вставала на концертах - настроение поднималось. Песни становились более светлыми, жизнерадостными... Казалось, настроение публики поднимается вместе с моим... Зрение тоже понемногу возвращалось - вскоре я уже могла различать дорожные знаки, а сегодня уже могу и читать... В очках, правда...- Улыбнувшись, добавила она.

     - А почему Вы стали именно петь - нужно было найти какое-то занятие?- Немного осмелев, поинтересовался я.

     - Не знаю,- с некоторым даже недоумением передёрнула плечами она.- Видимо, мне просто надо было чем-то заняться... Ну, а начинать всё сначала я уже не могла... Потому и выбрала то, что хоть немного умела...

     - Как - Вы уже пели раньше?- Удивился я.

     - Ещё в детстве,- улыбнулась она.- В школьном хоре.- Мы рассмеялись.- А если серьёзно - то я ещё в студенчестве начала петь - мы тогда создали свой ансамбль,- когда стих смех, просто продолжила она.- Получалось, видимо, неплохо - вскоре нас пригласили на телевидение... Сейчас эта группа уже не существует. А жаль. Неплохие были ребята...- С плохо скрываемой грустью тихо вздохнула она.

     - Почему "были"?

     - Потому, что их уже нет - развела руками "девушка": теперь каждый - сам по себе. Кто-то создал новую группу, кто-то выступает с сольными концертами, кто-то - учит других... Но того, что было - уже не вернёшь... А жаль...- Я смотрел на неё и не мог поверить, что это - не фальсификация: ну, не может так выглядеть женщина полувековой давности, и всё! На вид ей было... Ну, вблизи я мог дать ей и тридцать, может - тридцать пять. Не больше. Издали, пока не рассмотришь - запросто можно было дать лет двадцать... А она, глядя на меня, как будто читая мои мысли, лишь грустно улыбалась...

     Глава 8 "Летописец".

     ...Зима в Ункарии обычно гораздо суровее, чем у нас - об этом меня предупреждали... Да я и сам уже имел об этом некоторые представления, полученные во время своей "олимпийской" командировки в Муану - а ведь местные тогда говорили, что зима у них выдалась на редкость тёплая: ниже -10 температура не опускалась... Мне же, привыкшему к тёплым ветрам побережья, эти -10 казались полярным холодом... Наученный горьким опытом Муанской зимы, я, экипируясь к поездке в Кайану, самым тщательным образом изучал опыт всех известных мне с детства полярников. Как знать - может, именно это меня в известной степени и спасло: если в октябре ещё встречались лишь отдельные заморозки, то в ноябре уже вовсю мела позёмка и лёд в замёрзших лужах даже уже не хрустел...

     К декабрю у меня пропало всяческое желание бывать на улице. Не смотря на то, что Кайана - красивый город, по которому стоит побродить, я большую часть времени просиживал в своём номере на 12 этаже гостиницы "Ункария", философски разглядывая кружащиеся за окном снежинки. Ко мне частенько наведывался Карой де Лю, с которым мы за это время почему-то сблизились, даже почти подружились - видимо, оба чувствовали друг в друге "родственные души". Однажды он, влетев ко мне, с порога заявил:

     - Собирайся!

     - Куда?- Опешил я, явно намереваясь отвертеться от "заманчивого" предложения прогуляться куда-то в пургу. Правда, Карой однажды на подобные возражения, ухмыльнувшись, заявил, что я "пурги ещё не видел". И обещал при случае показать.

     - Пойдём - не пожалеешь...- Уверенно заявил теперь он, и, едва ли не силой заставив меня одеться, вытащил на улицу.

     ...На улице мела метель. "Метелица", как сказал, едва ли не с нежностью, Карой. Снежинки таяли на лице, мгновенно делая его мокрым, и от этого становилось ещё холоднее. Овчинный тулуп, раздобытый где-то Лидочкиной мамашей, грел хорошо. "Ещё бы - Любовь греет!" - подзадоривал посвящённый в это дело Карой. Мы поехали на рокаре - это такой электрический автобус с искрящими о провода рогами. Изобретение какого-то местного деятеля, по-видимому. По крайней мере, нигде больше, как на территории Сонов и нескольких близлежащих к ним дружественных стран, мне такого видеть не доводилось. Поначалу я относился к ним едва ли не с трепетом первобытного человека, благоговеющего перед осыпающего его искрами колдуном, но мне объяснили, что ничего общего с колдовством это не имеет, а рога нужны ему, чтобы, двигаясь вдоль проводов и касаясь их, обеспечивать электроэнергией мотор этого чуда техники. Поначалу всё это очень удивляло, но потом я привык и даже поражался нерасторопности наших транспортных компаний - ведь в эксплуатации это сооружение было гораздо дешевле автобусов... Сейчас мне было любопытно наблюдать, как с облеплённых снегом проводов из-под рогов этого рокара сыпались целые снопы искр, напоминающих фейерверки.

     - Давай быстрее,- прервал мои наблюдения Карой и мы влезли внутрь этого чуда.

     ...Ехали мы почти полчаса. Затем мой гид, что-то рассмотрев сквозь пургу, упорно именуемую им с улыбкой "метелицей", вытащил меня наружу. Минут через пять путешествия в сплошном снежном кружеве мы добрались до замёрзшего озера и пошли по льду.

     - Осторожно,- предупредил мой спутник,- не спеши упасть в воду - это всегда успеешь...

     - Какая вода, братишка - ты с ума сошёл?- Я даже остановился от изумления.

     - Увидишь,- ухмыльнулся Карой. И действительно - вскоре наш путь преградила дорожка, вырубленная во льду. Небольшая - метров пять-семь, наверное. Видя мой изумление, Карой рассмеялся:

     - Поплавать не хочешь?- Я молча уставился на него, пытаясь понять, шутит он или издевается. Он рассмеялся.

     - Пошли...- И мы забрались в небольшую лачужку, сооружённую на берегу, у одного из концов водной дорожки. Внутри метели не было - она каким-то странным образом обтекала строеньце, практически не попадая вовнутрь, не смотря на то, что двери в лачужке не было. Какое-то время мы сидели, рассматривая постоянно меняющийся рисунок мечущихся снежинок. Карой несколько раз прислушивался к чему-то, поглядывал на часы. Темнело. Вдруг он в очередной раз прислушался и, вскочив, схватил меня за руку и потащил из избушки.

     - Ты куда?- Пытался сопротивляться я. Хотя мне был совершенно не ясен смысл этого нашего сидения в избушке, но - я угрелся в своём тулупчике и мне совсем не хотелось выбираться в метель.

     - Т-ссс...- Приложив палец к губам, прошипел Карой.- Тише... Сейчас увидишь...- И я услышал скрип шагов подходящего к нашему убежищу человека. Карой профессионально держал нашу "группу наблюдения" так, чтобы ни мы не видели путника, ни он - нас. Подойдя к избушке, путник остановился - видимо, оглядываясь; и, не заметив, похоже, ничего подозрительного, вошёл. Мы расположились так, чтобы, выглядывая из-за избушки, видеть водную дорожку, и стали ждать. Вскоре из лачуги вышла - прямо в метель - девушка. При виде её мне стало холодно так, что зубы начали непроизвольно выбивать дробь: была она совершенно нагой. Я уставился на Кароя, ожидая пояснений, но тот лишь прижал палец к губам: не спугни, мол. Девчонка сладко, с чувством, потянулась и пошла в воду. Видимо, поверхность была уже схвачена кромкой льда - она стала разбивать его руками, продвигаясь всё дальше и дальше вдоль дорожки. В конце дорожки вода уже покрыла её плечи... Я оцепенело наблюдал за ней, пока она уже не поплыла назад. Выйдя из воды - потянулась, как бы подставляя себя ласкающим потокам метели, и, подбежав к находившемуся неподалёку турнику, подпрыгнула, схватившись за перекладину. Немного поболтавшись на ней и подрыгав ногами, то сводя их вместе, то разводя в стороны, то пытаясь держать "уголок", девушка, так и не сделав попытки подтянуться, подбежала к расположенному тут же бревну. Немного поотжималась; затем, перевернувшись, стала "качать пресс". Вскоре, не то устав, не то замёрзнув, она бросила это занятие и направилась к избушке. "Одеваться",- подумал я. Не тут-то было: амазонка разбежалась и со всего маху прыгнула в воду, подняв кучу брызг. Проплыв до конца дорожки, и - также, вплавь, вернувшись назад - она, наконец, направилась к избушке. Босиком... По снегу... Нагишом... В метель... Меня била дрожь так, как будто я сам только что проделал всё это. От неё валил пар. Наконец она вошла в избушку. На этот раз она провела там заметно больше времени. "Растирается",- пояснил мне позже Карой. Пар, валивший из избушки, был виден даже сквозь метель и в наступивших сумерках... Наконец существо в тулупе вынырнуло из избушки и ушло в метель. Спустя какое-то время я перестал стучать зубами и вроде согрелся...

     - Ну, как?- Ухмыляясь, поинтересовался Карой.

     - Ннничего себе...- только и смог покачать головой я.

     - И так - каждый день. Как стемнеет - она быстренько бежит сюда, окунается, и - домой. Круглый год.- Рассказывал Карой, пока мы брели потихоньку назад через озеро.

     - И ей не холодно?- Передёрнул плечами я.

     - Как видишь.- Улыбнулся Карой.- Да ты не трясись так, как будто тебя самого в шубе в прорубь затолкали...- Рассмеялся вдруг он.

     - А думаешь, ощущения не такие?

     - Да я не думаю - я знаю...- Ухмыльнулся он.- Сам через это прошёл. Сначала увидел нечто подобное, потом - случилось так, что сам ввязался... Несколько лет плавал вот так, потом - то времени нет, то лень-матушка замучила...

     - И не холодно?- Зябко поёживаясь, поинтересовался я.

     - Нет,- покачал он головой.- Если одет тепло да пробежался - пару минут будут в удовольствие. Особенно - в такую метель. Ну, может - минут пять, не больше. Потом, разумеется, начнёшь замерзать и никакого удовольствия это дело уже не доставляет - одна паника.

     - А нагишом зачем? Она не эксгибиционистка, случаем?

     - Нет,- усмехнулся собеседник.- Случайные зрители обычно так и думают, но на самом деле всё проще: на морозе бельё схватывается мгновенно. Да и смысла в нём тут нет никакого - всё равно ведь не дождёшься, пока высохнет: едва выйдешь из воды, как надо снимать это всё и растираться... А на бревне да на турнике и подавно мешает: то льдом схватится, то к бревну примёрзнет... И, поскольку оно мокрое, да на холоде - только дополнительно рискуешь поотмораживать всё то, что отмораживать,- он усмехнулся,- не очень-то хочется. Вот и выходит, что дешевле просто раздеться и не морочить голову... Кстати,- добавил он,- нагишом из воды в метель - неповторимое удовольствие...

     - А проблем у неё быть не может - если кто подкараулит, например?- Карой рассмеялся:

     - А ты мог вообще пошевелиться? Вот так и все, кто впервые увидят: стоят да дрожат. В себя приходят, когда она уже упорхнула...

     - Ну, а если потом одумаются и придут в следующий раз?

     - Ну, не знаю... Пока, видимо, Бог миловал...- Пожал плечами собеседник.

     - Она тут одна такая?- Высказал несмелую догадку я.

     - Нет, разумеется...- Усмехнулся Карой.- Их тут целая банда - мужиков десятка два и с пяток девчат. Одна она такую дорожку разве вырубила бы...

     - И... как они с мужиками-то?

     - Да никак... Поначалу стеснялись, очерёдность устанавливали... Потом появилась вот эта - и назло всем стала демонстративно плевать на все очерёдности, раздеваться и лезть в воду, кто бы её не окружал. Сначала мы решили, что она сюда кокетничать пришла... Ан нет - год, другой - а она живёт себе, никого не трогает... И так же приходит, так же весело произносит "привет всем" и, раздевшись, лезет в воду. Иногда приходит с мужем - он ведёт себя так же.

     - Может, они из породы "секс-спортсменов"?

     - Думали... Да только ко всякому, кто пытался к кому-то из них заигрывать, они мигом теряли интерес и потом демонстративно его не замечали, продолжая спокойно общаться с остальными... Короче, им просто вот так вот удобно - только и всего. Остальным - тоже. Поэтому сейчас здесь все "старожилы" каких-то особых комплексов на этот счёт не имеют - стараются только не слишком внимание посторонних привлекать, чтобы не создавать проблем...

     - А были проблемы?

     - Да пока нет...- Мы подошли к остановке. Рогатый автобус подъехал, рассыпая искры с проводов, и гостеприимно распахнул двери.

     - Кстати, а искры эти - не создают проблем?- Когда мы вошли, поинтересовался я.

     - Ну, что ты...- Усмехнулся мой гид,- разве это проблемы... Вот когда иней в ладонь на проводах - тогда действительно страшновато... Бывает так, что искры от проехавшего "рогатого" чуть ли не улицу освещают...

     - Потери, небось, большие?- Карой кивнул:

     - Только не сейчас. Сейчас, пожалуй, несколько процентов. Это не очень больно... Автобусы на бензиновом двигателе создают проблем куда больше - от них в городе уже совсем дышать стало нечем... Кстати,- он ухмыльнулся,- надо бы найти способ капнуть об этом Абару: может статься, что он их на городских маршрутах вообще запретит...- Я молчал. Снова и снова оживляя в своей памяти воспоминания, всякий раз вызывавшие у меня очередной озноб. Карой, понимающе на меня поглядывая, не мешал.

     - Если хочешь - приходи. Я тебя посвящу.- Сказал он, прощаясь со мной у входа в гостиницу.- Только сам с бухты-барахты в прорубь не лезь - насморк схватишь...- Покровительственно похлопав меня по плечу, добавил он.

     - Нет уж, спасибо...- Поёжился я,- Как-нибудь в другой раз...- Карой, усмехнувшись, махнул мне рукой и нырнул в метель...

* * *

     ...История эта имела совершенно неожиданное продолжение. На следующий день у входа в сад я застал Саиру. Была она явно чем-то сильно озабочена и непривычно угрюма. На вопрос о причинах столь нехарактерного для неё настроения она лишь молча махнула рукой в сторону бассейна. Вокруг суетились студенты, таская ящики с тряпьём и мешки с алебастром. В раздевалке было непривычно прохладно. Почуяв неладное, я, не раздеваясь, прошёл дальше. Мда... Часть крыши, не выдержав навалившегося на неё снега, сорвалась с креплений и рухнула в бассейн. Вода из бассейна была уже спущена и теперь дно его было устлано осколками стекла и обломками арматуры, местами присыпанными снегом. Никто этого не убирал. Студенты, как муравьи, таскали тряпьё к наружным стенам, замачивали его в растворе алебастра и затыкали обнаруженные щели. Саира надеялась, что это даст возможность поддерживать в саду температуру хотя бы на пару градусов выше... Система подогрева работала уже на полную мощность, но температура в саду больше 20' не поднималась. А прогноз погоды на ближайшее время сулил только похолодания... Я прошёл к середине бассейна. Под ногами хрустело стекло. Вокруг сновали студенты. Сверху падал снег. Тоска... Жуткое ощущение того, что вся страна рухнула, как эта крыша, и теперь остатки её лежат под снегом... Жители суетятся, пытаясь что-то сделать, но всё это им явно не по силам: как только грянут морозы, всё здесь вымрет... Вдруг сзади раздался уверенный хруст стекла под ногами. Не такой мелкий, дребезжащий, как под студентами, и не такой безразлично-обречённый, как получался у меня; а мощный хруст под ногами сильного, крепкого, уверенного в себе человека. Я обернулся. Это приехал Борен. Приветствовав меня лёгким кивком головы, он уставился наверх. Оценив ситуацию - зло, с остервенением сплюнул и достал радиотелефон.

     - Какой, к чёрту, ремонт - там гнильё одно...- вскоре слышал я обрывки его разговора.- Да нет смысла. Пусть стоит до лета, а там будем всё менять, начиная с каркаса... Греть только их придётся - у них система уже на пределе, а морозов-то толком ещё и не было... Да, они утепляются... Вроде всё делают правильно... Будут печки, будут - сегодня привезут...- Борен, продолжая разговаривать, удалился. К вечеру система дополнительного обогрева уже была смонтирована, для чего Борен, совершенно не доверявший "этому гнилью", распорядился проложить новый кабель прямо от подстанции. Как он всё это сделал за полдня - уму непостижимо. Такое показалось бы мне невероятным даже у нас, а здесь - у Саиры, привыкшей к местной бюрократической волоките, слёзы накатывались на глаза всякий раз, когда от очередного клерка слышалось безразличное или ядовитое "низзя". Или - "сочувственное": "нет возможности"... А когда она увидела, как Борен, выматерив того или другого бездельника, тут же решал вопрос через его голову, используя свои связи - она как-то бессильно обмякала, держась за сердце и боясь верить своему счастью.

     Вечером приехал Абар. Похрустев стеклом на дне бассейна, он выбрался в сад, оглядел работу студентов, тяжко вздохнул. Термометр показывал уже +25, при этом старая система была отключена и с ней возились люди Борена. Саира почти успокоилась.

     - Много проблем было?- Неожиданно спросил Абар, явно вдруг осенённый какой-то идеей.

     - Да... Хватало...- устало махнул рукой маленькая женщина.

     - Я имею в виду должностных лиц, которые не хотели их решать.- Уточнил президент.

     - Да ну их...- Поморщилась Саира.- Я так устала...

     Абар повернулся ко мне:

     - Ты догадался, что я имею в виду?

     - Тест реальной ситуацией?- Неуверенно предположил я.

     - Примерно...- Хмыкнул Абар.- И тебе - хлеб, и мне - польза... Займёшься?

     - Пожалуй...- Кивнул я. Список был готов к исходу следующего дня.

     - Тебе понадобилось больше времени, чтобы перечислить проблемы, чем Борену - чтобы их решить...- Улыбнулся президент.- Не ревнуешь?- Я смутился.

     - Надо мной не висела угроза гибели сада... я и позволил себе расслабиться...- Нерешительно пробормотал я в ответ. Неожиданно Абар рассмеялся:

     - Ладно, ладно, не обижайся... Чем-то ты мне нравишься, парень... Только не могу понять, чем... Возьмёшься за журналистское расследование?- Неожиданно предложил он.

     - Какое?

     - В этом списке надо... грубо говоря, "определить степень вины". Каждый, кто попал сюда - в чём-то пытался отказать терпящим бедствие. Осталось только определиться: кому давать по шапке, а кому - "рубить головы".- Усмехнулся президент.- Если, скажем, человек обязан был это сделать в соответствии со своим положением и не стал этого делать либо заволокитил - это повод его менять, ибо кому он такой нужен... А если он не обязан был в этом никак участвовать - надо определить, как он себя повёл, какую степень участия или сочувствия проявил и в чём это выразилось. Как определимся - раздам "всем сёстрам по серьгам"... Кстати, Борена можешь исключить из списка людей, подлежащих обследованию.- Неожиданно добавил он.- Борен с сегодняшнего дня сам решает, на что тратить в этой стране сумму, которую он должен платить в виде налога по текущему законодательству.

     - То есть?- Не понял я.

     - То есть - он не обязан перечислять эти деньги в налоговое ведомство. Он просто передаёт туда отчёт об их расходовании на те или иные общественные цели - вот и всё. Ему я доверяю в выборе целей чуток побольше, чем налоговикам...- Ухмыльнувшись, добавил Абар. Мы расстались. Через неделю я подал ему свой "отчёт". Бегая "по точкам", я с удивлением обнаружил, что подобное задание имел, похоже, не я один: где-то это чувствовалось по реакции собеседника, где-то - по удивлённому лицу его секретарши, а кто-то и прямо возмущался, с чего бы это к нему такой "массовый" интерес... Список можно было с полным основанием назвать "чёрным": больше половины этого списка было впоследствии уволено "без права работы в гос. учреждениях", примерно треть - значительно понижены в должностях, и лишь небольшая часть отделались денежными начётами да взысканиями. Видимо - ни Саира, ни - тем более - Борен, не обращались к "случайным" людям, не имевшим прямого отношения к "их" проблеме. Опубликованный список реакций Абара на действия этих "начальников" даже вышиб из меня слезу: ну, хоть где-то хамство должно быть наказуемо? Хоть как-то унижения, перенесённые Саирой, должны быть отомщены? Поведение президента вызывало надежду...

* * *

     ...Этот номер "Вестника" мне даже покупать не пришлось - с утра ко мне примчался Карой:

     - Видел?!- С порога спросил он.

     - Что?- Невинно поинтересовался я.

     - Какой разгон устроил Абар по моему списку?

     - Это по какому-такому списку?- Я уже начинал догадываться, кто был во всём этом деле "вторым". Карой с гордостью показал мне статью в "Правительственном вестнике", где он расписал реакцию президента на "бездельничанье и хамство бюрократов". Я молча показал ему на экране лаптопа свёрстанную статью близкого содержания, которую как раз собирался отправить Скренту.

     - Ты опоздал, коллега...- Со вздохом произнёс де Лю, будучи, однако, удивлён моей осведомлённостью.- Постой, постой... А это ты откуда узнал? А это...- Он впился глазами в экран и, не в силах оторваться, вычитал всё до конца. Краска залила его уши.

     - А я думал, что был единственным...- Усевшись на диван, разочарованно пробормотал он.

     - Я тоже сначала так думал,- кивнул ему я.

     - Да нет - я подозревал, конечно, что "много чести"...

     - И я подозревал... Особенно в тех местах, где ты меня опередил.

     - Ну, Абар...- Сцепил зубы Карой.

     - А ты хотел, чтобы он судьбу кучи "государственных" людей на мнение одного журналиста повесил?- Хмыкнул я.- Я думаю, что, если копнуть поглубже - окажется, что там ещё и службисты паслись...

     - Да нет - всё логично, конечно...- Вздохнул Карой, уже думая о чём-то своём.- Слышь, братишка...- Он помялся, переминаясь с ноги на ногу.- Ты мне свой материалец не сольёшь, а?- Наконец нерешительно произнёс он.

     - Солью, солью,- улыбнулся я.- Взамен на твой.- Он тут же торопливо согласно кивнул и вынул из коробки дискету.

     - Только...- Карой замялся,- ты ведь не будешь с ним работать в местной прессе, а?

     - А разве я вообще работаю в местной прессе?- Удивился я.

     - Ну, не знаю... Может, захочешь подзаработать... У нас так делают многие иностранцы - начинают пописывать в местные издания. Под псевдонимами обычно...

     - Не волнуйся, - успокоил его я.- Торри пока платит достаточно, чтобы мне не искать приработка на стороне...- Карой, совершенно удовлетворённый услышанным, поспешно умчался с моей дискетой. А я задумался: действительно ли Скрент платит достаточно? Рука сама потянулась к телефону и я набрал Лидочкин номер.

     - Приёмная...- Услышал я её воркующий голосок.

     - Я, собственно, вот по какому вопросу...

     - Простите - Вы не могли бы представиться?- Со вздохом произнесла Лидочка.

     - Кгрм...- аж поперхнулся я.- А я, по наивности своей, думал, что мне это как-то не обязательно...

     - Боже мой... Анри!- Явно поборов предварительно спазм в горле, выдохнула, наконец, Лидочка.- Ты, чёрт старый, бессовестный, почему не звонишь? Как тебе не стыдно!

     - Сорри - а за что, собственно, мне должно быть стыдно?- Опешил я.

     - За то, что сведения о тебе я получаю от Скрента!- С гневом выдохнула всегда выдержанная и воспитанная в лучших традициях секретарша. Вдруг в трубке послышался голос Скрента:

     - Привет, дружище...

     - Привет...- Разочарованно пробормотал я.- Я, вообще-то, не тебе звонил...

     - А я думал, что ты хотел прислать мне статейку...- Многозначительно произнёс Торри, явно намекая на моё затянувшееся молчание.

     - Хотел. Но позже.- Довольно грубо отрезал я.

     - Почему?- Не зная, что сказать, выдавил опешивший от моей наглости Скрент.

     - Потому, что сначала я хотел побеседовать со своей невестой.- Сам не зная, с чего, брякнул я, не сообразив, что Лидочка, скорее всего, осталась на параллельном телефоне. Торри замолк - видимо, пытался переварить услышанное. Дальнейшие события я могу только предполагать - по звукам, доносившимся до меня (за мой счёт) с обратной стороны планеты. Сначала мне показалось, что Лидочка ойкнула, и я услышал звук упавшей трубки. Следом послышался звук падающего стула и быстро удаляющиеся шаги. Далее, видимо, Торри вытащил Лидочку из её обители и уложил на диван. Спустя минуту она чихнула и сказала: "Ой, убери...". Торри взял трубку:

     - Ты это только сейчас придумал, дружище?

     - Что именно?

     - Про невесту?

     - Ннн...ну... А что?

     - Ннн...ничего,- передразнил меня Торри.- Просто, насколько я понял, для самой невесты это было настолько неожиданным, что она сочла уместным хлопнуться в обморок...

     - Да?- Спросил я, чтобы что-то сказать. Торри не ответил. Вскоре трубку взяла Лидочка:

     - Анри... Любимый...- Видимо, совсем потеряв повреждённую при падении голову, произнесла она.- Скажи: это - правда?

     - Правда...- Сам не зная, почему, ласково ответил я. Может, просто потому, что не был в состоянии сейчас сказать ей иное... Или - по-иному...

     - Анри...

     - Да, Ли...

     - Ты будешь так меня называть?..

     - Да, если хочешь...

     - Хочу... Я хочу тебя, Анри...

     - И я тоже...- В тон ей произнёс я, совершенно не будучи ещё уверен, что это - правда.

     - Я приеду к тебе, Анри...

     - Когда?- Без особого восторга произнёс я.

     - Скоро...- прошептала в трубку Лидочка.- На Рождественские каникулы... Скрент обещал...

     - На Рождество.- Уточнил, поставив точку над i уже взявший свою трубку Торри. Я хотел, было, возмутиться подслушиванием личных переговоров, но Лидочка "возникла" первой:

     - Послушай, Торри!- Гневно возмутилась она,- ты же обещал мне, что я использую всё время переработок, когда захочу?

     - Ну, обещал,- нехотя подтвердил Скрент.

     - И обещал, что на Рождество меня отпустишь на все каникулы?

     - Было дело...- Ещё более неохотно выговорил Торри.

     - Вот и договорились: я уезжаю за пару дней до Рождества, а вернусь к концу Рождественских каникул. Идёт?- Торри молчал - похоже, привычно нервно жевал губами.

     - Ладно, шут с вами...- Наконец со вздохом произнёс он, просчитав, видимо, в уме, на сколько дней переработок он при этом её нагревает.- Только ты мне сейчас сбросишь статью.- Добавил он в мой адрес.

     - Конечно, Торри - я как раз звонил, чтобы предупредить, что сейчас буду сливать материалы...- Как можно более возмущённо заявил я.- А ты вмешался - и мы проболтали Бог весть, о чём,- я посмотрел на часы,- целых десять минут...- Я услышал, как Торри судорожно вдохнул воздух, намереваясь излить своё возмущение моей наглостью, и быстро добавил:

     - Так что - этот звонок я включаю в отчёт, дружище. Ну, ладно - пока. Через пару минут тексты будут у тебя.- Скороговоркой закончил я, и, не дав излиться переполнявшему его негодованию, положил трубку.

     ...Материалы "ушли" быстро - в "Ункарии" недавно ввели в действие более-менее современную систему связи, и теперь мне не приходилось часами дозваниваться и многократно повторять оборвавшиеся передачи. Удовлетворённый результатом, я растянулся на диване и сладко, с хрустом, потянулся: день явно удался. Во-первых, я в очередной раз обставил скрягу Скрента. Во-вторых, я получил совершенно задаром кучу материалов, которые завтра прочищу на предмет дублирования моим и отошлю в редакцию. В третьих... А что в третьих-то? Ах, да - Лидочка... Пылкое создание... Нужно ли это мне? Не знаю... Нет, ну женщина мне сейчас нужна, безусловно - в монахи я записываться не собирался... Но Лидочка была чем-то большим, чем просто женщина. Она и рассчитывала на нечто большее, чем просто женщина. И... Я почему-то не мог допустить, что можно обмануть её ожидания... Любовь? Какая, к чёрту, любовь у такого прагматика, как я... "А может, ты просто прикидываешься прагматиком"?- С иронией вдруг спросил меня внутренний голос. "Чёрт его знает..". - Мысленно пожав плечами, ответил я. Но Лидочка... Чёрт! Эта девчонка заняла все мои мысли! Да кто я такой, наконец - "самая бойкая ищейка Скрента" или просто влюблённый юноша? Будто бы и не весна на улице... Метель...

* * *

     ...Метель кружилась над крышей бассейна, в который уже начали наливать воду. Пар, поднимавшийся от воды, заставлял снежинки таять в воздухе, не долетая до её поверхности. Отдельные экземпляры всё же долетали и, казалось, ломались о коварную поверхность, уходя под воду, как разбившийся несравненной красоты внеземной летательный аппарат... Температура воды была 22 градуса - люди Борена уже восстановили всю систему жизнеобеспечения бассейна, переделали вход в него и предложили эксплуатировать его пока "в зимнем варианте" - без крыши. Большинство посетителей это устраивало. Раздевшись в тёплой раздевалке, они стремглав пролетали несколько метров открытой и слегка заснеженной теперь территории, чтобы с разбега влететь в поднимающийся над водой туман и шлёпнуться в тёплую воду бассейна. Единственным заметным изменением стало повальное увлечение купальными шапочками: выходить с мокрой головой, по сути, на улицу - желающих было немного...

     Попасть в сад, как и раньше, можно было только через подводные выходы из бассейна, и Саире пришлось срочно искать замену части студентов, опасавшихся приобрести насморк. Большинству же всё это даже понравилось, и всё чаще можно было наблюдать, как загорелая босая девчонка, демонстративно играя своим телом, не спеша идёт по снегу к воде... Я пробовал - ощущения экзотические, конечно... Ноги толком не успевают замёрзнуть, а тёплая вода после короткой прогулки по снегу казалась блаженством... Мне даже показалось, что постоянных посетителей в бассейне прибавилось - многим нравилось плавать в парящей воде, подставляя лицо не успевшим растаять снежинкам. Саира как-то пыталась поймать снежинку языком, но, заметив, что я за ней наблюдаю, смутилась и быстро уплыла в туман.

     Однажды, плывя в этом тумане, я столкнулся нос к носу с Абаром.

     - Надо бы нам как-то переговорить...- После обмена приветствиями и несколькими ничего не значащими фразами вдруг сказал он.- Найди способ связаться...

     - Как?

     - Позвони по номеру на карточке - там лучше знают, когда у меня свободное время...- Ухмыльнулся президент.

     - А сейчас?

     - Сейчас здесь слишком много ушей,- вздохнул Абар, и, набрав побольше воздуха, ушёл под воду.

     ...Явившись при полном параде на условленную встречу в загородную резиденцию президента, я обнаружил там довольно немалочисленное общество, собравшееся в огромном зале. Звучала тихая ненавязчивая музыка; гости, разбившись произвольно на компании, тихо беседовали. Пожалуй, главной отличительной чертой присутствующих я бы назвал какую-то особую проницательность и ум. Надо сказать, что я чувствовал себя не слишком уверенно в этом обществе... Заметив меня, Абар махнул рукой, показывая на место рядом. Когда я пробрался к нему, он встал и, попросив тишины, начал говорить:

     - Позвольте представить вам, друзья, нашего нового товарища - его зовут Анри.- Взоры присутствующих обратились на меня и в этот миг я бы дорого дал, чтобы провалиться сквозь землю.

     - И... чем же знаменит этот товарищ?- С некоторой долей иронии поинтересовался один из них.

     - Анри привлёк наше внимание тем,- с расстановкой, не спеша, продекларировал Абар,- что, будучи журналистом, оказался оснащён аппаратурой слежения лучше, чем иные наши разведчики...- В зале повисла напряжённая тишина.- После этого он сильно заинтересовал нас тем, что не предал огласке полученные таким образом интимные материалы, сочтя сие неэтичным... А окончательно покорил - тем, что, самостоятельно работая по списку последней "раздачи слонов" в аппарате государственного управления - по поводу аварии в ботаническом саду - он один, самостоятельно, выдал характеристики, полностью совпавшие с окончательными выводами наших служб, обрабатывавших материалы всех остальных агентов...- По залу прокатилась волна оживления - моя персона, видимо, вызвала некоторый интерес. И, как я заметил позже - уважение.

     - Кроме того,- продолжал президент,- я должен заметить, что отчёты, отсылаемые им в свою редакцию, отличаются отсутствием какой-либо тенденциозности и особой точностью в формулировках, что позволяет мне предложить ему впредь всякий раз рассылать их всем нам - по списку - для ознакомления.- В зале произошло заметное оживление: такое предложение затрагивало личное время каждого и, следовательно, не оставляло равнодушных: время в этом кругу, в чём мне пришлось убедиться, ценилось весьма высоко...

     - И как часто я буду получать такие рассылки?- Живо поинтересовался приземистый, сгорбленный старичок с живыми глазами на явно профессорском лице.

     - Обычно Анри, увы, балует своих читателей не чаще раза в неделю: он работает в еженедельнике.- Развёл руками Абар.

     - Вот и прекрасненько,- удовлетворился старичок,- будем называть это "воскресные чтения"...- Президент, улыбнувшись ему, продолжал:

     - Кроме того, у меня возникла крамольная мысль: сделать его - как лицо, по моему представлению, абсолютно незаинтересованное в искажении материалов - летописцем нашей "мягкой революции" - дабы не укрылись от пытливого ока последующих поколений незамеченные нами подробности наших дней...- В зале заулыбались: то ли речь, то ли идея понравились.

     - Увы, это не может быть слишком долго,- возразил я,- срок моей командировки - всего год, и не думаю, что редакция сочтёт целесообразным продлевать его...

     - Так оставайтесь здесь насовсем,- совершенно серьёзно заметил вынырнувший из толпы Борен,- думаю, должность штатного аналитика в аппарате президента Вас устроит?

     - Это предложение мне лестно, конечно...- Замялся я.

     - Позвольте - это не предложение, а вопрос,- язвительно уточнила, как я потом понял, Калиа - жена Борена,- этот деятель, насколько мне известно, пока не президент, чтобы делать подобные предложения...- В зале заулыбались. Борен довольно фамильярно запустил руку ей в волосы, имитируя негодование.

     - Но, тем не менее, вряд ли это возможно...- Вздохнул я.- Видите ли, для меня слишком много значат такие понятия, как Родина... И - хотя то, что происходит сейчас здесь, мне откровенно нравится и я хотел бы, чтобы подобная система государственного управления распространилась по всему миру - бросить страну, где родился и вырос, выше моих сил...

     - Ну, это как раз понятно...- Вздохнул Абар.- Но на то время, пока Вы здесь, мы можем на Вас рассчитывать?

     - Разумеется...- Залившись краской под столь пристальным вниманием аудитории, выдавил из себя я.

     - И, я думаю, до отъезда он найдёт время найти себе преемника.- Взглянув из-под длинных ресниц, почти кокетливо констатировала Калиа.

     - Да, конечно... Я постараюсь...- Я чувствовал себя, как студент, которому на экзамене ставят оценку авансом, в расчёте на то, что он отработает её в будущем.- Окружающие поощрительно улыбались - может, и потому, что в памяти каждого ещё не стёрлись минуты, когда он, будучи впервые здесь представлен, оказывался примерно в том же положении, что и я сейчас...

     - Так что - если Анри станет задавать кому-либо из вас любые вопросы,- закончил тему Абар,- я надеюсь, что он получит вполне конкретные, корректные и недвусмысленные ответы, ибо и он, и мы, совершенно не заинтересованы в искажении или перевирании фактов...

     - Последний вопрос: насколько _любую информацию можно ему доверять?- Я, сколько ни старался, так и не смог потом вспомнить спросившего.

     - Думаю, что до уровня ДСП включительно: практика показывает, что он вполне корректно фильтрует информацию сам.- Улыбнулся президент, намекая, как я понял, на историю с подслушанным его разговором с Софи. Это был последний вопрос - на этом моё представление закончилось. Гости вернулись к беседам в своих компаниях, а я остался не у дел. Видимо, заметив это, Абар подослал ко мне Наиту. Слово за слово - и разговор наш коснулся темы рокаров: я вспомнил, что говорил Карой о загрязнении воздуха обычными автобусами и о дороговизне их эксплуатации. Наита слушала на удивление внимательно. Вдруг, щелкнув пальцами, привлекла к себе всеобщее внимание:

     - Абар, экологи, энергетики, транспортники и физики - есть тема...- И со всего зала поползли в нашу сторону заинтересованные лица. Наита вкратце пересказала им идею.

     - Была у меня такая мысль...- Поморщился Абар.- Да денег на развитие проводных сетей сейчас обмаль...

     - Ты что-то рассказывал о Нине...- Напомнила Наита.

     - О Нине?- Недоумённо переспросил Абар.

     - Которая участвовала в разработке ядерных реакторов для транспорта.- Напомнила Наита.

     - Как же, как же - помню...- Закивал головой президент.- А её что - нет сейчас?

     - Да её вообще сюда ещё не приглашали...- Ухмыльнулась Наита. Абар с досадой щёлкнул пальцами. "Семейное это у них, что ли"?- усмехнулся про себя я.

     - Можете считать, что я за неё...- Вдруг пробасил полуседой профессор в сером фраке.- Нина - моя ученица и вся эта история с транспортными реакторами происходила при мне...

     - А насколько сложно это всё продолжить?- Живо поинтересовался Абар.

     - Сложно...- Вздохнул профессор.- Во-первых - команды давно уже нет: разъехались по дальним весям делать ядрёны бомбы... Во-вторых - я уже слишком бит и слишком устал, чтобы двигать такие прожекты... Вот разве что Нина - её энтузиазма, может быть, и хватит - и на то, чтобы заново воссоздать группу, и на то, чтобы довести дело до промышленного образца... А я сгожусь разве что на место консультанта... Если ей это понадобится...

     - Тогда... как нам её найти?- Глядя на него в упор, поинтересовался Абар. Старик долго выдерживал его взгляд, как бы колеблясь - верить или не верить, поддаваться или не поддаваться,- и, наконец, тяжко вздохнув, спросил:

     - Где здесь телефон?- Абар молча отцепил от пояса мобильник. Профессор, ухмыльнувшись, снова вздохнул, повертел "игрушку" в руках и протянул Абару. Тот молча включил, набрал код Хинтшира и стал ждать.

     - Это по межгороду...- Поморщился профессор.

     - Да, я знаю,- кивнул Абар и показал ему экран мобильника с кодом города.

     - А Вы откуда знаете?- Удивился старик.

     - Ну, вряд ли она успела переехать...- пожал плечами Абар.

     - Так Вы её знали?

     - Да так... Встречался...- улыбнулась Наита.- Как он тогда кусал локти, что не мог сам профинансировать эти исследования...- Старик нерешительно стал диктовать номер. Абар набирал. Наконец раздался гудок вызова.

     - Дайте мне...- попросил профессор. Абар молча протянул ему трубку и мы удалились, оставив старика наедине.

     - Вкратце: суть состоит в том, что компактный ядерный реактор, ориентированный на применение в локомотивах, уже был полностью разработан и опробован в Ункарии. Единственная проблема - устойчивость системы в случае транспортной аварии. Сейчас идея заключается в том, чтобы доработать системы безопасности до нужного уровня и, запустив эту модель в производство, приступить к разработке чего-то подобного для автомобилей.- Присутствующие ошарашено смотрели на президента: для многих эта информация была настолько неожиданной, что вызывала недоверие.

     - Должен предупредить, что вся информация, связанная с этой тематикой, должна быть совершенно секретной...- Обведя взглядом присутствующих и немного дольше задержав этот взгляд на мне, подчеркнул Абар.

     - Нина хочет говорить с Вами...- Протянул трубку президенту подошедший профессор.

     - Да, я слушаю...- Взял трубку Абар.

     - Слушай, неужели это правда?- Услышали мы почти плачущий голос.

     - Что именно?

     - Что ты о нас не забыл...

     - Увы - это неправда,- тяжко вздохнул Абар.- Забыл. Но нашлись люди, которые напомнили. Сейчас я чувствую себя жутко виноватым в том, что тебя до сих пор нет среди нас и очень хотел бы как можно скорее тебя здесь видеть...

     - По какому поводу? Крабс сказал, что есть какой-то интерес к нашим реакторам...- Нерешительно, почти обречённо спросила Нина.

     - Не какой-то, а чуть ли не первостепенный...- Вздохнул Абар.- И вообще - я очень хотел бы ознакомиться с твоими планами на ближайшее время... При достаточном уровне финансирования...

     - Ты серьёзно?- Срывающимся голосом едва выговорила Нина.

     - Более, чем...- Вздохнул Абар. Нина молчала.

     - Ты жива ещё?- Тихо спросил президент.

     - Да, да... Просто не могу в себя прийти...- Послышалось в трубке. Все почему-то облегчённо вздохнули. Некоторые перекрестились.

     - Ну, ладненько - накапай себе валерьянки и постарайся уснуть...

     - Да?- Иронично ответила трубка.

     - Ну, тогда можешь до утра глядеть в потолок или бродить по городу.- Вздохнул Абар.- Только, я прошу: глотни немного валерьянки и не оставайся одна. О'к?

     - О'к, О'к...- Ответила трубка.- Ладно, до встречи. Надеюсь...- И послышались короткие гудки.

     - Хотел бы я сам на эту встречу надеяться...- Озабоченно пробормотал президент.- Ты не помнишь приличного сердечника в Хинтшире?- Обратился он к Наите.

     - Клерой?- Вопросительно поглядела на мужа та. Он молча кивнул. Набрав номер, сказал:

     - Привет, дружище... У меня к тебе дело государственной важности...

     - Ну, у тебя сейчас все дела такие...- Вздохнула трубка.

     - Что делать, дружище, что делать...- Как бы отмахиваясь от него, скороговоркой пробормотал Абар.- Так как - поможешь?

     - Доля наша такая...- Снова вздохнул тот.

     - Тогда собери всё, что нужно для потенциального приступа... Плюс успокоительные - на случай, если приступа пока ещё почему-то нет... И срочно дуй по адресу, который тебе сейчас назовут... Там живёт Нина Кимре...

     - Кимре? Так я её знаю.

     - Откуда?

     - Мир тесен...

     - Ну, ладно... Так ты дуй срочно к ней и сделай так, чтобы она осталась жива.

     - А что такое?- Встревожился Клерой.

     - Да ничего...- Вздохнул Абар.- Просто я сегодня... поинтересовался её планами на ближайшее будущее... При достаточном финансировании...

     - Хм... Интересно... А моими планами при тех же условиях ты поинтересоваться не хочешь?- Как-то напряжённо поинтересовался лекарь.

     - Пока нет.- Улыбнулся президент.- Вот доставишь мне Нину живой и здоровой - тогда и поговорим.

     - Ловлю на слове...

     - Лови, лови... Глотни сам валерьянки...

     - Охотно...

     - Ладно, дружище - я отдаю трубку человеку, который обеспечит тебе сейчас машину и доставку завтра-послезавтра тебя и Нины в Кайану. Он же расскажет, как меня искать.- Закончил Абар и передал трубку Алкою. Этим тема была исчерпана. На сегодня. Вскоре Нина основала лабораторию в Хинтшире, а Клерой - клинику в столице. Перед тем, как покинуть Ункарию, я уже успел прокатиться в поезде, влекомом локомотивом с ядерным реактором. А лаборатория продолжала работать...

     ...Сижу я теперь и думаю: вот ведь, как события малые на судьбы государств влияют: кто б мог подумать, что развитие компактных транспортных реакторов в стране явилось следствием того, что два парня как-то вечерком сходили за голой девкой - то бишь, купальщицей - понаблюдать...

* * *

     Вечер между тем шёл своим чередом. Гости, в большинстве своём, не стояли на месте, динамически разбивая одни сборища и создавая новые. Видимо, здесь все всех знали и не испытывали сложностей в общении, попросту выбирая окрест наиболее интересные темы. В одном месте говорили о ремонте центрального моста в Кайане, в другом - о проблемах клиники в Даргосе... Кого-то интересовал храм в Хернеке... Страна понемногу оживала. Ощущались и те деньги, которые служба Алкоя сумела найти и вернуть "домой", разыскав и отдав под суд немало воров государственного масштаба; и те, которые продолжали поступать на счета Абара от соплеменников за кордоном, видимо, не забывших об осенних "конференциях с диаспорой". Смутное время, похоже, кончалось... Это особенно ощущалось здесь, среди этого сборища людей, исповедующих разные взгляды, представляющих разные профессии, молодых и дряхлых, восторженных и недоверчивых, но объединённых одной целью... которую большинство из них не могло толком и сформулировать. "Сделать жизнь достойной Человека" - так выполнил за них эту задачу я в одном из своих отчётов Скренту.

     - ...Уровень образованности этих "деятелей" просто ужасает...- Слышал я обрывки очередной беседы.- Вчера видел карамель - называется "малиновый звон". На ней нарисована ягода, отдалённо напоминающая малину. При чём здесь малиновый звон? Остаётся только выпустить шоколадные батончики "никто не хотел умирать" да карамель "доживём до понедельника"... То, над чем раньше смеялись, как над маразмом - нас окружает сегодня реально...

     - Изолгались, сами себя перехитрили, запутались вконец... Сексуальные развлечения именуют любовью... Боязнь общественного мнения или, скажем, страх перед Богом - путают с моральностью...- Слышал я дальше, перемещаясь по залу.

     - ...плавал он вторым помощником капитана на траулере "Гриунт" этак лет пятнадцать...- Я остановился, заинтересовавшись сюжетом байки.- Ну, кто такой был при Сонах второй помощник - я думаю, вы все знаете...

     - А кто?- Неожиданно для себя самого спросил я. На меня внимательно посмотрели, но рассказчик, коротко пояснив: "Стукач.", продолжил:

     - Так вот, за эти пятнадцать лет завёл он массу знакомств в этих самых южных широтах... Хоть должность у него и неприглядная была, да сам парень вроде неплохой и неглупый... И команда к нему недурно относилась, и он подсказывал, как лучше лишние деньги в страну провезти... А своему начальству "скармливал" сволочей да подлюг, которые команде жить мешали... Ну, и выпить любил... А может - пил с горя: не шибко ему своё место нравилось... Ну, а коль выпить любил - значит, среди южных аборигенов быстро знакомства заводил: капитан его с собой всегда на берег брал, когда знал, что пить придётся: сам он этого дела не любил, а отказом обидишь портовое начальство - потом проблемы будут... Так он с собой второго помощника, значит, берёт; сам пропускает со всеми по чарочке-другой, да незаметно и смывается... А помощник уже гудит "на полную катушку" - до утра, то есть... Ну, а поутру - как заведено - подсчёт идёт: кто с нами, значит, сегодня был, а кто - нет. С "Гриунта" были? Были... Значит, "свои"... Дать им, чего надо, в первую очередь! А вот с "Кореции" что-то никого не видно... Ну, пусть, значит, постоит под погрузкой недельку-другую - авось, будет ещё время познакомиться... Такая вот логика...

     - Давай ближе к телу...- Нетерпеливо взглянув на часы, поторопил рассказчика кто-то.

     - Да, так вот...- Продолжил тот.- Как началось смутное время, так корабли на прикол и стали: здесь-то рыбку ловить особо негде, а договориться никто толком ни о чём не может: плановые органы Сонов рухнули, а новые ещё и не думали зарождаться - и моряки от безработицы с голоду пухли... Ну, наш деятель взял да и обзвонил своих собутыльников, а те уже в своих странах подшебуршились, переговорили с кем надо и ответили так: 2% наличными, на руки, от суммы выручки минус все текущие расходы - и ловите в наших водах, сколько душа пожелает. Ну, он с радостной рожей и подруливает к министру рыбного хозяйства - вот, дескать, как всё удачно образовалось: моряки и голодать не будут, и какую-никакую копейку как родине, так и себе заработают... Ответ министра был неожиданным:

     - Копейка для родины пусть Вас не беспокоит.- Чётко отрезал он.- Это - не ваши проблемы. Что же касается моряков... Так им много зарабатывать просто вредно: слишком быстро от рук отобьются. Пусть учатся работать за жратву!- Весьма довольный, видимо, только что изобретённой формулировкой, резюмировал он.- За похлёбку!- От удовольствия министр даже взмахнул рукой и выжидающе посмотрел на посетителя - то ли ожидая восторгов по поводу "удачной шутки", то ли давая понять, что беседа закончилась.

     - Мда... И чем это закончилось?

     - Тогда - ничем.- Многозначительно произнёс рассказчик.- А недавно я узнал, что Абар, проведав о том случае, весьма оценил остроумие "шутника" и отправил его "работать за похлёбку".

     - То есть? Я слышал, что его судили.- Спросил кто-то.- Причём - процесс был открытым. И моряков едва сдерживали - они всё рвались с ним по-своему "поговорить"...

     - Ага...- Кивнул рассказчик.- А потом Абар побеспокоился, чтобы, когда осуждённого доставили на зону, в сопроводиловке было ясно сказано, что господин министр должен только личным физическим трудом зарабатывать себе на хлеб насущный, при этом расцениваться этот труд должен так, чтобы господин министр, не дай Бог, лишней копейки не заработал...

     - Короче, Абар отправил его "работать за жратву"...- Кивнул головой один из слушателей.- Что ж - это на него похоже. Он не любит придумывать наказания да возмездия - ему это неинтересно. Как-то он заявил, пожав плечами: "Зачем изобретать велосипед - достаточно поместить негодяя в те условия, которые он уготовил другим. По крайней мере, это будет адекватно...".- Компания заулыбалась, а я потихоньку двинулся дальше. Потом я что-то выпил... Потом - ещё... Потом - плохо помню... Помню, что ходил по залу, подходил к людям, что-то спрашивал... Многие улыбались... потом я поймал себя на том, что сижу на втором этаже, в кабинете у Абара. О чём говорили до того - не помню. Дальше - помню только потому, что хватило сообразительности включить диктофон.

     - Интересно, как сложатся в дальнейшем отношения между Вами и Вашей партией...- Звучал с плёнки не слишком свежий мой голос.

     - Я устал повторять, что у меня нет своей партии.- Каким-то, почти измождённым, голосом отвечал Абар.

     - Ну... Вы ведь не станете отрицать, что своим приходом к власти Вы во многом обязаны "Народному возрождению Ункарии"?- Не унимался я.- Ведь до того Вас знали, в основном, промышленники... Да и то - далеко не все. Это - не масса... Масса - это работяги... "Население"... "Народное возрождение Ункарии", по сути, сделало Вам имя и привело к власти... Так не станет ли теперь партия, приведшая Вас к власти, претендовать и на свою долю?

     - Не думаю...- Поразмыслив, покачал головой президент.- Партия, конечно, занималась агитацией... Среди тех, кто ничего обо мне не знал. И без неё я бы наверняка сюда не попал... Но и переоценивать её роль особо не стоит... Кстати - многие работяги и раньше обо мне знали... От своих коллег...

     - А как они вообще о Вас узнали? Вы ведь не были, насколько мне известно, выходцем из их среды, да и вряд ли "ходили в народ" ради известности - на Вас это вроде как не похоже...

     - Ну, скажем... утверждение о том, что я "не был выходцем из их среды" - мягко говоря, не совсем корректно: после школы я попал в эту среду и почти год проработал на заводе шахтной автоматики и систем безопасности.- Возразил Абар.- Приходилось и в штреках бывать, и заниматься буквально чем угодно - от пайки микросхем до монтажа шахтных силовых щитов... Кстати - с тех пор я член профсоюза "рабочих угольной промышленности".- Ухмыльнулся он.- Этот год дал мне не слишком много в плане профессиональных навыков - просто подтверждались многие знания; совершенствовалось, оттачивалось мастерство... Но вот в плане отношения к работе, к последствиям своей деятельности... в плане ответственности за свои действия и поступки - этот год дал мне очень много... Впервые я столкнулся с тем, что от качества твоего труда зависит жизнь людей. Впервые я должен был "делать качественный монтаж" не просто для того, "чтоб красиво было", а - потому, что по-иному здесь было попросту нельзя: во-первых, всё должно безукоризненно работать много лет без вмешательства человека, а во-вторых - всё должно быть собрано настолько просто, естественно, наглядно и удобно... Понимаешь...- Он задумался.- Представь себе: шахта, темень, пыль, газ... Никудышнее освещение... Отказала автоматика и ремонтник пытается разобраться в монтаже - в твоём, в частности... В этой ситуации от тебя очень сильно зависит - разберётся он за пять минут или же будет костерить тебя час-другой неупотребляемыми в приличном обществе словами... А ведь всё это время шахта мертва - вот и прикинь, чем может кончиться твоя даже не ошибка - а просто неаккуратность, небрежность или даже, всего лишь, чрезмерная запутанность монтажа... В этом свете все требования техники безопасности и госприёмщиков выглядят уже не как "придирки канцеляристов", а, согласись, чуток иначе... Но для этого нужно спуститься в шахту и попробовать сделать что-либо на месте. Тогда понемногу начинаешь понимать...- Он вздохнул.- А я тогда был ещё безусым юнцом, с непомерной манией величия... Да, я был неглуп. Да, я был недурно образован, любознателен, кое в чём сведущ... Да, я ещё до прихода на завод уже мог работать лучше, чем многие из тех, кто проработал там не один десяток лет. Но только там вдруг оказалось, что это вовсе не извиняет моей безалаберности... Оказалось, что никому не нужны мои знания, если они не помогают обеспечить безопасность шахты... Никого не интересует моя мания величия, из-за которой я могу что-то не сделать вовремя или сделать плохо...

     - И такое бывало?

     - Ну, не совсем...- Мне показалось, что Абар немного смутился.- По крайней мере, я никогда не срывал сроков и мои работы с испытательной станции назад не возвращали. И меня не вызывали туда для исправления собственных ошибок. Но... Ты понимаешь, мой наставник был на заводе легендарной личностью: его знали все - от последнего уборщика до директора завода, который, когда ему нужно было пристроить на завод своего племянника, именно Тайше отдал его в ученики... Для "прохождения школы", так сказать... Это, согласись, говорит о многом...- Он задумался, будто что-то припоминая.- Да... Так вот, Тайша был совершенно неординарной личностью. Они вдвоём с напарником зарабатывали примерно в шесть раз больше, чем в среднем получали их коллеги... Можешь себе представить, как на это реагировали окружающие, среди которых были и недоброжелатели, и завистники... Особенно это дразнило тёток из конторы, которые считали зарплату... А они при этом просто спокойно работали - обеспечивая, кстати, качество на таком уровне, что к ним просто невозможно было придраться. Многие были бы счастливы это сделать, но - увы...- Усмехнулся президент.

     - Ну, они просто вынуждены были так себя вести,- возразил я, вспомнив "разумный прагматизм" Скрента.- Иначе их бы просто сожрали...

     - Ты не понял...- С сожалением улыбнулся президент.- Они просто не могли работать иначе. Они просто были такими людьми - вот и всё. Они так работали и тогда, когда получали наравне со всеми. Они не стали работать хуже, гонясь за объёмами работ и сопутствующей этому "большой деньгой", когда их доходы выросли в два раза. У них не закружилась голова, не загорелись глаза, когда они вышли на шестикратный уровень. Они продолжали работать так, что результат всегда оставался безукоризненным. Понимаешь... если бы они работали качественно только "для виду", то есть - на уровне, формально позволяющем нормально сдавать работу испытателям - они запросто могли бы увеличить свою производительность ещё в два-три раза... Но они не пытались этого делать. Почему-то. Как думаешь - почему?

     - Ну...- я замялся,- я догадываюсь, в общем-то... Да только мне подобных людей встречать не доводилось. Максимум - это тот, кто готов понимать "чужой интерес" в обмен на то, что "чужие" тоже будут понимать его интересы...

     - Не доводилось, говоришь?- Абар задумчиво оглядел меня, собираясь, видимо, что-то сказать, затем - похоже, мысленно махнув на эту затею рукой, закончил: - А мне вот - пришлось. И слава Богу. По крайней мере, больше всего я благодарен судьбе именно за то, что она всегда вовремя "поставляла" мне таких людей.- Он немного помолчал, рассматривая муху, ползущую по трубке телефона. Затем, одним движением руки ловко поймав её в кулак и "махнув" о стол, закончил: - жаль только, что происходит это почему-то... всё реже и реже...

     ...В кабинете повисла неловкая тишина. Абар угрюмо смотрел на останки мухи на стекле стола - казалось, забыв обо мне и обо всём на свете; а я не решался напомнить о своём существовании, нарушив его покой или ход его мыслей. Наконец он поднял голову и, смахнув муху на пол, произнёс:

     - Ну, а "в народ" я действительно не ходил: как Вы изволили, сударь, верно заметить - мне это просто не свойственно. Что делать - не люблю набиваться...

     - Тогда как же мог народ о Вас узнать? Не думаю, что учеником на заводе Вы могли проявить себя так, чтобы о Вас заговорили работяги, передавая информацию, как легенду, из уст в уста...

     - Разумеется,- улыбнулся Абар.- Обо мне работяги заговорили гораздо позже, когда я уже был довольно-таки известной личностью, с устоявшимися взглядами - и на "принципы жизни", и на принципы управления производством... Несколько раз жизнь любезно позволяла мне проверить эти взгляды - чтобы утвердить в мысли, что я не ошибался - и я признателен ей за это.

     - И об этих "проверках взглядов" проведали работяги, раструбив о них на всю страну?

     - И "да", и "нет". С одной стороны - там, где мне доводилось "проверять свои взгляды" - работяги были довольны, ибо вследствие нормализации производственных отношений косвенно становилась более справедливой и оплата их труда. С другой - это не могло дать той известности, которая обеспечивала бы победу на выборах. Ну, один другому сказал, другой - третьему... Даже в пределах одного города это не обеспечит большинства, не говоря уже обо всей стране. Да и...- он вздохнул,- знаешь, есть у работяг такой недостаток: ленивы они.

     - В каком смысле?

     - В том смысле, что, когда всё хорошо - быстро теряют бдительность. И, если "хорошо" у них - они "тихо радуются", вместо того, чтоб побеспокоиться о том, чтоб хорошо было у всех... Вот и получается, что те, кто были мной довольны, предпочитали особо "не звонить" об этом по сторонам...

     - Из лени?

     - Кто - из лени, а кто - из опасения, что, как только я начну заниматься другими предприятиями, у них вдруг быстро всё станет по-старому...- Абар обречённо посмотрел на пол, где должны были покоиться останки мухи.- Так что как раз мои действительные заслуги и не дали мне особой известности.- Резюмировал он.

     - Тогда - что же?

     - Случай.- Пожал плечами рассказчик.- Как это часто в жизни бывает - ты можешь биться головой о стену сколько угодно, но из этого совершенно ничего не выйдет, а всё решит Его Величество Случай...

     - Ну, не всегда...

     - И слава Богу... Да... Так вот, всё решил один совершенно случайный эпизод... Я ехал в поезде. На дачу. Обрезать яблони, поразбрасывать навоз... Со мной сидели те же работяги. Железнодорожники. Сначала они угрюмо молчали - чего, собственно, естественно было ожидать от работяг, уже с полгода не получавших зарплату. Потом кто-то из них заметил, как мрамором облицовывают перрон. Действительно - это выглядит очень интересно, когда предприятие, уже полгода неспособное рассчитаться со своими работниками, затевает такой ремонт...

     - Какой?

     - Как тебе сказать... Когда у тебя денег не хватает на жратву - ты станешь заказывать себе золотой унитаз или облицовывать мрамором ступеньки на крыльце?

     - Вряд ли...

     - Вот и работяги недоумевали, заметив, какими материалами перрон облицовывается... Нет, они понимали, что это когда-то тоже делать надо; но они никак не могли взять в толк, почему это делают именно сейчас, когда зарплата полгода не плачена, а не, скажем, год назад - когда зарплата, хоть и не слишком большая, но выплачивалась вовремя? И, если уж это делается сейчас - так почему выбраны едва ли не самые дорогие из существующих облицовочные материалы? Они были неглупы и быстро сообразили, что для такого решения должна быть другая причина...

     - Какая?- Спросил, было, я, но Абар с удивлением посмотрел на меня:

     - А как ты думаешь?

     - Ну, я думаю, что... чем дороже материалы - тем проще заложить в их цену "свой интерес" и тем большим он может быть...

     - Тогда почему спрашиваешь? Ну, ладно... Короче, до этого они очень быстро додумались и тогда недоумение переросло в негодование - они очень бурно стали выражать своё возмущение, изредка настороженно оглядываясь на меня. В конце концов я не выдержал:

     - Чем начальство поносить - лучше б подумали, как и что в этом деле изменить можно...

     - А что мы можем?- Последовал вызывающий ответ.

     - В одиночку - ничего, разумеется.- Пожал плечами я.- Разве что - угодить в кутузку. За оскорбление личности начальника.- Они замялись.

     - Ты, что ль, поможешь?- Настороженно спросил один - и мне показалось, что они сейчас, едва лишь заподозрив в этом, уже чуть ли не готовы разорвать меня в клочья.

     - Неужто похож?- Как можно непринуждённее усмехнулся я.

     - Да кто тебя знает...- Устало махнул тот рукой.- С виду вы все такие - не определишь... А как копнёшь...

     - Да ладно тебе, Инкар! Пристал к человеку!- Оборвал его другой.- Никак, это он твои бабки на мрамор за взятки спускает?

     - А я почём знаю?- Отмахнулся тот. Но отвратительная дрожь в коленках у меня уже прошла - я видел, как они сникают, успокаиваясь... Неплохие, в общем-то, ребята - просто загнанные до отчаяния несправедливостью...

     ...Абар немного помолчал, собираясь с мыслями.

     - В общем - слово за слово, договорились мы в тот день до того, что чуть ли не создали революционную организацию.- Наконец вздохнул он.- Ребята горели желанием создать её, вспоминая историю Великой Революции Сонов: "получилось ведь!"... А я пытался остудить их пыл, убеждая в том, что получилось-то, мягко говоря, не совсем то, ради чего всё затевалось... "Ни одна революция в истории человечества не реализовывала то, что провозглашала. Ни при одной революции не получилось так, чтобы её движущая сила не оказалась бы обманутой. Более того - именно эта самая движущая сила нередко попадала в результате в новое, иногда - в ещё более тяжёлое - рабство. И, потом - много вы знаете бескровных революций"?- убеждал я. Парни угрюмо молчали. Видимо, руки у них чесались здорово... "А всё потому, что хитры чрезмерно те, кто движущую силу на бой подымает, чтобы потом в светлое будущее на её горбу въехать - по дороге, её кровью политой... А раз хитры - так перехитрить их надо... Околпачить...- Подал идею я,- Или народу на то умишка не хватит"?- Парни молчали. "Можно и околпачить,- хмыкнул, наконец, один из них.- Да как"?- В ответ я предложил тут же пришедшую мне в голову идею о прокатывании остатков Соновских прихвостней на очередных выборах. Идея заключалась в том, что тайно от текущей власти по стране расползается информация о том, кого желательно посадить в президентское кресло. Это должен быть нормальный человек, желающий и способный сделать то, что действительно нужно народу. Если работяги сумеют распустить этот слух по всей стране - есть шанс, что этот человек придёт к власти, не затратив на это сумм, соизмеримых с национальным доходом за период выборов...- Абар усмехнулся.- Наивно, конечно... Ничего бы из этого не вышло. Я это и тогда понимал - просто нужно было как-то поддержать ребят, вселить в них надежду. И - удержать от разбоя, после которого они неминуемо угодили бы в кутузку... Теперь я уже реально знаю, что это дало примерно треть голосов - не больше... И вряд ли могло перевалить за половину... При самых благоприятных условиях.. А тогда... Словом, через пару недель активных встреч и острых бесед я уже был приглашён на тайное сборище, громогласно именовавшееся своими организаторами "пресс-конференция".

     - С представителями прессы?- Ухмыльнулся я.

     - Да нет,- с улыбкой отвечал Абар,- просто им, я думаю, это слово понравилось - такое звучное и непонятное... Но на этом их наивность, в общем-то, и закончилась. Люди собрались, надо сказать, неглупые и неравнодушные к тому миру, в котором им предстоит жить. Судя по вопросам, которые их волновали... И которые они задавали мне, как будто я заранее знаю на всё ответ...

     - Например?

     - Например - О представительстве разных слоёв населения и, в частности - их, рабочих - в органах власти.

     - Ну, и?

     - Пришлось придумывать модели...

     - Например?

     - Рабочие выдвигают из своей среды представителей (депутатов). При этом выдвигаются наиболее умные, сообразительные, порядочные - те, которым все доверяют и в способность которых представлять интересы остальных все верят. Этих представителей учат, чтобы обеспечить им необходимый уровень образованности, а затем они приступают к выполнению своих обязанностей.

     - То есть - после избрания его ещё нужно учить?

     - А как же иначе? Соны уже пробовали сделать так, чтобы кухарка правила миром. Как именно она это делает - мы теперь знаем: ей манипулирует всякий, кто умеет и имеет возможность это делать. В своих интересах, разумеется. Что обычно никак не совпадает с интересами тех, кто эту кухарку "выбирал во власть". Поэтому работяги живо согласились, что на кухарке следует поставить крест. И максимум, о чём можно говорить - так это о детях этой кухарки. При условии, что они в состоянии получить приличное образование. Но это уже проблемы государства. Вот они и выдвинули такую идею - не без моей помощи, разумеется: дескать, мы выдвигаем тех, кому доверяем по их порядочности и надеемся на их сообразительность и ум, а потом их учат, и из тех, кто добрался до конца курса обучения, мы уже решаем, кого "пустить во власть".

     - Ну, это уже малость поумнее, чем "просто кухарка"... Хотя...

     - Хотя Вы хотите от работяг слишком многого...- Усмехнулся президент.- Я был бы доволен, если б они реально следили за исполнительной властью, не вмешиваясь в её работу, но контролируя буквально всё... Лишь бы под ногами не путались... То есть - наблюдение должно быть негласным. Но - тщательным.- Улыбнулся Абар.

     - Рабочий контроль?- Усмехнулся я.

     - Нечто вроде этого...- Кивнул президент.- Правда, это понятие в известной степени было дезавуировано коммунщиками ещё во времена Сонов, но сам смысл осуществления такого контроля, в принципе, есть. Необходимо только изменить способ его осуществления, разумно и конкретно определить уровень власти участников групп контроля, их полномочия. В любом случае должен действовать тот же принцип, что и в представительстве в органы власти: каждый представитель действует от имени только своих избирателей, то есть - тех, кто голосовал за него, и уровень власти представителя зависит от числа его избирателей.

     - А как это реально осуществить?

     - Пока непонятно...- Поморщился президент.- То есть - можно, конечно, указать в мандате количество проголосовавших за него избирателей - но мне это не очень нравится, ибо определяет количество поверивших его обещаниям во время голосования, а не число лиц, доверяющих ему сегодня.

     - Да, существенно...- Согласился я.

     - Ну, и, потом - во времена Сонов депутаты занимались тем, что пытались дорваться до власти и творить законы. Это - в корне неверно. Законы должны творить законники - то есть те, кого этому учили в высшей школе. А депутаты... или "представители избирателей" должны представлять и выражать интересы народных масс. Они должны не творить законы, а ставить проблему. И участвовать в её разрешении законниками - если ума хватит... И - оценивать результат. Об этом был тогда долгий и серьёзный разговор. В принципе, они согласились с тем, что новая роль рабочего депутата - не снискание власти, не законотворчество, а контроль за ситуацией в стране. За спиной депутата стоит государство, поддерживая его полномочия своей силой и мощью, но выдвигают депутата простые смертные - предложением с последующим голосованием.

     - Интересная идея... А снимает депутата кто?

     - Избиратели.

     - Так же, как сейчас?- Я не мог скрыть иронии.

     - Отнюдь. Они выдвинули шикарную идею: депутат теряет силу по мере снижения числа проголосовавших за него. Как только их число станет несерьёзным - он вообще никто.

     - Несерьёзным - это сколько?

     - Ну, сотня-две... За ним должны стоять тысячи. Которые готовы его содержать. Сотне это не по карману просто...

     - А как они собираются снижать число проголосовавших?

     - Путём прихода в избирательную комиссию и заявления об этом,- ухмыльнулся президент.- Наивные люди... Пришлось посчитать с ними вместе, во что обойдётся содержание постоянно действующих избирательных комиссий.

     - И как?

     - Успокоились...

     - А по-другому это как-то можно сделать?- Вдруг заинтересовался я.

     - Пока не знаю.- Серьёзно ответил президент.- Но сама идея - весьма интересна... Скажем так: заслуживает, чтоб о ней не забыть. Вдруг когда-то придёт решение... Слава богу, что они согласились хоть с цензом в виде уровня образования...

     - В виде?

     - В виде того, что обязательным условием выдвижения депутата является либо наличие необходимого уровня образования, либо наличие достаточного уровня сообразительности, чтобы получить это образование в достаточно короткий срок. В любом случае - к моменту вступления в права депутат должен иметь этот уровень, а когда он его получил - раньше или только что - значения не имеет. Возможность получить образование должна быть бесплатной. Место получения образования - по выбору обучаемого.

     - Красиво сказано... А это реально?

     - Это реально уже сегодня. Я готовлюсь к снятию абсолютной власти.- Ухмыльнулся президент.- И не хочу, чтобы к этому моменту здесь готовилась банда кретинов, неучей и тех, кто сейчас усиленно учится ими манипулировать...

     - Интересная мысль...

     - Это - жизнь.- Возразил Абар.- Это - реальная жизнь. Возьми депутатский или парламентский корпус любой страны и проанализируй, какая борьба там идёт за право манипулирования послушным большинством - жутко становится...

     - И это - безнадёжно?

     - Пока - не знаю.- Загадочно усмехнулся Анас-Бар.- Пока я пытаюсь сам это понять.

     - А работяги?

     - А работяги - слава богу, что поняли саму суть дела и выразили готовность в этом деле помочь. Без них любые поползновения сверху были бы бесполезны. А так - они сами, стуча себя в грудь, толковали о том, что в депутаты не должны попадать люди алчные, властолюбивые, либо обладающие иными опасными пороками. Они прекрасно понимают, что это могут и должны обеспечивать только сами избиратели. В своих же интересах. Всякий волен отдать свой голос кому-либо или не отдать никому - это его право.

     - А если не отдаст никому?

     - Тогда голосовать будет сам.

     - Как?- Изумился я.

     - Вот этого они не знают.- Развёл руками президент.

     - А Вы?

     - И я пока тоже не знаю.- Вздохнул он.- Но сама идея - до чёртиков интересна... Представь: если человек, делая свой выбор, ошибся - он вправе в любой момент изменить своё решение, сообщив имя своего нового представителя либо отказавшись от представителя вообще.

     - Класс... На уровне "декларации прав человека". Да только как это реализовать технически?

     - Пока неясно... Будем думать. Вдруг что-то придумаем...

     - А кроме института представительства их что-то интересовало?

     - Куда там! Даже законодательная власть! Неглупая публика собралась, в общем-то... Я тогда, помнится, даже начал сомневаться в безнадёжности попыток что-то здесь изменить: с такой поддержкой, в принципе, можно рискнуть поворошить малость это бюрократическое кубло - вдруг что-то и выйдет... Они додумались и до того, что правом инициировать процесс принятия нового закона обладает каждый гражданин. При этом инициатор должен подготовить описание нового закона, формулировку (если сумеет), цель принятия закона - описание ситуации, которую этот закон должен будет устранять, и отослать это всё в законодательный орган той территории, на которой этот закон должен действовать. Там текст причёсывается юристами, создаётся нормальный, однозначный, легкочитаемый вариант, который согласовывается с инициатором... На предмет того, не исказилась ли суть. Ну, а если автор не сумел или не захотел сформулировать собственно текст закона - это делают за него, а дальше - по той же схеме. Была б идея этого закона хороша да своевременна... В принципе, я считаю нормальным, если автор сам находит себе по нраву юриста и вместе с ним готовит проект.

     - Недурно...- Удивился я.- И это - работяги?- Абар кивнул:

     - Ты знаешь, не надо этот контингент так недооценивать. Среди именно квалифицированных рабочих, настоящих мастеров своего дела... бывает, бродят такие идеи, что иным управленцам на голову вверх фору дадут... Они даже до процедурных вопросов додумались...

     - О чём?

     - О процедуре принятия законопроектов, подготовленных вот тем самым способом...

     - И как же?

     - Готовый проект рассылается всем представителям и те, ознакомившись с ним, принимают решение. Каждый, разумеется, голосует полным списком голосов своих избирателей. В результате всего этого закон либо будет принят, либо нет. Закон считается однозначно принятым, если за него отдано более 75% голосов. Не принят - менее 60. в пределах этих 15% решение принимает президент.

     - А это чья идея?

     - Трудно сказать... В общем - совместная. Мы долго обсуждали уровень власти президента и решили, что он должен быть не куклой и не свадебным генералом, поэтому ему следует дать и кусочек законодательной власти... В виде тех самых пятнадцати процентов голосов...

     - Мда... Даже не верится, что такие сборища могут проходить так неожиданно гладко...

     - Гладко?- Ухмыльнулся Абар.- Напомни мне как-нибудь... На свежую голову. Я тебе дам кассету с записью этой брехаловки послушать. Мало не покажется...- Криво усмехнулся он.- Только - чур, использовать её можно только для личного анализа. Договорились?

     - А в летописи?- Хитро прищурившись, поинтересовался я.

     - В летописи...- Усмехнулся Абар.- Ладно, используй. Только чтобы она не увидела свет ещё года два, как минимум. А лучше - так, на всякий случай - и вообще, пока я у власти.

     - А вдруг Вы продержитесь до моей смерти?- Попытался польстить я.

     - Не глупи...- Поморщился президент.- Пожизненных президентов не бывает. Они или уходят сами, или их убивают в конце концов.

     - Ну, Соновские ставленники умирали, в основном, от старости...

     - Кто тебе сказал?- Ухмыльнулся Абар.- Не верь, юноша: тебя обманули. Есть масса способов сделать так, чтобы совершенно здоровый человек умер от старости... Года за два. А то - и быстрее...- Вздохнул он.- Может, от естественной старости Соны и умирали... Но - смею тебя уверить - далеко не все.- Мне нечего было возразить на это его заявление, сделано с таким видом, что, дескать, "я это доподлинно знаю, но тебе, юноша - уж извини - всего рассказать не могу; если не дурак - сам сообразишь, что к чему".

     ...За окном серело. Этак мы просидели до утра. С больной головой я добрался до гостиницы и бухнулся в кровать. Через несколько дней я получил очередное приглашение от дежурного по "вечерам у Абара", как эти сборища стали их участники между собой называть. Он просто позвонил мне и назвал время и место. По месту я понял, что это - очередное сборище. И не ошибся.

     - Тема сегодня - развитие твоей идеи о "ядрёной энергии для транспорта",- ухмыльнувшись, сообщил Абар.- Только - ты уж извини, но наши привыкшие к секретности ядерщики не поймут присутствия здесь корреспондента, тем более - зарубежного...- Развёл руками он.- Так что,- Абар поспешил упредить начавшее возникать во мне возмущение бесполезной поездкой,- пойдём, я тебе компенсирую потерянное время обещанной кассетой...- Закончил он, немало удивив меня: мне и в голову не пришло, что он ещё помнит об этом... Как-то естественно было для меня ожидать, что он забыл он ней ещё тогда - сразу после того, как произнёс. Но... жизнь мне и на сей раз, и, надо сказать - неоднократно впоследствии - предоставила возможность убедиться, что в отношении Абара такие предположения являются ошибкой...

     Но - давайте ближе к кассете. Я постараюсь изложить здесь всё практически документально, как есть. Точнее - просто как можно более точно передать, что я услышал. Запись была сделана не с самого начала - видимо, кто-то догадался включить диктофон, когда страсти уже накалились...

     - А они не хотят справедливости.- Ядовито возражал Абар.- Они хотят, чтобы им оставили возможность воровать. И удовлетворять свои пороки. Поскольку при социальной справедливости это невозможно - они будут ей противостоять, сколько смогут. А смогут долго, ибо у них - власть.

     - Ну, мы можем этому как-то и помешать...- Самоуверенно возразил кто-то ему в ответ.

     - Что вы можете?- Усмехнулся Анас-Бар.- Вы можете управлять государством? Вы можете построить работоспособную модель управления, внедрить её и заставить работать? Чёрта с два! Вы можете только поднять бунт и пролить кровь, а в результате всего этого ваше будущее однозначно определит тот, кто вследствие этого переворота получит власть. Поэтому потрудитесь выбрать его - то есть правителя - раньше, чем затеете переворот - чтобы впопыхах не посадить на трон проходимца. Как показывает практика, они очень быстро туда проскальзывают под шумок...- В зале зашумели. Были слышны отдельные споры, разборки - но громогласно не высказывался никто.

     - Выбирать - сложная задача...- Наконец, когда всё более-менее стихло, сказал кто-то.- Всегда проще, если за тебя трудный вопрос решит кто-то...- С сарказмом добавил он.

     - Да, но при этом - в своих интересах...- Кивнул Абар. В зале засмеялись.

     - Давайте определимся с критериями!- Крикнул кто-то. Как мне показалось - в основном, чтобы поучаствовать в процессе и показать собравшимся, что он знает такое умное слово: кри-те-ри-и.

     - Основные критерии головы,- вздохнув, просто ответил Анас-Бар,- есть его ум, порядочность, жизненный опыт. Всё знать, разумеется, невозможно - но, чем больше голова будет знать сам, тем лучше. Я считаю, что в методологии управления, в построении эффективных систем управления я разбираюсь лучше, чем кто-либо из известных мне людей.- Я так понял, что ранее уже обсуждалось, что Абар как-то претендует на роль лидера.- И уж - куда лучше, чем любой из моих предшественников...- С сарказмом добавил он.- Об уровне порядочности которых я тоже наслышан...

     - А о Вашей?- Ядовито выкрикнули в зале.

     - Хм...- Озадаченно вздохнул Абар.- Давайте сделаем так. Я считаю, что лучший критерий истинности есть практика. Если хочешь понять, чего хочет человек - просто понаблюдай за ним. Или - проанализируй его прошедшую жизнь.

     - Логично...- Громко согласился оппонент, но в голосе его как бы звучало подчёркнутое утверждение, что "я не сдался".

     - Так вот...- Вздохнув, спокойно продолжил Абар.- Пусть тот, кто найдёт хоть один факт в моей биографии, позволяющий ему... как-то усомниться в моей порядочности, первым бросит в меня камень. Насколько он сам без греха, меня при этом не интересует. Что же касается всех моих бывших подчинённых - найдите хоть одного, кто обвинит меня в несправедливом к нему отношении. Я понимаю, что те, кому хотелось меня подсидеть - могут, конечно, на меня обижаться... Но даже они... пусть попробуют найти факт, на котором можно построить подобное обвинение.- Как мне показалось, с некоторой обидой в голосе закончил он.

     - Так безгрешен?- Оппонент, уже будучи заметно поколеблен, всё же не сдавался.

     - Ну, все мы в этом мире не без греха.- Вздохнул Абар.- Но я всегда стремился быть справедливым к другим. Насколько мне это удавалось - пусть они сами и скажут. Я думаю, что имею право заявить: найдите хоть один факт.

     - Почему?- Уже более заинтересованно, чем вызывающе, поинтересовался "дразнилка". Абар усмехнулся:

     - Потому, что сам не могу такого припомнить. Ну, а... если можно так выразиться, кредо моего поведения... Можно, пожалуй, выразить так: наверх я мог пропустить того, кто был сильнее, умнее, опытнее меня. И - достаточно порядочен, чтобы мне нечего было под ним бояться... Остальным я пытался это путь, разумеется, прикрыть. Внизу я подбирал тех людей, которые пахали - просто потому, что им это доставляло удовольствие. И - заботился о том, чтобы результаты их труда были оплачены максимально возможно. Обычно эти люди получали только за реальный результат и - в несколько раз выше, чем могли рассчитывать получить в обычном Соновском производстве. Выше - потому, что не надо было кормить дармоедов, которых я безжалостно изживал. Так что - судите сами...

     - Но это всё - только слова...- Сделал последнюю попытку нападающий.

     - Отцепись от начальника, Дегуа...- Ответил ему, как я понял, один из организаторов.- Ты упрекаешь его в том, что он чистенький и не голодный, в то время, как ты едва сводишь концы с концами? Так у него на то голова есть. Можешь ты сам до всего того додуматься, что сегодня услышал?

     - Может, и могу!- С вызовом ответил Дегуа.- Если получу возможность достаточно долго думать о чём-то, кроме еды!

     - Значит, тебе не повезло, Дегуа...- Усмехнулся организатор.- А ему - повезло. Хотя бы в том, что он имел возможность подумать. О чём-то, кроме еды. И то, что он придумал, меня устраивает. Поэтому я готов играть с ним в его игры. Я принимаю ситуацию такой, какова она есть. И, если могу её использовать на своё или общее благо - то пытаюсь. А если кто умеет по-другому - то флаг ему в руки и скатертью дорога. А я посмотрю.- С досадой закончил он.

     - Не дуйся...- Послышалось в ответ.- Лучше скажи, насколько мы можем этому чистенькому доверять?

     - Мы проверяли его. На двух предприятиях, которыми он верховодил... Мы опрашивали народ...

     - А чё ж только на двух?

     - Так заплати - мы съездим и на остальные...- Съязвил отвечающий.

     - Ну, ладно...- Смилостивился его оппонент.- Так что ж народ?

     - Да народ - он тута... В зале.- Послышался шум отодвигаемого стула и тяжёлый вздох - видимо, кто-то из гостей встал, чтоб говорить.- Не, мужики... Не дело вы тут затеяли...

     - Ты об чём?

     - Да шефа поносить...

     - А чё такого?

     - Да ничё!- Едва не зло ответил вставший.- Мы при нём хоть знали, за шо спину гнуть. По три зарплаты домой приносили...

     - Так и спину гнули ж не за одну?

     - А те шо - хоцца, шоб совсем не гнуть, или как? Так иди манну небесную дожидайся! Ходи отак, язык высунувши, по улицам - глядишь, и перепадёт чего-нибудь...- Невинным голосом предложил гость, вызвав заслуженный хохот собрания.- Или - бери берданку и дуй на большую дорогу... Пока из тебя кто-то другой решето не сделает... А шефа не трожь. Он из нас сделал не рабов, а пахарей.- Серьёзно продолжил он, когда шум поутих.- Мы пахали, заранее зная, сколько стоит наша работа. И - зная, на что идём. А он меж тем колдовал, как бы нам чего ещё поверх того перепало...

     - А например?

     - Ну, он умел, например, в обход налогов нам жратву на завод завозить...

     - А это как?

     - А так! Махнули, скажем, комбайн втихаря на картошку - а картошку и поделили.

     - Поровну?

     - Фиг вам! Как пахали, так и поделили. Толпа решила: делить пропорционально закрытым нарядам. То есть - принятым работам. Бригадиры пересчитали, а дальше - токо тягай мешки...

     - А родина ж шо? Свою долю не стребовала?

     - А хто ж ей скажет?- Ухмыльнулся гость.- Крестьяне? Или мы? Так и те, и другие - не дураки ж, вроде...- Снова с невинной рожей развёл руками он, вызвав одобрительные смешки.

     - А шо ты там про рабов толковал?- Вдруг заинтересовался кто-то.

     - Ну, шеф глаголет, шо Человек не должен продаваться в рабство, будучи принят на работу. Он толкует, шо работяга не обязан делать чуть ли не всё, что ему прикажут.

     - То есть - как?

     - Да так... Он просто заключает с конторой... такой договор... в котором писано, шо работник выполняет в интересах конторы... указанную в договоре работу в течение определённого договором времени... А контора за это чего-то делает в интересах работника.

     - Чёй-то умничаешь...- Недоверчиво пробормотал кто-то.- Это ж чё она делает в моих интересах?

     - Ну, чаще всего - просто платит. Токо ж кто ей запретит рассчитаться картошкой, если в результате всего этого та самая картошка обошлась мне чуть ли не впятеро дешевше?

     - То исть как это?

     - Да так... Крестьяне налоги платили? Не. Наша контора их платила? Не-а... И мы их тоже не платили. Вот и прикинь... Во что выходит такой "баш на баш"...- Насмешливо пояснил гость.

     - Дык, это шо ж - выходит, шо родина больше половины наших заработков откушивает?- Недоверчиво предположил его собеседник.

     - Ну, ежели как ты ишо не сообразил - так приходи ко мне, посчитаем на бумаге...- Снисходительно вздохнул гость.- Но это - фигня всё просто... По сравнению с ишо кой-чем...

     - Толкуй...- Уже заинтересованно попросили его.

     - Шеф ввёл чуток другое отношение к труду.

     - То есть?

     - То есть - каждый делает то, шо ему нравится. То есть, по-нашенски говоря, всяка лошадь сама выбирает свой хомут. Я режу металл - потому, шо мне то интересно. И потому, шо нихто этого кругом так, как я, делать не умеет. А мне сие приятно.

     - Понятно, ну и шо?

     - Не перебивай... Вон Карди - спец по краскам. Он может нанести краску на любую поверхность так, шо она потом до скончания веков не слезет... Рети - мастер гайки крутить... Так он на сборке работает... То исть - каждая лошадь свой хомут вроде как нашла...

     - Ну, и шо? А у нас шо - не так?

     - Не... У вас - послать могут. Приказать. У нас - не бывает. У нас каждый тянет токи тот хомут, который сам себе выберет... И ишо... У нас каждый, кто хочет раскрутить на заводе какое-то новое дело... Запустить, скажем, новое изделие в производство, значится... Так он сначала ходит по цехам, выискивая себе подельщиков... Набирая, то есть, соисполнителей... Ежели наберёт - определяемся с долями каждого... То бишь - с ценой на то, шо каждый из нас свою шею в этот хомут вставит. Как токи договоримся - делаем пробную партию. Потом снова собираемся - обсудить, не передумал ли кто... Потом подписываем бумажки - и с тех пор твоя шея в хомуте.

     - То бишь - не вы к работодателю кланяться ходите, а он - к Вам?

     - Тю! Не, ну у тя башка совсем не варит... Да кто ж кланяться любит? Ежели он раз-другой к тебе на поклон придёт - жисть, скажем, заставит - так он ночей потом спать не будет - всё будет искать, кем бы тебя заменить, шоб больше тебя не видеть и не слышать. И везде, где сможет, будет обходиться без тебя. Чё он - дурной, или как?- Удивился гость.- Шеф просто всех соучастников уравнял - шоб никто никому не кланялся. И шоб все бабки были на кону, пока игра идёт. Внутри круга - никаких тайн. Ну, кроме, конечно, того, на что каждый свои бабки тратит: тут уж хозяин - барин... Не будет же тебе торгаш рассказывать, как он сделанный тобой товар сбывал и сколько ради этого... на выпивку, скажем, потрачено...- Усмехнулся он.- Да и ты ему не станешь толковать, как умудрился добыть такой материал, которого на заводе днём с огнём не сыщешь...

     - Ну, ясно дело...- Собеседник задумался.

     - А если я передумал?- Вдруг спросил какой-то пацан.

     - То исть - как?- Опешил гость.

     - Ну, скажем... Уже начали пахать - и вдруг надоело мне всё. Хуже горькой редьки. Знаешь, как бывает?- С некоторым даже вызовом ответил пацан.- Устал, скажем. Или,- он усмехнулся,- более калымное дело подвернулось...

     - Ты, парниша, неправильно суть понял...- Назидательно, почти насмешливо ответил ему гость.- Передумать ты мог до того, пока договор подписал. Потом - шара кончилась: коней на переправе не меняют. В крайнем случае - отстреливают, если могут обойтись без них. Думать надо было, пока пробовали. То есть - пока опытную партию делали. Потом ты свою шею в этот хомут всунул. Добровольно. И не дай тебе бог самовольно её оттеда выдернуть - как минимум, с тобой никто никогда дела иметь больше не станет.

     - А как максимум?

     - А как максимум...- Гость нехорошо усмехнулся.- Как максимум - вся бригада недозаработанные из-за твоих выбрыков деньги с тебя сдерёт.

     - Дык, не отдам я...- Попробовал съехидничать пацан.

     - Ню-ню...- Ухмыльнулся гость.- Были и такие. Да только - где они сейчас?

     - А где?

     - А никто не знает. На завод им дорога заказана. И в городе про них как слушок прошёл, что вся бригада метелила кретина ногами - за то, что он всех подставил, так кто ж с ним теперь вообще разговаривать будет?- С кривой усмешкой закончил гость. Стало тихо. Видимо, работяги обдумывали сказанное.

     - А бригады - как, под конкретное дело токо создаются, а потом распадаются?

     - Не...- Помотал головой гость. Так и слышны были в микрофон переливающиеся по громкости звуки: НееЕЕееЕЕее...- Бригада - она и есть бригада... Это - сработавшиеся люди, знающие друг друга и, чаще всего, берущие общие подряды... Да и рабочие места у всех рядом - ежели чего, так кто из друзей подсобит... Но никто не возбраняет кому-то одному влезть в любую другую работу. Там - своя бригада: под изделие. Каждый может быть членом любого количества бригад - лишь бы справлялся. Никого ж не будет интересовать, почему ты не сделал, или сделал плохо, или невовремя - тебя просто будут пытаться заменить в таком случае. И - больше не брать в компанию... Шоб не искать проблем... А своя бригада - родная, то есть - спетый... или, как у нас говорят - спитый, коллектив - эт есть друзья-товарищи, а не только подельщики... И, ежели видит кто, что ты зашиваешься с заказом - так, глядишь, и подсобят... А бывает и такой вариант, что бригада целиком берёт на себя часть какого-то заказа - чтоб, значит, страховаться, ежели кто заболеет...- И гость красноречиво щёлкнул пальцем по горлу, показывая, что именно имелось в виду под словом "болезнь".- Да только шеф этого не любит,- развёл руками он.- И, ежели за кем такая "болезнь" числится - он его потихоньку или излечить, или выжить будет пробовать...

     - И "поболеть" не дадут...- Недовольно буркнул кто-то.

     - Да не, тут иного ума дело...- Вздохнул гость.- Как выходит кто на работу после "болезни", так первое время руки-то и трясутся - глядишь, браку нагонит столько, что потом и не расхлебаешь... Ну, мы для шахт стараемся - так мужики там так материться умеют... шо и за триста миль икается... И - потом, они, ежели какую пакость заметят - так не возвращают железо назад сразу, а всё равно спускают в шахту, на место, а затем вызывают "автора" - шоб он прямо в штольне или в штреке со своим "произведением" поковырялся... Он и ковыряется. В темноте, в пылищи... А местные - пальцами в него тычут, гогочут, и, собравшись толпой, орут: "Ав-то-ра!"... Обычно доходит с первого раза. Особливо - ежели приходится "произведение" самому на-гора поднимать да ещё и "домой" везти - тут уж каждый, подойдя, по спине похлопает и скажет: "Молодец, мужик! Так и надо! У нас тут - классный курорт, ты почаще приезжай: мы тебя ещё и на дальние пляжи сводим, там девочек покажем...". "Дальними пляжами" там называют заброшенные штольни. А "девочками" - шкелетов, пугал и прочую нечисть, которую они там понастраивают, чтоб слабонервных пугать... Некоторые - седеют...

     - Во, козлы...- Пробормотал кто-то.- Чё над народом-то издеваться?

     - А чтоб иметь больше шансов в живых остаться.- Ухмыльнулся гость.- Уголёк - он шуток не любит. Так что - ещё вопрос, кто тут козлы, а кто их работать учит...

     - А шо ж шеф?

     - Шеф одобряет всё, что улучшает вообщевсемпонятноедело.- Усмехнулся гость.- И занимается тем, чтоб кто из нас, не дай Бог, без работы не остался - получаем-то от реального сбыта... Ну, он и смотрит, кто из нормальных, квалифицированных мужиков меньше всех загружен, и, если вдруг замечает такое - так под них специально заказы тоже подыскивает, бывало... А бывает, что и за простой немного бабок подкидывает, сдирая их с "организаторов заказов" - чтоб, значит, не дремали... Нельзя, говорит, чтоб народ простаивал. И вообще - он всё устроил так, что народ уже практически не интересуется деньгами - все как-то спокойно знают, шо бабки будут. У нас уже другие критерии: кто как чего сделал. Ежели кто сделал "конфетку", то бишь - так, что "пальчики оближешь" - ходят, смотрят, языками цокают, руки жмут. Учатся. Вопросы задают. Обычно все отвечают: так принято. Те, кто в ответ молчит - слывут жлобами. Их не любят. Ежели кто чего такое придумает, шо позволяет работать проще, быстрее, качественнее - собирает толпу и рассказывает, как.

     - Как - задаром?- Раздался чей-то изумлённый голос.

     - Ну, не совсем...- Помялся рассказчик.- Рассказывает задаром, конечно... Да только потом все, что на его рассказах заработали - ему денег кидают.

     - И сколько?

     - Да кто сколько прикинет.- Пожал плечами гость.- Это Абар сам придумал да нам эту идею и подкинул - чтоб, значит, и производству польза - то есть, и ему, конечно... Ну, и нам - заработок легче и больше... и тому, кто расскажет - тоже перепадало... Вроде всем хорошо и выходит...

     - Об себе печётся...- Уверенно констатировал кто-то.

     - Дурень ты, дурень...- Со вздохом посетовал гость.- Да кто ж о себе-то не печётся? Тех уж нет давно - скушали... Иной так об себе печётся, что всех кругом топчет... А он, об себе заботясь, нас не забыл: один за полчаса болтовни вторую зарплату пару-тройку месяцев имеет, другие - за счёт полученного умения тоже раза в полтора свой объём увеличат... Кому невыгодно?- Спросил он. Вопрос остался без ответа - видимо, думали.- Самое большое различие меж тем, как мы работаем сейчас и как работали раньше... то есть, собственно - как работают все остальные до сих пор... может, как раз в том и состоит, что вы работаете, в основном, просто для того, чтоб получать деньги. Мы - уже для того, чтобы получить удовлетворение от результата. А деньги получаются из того, что кто-то, тоже удовлетворённый результатом твоей работы, даст тебе денег... Соображаешь? Мы с шахтёрами не торгуемся - мы им опытную партию бросаем, а потом собираемся "на поговорить". Мы пишем на бумажке полный свой расход, они - полный предполагаемый эффект. Потом перевернём бумажки - и смотрим. Обычно там разница раза в два. Так мы её напополам поделим, и из того получим цену. Просто, как паровоз...

     - А друг друга обдурить не пробовали?

     - Ты про шо?

     - Да напишут слишком мало они или слишком много - вы?

     - А с другой стороны - шо, дурни сидят? Все ж про всех усё знають... Ни нам не надо, чтоб они другого поставщика искали, ни им - чтоб мы, мстя, глупостей там понаделали, или работали хреново, зная, что за это хреново заплатят... Или чтоб их шахту начали стороной обходить... Кому это выгодно? Им? Нам? Все заинтересованы, чтоб бабки примерно поровну поделить. По трудозатратам. И они у нас на заводе шастают, и мы у них всё это дело испытываем - ну, как тут чего-то скроешь? Не дураки ведь все...- Развёл руками рассказчик.- Да и тех, кто хитрить пробовал, уже поизживали вроде...

     - А было?- Оживился кто-то.

     - Да было...- Поморщился гость.- Из-за одного кретина чуть с анкерманской шахтой не перессорились...

     - Ну, и?- Подбодрили его, провоцируя на рассказ.

     - Да чё там...- Нехотя отмахнулся он.- Был у них вороватый управляющий. Они его вычислили сами, а потом к нам приехали и мы за пузырём всё с ними обсудили. Помирились, вроде...

     - А управляющий?

     - Они его хотели скинуть - ходили наверх, требовали. Полгода копошились...

     - И не скинули, конечно?- Гость помотал головой:

     - Не-а...

     - Так и сидит?

     - Ну, не совсем.- Усмехнулся гость.- Мы накапали шефу, тот чего-то там с кем-то переговорил - так больше его там и нету...

     - А где ж он?

     - А никто не знает...

     - Хорош был гусь...

     - Да проститутка он просто... И нас хотел проститутками сделать - да не вышло, вишь... Не привыкли мы штаны-то по первому требованию сымать - шеф отучил. И шахтёры, глядя на нас, тоже чуток подучились... Вишь, как оно обошлось...- Заключил рассказчик.- Ежели человек отвык быть "куда пошлют" - из его уже трудно проститутку сделать: сопротивляется...

* * *

     Плёнка кончилась. вторая сторона была чистой - видимо, неудобно было при работягах кассету переворачивать. А жаль.

     В один из "вечеров у Абара" я вернул ему кассету.

     - Ну, как?- Усмехнулся он.

     - Ничего... Но - мало...- Посетовал я. Мы разговорились. Наита, сидя в углу, казалось, дремала.

     - Понимаешь,- задумчиво толковал Абар,- человек есть сущность весьма многогранная... Когда я был маленьким - я делил людей на "плохих" и "хороших". Потом - как-то вдруг понял, что это неправильно, ибо не бывает ни "совсем хороших" и "совсем плохих"... Нельзя делить мир на чёрное и белое...

     - На самом деле там есть ещё и градации серого?- Попытался съязвить я.

     - На самом деле мир - цветной.- Вздохнул президент.- И - ни чисто чёрного, ни чисто белого в нём просто не бывает.- Мы помолчали. Я - неловко, он - выжидающе.

     - Так вот... В любом человеке всегда есть что-то... как от меркантильного дельца, так и от восторженного юноши. У кого-то... чего-то одного больше, другого - меньше... У кого-то иного - совсем наоборот... Мы видим лишь результат борьбы... внутри его... этих... да и других... всяких-разных... противоположностей... Но внутри - они существуют все. И, если мы ставим человека перед дилеммой - то он обычно долго мается, как же ему быть. Особенно, если борющиеся внутри его составляющие соизмеримы по силе... Система, созданная из таких вот, "мающихся", людей - нестабильна. Для производства это невыгодно. Поэтому, если хочешь слаженности, гармонии, стабильности - организовывать что-либо следует так, чтобы не было противоречий между высокими устремлениями и меркантильными соображениями... То бишь - чтобы то, как человек поступит, не зависело от того, какими соображениями он руководствовался - высокими или меркантильными... Всегда, когда этого удаётся достигнуть - получаются самые жизнеспособные системы...- Грустно улыбнулся Абар.- И ни одна из систем, основанных только на одном из них, долго не существует: обычно за взлётом в благоприятных условиях следует сокрушительное падение. Так было и с Соновскими, идеализированными, системами. Так было и с классическими капиталистическими, основанными на одной лишь меркантильности... Стабильность начинается там, где есть, по крайней мере, и то, и другое... И - не противоречит друг другу... Спаянные моими идеями коллективы живут до сих пор, с изумительной стойкостью сопротивляясь всем попыткам их разрушить - ибо в них минимизированы внутренние противоречия. Как в самом коллективе, так и в головах людей. Что будет с ними дальше - посмотрим...- Грустно улыбнулся он, как бы показывая: Нет, ну, я не Бог, конечно... И - не волшебник... Я только учусь...

     - Ну, с работягами - вроде понятно... А с "партейными" как у Вас отношения сложились?

     - С "партейными",- улыбнулся Абар,- я познакомился, как это ни примитивно - тоже в поезде. Судьба не баловала меня разнообразием...

     - Может, в поездах просто люди легче сходятся? Или - смелее откровенничают? С попутчиками?

     - Может быть...- Пожал плечами Абар.- Так вот - мы стояли тогда в Кантоне. По дороге из Кайаны в Хинтшир. В Кантоне меняют локомотивы, поэтому стоянка никогда не бывает меньше пятнадцати минут... На этот раз мы стояли уже полчаса, и я вышел посмотреть, что случилось. Послушать сплетен... Следом выбрался мой сосед по купе - седоватый мужичок предпенсионного возраста с цепким, проницательным, но - вполне доброжелательным взглядром. Располагающая к себе, в общем-то, физиономия. Неглупая, неотпугивающая и незлая. Не настораживает ничем - не ждёшь от него неприятностей да неожиданностей... Может, поэтому мы с ним быстро и разговорились. Начали, как водится, с вопроса "почему стоим", но вскоре переметнулись на более, так сказать, волнующие нас обоих темы. Оказалось, что оба возмущены положением в стране, когда кучка совершенно беспринципных и наглых бандитов делает вид, что правит ею, а на самом деле совершенно беззастенчиво грабит её, поливая беспардонной ложью уши населения... Оказалось, что он есть председатель "Народного возрождения Ункарии". Вскоре он мне пожаловался, что они бы и рады взять власть; и, будто бы, реально могут на ближайших выборах это осуществить - избиратели о них вполне приличного мнения и сейчас для них вполне реально протащить в президенты своего кандидата. Одна беда - как раз кандидата-то и нет. То есть - желающие занять этот пост, конечно, есть; да только нет среди них человека, который бы захотел влезть в эту шкуру ради того, чтобы вытащить страну из той дыры, куда её загнали. Он это, дескать, просто видит ("похоже,- подумал я,- что это действительно так"); и потому, как человек реалий, не решается активизировать процесс "взлёта" своей партии к власти, не желая её полной политической смерти после этого в самом ближайшем будущем. Я же ему в ответ поплакался о том, что работать в этой стране стало совершенно невозможно - по крайней мере, в соответствии с текущим законодательством; что правящая клика только и смотрит, где бы чего урвать на очередной "вигвамчик" для своих отпрысков или любовниц... Попутно упомянул о своих работах в области многоуровневого управления, иерархологии и т. п... Короче говоря, в эту ночь мы так и не легли спать. Под утро, расставаясь, обменялись адресами. Потом ещё встречались - как с ним, так и с другими представителями верхушки партии, болтали - о том, о сём...

     - Присматривались?

     - Видимо... А через год он спросил, как я отношусь к идее стать кандидатом на пост президента от их партии. В смысле - интересно это мне, или нет. "Интересно,- сказал я.- Да только членство в какой-либо партии, предвыборные обещания и борьба на выборах - это не для меня. Я умею строить коллективы, системы управления - любые - включающие оборудование, людей, марсиан и так далее. По крайней мере - надеюсь, что умею, ибо судьба пока не давала мне повода в этом сомневаться,- улыбнулся я.- Но я не умею уговорить участвовать в этом того, кому это не нужно." Он, положив голову набок, внимательно слушал. Потом понимающе улыбнулся и сказал: "Членство в партии - это не вопрос. У нас в уставе не написано, что выдвигаемый или поддерживаемый нами кандидат в президенты должен быть членом нашей организации. Насколько я помню, такой глупости нет и в действующем законодательстве. А предвыборные обещания... мы сформулируем таким образом, чтобы нас невозможно было поймать на слове и будем их раздавать от лица партии, создавая Вам рекламу своим доверием. В борьбу на выборах включится вся партия, оставив Вам роль свадебного генерала... Так что агитировать или уговаривать кого бы то ни было Вам не прийдётся... Единственное, чего избежать совершенно невозможно - так это ответы на вопросы избирателей. Мы обязаны будем много раз выставлять Вас на съедение жаждущей ответов толпы, и от того, как Вы... или - мы... ответим на заданные ими вопросы - на 90% зависит, будете Вы избранны или нет."

     - Резонно,- заметил я.

     - В принципе - да,- согласился Абар,- но тогда я так не думал. Я сказал, что мне хотелось бы вообще избежать какого-либо участия в выборной кампании. "Тогда Вы не можете быть избраны - по определению,- сказали мне.- Ибо, чтобы человек проголосовал, нужно, чтобы он поверил. Поверит он тому или тем, кто сможет его убедить. Поэтому, не умея убеждать или не убеждая, победить на выборах невозможно".- "А я к этому и не стремлюсь",- пожал плечами я. "То есть - Вас устраивает существующее положение дел"?- Ухмыльнувшись, спросил председатель. Это был удар ниже пояса. И он это слишком хорошо понимал. Он даже не стал утруждать себя попытками убедить или уговорить меня, не пытался состроить обиженную или оскорблённую физиономию - он просто спросил.

     - И что Вы ему ответили?

     - А что я мог ему ответить? Он был сильнее меня, как человек. Он был более "настоящим". А сам не хотел лезть в эту шкуру, видимо, потому, что был уже слишком стар; и, прекрасно владея психологией, в том числе - психологией толпы, никогда особо не интересовался теориями управления и иерархологией... И сейчас он не стал "выяснять, кто кому что должен", а просто спросил, устраивает ли меня существующее положение дел в стране, чем вогнал меня в краску - обвинив, по сути дела, в дезертирстве... "Хорошо,- выдавил, наконец, я,- я буду приходить туда, куда Вы скажете, и отвечать на заданные мне вопросы, если они не будут провокационными или совершенно глупыми. В этой ситуации мы имеем шансы"? - "Да, и - не исключено, что вполне реальные.- Подумав, сказал он.- А провокационные и явно глупые вопросы... Думаю, что мы возьмём на себя. Есть у нас компания ребят с острыми языками, которым нравится играть в подобный 'футбол'. На выборах они незаменимы"... - Вот так я, по сути, дал согласие вставить свою голову в ту петлю, в которой она по сей день и находится...- Мрачно усмехнулся президент.

     - Вам это действительно настолько не нравится?

     - Как сказать... С одной стороны - оставлять всё, как было, уже давно было просто нельзя... С другой - почему этим должен заниматься именно я? Я бы предпочёл жить в нормальном обществе, а не пытаться его создать, ежечасно рискуя головой...

     - А это не поза?

     - Что именно?

     - Разговоры о риске головой?

     - Увы, Анри...- Вздохнув, подала голос Наита.- Я бы очень хотела, чтобы это оказалось просто позой.

     - К сожалению, вокруг уже немало таких, кто меня ненавидит.- Пожал плечами Абар.- И, если я не придумаю, куда их деть или как их обезвредить - дело может кончиться очень круто... Шакалы не любят тех, кто отбирает у них краденое мясо... И я не слишком уверенно себя сейчас чувствую, Анри...

     - Я вот думаю...- Вдруг сумасбродная идея посетила меня.- Может, стоит пригласить сюда журналистов?

     - Зачем? Чтобы они наполняли страну слухами о том, что здесь происходит?- Мрачно ухмыльнулся президент.

     - Ты - неисправимый пессимист...- Вздохнула Наита.

     - Неисправимый пессимист - это просто хорошо информированный оптимист...- Развёл руками Абар.

     - Ну, например - чтобы они формировали общественное мнение о "грамотном и деятельном президенте"...- Абар лишь криво усмехнулся.- Или - толкали здравые идеи насчёт того, что ещё стоит в стране сделать...- Не унимался я.

     - Например? Интересно...- Недоверчиво поинтересовался президент.

     - Ну, например - история с придорожными сортирами...- Напомнил ему я.

     - Интересная мысль... Для обсуждения в этом обществе...- Хмыкнул Абар.

     - Ну, и - тема с рокарами...- И, в ответ на его недоумённый взгляд, я изложил ему вкратце историю с купальщицей. Неожиданность сюжета явно развеселила президента.

     - И кого бы ты хотел сюда пригласить?- Осторожно поинтересовался он.

     - Ну, Кароя...- Не менее осторожно начал я, но, видя согласие на его лице и одобряющие взгляды Наиты, продолжил:

     - Боки... Гонту...- Президент, припоминая имена, согласно кивал.

     - Джакуса...- Снова кивок.

     - Всё?

     - Ну...- я замялся.- Вроде, да...

     - Эти пусть приходят. Ладно. Сделаем исключение...

     - Поначалу он вообще хотел сделать это сборище совершенно секретным...- Улыбнулась Наита.- Потом понял, что из этого ничего не выйдет, и решил не пускать сюда хотя бы журналистов. Теперь вот уже и на них согласился...

     - При одном условии...- Вздохнул Абар.

     - Да?- Я весь превратился во внимание.

     - Они приходят сюда, чтобы приносить информацию, а не уносить её. Они держатся своей кучкой, в основном... За исключением случаев, когда кто-то из "штатных" посетителей, лично знающий кого-либо из них, пригласит его в свою компанию... Замечу, что кто-то навязывает своё присутствие или, не дай Бог, что-то вынюхивает - выгоню всех к чёртовой матери...- Рубанул рукой президент.- Так что - вся идея - под твою ответственность.- Резюмировал он.- Сам растолковывай, сам договаривайся, сам следи. Я за этим следить не буду - нет ни времени, ни желания. Но, коль что замечу - не обессудь...- Наша увлекательная беседа была прервана появлением Алиски - весёлой такой, слегка взбалмошной девчонки, которую тут терпели, как я понял, только из личных симпатий: уж больно смахивало на то, что пользы тут с неё - никакой.

     - Ой, я не вовремя?- Окинув всех взглядом и явно скромничая, спросила она.

     - Невовремя только байстрюки родятся...- Мрачно вздохнул Абар.- А коль уж пришли - говорите...- Но Алиска, мгновенно покраснев до корней волос, убежала.

     - Зачем ты так?- Спросила Наита.

     - Я её не звал.- Жёстко сказал Абар.- Я вообще не понимаю, откуда тут берутся люди, которых я не знаю.

     - Другие приводят...- Пожала плечами Наита.- И ещё не факт, что тебе это не нужно.

     - Пусть кто привёл, тот и знакомит.- Буркнул Абар.- И объясняет, кого привёл и зачем.

     Я, не став дожидаться дальнейшего развития процесса выяснения отношений между супругами, нашёл повод попрощаться и вышел. Чтобы срочно пригласить сюда остальных...

     Джакус спокойно, "не спеша" воспринял "радостную весть" - видимо, раздумывая, зачем это всё ему нужно. А Карой - тот аж подпрыгнул на месте:

     - Так мы ж теперь сможем врулить ему идею с рокарами...

     - Не думаю, что в этом есть смысл...

     - Как?- Совершенно опешил Карой, уставившись на меня широко открытыми глазами.

     - Я это уже сделал, дружище...- Сжалился над ним я.

     - Тю...- Карой только сплюнул в ответ.- Не, ну ты мог об этом нормально сказать, а не выгибать что-то вроде "Не думаю, что в этом есть смысл..."?- Примерно через минуту раздумий вызывающе спросил он. Я только виновато развёл руками.

     - Знаешь, дружище...- Джакус полуобнял меня за плечи - вроде и осторожно так, но из-за струившегося в его голосе яда мне стало совсем неуютно.- Если ты хочешь тут жить... Общаться с нами... Гутарить... Может, когда и денег занять... то таких финтов делать не нада, да? Понимаешь,- нежно втолковывал он,- есть вещи, над которыми шутки шутить у нас тут не принято... Речь идёт об души всяких там разных порывах... Начиная от влюблённости и до всяких-разных навязчивых идей... Скажем, подтрунить чуток бывает и нужно - да только с большой осторожностью... Усёк?- Я, судорожно сглотнув слюну, кивнул.- А насчёт этой новой идеи мы подумаем... Сдаётся мне, что игнорировать такое нельзя... Да и, на всякий случай, не стоит... Хотя - мне пока совершенно непонятно, что делать журналисту там, где он видит и слышит то, о чём не может рассказать...

     - Ждать.- Хмыкнул Карой.- Развития событий...

     - Вот и я так себе соображаю...- Кивнул Джакус.- А потому - будем, видимо, пока ходить, смотреть, и - ждать.

* * *

     Глава № "Посиделки" у Абара.

     ...Ждать пришлось недолго: вскоре нас всех уже призвали на очередное сборище. А спустя совсем немного времени мы даже привыкли к таким вызовам, нередко ожидая их, просто как приглашение на очередные посиделки. Мы их так потом между собой и называли: "посиделки у Абара". Или - "вечера у Абара", если нужно было выразиться официальнее. Бывало, что мы встречались там чаще, чем где-либо в другом месте. Разве что - на пресс-конференциях. Как-то Карой затронул на одной из них и свою излюбленную тему рокаров. Работал у него так кто-то из родственников, что ли? На этот раз речь шла о том, что руководство парков попыталось заставить кондукторов и водителей взаимно подменять друг друга - дескать, чтобы сменой деятельности дать обоим какой-то дополнительный отдых. Работники взбунтовались, причём - и те, и другие. Водители категорически не хотели идти в салон, кондукторы - наотрез отказывались учиться ремеслу водителей. Ситуация была угрожающей - вплоть до срыва движения общественного транспорта в столице. Когда Карой начал излагать это всё на пресс-конференции Абару - мне, признаться, даже стало как-то неудобно: неужели и в подобных разбирательствах состоят функции президента? Но тот вдруг отнёсся к сообщению совершенно серьёзно:

     - Ошибка в формулировке...- Немного подумав, заметил он.- Нельзя принуждать водителя работать кондуктором, как нельзя и кондуктора принуждать работать водителем. Никакое принуждение никогда не давало нужного результата, но зато всегда создавало массу побочных проблем.

     - И что же делать?- Как-то растеряно спросил Карой.

     - Не принуждать.- Просто сказал Абар.- Нельзя было называть это их обязанностью - надо было назвать это правом. И всячески подобные отношения поощрять - там, где они вдруг появляются... Автобусников ведь никто не принуждал: сами начали... Просто поняли, что так выгоднее: и отдохнуть можно, ибо отдых есть смена занятий; и - не трагедия, если напарник вдруг на работу не выйдет: можно денёк и помаяться, пропуская всех через переднюю дверь. И у них просто шофера начали работать парами: один - за рулём, другой - за кондуктора. Спустя пару рейсов - меняются, как я понимаю...

     - Так ведь именно...- В недоумении подтвердил Карой.- А чего ж с рокарами такой скандал вышел?

     - А потому, как заставить попытались...- Улыбнулся президент.- Тем самым унизили достоинство человеческое, чего делать никак нельзя было. Работяги и взбунтовались. И суть здесь уже не в том, разумно это предложение либо нет, суть здесь - лишь в том, что его навязывают. А надо - поощрять. Взять, например, и платить таким вот "комплексным бригадам" чуть больше... Или - перевести их на более "хлебный" маршрут, аргументируя тем, что, дескать, там ответственность выше и, следовательно, надёжность бригады должна быть выше... Ну, и так далее - главное, чтобы все объективно увидели, что так работать лучше. И по условиям, и по деньгам. Со временем большинство именно так работать и будут.

     - А меньшинство?- Невинно поинтересовался Джакус.

     - А меньшинство погоды не делает.- Последовал ответ.- Непримкнувших можно и заменить, если именно стопроцентный переход на новые условия так уж важен. В чём я лично, кстати, крепко сомневаюсь...

     - Почему?

     - А зачем? "Стопроцентный переход" - это ведь, скорее, дань привычке, чем необходимость...- Задумчиво ответил президент.- Стереотип какой-то... В нашем обществе многие традиционно находятся во власти стереотипов... Один из наиболее распространённых из них - мания управления. Там, где достаточно пустить слух - горе-управленец начинает приказывать... Чем вызывает активнейшее сопротивление своей деятельности. Где достаточно иметь концентрацию чего-то разумного чуть больше половины - стремятся рапортовать о "достижении стопроцентной отметки"... Эта склонность к стереотипам, к стандартизованному, "единообразному" мышлению, к "рекордам" - одна из серьёзнейших проблем нашего общества... Одна из мощных преград на пути к цивилизованности. Мда...- Он задумчиво потёр подбородок.- Сегодня... общество, которое мы имеем... настолько далеко гот цивилизованного, что даже не способно осуществить до конца наши замыслы. Выходит - нам нужно либо отказаться от них, либо - сначала преобразовать общество... А это непросто.

     - А нужно?- Хмыкнул Алозан. Абар кивнул глазами:

     - Нужно, ребятки. Если мы хотим выйти из грязи, подняться с колен, то - нужно. Более того - если уж мы задались целью это самое общество преобразовывать - так почему бы нам не включить в "список свойств" этого нашего "нового человека" чуть больше характеристик, чем нужно для осуществения задуманного? Давайте добавим в конец списка и те характеристики, которые, даже не являясь остро необходимыми сегодня, делают людей лучше, выше, чище, мужественнее... Я не ставлю целей "формирования идеальной личности": Соны уже совершали эту ошибку - зачем же её повторять... Но, если я где-то чем-то как-то смогу помочь какой-то конкретной личности стать лучше - я постараюсь не упустить этот шанс...- Усмехнулся президент.- Я не хочу никому навязывать свой способ мышления или свои взгляды - хотя бы уже потому, что они могут оказаться ошибочными...- Немного помолчав, продолжил он.- Но я бы хотел, чтобы общество тщательнее и честнее отбирало среди существующих в нём взглядов те, которые... хоть как-то способствуют росту, а не падению личности... И, по крайней мере, предлагало бы эти взгляды для ознакомления тем, кто ещё не имеет сформировавшихся своих - детям, подросткам... Не надо их навязывать, ибо мы только что видели пример, наглядно демонстрирующий результат. Давайте просто информировать их об этом. И... мне почему-то кажется, что концентрация негодяев в таком обществе со временем будет падать...- Ухмыльнулся он, вызвав улыбки понимания в зале.

     - Вы хотите вырастить непорочную личность?- Осторожно пустил шпильку Алозан.

     - Нет,- понимающе улыбнулся Абар,- я просто хочу, чтобы пороков у этой личности было чуток поменьше...

     - Во-во... А то уж больно давят они, эти пороки...- Картинно вздохнул Джакус.- Особенно - пороки ближних...- Добавил он тяжко.- Абар улыбался - настроение явно было хорошим.

     - А без пороков - никак нельзя...- Вдруг лукаво да вкрадчиво произнёс он.- Как же тогда управлять человеком, если у него не будет пороков? Использование пороков - это ведь самый простой способ управления...

     - Как так?- Аж подскочил Джакус, чревоугодие которого давно было "притчей во языцех". В зале стало совсем весело.

     - Проблемы всех известных мне "революционных" реформаторов заключались, прежде всего, в том, что они противопоставляли все пороки личности прогрессу в развитии общества. Получалось, что для обеспечения прогресса нужно обязательно избавиться от пороков... Это, может быть, и удобная фраза для вывешивания на флаг революции... Но - очень неудобная в мирной жизни. И - в управлении. А поскольку революция не может длиться вечно, как бы того ни хотелось её "отцам" - вскоре наступает мирный период и это, заложенное в самом начале, противоречие тут же даёт о себе знать. В результате революция загнивает - настолько быстро, насколько быстро гаснет энтузиазм, поднятый и искусственно поддерживаемый в массах.

     - И где же выход?- Развёл руками Джакус.

     - Я не хочу бороться сразу со всеми известными пороками личности - как потому, что это не по силам ни мне, ни личности, так и потому, что... только что говорилось выше. Кроме того: можно ли быть уверенным, что всё, что считается пороками сегодня, будет считаться таковым завтра?- Говорил президент - и было непонятно, серьёзно он говорит или смеётся.

     - Например?- Осторожно попросил Джакус.

     - Например - короткие юбки,- ухмыльнулся Абар, совсем развеселив зал.- Или - отсутствие паранджи... Ещё полтора века назад ту, которая рискнула бы появиться в таком виде на улице, непременно забросали бы камнями. А сегодня? Мне интересно, когда кто-то из вас последний раз в жизни видел женщину в одеяниях "до пят"? Думаю, что если видел - то непременно "с разрезом до пояса"...- Добавил он, вызвав хохот и аплодисменты в зале.

     - Поэтому любой грамотный управленец... увязывая интересы личности с интересами общества... вынужден учитывать и те интересы личности, которые продиктованы её "пороками" в нашем сегодняшнем понимании - "пороками", которые, возможно, уже через один-другой десяток лет будут скромно именовать просто "свойствами" личности...- С улыбкой продолжал Абар.- Бороться же я вижу смысл... для общества... только с теми пороками, которые мешают жить другим членам общества. Да и то - не со всеми сразу,- ухмыльнувшись, добавил он.- Начнём с лицемерия и лжи: без избавления от них мы сколько-нибудь нормальное общество создать просто не сможем. Сегодня до 90% времени общения тратится на вычисление чужой, и - организацию своей лжи... Не жалко?- Тоскливо ухмыльнулся он.- Избавившись от этого, мы автоматически повышаем эффективность общения на порядок. Какой скачок в своём развитии сделает общество после этого - можно только гадать...

     - Да... только ждать долго...- Вздохнул Джакус.

     - Что ж - это дело не месяцев и, даже - не лет,- согласился Абар.- Это - дело нескольких поколений. Но начинать это нужно уже сейчас, причём - едва ли не в первую очередь, ибо освобождённая от этой глупой борьбы с самим собой энергия масс тут же может быть использована...

     - ..."в мирных целях".- В тон ему со смехом продолжил Джакус.

     - Именно...- Улыбнувшись, кивнул президент.- А для этого придётся так построить общественные отношения, чтобы человек, пойманный на лжи, неизменно оказывался бы в изоляции...

     - И... есть идеи?- Спросил Джакус.

     - Идеи есть.- Улыбнулся Абар.- Осталось подумать, стоит ли воплощать их в жизнь. И, если воплощать - то как. И - в каком виде. Многие потребуют переосмысливания, переработки...

     - А какие есть идеи?- Склонив голову набок, едва ли не ехидно спросил Джакус.

     - Есть идея организовать специальную государственную службу для выявления случаев лжи... точнее - дезинформации. Она же будет вычислять и деяния, идущие вразрез с должностными обязанностями - методом провокации, например. Но для начала нужно ввести в действие нечто типа закона о дезинформации... суть которого заключалась бы в том, что лжец наказывается, как минимум, полной деловой изоляцией. Если же ложь позволяет применить к нему какие-то иные статьи уголовного или гражданского права - то он должен получить "по совокупности"... Если функции "выявления" и функции "наказания" будут выполняться обществом своевременно и корректно - я думаю, что уже в первом поколении концентрация этих... дезинформаторов... или - той беспринципной твари, которая садится на то или иное место с единственной целью - с него кормиться... уменьшится, как минимум, уже в несколько раз...

     - Путём искусственного отбора?- Ухмыльнулся Алозан.

     - Примерно...- Кивнул Абар.

     - Кстати, если говорить об искусственном отборе...- встрял Джакус,- то я хотел бы понять, чем Вы собираетесь ответить нашему новому премьеру за его игру на бирже... На такие вещи ведь тоже нужно как-то реагировать, наверное...

     - Наверное...- С улыбкой согласился президент.

     - А что он такого сделал?- Раздались одиночные недоумённые голоса в зале.

     - Много.- Кивнул в их сторону Анас-Бар.- Во-первых - едва заняв пост министра финансов, Ди Руан, если помните, в течение месяца сумел "остановить станок", совершенно прекратив выпуск ничем не обеспеченных гевей... прошу прощения - тогда ещё - киртонов. Я до его появления этого сделать не рисковал, опасаясь обвала финансируемых государством сфер жизни... Он же, едва заняв этот пост, по сути, сам спланировал эту акцию и убедил всех нас, что при любом раскладе сие будет меньшее зло, чем продолжение юездействия. Он же являлся автором идеи "поговорить с диаспорой" - и результаты этих разговоров позволили в кратчайшие сроки создать вполне приличный стабилизационный фонд.

     - Много?- Быстро спросил Карой.

     - Месяца на три-четыре хватало...- Улыбнулся Абар.- Вот Ди Руан и решил воспользоваться случаем, чтобы прекратить эти безобразия навсегда... Станок встал уже в конце первого месяца обладания им этой должностью. Сначала это вызвало, конечно, какие-то проблемы; но - надо сказать, ненадолго. Оно бы всё и хорошо... Да вскоре опомнились биржевые дельцы и попробовали раскрутить новый виток инфляции, чтобы заставить его снова решать проблемы при помощи станка... Уж больно удобно было им играть на нестабильном поле...

     - Ну, в жилах Ди Руана течёт восточная кровь...- Усмехнулся Алозан.- Когда его хотят перехитрить - она вскипает...- Добавил он уже под смех в зале.

     - Ну, а коль вскипела - так он и показал им такую игру, что практически разорил абсолютное большинство этих шакалят...- Развёл руками президент.- Даром, что он уже премьер - финансами-то всё равно занимаются его люди...

     - То есть - сыграв на их попытке раскрутить новый виток инфляции, он их переиграл и теперь мы имеем то, что имеем...- С простодушной миной добавил Джакус.- В частности - курс гевеи сейчас в несколько раз выше, чем до этой "игры".

     - Он проделал колоссальную работу...- С задумчивой улыбкой продолжил Абар.- Для начала им были выбраны все постоянные покупатели валюты и им была предоставлена возможность покупать валюту в прежних объёмах по прежним ценам, причём - каждому он делал это как бы "в порядке личного одолжения", тем самым контролируя стабильность этого процесса, объёмы закупок и так далее... Это нужно было сделать - хотя бы для того, чтобы не рухнули все естественные международные коммерческие связи... Затем - для всех тех, кто активно начал покупать валюту только теперь, в период "игры"... или - для тех, кто резко увеличил объём её закупок... Ди Руан сумел взвинтить курс настолько, насколько это вообще было возможно. Вскоре все желающие "наелись" валютой и образовался "гевейный голод": все операции внутри страны разрешены только в гевеях, и, грубо говоря, людям стало нужно что-то кушать...- Нехорошо усмехнулся Абар.

     ...Я помнил эти недавние события: тогда курс гевеи стал вдруг несмело расти, чтобы вскоре превратиться в ажиотажный спрос, ибо премьер сумел к тому времени скупить уже почти треть наличности страны. Как следствие - буквально через две недели курс стал прежним, а через месяц был в три раза выше, чем до скачка. Все, кто хотел что-то заработать на этом кризисе, теперь в отчаянии кусали локти: кто-то потерял половину оборотных средств, кто - две трети, а кто - и восемьдесят процентов своей наличности. А Ди Руан лишь загадочно улыбался: "Алчь игрока губит",- пожимая плечами, отвечал на настороженные вопросы премьер. "А хладнокровие позволяет иногда делать состояния на чужой глупости",- добавлял он иногда с грустной улыбкой.

     - И Вы как-то отметили его заслуги?- Повторил свой вопрос Джакус.

     - Разумеется.- Кивнул Абар.

     - Но я внимательно следил за списками государственных наград - их пока не было...- Возразил верзила.

     - А Вы хотели, чтобы я ему повесил медаль на грудь?- Усмехнулся президент. Верзила смутился.

     - "Медаль есть маленький металлический диск, даруемый в воздаяние за доблести, достижения и заслуги, более или менее достоверные". - Заунывным голосом процитировал Алозан.

     - Нравится старина Амброз?- Ухмыльнулся Абар.

     - Мне все Бирсы нравятся. Просто Амброз - самый известный из них...- Явно демонстрируя свою учёность, ответил писака.

     - Так вот... Вполне разделяя оглашённую только что точнку зрения, я наградил Ди Руана по-другому...- Одними глазами усмехнулся президент.

     - Как же?- Настойчиво допытывался Джакус.

     - Он сейчас распоряжается средствами, едва ли не большими, чем я.

     - Не понял?- Недоумению Алозана, казалось, не было предела.

     - В данном конкретном случае данный конкретный человек сыграл в интересах всех нас.- Терпеливо пояснил Абар.- И нет ничего удивительного в том, что я решил учесть и его интерес в этой игре...

     - Сколько?- Раздались сразу несколько голосов в зале.

     - Полпроцента дохода нацбанка с правом свободного использования этих средств в любом обороте.

     - А полпроцента - это не мало?- Засомневался Джакус.

     - А Вы считали, сколько это в абсолютном выражении?- Усмехнулся Абар.

     - Хм... Ну, ладно... тогда - а не много ли?- Подсчитав, озадаченно проговорил Джакус.

     - От его бездействия в период кризиса мы бы потеряли на порядок больше. Только в финансовом плане, не говоря уже о политическом...

     - А так - без Вашего "подарка" - он их не мог использовать?- Скурпулёзно, как обычно в таких случаях, выяснял подробности Алозан.

     - Он мог это делать, разумеется... На свой страх и риск. И вынужден был бы прятать всё, что "наварил"... Подобно тому, как это делал Ла Гуан. Поэтому я сделал так, что эти полпроцента перечисляются на его счёт в одном из крупных международных банков, а оттуда он, как владелец счёта, может перечислить их, куда захочет. В том числе - и вернуть в нацбанк в виде займа. Если захочет.

     - И - захотел?- Несмело уточнил Алозан. Абар кивнул:

     - Уже - да. Что, кстати, говорит о серьёзности его намерений в отношении нашей страны: никто не станет свои деньги крутить в деле, в которое не верит. Если он сделал ставку на Ункарию - я могу только пожелать ему не проиграть.- С улыбкой добавил он.

     - Судя по всему - у него таких проблем не бывает...- Усмехнулся Алозан.

     - Он - человек Востока.- С улыбкой пожал плечами президент.- Но проблемы были. Небольшие.

     - Подробностей бы...- Нерешительно попросил Карой.

     - После этой биржевой истории я как-то мимоходом спросил его, не мешало ли ему что-либо. Он, поморщившись, назвал главу нацбанка.

     - И?

     - Я удивился - так в чём же, мол, дело. Ди Руан пожал плечами: дескать - непонятно, в чьей он власти. "Думаю, что теперь уже - в Вашей".- Сделал ему "подарок" я.

     - Я так понимаю, что в ближайшее время глава нацбанка у нас тоже будет новый?- С кривой ухмылкой высказал предположение Алозан.

     - Ди Руан - человек Востока.- Уклончиво ответил президент.- Я не берусь предсказывать его действия. А поддерживать его буду до тех пор, пока эти его действия выгодны стране. И - следовательно, мне.

     - Послушайте...- Задумчиво глядя на Анас-Бара, вдруг произнёс Алозан.- А откуда Вы всё это знаете? Вы ведь не крутились у власти - я проверял... И, тем не менее - я не знаю, насколько глубоко Вы это всё понимаете, но - по крайней мере, уж не хуже меня...

     - Спасибо...- Скромно поблагодарил президент. Зал оживился.

     - Да нет, я серьёзно...- Не унимался Алозан.- Люди ведь все практически равны сначала - верно?- Абар кивнул.- Я в этой среде кручусь всю жизнь. Днём и ночью. Понимаю многое раньше, чем оно происходит. Этим и кормлюсь. И вдруг вижу человека, который понимает всё это проще, быстрее, легче... Он, думаю, что - ночами не спит? Если - нет, то когда же он успел всё это осознать настолько, что так легко владеет вопросом?

     - Может - просто условия были немного другие?- Ухмыльнулся Анас-Бар.

     - Может быть...

     - В принципе - меня с детства не устраивало многое, что происходит вокруг - я просто не мог понять, зачем люди делают всё так неэффективно.- Усмехнулся президент.- Когда чуток повзрослел - стал пытаться им что-то говорить - но кто же из людей любит слушать тех, кто им объясняет, как у них всё плохо и глупо организовано?- Развёл он руками под понимающие смешки в зале.- И - советует, как это сделать лучше?

     - {Давать советы всегда плохо, но действительно хорошего совета тебе никто не простит}{~Оскар Уайльд}...- С тяжким вздохом вымолвил Боки.

     - Позже мне пришлось убедиться и в этом...- Задумчиво произнёс Абар.- Люди - экзотические существа. И больше всего в жизни они, по-моему, терпеть не могут учиться... Особенно - у других.

     - Естественная мания величия...- Картинно вздохнул Джакус. Президент улыбнулся:

     - Да я и сам вряд ли научился бы всему этому, кабы не наставник... Который сумел тогда научить лопоухого пацана нормально и спокойно работать, а не кипеть, исходя паром...- Зал зашумел, многие улыбались.- Тайша начал формировать во мне многое из того, что доформировывали, доделывали потом другие... То, что шлифовала впоследствии сама жизнь... Скоро я начал замечать глупость и примитивизм применяемых повсеместно "принципов управления" - и именно Тайша был первым, кто пояснял, что это именно они все - а не я - сошли с ума. Вследствие этого - естественно, захотелось попробовать переделать всё по-своему... Естественно, по-своему сделать долго не давали - дескать, мал ещё. Когда же мне удалось-таки попробовать - просто не было желающих браться за дело, которое все считали безнадёжным - у меня "вдруг" получилось. "Неожиданно", как с удивлением заявили тогда многие. Потом - было ещё и ещё... Потом мне это наскучило и я стал просто консультантом. Думал, что это поможет многим. Наивный! Они платили мне совершенно немыслимые деньги, очень внимательно выслушивали, а потом - делали всё по-своему. Я до сих пор толком не могу придумать иного разумного объяснения их поведению, кроме желания совершенно развалить производство. Вдребезги. Смешно сказать: когда я предлагал им на выбор три варианта решения, тщательно объясняя преимущества и недостатки каждого - в надежде, что теперь решение станет для них очевидным - они выбирали самое бесперспективное, затем, когда за два года убеждались в его недееспособности - брали следующее, и только затем, нехотя - приходили к тому, что я им рекомендовал. Я не мог их понять. Если им обязательно нужно было потратить эти деньги - так лучше просто отдали бы их мне.

     - Им просто нравится тратить.- Иронично высказался Алозан.

     - Скорее - они боятся тратить.- Задумчиво возразил президент.- Поэтому выбирают всегда то, что сулит наименьшие стартовые затраты. Подумать же о том, что в будущем это сулит немыслимый рост затрат - им то ли страшно, то ли лень, то ли просто считают это бессмысленным, не зная, сколько они ещё на этом месте просидят.

     - Да, похоже...- Кивнул Джакус.- Последнее - особенно...

     - В любом случае - это есть следствие нарушения первого принципа управления, требующего изначальной увязки интересов всех, кто участвует в процессе. Их интересы были вне процесса - и потому им было просто наплевать на этот процесс. А порядочных да честных - в большинстве своём выбили ещё Соны: они, имея своё мнение, слишком мешают "стряпать".

     - Невесёлый был у Вас период...- Усмехнулся Боки.

     - Зато полезный.- Развёл руками президент.- В это время я получил возможность наблюдать одновременно много разных иерархий и видеть массу характерных для них ошибок построения взаимоотношений. Часто приходилось выслушивать обе стороны, каждая из которых тщательно изливала своё недовольство другой. Какой там был глубочайший анализ!- Абар, прикрыв веки, даже покачал головой.

     - Если бы они были способны так же анализировать своё собственное поведение - куда бы делись их проблемы...- Хмыкнул Джакус. Абар, улыбнувшись, кивнул.

     - Может - отсюда и выросло такое понимание происходящего...- Нерешительно предположил Алозан.- Пожалуй, в таких условиях надо быть просто кретином, чтобы не разобраться во всём этом как следует...

     - Пожалуй...- С какой-то неоднозначной улыбкой согласился президент.

     - А сейчас...- Боки нерешительно приподнял руку, как бы прося тишины, чтобы сформулировать свой вопрос,- у Вас есть какие-либо идеи, касающиеся управления?

     - Больше, чем я могу осуществить.- Вздохнул Анас-Бар.

     - Например?

     - Например - качество продукции стало едва ли не притчей во языцех. Так?- Боки кивнул.- И особенно стараются "однодневки", которые, просуществовав, отсилы, год - тут же прячут деньги и исчезают с рынка.

     - Есть такое дело...

     - Сегодня это выгодно. Ибо - через год уже нужно платить налоги, а первый год они сначала отсутствуют вообще, потом становятся мизерными. А к концу года уже можно всё закрыть и начать новое дело. Как эти деятели и поступают. Качество при этом совершенно их не интересует, ибо за год они как раз приобретают известность разгильдяев, а потом переименовываются и начинают всё сначала.

     - И как же с этим бороться?

     - Вместо отсутствия налога будет его отсрочка. На год-два.

     - А потом его придётся платить? Так они... в смысле - эти конторы... просто потом будут так же исчезать - вот и всё...

     - Нет,- Улыбнулся Абар.- Потом будет такая акция, как безналоговый патент за качество работы. Выдаётся он сроком на год, два, три, пять - в зависимости от ситуации на рынке, от типа производства... и так далее. Если уровень качества не падает - патент продлевается... Таким образом - у них появляется прямой резон работать нормально. И - нет смысла закрываться: достаточно просто поднимать качество, что соответствует их прямым интересам на рынке - у кого ж ещё будут покупать? Получается, что быстрее всех может всплыть тот, кто с самого начала, с момента создания предприятия и отсрочки налогов, начал работать на "патент за качество". По итогам года он его получит - и избавится как от прошлых, так и от текущих налогов... По-моему - вариант.

     - А правительство чем жить будет?- Вдруг выразительно произнёс Алозан.

     - За счёт тех, до кого долго не доходит.- Развёл руками президент.

     - А если все вдруг поумнеют?- Не унимался писака.

     - Не бывает.- Покачал головой Анас-Бар.- Всегда были и будут как те, кто лучше, так и те, кто хуже всех.

     - А если вдруг свершится чудо?- Не отставал прилипала.

     - Вот тогда и подумаем.- Пожал плечами Абар.- Не исключено, что тогда будем освобождать не от всей суммы налога, а от какой-то части. Но я лично в чудеса не верю.- Со скептической ухмылкой закончил он. Алозан задумался.

     - Ещё б какую-нибудь идейку...- Вздохнул Джакус.

     - Есть ещё такая идея... Некоторые предприятия управляются людьми, которые ведут себя более грамотно, чем правительственные клерки. Естественно, что, защищаясь от глупостей последних, они пытаются создавать у себя на предприятии что-то типа "государства в государстве"...

     - Есть такое дело...- Кивнул Боки.

     - Так вот... Суть идеи заключается в том, что, ежели предприятие самостоятельно ведёт внутри себя примерно ту же политику, что и государство... оно освобождается от необходимости перечисления налогов, приобретая право их тратить самостоятельно. То есть - происходит взаимозачёт налогов: вместо того, чтобы платить налоги на здравоохранение, например - крупному консорциуму имеет смысл организовать нечто такое же у себя... и так далее. Зачёт налогов при этом происходит не по реальным физическим затратам, а по реальному количеству людей, обслуживаемых этой службой - разумеется, при условии, что люди сами пожелали ею пользоваться...

     - То есть - я имею право выбирать, идти мне в районную больницу или в госпиталь автогиганта?- Склонив голову, уточнил Боки.

     - Если он примет человека со стороны - да.

     - А если не примет?

     - Его право... Но зачтём налоги исключительно по количеству добровольно пошедших к нему на обслуживание клиентов. И - при всех уровнях госконтроля за функционированием этих подразделений, разумеется.

     - Не замордуют? Бюрократы-то?- Усмехнулся Джакус.

     - А вот пусть сами медики и определят, как контролировать их коллег.- Развёл руками Абар.- Из тех соображений, что и бумаготворчества должно быть поменьше, и - мошенников. Они - специалисты, им и решать. А мы - проголосуем ногами. За тех, кто нас удовлетворит.

     - Благая идея...- Ухмыльнулся Алозан.- А какой будет реализация?

     - От многого зависит. И от Вас всех - в частности, тоже. Борен по такой схеме уже работает - давайте, ищите претендентов ещё. Найдёте - выставим его на обзор. Послушаем, что пролают шакалы. Проверим. Если лай беспочвенный - будем "внедрять".

     - Раньше проще было...- Задумчиво сказал Боки.- И налоги все платили... безакцептно... и министров с журналистами не разыскивали...

     - Потому и сидим теперь в такой... дыре.- Усмехнулся Абар.- Потому и дожили до такого бардака, что на улицы выйти - всё равно, как на свалку... И бороться с этим в одиночку не в состоянии никто - только все вместе. Или - по крайней мере, большинство. Бред: я сегодня наблюдал, как из проезжавшей машины выбросили на тротуар бутылку. Интересно, какими репрессивными мерами государство может искоренить подобные явления и в какие затраты это выльется? И - к чему приведёт? К вырождению государства в полицейское ведомство?

     - Действительно, бред...- Задумчиво согласился Боки.- А что делать?

     - Каждый должен приносить пользу на своём месте. И - учиться объединяться. С единомышленниками. Не только для того, чтобы воровать - подобные объединения уже давно стали привычными. Надо научиться объединяться и тем, кто хочет изменить мир к лучшему - объединяться везде, на всех уровнях. Без этого - толку не будет, уж поверьте...

     - Верю.- Кивнул Алозан.- А как быть с ворюгой-управдомом и алкоголиками-слесарями? Которые объединились уже так прочно, что уничтожить их можно, наверное, только атомной бомбой...

     - Ну, это не я - вам, а вы - мне должны рассказывать...- Удивлённо вскинул брови Абар.

     - То есть?- Недоумённо встряхнул головой Алозан.

     - В Кайане уже есть несколько многоквартирных домов, жильцы которых объединились, изгнали управдомов, а на все места рассадили людей из числа жильцов - тех, кто умеет с теми или иными вещами управляться. Этакое устроили самоуправление... Крепкие там попались мужики. Заявили: на кой пень нам нужны эти бюрократы, протирающие штаны да забивающие козла или пьянствующие целыми днями, если мы сами можем выполнять их обязанности за пару-тройку часов в неделю...

     - И им позволили?

     - Да ради Бога... Лишь бы - с умом...

     - И?

     - У них там сейчас один дворник на полставки, один - сантехник, один - электрик... Парочка строителей... Вначале это всё было где-то на 100-200 квартир, потом тем же коллективом они подобрали несколько домов. И - пошло-поехало... Сейчас они уже легко решают вопросы подмены отсутствующих или занятых коллег - численность позволяет... 2-3 человека договариваются между собой, создают бригаду - скажем, электриков - и делят район; при этом для их всех это - просто приработок. Недавно начали даже куховарить - нашлась бабка Маржена, которую хлебом не корми, дай приготовить чего-нибудь такого, чтоб "пальчики оближешь". Она как узнала, что за это ей ещё и платить будут - так даже зарделась, говорят...

     - Ну, я знаю массу людей, которые куховарить или рдеться не умеют - не обучены. Но - за деньги "могут" всё. Точнее - берутся за всё.- С нехорошей ухмылкой произнёс Алозан.

     - Там ситуация немного другая...- Понимающе улыбнулся президент.- Возглавил эту шайку один крепкий мужик - работяга, которого в очередной раз облаяли в жилконторе. Ну, он психанул - собрал народ и "толкнул речь". Народ послушал и "постановил" следующее: дескать, мы тебя, дружище, знаем - работали вместе не раз; а потому - верим. А больше мы никого не знаем и знать не хотим. Потому ты - собирай-выбирай, кого сочтёшь нужным; и - вперёд... А мы поддержим. И криком, где надо, и делом - как до дела дойдёт.

     - И поддержали?

     - Ага...- Довольно ухмыльнулся Абар.- И - словом, и - делом... Сначала они собрались толпой и выкинули дармоедов из конторы. И - никого не впускали, пока не пришли представители вышестоящих властей. Когда до тех дошло, что здесь происходит - они решили рискнуть и разрешили проблему именно таким образом, как предлагали "восставшие". Мужик там был грамотный, толковал рассудительно... А постоянные проблемы, создаваемые изгнанным, уже и этим - вышестоящим - чинушам осточертели... Короче - рискнули они и оформили мужика на место уволенного тут же бездельника. С правом самостоятельно набирать себе людей и платить им по своему разумению. Лишь бы в пределах получаемых с жильцов денег.

     - И?

     - И дело быстро пошло на лад. Неожиданно оказалось, что средств, которых систематически не хватало - вдруг стало хватать с избытком. То, что делала бригада из пяти-семи человек, теперь делает компания из двух-трёх... Для каждого из них оговорены получаемые им доходы, как процент полученных с жильцов денег. Всё гласно... И - никакой эксплуатации.- Улыбнулся президент.- Сейчас у них уже целый микрорайон, и жильцы боятся верить своему счастью: раньше надо было идти на поклон в приёмное время, чтобы начальник сказал слесарю, потом - уговаривать слесаря, всячески его ублажая... Где-то через месяц с грехом пополам что-то может измениться... Теперь же - достаточно просто сказать слесарю, который живёт двумя этажами выше - и никаких проблем...

     - Не верится...- Абар развёл руками:

     - Так пойдите и посмотрите. Вообще-то - я считаю, что такие вещи должны распространяться гораздо шире как раз благодаря именно вашей активности. Чем больше будет шума в прессе о том, что у простого дельного мужика вдруг что-то получилось - тем больше будет подобных прецедентов.

     - Ну, это - да, конечно...- Неуверенно кивнул Алозан.- Просто - верится с трудом...

     - Не только Вам...- Ухмыльнулся президент.- Но - лучший из известных мне способ проверить что-либо - это удостовериться во всём лично.

     - Согласен...- Задумчиво кивнул собеседник.

     - Ну, то - мужики подшебуршились... Инициатива, так сказать - снизу... А что слышно об инициативе сверху?- Не спеша, как будто стараясь придать вес своим словам, спросил Боки.

     - Есть и сверху...- Усмехнулся президент.- Те самые чинуши, которые мужика в это дело пустили, призадумались... куда девать нерастраченные теперь на постоянную "помощь жилконторе" деньги.

     - И - неужто не нашли, куда девать-то?- Насмешливо хмыкнул Алозан.

     - Нашли.- Кивнул президент.- Была у них такая проблема, как безработица. В этом районе только за последние полгода - четыре самоубийства на этой почве. Несколько неуютно, согласитесь... Даже замшелым бюрократам...

     - Да уж...- передёрнул плечами писака.

     - И была у них вторая проблема - полный разгром во всём районе созданных ещё в Соновские времена детских и спортивных площадок. За что их постоянно пинали проверяющие, угрожая разогнать.

     - Есть такая проблема...- кивнул Боки.

     - Уже нет.- Развёл руками Абар.- Вся вышла. Теперь у них возле центра занятости висят списки площадок, которые нужно восстановить, и - примерные цены как на проектирование, так и на восстановление.

     - А проектировать-то там что?- Удивился Алозан.

     - Некоторые площадки попросту снесены с лица земли. То есть - от них вообще ничего не осталось. И чинуши бьют двух зайцев: и интеллигенцию какой-никакой работой обеспечивают, и - надеются, что для себя, для своего района, те сделают нечто получше, чем стандартную площадку времён приснопамятных...

     - И... их надежды оправдываются?- Президент кивнул:

     - Вполне. Более того... Они уже спелись с профессурой... И договорились так: студенты дипломируются только на реальных проектах - для всех специальностей, для которых это сейчас в данных условиях возможно. Таким образом, энергия студентов, делавших ранее никому не нужные дипломные проекты, сегодня используется в реальном проектировании. По крайней мере - в строительстве. Но высшей школе этого показалось мало и она пошла дальше - вверх с предложением о том, что дипломирование без реальных тем вообще должно быть невозможно для любых специальностей - откуда, собственно, мы обо всей этой истории и узнали. Если нет реальной темы - толкует профессура - пусть студент выходит со справкой. Диплом выдаётся только по итогам участия в реальных проектах.

     - Класс...- Едва выдохнул Алозан.- И это - реально?

     - Пока - нет. Но, как только хоть чуток поднимется промышленность - это будет первая из моих целей в образовании. А пока будем внедрять эту идею частями - там, где есть реальное обеспечение...

     - До самих университетов добраться бы...- Мечтательно пропел Боки.- Вот там бы ещё пошебуршить...

     - И эта тема уже "на крючке"...- Кивнул президент.- Уже продумана и внедряется система проверок высших и средних учебных заведений, при которой обучаемые отбиваются от проверяющих сами - без помощи своих дорогих наставников. То есть - выглядит всё примерно так: произвольно выбранный коллега, как правило - из более высокой квалификационной группы, приезжает якобы по обмену опытом и ведёт занятия с недельку вместо проверяемого или вместе с ним, после чего формирует и оглашает своё заключение - которое и есть результат проверки. Раз-другой в году такую поездку осилит каждый - нужно только следить, чтобы дважды не повторялись проверки одного и того же - одним и тем же, равно как и взаимные проверки. Все эти заключения потом собираются у министра образования, и по тому, кто о ком что написал, он может хоть как-то судить о реальном положении дел.

     - А реальное положение дел...- С картинным вздохом начал Джакус.

     - ...даёт массу поводов для всяческих мечтаний о лучшей жизни, о далёком и светлом будущем...- Тем же тоном продолжил Абар.- И, чтобы хоть какая-то часть этих мечтаний стала реальностью - сегодня надо пахать. Не бояться ни пота, ни крови. И - не дурной силой пахать, как в последнее время призывали Соны, а - думать, думать, думать... Ибо, как наглядно показал их опыт - никакое бездумное поведение масс не может быть полезным для общества в целом и, в конце концов - приводит к загниванию. Что делать - предоставленные самим себе, всякие события имеют свойство развиваться от плохого - к худшему...

     - Прикладная Мэрфология?- Хмыкнул Джакус.

     - Именно... Как наука о реальной жизни. А не о выдуманной. И, чтобы изменить хоть что-то к лучшему - нужно пахать, учиться, учиться пахать, снова учиться - и думать, думать, думать... Не бояться панически того, что твой ученик или наследник превзойдёт тебя - а добиваться именно этого, ибо - в чём же тогда смысл жизни, если после тебя остались одни беспомощные недоучки? Искать нужно... Тех, кто способен, кто хочет думать... Собирать - самых умных, самых талантливых... И - учить. Причём, в первую очередь - быть людьми. Ибо негодяй, хорошо обученный, скажем, хотя бы ораторскому искусству, легко может оказаться опаснее самого кровожадного убийцы... Программа, последовательность обучения - штука непростая и очень важная. Её тоже надо тщательно продумывать. Информацию нужно дозировать - всякие сведения хороши тогда, когда, будучи сообщены обучаемому, приносят пользу, но не вред - как ему самому, так и обществу... Надо понимать, кого и чему ты учишь. И - к чему это приведёт. Только тогда есть шанс избежать раскаяния - в том, хотя бы, что "дорогой ученик" сумел уничтожить или дискредитировать и своего учителя, и всё его окружение...

     - Формировать надо личность-то...- Вздохнул Боки.

     - Прошу прощения... Но "формирование человека" есть бред коммунщиков: сама идея исходит из того, что тот, кто формирует, должен быть на голову выше того, кого он формирует. А где ж их столько таких-то взять?

     - Это бывает, в общем-то, иногда...- Задумчиво возразил Боки.- Но - крайне редко...- С досадой согласился он.

     - Мы можем и должны не натаскивать, не "формировать", не заставлять - а только лишь информировать обучаемых об обобщённом опыте предыдущих поколений, чтобы сэкономить для них время, обычно затрачиваемое на набивание собственных шишек и дать им возможность двигаться дальше. Именно - информировать о том, какие действия к чему приводят и почему; а не натаскивать: туда нельзя, сюда нельзя... Никуда нельзя! А почему - никто уже и не помнит. А чуть копнёшь - а причина-то того старого "низзя" давно отпала... Когда-то было "низзя" ездить по улицам быстрее 30 миль в час - а сегодня уже никто с такой скоростью не ездит: до смешного медленно. Времена другие, другие транспортные средства, другие правила дорожного движения, другая квалификация водителей и контроль за их обучением... Другие и ограничения в скорости. Я не удивлюсь, если вскоре они отодвинутся ещё дальше. Поэтому нет никакого смысла тупо навязывать обучаемым сегодняшние, а чаще - даже вчерашние стереотипы обучения. Зачем обострять конфликт поколений, доводя первопричину конфликта до апогея? Следующее поколение всё равно будет ревизовать все полученные знания, но начнёт оно с наименее, на его взгляд, правдоподобных. С тех, которых не понимает. В тех популяциях, где следующее поколение раболепно воспринимает всё - происходит останов в развитии и загнивание. В тех, в которых чрезмерно разболтанная молодёжь отвергает всё - происходит полный разброд, в результате чего многие знания забываются и их приходится в будущем добывать заново. И только там, где достигнут баланс между доверием к старому и развитием нового - темпы развития общества максимальны.

     - И как бы достигнуть такого баланса...- Вздохнул Джакус.- А?

     - А кто ж его знает...- Усмехнулся президент.- В теории здесь всё ясно и понятно, а на практике каждый пущай применяет её так, как сам разумеет - глядишь, у кого-то "лучше всех" и получится... А остальные потом у него и поучатся... Может быть... Если найдут для себя что-то интересное... Кстати - интересно, а собравшиеся - в курсе, что Соновская система образования была едва ли не лучшей в мире?- Вдруг спросил он. Народ зашевелился, оживляясь. Некоторые удовлетворённо кивали, на лицах иных было недоверчивое изумление.- Она вполне достойна если не применения, то - изучения, по крайней мере.- Продолжал президент.- Соны пытались обучить всех - и практически все имели у них, по крайней мере, законченное среднее образование. В силу своей бесплатности высшее образование было доступно всем способным хоть сколько-нибудь прилично мыслить. С одной стороны - это было хорошо, ибо заметно повышало интеллектуальные способности общества. С другой - сложно, ибо уровень мышления этой интеллектуальной элиты очень быстро и слишком часто превышал уровень правителей... А всякая инверсия в иерархии - повод для революционной ситуации... Так, в результате соновской системы образования появилась масса "учёных интеллигентов", которые, возомнив себя богами, стали предпринимать всё более активные попытки самовыражения - кто во что горазд. Многие пытались самовыражаться и в областях, связанных с государственным управлением. Что породило две проблемы: что делать с теми, кто мнит себя управленцем (и даже имеет авторитет в какой-то среде), но на самом деле таковым не является? И - что делать с теми, кто, действительно будучи грамотным управленцем, не прочь подменить текущих правителей на их постах? И те, и другие создавали нестабильность и пугали не слишком образованных в своей массе Сонов - к тому времени, когда система образования развернулась и дала плоды, уже не было среди них тех, кто стоял у истоков... Были, в основном, те, кто пролез наверх по их спинам и трупам... И именно они, справедливо перепугавшись развала империи, удержать которую в руках было им уже не по силам, не нашли ничего лучшего, чем массовое истребление всех, кто им казался опасным. В результате этого произошло небывалое в истории человечества истребление правительством собственного народа - как по массовости, так и по абсурдности. Весьма своеобразное проявление защитных функций системы, надо сказать... В виде лихорадочного устранения инверсий в ней путём истребления... С целью - всего лишь - избежать революционной ситуации.

     - Ну, у нас эту проблему "решили" по-другому...- Ухмыльнулся я.- Наши просто создали "систему всеобщего образования", совершенно неспособную осуществлять массовое обучение в принципе. Чем больше я пытаюсь во всём этом разобраться, тем увереннее прихожу к тому, что сделали они это сознательно и преднамеренно. В результате 80% народа представляют собой совершенно необразованную массу, уровень потребностей которой находится на уровне обеспечения потребностей рынка в сбыте продукции. То есть - это просто масса, которая потребляет, и, в большинстве своём, счастлива этим. Какие-то вопросы государственного устройства их если и волнуют, то они не способны ни трезво оценить существующую модель управления, ни, тем более, предложить свою. Они, в большинстве своём, абсолютно уверены в справедливости и непогрешимости существующей системы - а те, кто сомневается в этом - достаточно необразованны, чтобы система могла без особого труда с ними расправиться. Часто - даже совершенно бескровно. Казалось бы - идиллия. Но в результате лидер мирового производства уже попал в зависимость от зарубежных поставщиков рабочей силы - своя система образования не в состоянии обеспечить даже потребности промышленности...

     - Допрыгались...- Покачал головой Боки.

     - Именно...- Кивнул Абар.- Поэтому я и говорю, что следует внимательнейшим образом изучить систему образования Сонов - с тем, чтобы, выбрав из неё самое лучшее, суметь избежать тех ошибок, которые и привели к развалу империи.

     - Например?- Склонил Голову набок Алозан. Мне показалось, что жажда самоутверждения просто заставляет его постоянно пытаться поставить интервьюируемого в дурацкое положение, подловить на чём-нибудь, etc.

     - Например - паническая боязнь клерка потерять место.- Вздохнул Абар.

     - Ннне понял... К чему это?- Опешил Алозан.

     - К тому, что именно эта боязнь заставила Соновских клерков панически истреблять образованную массу - как конкурентов на "тёплые места". В результате - империя продолжала загнивать, уничтожая наиболее образованную часть своего населения. Чтобы избежать подобного в будущем - необходимо продумать как систему образования, на выходе которой практически не было бы подобных "клерков", так и процедуру ухода клерка с места - так, чтобы он не терял практически ничего - как в материальном, так и в моральном плане.

     - И?

     - Есть уже какие-то наброски концепции...- Вздохнул Абар.- Рассказать?

     - Конечно...- Оживился Боки.

     - Каждый, кто находится в иерархии государственного управления... Может давать рекомендации...

     - И что в этом нового?- Удивился Алозан.

     - Новое состоит в том, что отвечает рекомендующий за своих рекомендуемых не личным отношением того, кому он их рекомендовал...

     - А?

     - ...а и в финансовом, и в уголовном плане.

     - То есть?

     - То есть - он принимает на себя примерно одну десятую часть грехов рекомендованного. И, если тому придётся потом что-то возмещать - так возмещать одну десятую будет рекомендатор. Если придётся отсиживать - так отсиживать одну десятую будет рекомендатор. Это повысит обдуманность рекомендаций.

     - Скорее, сделает их невозможными.- Возразил Джакус.

     - Не скажите... Ведь и получать десятую часть дохода рекомендуемого тоже будет рекомендатор... Вот и представьте: достаточно иметь десяток удачных рекомендаций - и можно обеспечить себе вполне приличное и безбедное существование.

     - Или - одну неудачную.- Хмыкнул Джакус.

     - Что, согласитесь, повысит тщательность обдумывания рекомендующими своих действий.- С улыбкой развёл руками президент.- В итоге - поставьте себя на место неглупого, но стареющего клерка, которому уже, вообще говоря, многое безразлично... И вдруг где-то под ним затесался молодой и неглупый, деятельный парнишка. Что теперь сделает клерк? Он будет его натаскивать и "поднимать" в иерархии, если сочтёт, что парнишка сумеет зарабатывать немало. А за что он будет это делать? Да за то, что парнишка потом будет его кормить. Не из своего кармана - а из кармана государства, которое заинтересовано в том, чтобы таких парнишек было больше. Он просто доведёт его до ума и, коль сочтёт нужным - продвинет и выше. Где и заработки поболе... И будет ожидать поступления денег. На пальцах это всё выглядит примерно так. Более конкретно - это ещё нужно обдумывать. И, что едва ли не самое главное - придумать механизм реализации.

     - Да уж...- Задумчиво произнёс Джакус.- В принципе, если клерк не дурак и понимает, что ему сидеть здесь не вечно - он действительно может и пропустить кого-нибудь на своё место... Только со стимуляцией ещё надо бы подразобраться... Хорошо бы, чтобы эти 10% были не единственным стимулом...

     - Разумеется.- Кивнул Абар.- Но это уже - детали, которые предстоит дорабатывать. Суть же самой идеи состоит в заинтересованности клерков формировать верхние этажи власти более грамотными коллегами. Сумеем - избавимся от массы проблем. Не сумеем - будем и дальше бороться с бюрократией...

     - Как Дон Кихот - с ветряными мельницами...- Хмыкнул куда-то вбок Алозан.

     - Именно.- Улыбнулся президент.- Не хотите иметь проявлений бюрократизма - уничтожьте причины его возникновения, прежде всего - противоречия интересов клерка и его нанимателя. Сумеем увязать интересы - выживем. Нет - будем бороться пожизненно.

     - А сейчас что-нибудь делается для истребления этой самой... братии?

     - Пока только - путём замены.- С усмешкой развёл руками президент.- Когда известно что-либо о существовании более грамотного и/или порядочного деятеля - просто производим замену. На какое-то время это помогает.

     - Надолго?

     - Это целиком и полностью зависит от параметров личности.- Мрачно усмехнулся президент.- Одному для полной деградации достаточно года; а иному - и жизни не хватит...

     - Люди - существа разные...- Грустно улыбнулся чему-то своему Боки.

     - Именно...- Потягиваясь и зевая, поддакнул Джакус.- Один не станет участвовать в преступном или безнадёжном деле, и другой - с радостью влезет туда, если это ему чего-нибудь сулит... Кайанский мост строил Да Миан, пока денег было вдоволь. Как обрезали - он плюнул и ушёл. Для него, видите ли, невозможным показалось строить столь грандиозное инженерное сооружение при недостатке финансирования. Он, видите ли, называет это халтурой...

     - Ага... А тут вдруг находится такая умница - кудесник Ла Тиор.- В тон ему продолжил Карой.- И берётся, и строит, чем доказывает несостоятельность "старой гвардии"... С её "заумными требованиями" и "запредельными запросами"... И - сдаёт всю стройку с небывалой помпой, смешивая предшественника с грязью окончательно.- Вдруг как-то грустно вздохнул он.- Да вот беда,- в глазах его заиграли весёлые искорки,- Аллах-то велик... Поистине велик в своей справедливости...

     - Видимо, Да Миан пред ним ни в чём не грешен...- Добавил язвительно Джакус.

     - Видимо...- Усмехнулся Карой де Лю.- И вот - милостью Аллаха - высокого, великого - вдруг в этом году начинается осенний паводок - само по себе явление небывалое. Так мало того - он ещё и оказывается такой мощности и интенсивности, какой не бывает и весной. В верховьях дожди шли с месяц непрерывно. В низовьях водой смывало целые селения, унося их в море... А в Кайане - смыло мост. Точнее - ту его часть, что строил Ла Тиор. Он принялся, было, доказывать, что такого паводка не мог предвидеть никто. "Но та часть, что успел выстроить Да Миан - устояла",- возражали ему.. Он твердил, что при недостатке финансирования построить приличный мост невозможно. "Но - ведь приличный мостовик именно поэтому и отказался его строить",- усмехались ему в ответ. Казалось, справедливость восторжествовала. Да только почему-то не радовало это Да Миана. Потом его часто видели на уцелевшей части моста - там, где дорога обрывалась в бурлящий поток. Он сидел и с тоской смотрел на воду. Потом... Его однажды не стало. Больше его не видел никто. Может - случайно упал в воду. А может, и помог кто - дело тёмное... Да только поговаривают в народе, что он сам с тоски в воду бросился. Когда ему достраивать мост предложили. Этот мост был едва ли не вершиной его творчества, его жизни. Он делал этот проект 10 лет - вместе с геодезистами в аквалангах даже по дну лазили, пробные скважины бурили... Он закончил проект и вынес его на обсуждение, как венец своего творения, свою гордость. Он гордился тем, что сумел спроектировать мост такой немыслимой длины при такой скорости течения, при этом неслыханно минимизировав расходы за счёт массы оригинальнейших решений. Он гордился собой и своей командой - и видит Аллах, что он имел на это право. Когда мост отдали достраивать другому - для него это был удар. Когда мост достроили - для него это была трагедия. Когда мост снесло - для него был утрачен смысл жизни.- Карой вздохнул.- Странные эти существа - творцы. Вечно хотят чего-то... Недоступного простым животным...

     - Та ото ж...- Как-то обречённо вздохнул и Джакус.- Казалось бы - чё ему не хватало? Сама жизнь показала, кто был прав...

     - Я... думаю... что чашу терпения его... могла переполнить простая мысль...- Вдруг тихо сказал Абар.

     - Какая?- Так же тихо спросил Боки.

     - Что ему придётся достраивать мост.

     - Но... Что в этом плохого?

     - А это - уже не его мост. Уже нет вдохновения творчества, осталась лишь обречённость и ненависть. Он понимал, что не сможет довести дело до конца так, как считает нужным. Понимал, что руки у него опустились, и, не найдя сил довести всё до завершения, как следует - он вынужден будет халтурить. И он не смог покрыть позором свою голову...

     - Красивая легенда...- Как-то неопределённо проговорил Алозан.

     - Это - не легенда. Это - просто предположение.- Возразил Абар.- Наиболее вероятное, как мне кажется...

     В зале долго и тяжело молчали. Видимо, жизнь старого мастера того стоила. В конце концов Карой де Лю тихо спросил:

     - Нет, ну неужто ж не отольются этой мрази чужие слёзки-то, а?

     - Может, и отольются...- Задумчиво ответил Абар.- Но то всё - дела Аллаха, высокого, великого... А нам, грешным, совсем не лишне подумать бы о том, чтоб такие мрази нам не сильно впредь жить мешали...

     - Раньше мостовиков под мост ставили, когда по нему первый гружёный состав шёл...- Мрачно предложил Джакус.

     - Так ведь состав и прошёл. Просто потом - мост смыло. Не будешь же его под мостам всю жизнь держать?- Возразил Алозан.

     - Так что же делать?- Выжидательно уставился на него Джакус.

     - Да есть тут одна идея...- Мрачно ухмыльнулся Анас-Бар. Взоры присутствующих устремились к нему - в немом ожидании, что же он скажет.- Идея проста, как мир: не прощать таких вещей... ни - прямо сейчас, ни - по истечении срока давности. И - предъявлять подрядчику к возмещению... как все прямые, так и - косвенные убытки. В нашем случае - Ла Тиору надлежит предъявить как все расходы на строительство его части моста, так и - неполученную прибыль от его эксплуатации... И, наконец - смерть Да Миана. Думаю, тут не столь важно наказание этого дельца, как демонстрация иным, ему подобным, что их ждёт за содеянное... Чтобы хоть немного учились отвечать за свои слова и дела, чтобы хоть немного задумывались о чём-то, кроме замаячившей впереди прибыли... Короче - отселе и впредь в Ункарии устанавливается пожизненная ответственность за результат содеянного. Для любых сфер деятельности. Юристам до конца недели надлежит выдать готовый законопроект с тем, чтобы принять его уже в конце следующей.- И он мрачно рубанул рукой воздух.- Всё, ребятки...- неожиданно вздохнул президент.- Давайте заканчивать на сегодня - а то... что-то тоска напала...- Неожиданно, скривившись, предложил он. Возражений, понятно, не было.- Удачи!- и президент, резко развернувшись, ушёл. "Может - и не в тоске было дело...- подумал я.- Может, он просто не хотел, чтобы кто-то здесь его слёзы видел?".

* * *

     Интересная всё-таки личность этот Абар... Мне приходилось видеть, как он вздыхал и морщился, утверждая пожизненные приговоры, как стоял под дождём с непокрытой головой на панихиде по погибшим во время наводнения - но во всех этих случаях он не терял самообладания. Он, казалось, даже толком не испугался, когда в него стреляли - только досада была тогда в его голосе и поведении... Здесь же, при упоминании о бессмысленной смерти Великого Зодчего... Казалось, Анас-Бар сломался. Эта скала, эта глыба не выдержала - и из неё брызнули слёзы. И мне вдруг почему-то стало жаль... Признаться, не столько великого зодчего, которого я ни разу не видел, сколько Абара, невольной симпатией к которому я всё больше проникался. Медленно и недоверчиво, правда - ибо жизнь настойчиво учила меня невосторженности и осторожности...

     Глава № Власть.

     Я застал его в кабинете, задумчивым и мрачным. Или - грустным, может быть. До сих пор мне казалось, что подобные качества ему вообще просто не свойственны. Что ж - теперь пришлось убедиться в обратном...

     - Ааа, летописец... Входи...- Не оборачиваясь, изрёк он, увидев моё отражение в окне. Я прикрыл дверь и сел. Точнее - нерешительно присел на краешек дивана.

     - Ну, говори... Чего пришёл... Что напишешь сегодня в своём дневнике... И как выглядит президент, прозевавший жизнь величайшего из своих сограждан...- Я, понурив голову, молчал.

     - Что молчишь?- Неожиданно обернувшись, спросил он.

     - Не знаю...- Честно признался я.

     - Вот и я не знаю...- Вздохнул Анас-Бар,- зачем я во всё это вляпался... Ни - доходов, ни - удовлетворения... Одни проблемы да неприятности... как будто я - единственный, кого они не могут обойти стороной... Всё, что происходит в стране, как бы делится на две категории: это успехи, у которых всегда есть улыбающийся автор, и - неприятности, в которых всегда виновата власть. Только власть! Ибо автора у них, по-видимому, не бывает. А я люблю быть автором, Анри. Успешным автором. Таким, каким был раньше - когда имел свободу творить. А сейчас...- И он устало махнул рукой.- Когда это всё началось - я уже над собой не властен.

     - А разве... Это не был Ваш Выбор?- Почему-то вдруг спросил я.- Не само ведь по себе это всё началось, верно?

     - Верно...- Усмехнулся президент.- В начале было Слово, Анри... Да, всего лишь - одно только неосторожное Слово, лишившее меня сна и покоя на много лет вперёд: я ответил "Да" на предложение Бигура...

     - Не жалеете?

     - Да как сказать...- Вздохнул Абар.- С одной стороны - мне лично безо всего этого было бы куда спокойней, конечно... С другой - вроде бы уже кое-что и начинает получаться... А если представить себе, что было бы с Ункарией, догрызаемой этими алчными псами - так её как-то и жалко становится... Хотя - порой так хочется плюнуть на все эти проблемы мирового да вселенского масштабов, на честолюбивые мечты о "власти разума", о нормальном государственном управлении, ставящем целью процветание да развитие, а не разграбление страны... Забиться бы куда-нибудь в тихий уголок, чтобы ничего не видеть и не слышать... И чтоб никто не мог тебя найти... Чтоб не сталкиваться постоянно с этой мразью, с лицемерием и тупостью тех, с кем приходится общаться... Или, хотя бы - вернуться к тому, чем я занимался раньше: оно было и сытнее, и спокойнее...

     - "Лечь бы на дно, как подводная лодка - чтоб не могли запеленговать"?- Почему-то вспомнил я слова почти уже забытой песни.

     - Именно...- Улыбнулся президент.

     - Так в чём же дело?- Попробовал подколоть его я.- Что мешает?

     - Видишь ли, Анри...- вздохнув, глубокомысленно произнёс Абар, всё дело в том, что... как я уже, помнится, толковал сегодня... события, предоставленные самим себе... имеют преотвратительнейшее свойство: развиваться от плохого - к худшему... И это есть факт, Анри - факт, проверенный как лично мной, так и временем. Да и мразь... всяческая... Она имеет свойство очень быстро плодиться и множиться, занимая всё свободное пространство, со временем настигая тебя везде, где бы ты ни надеялся от неё укрыться... И всякий, кто прячется, убегает - неизбежно будет побеждён. Ибо превозмочь, победить - можно, лишь нападая. Хотя - идти при этом в лобовую атаку вовсе не обязательно, конечно...- Иронично добавил он. Я понимающе улыбнулся. С облегчением почему-то.

     - У каждого, кого не устраивает существующее положение вещей,- чуть погодя, продолжал он,- есть два пути: либо ждать, когда всё само по себе изменится нужным образом, либо - самому предпринимать для этого какие-то действия. Я отношусь к тем, кто предпочитает второй способ, ибо при первом вероятность дождаться нужного тебе результата уверенно стремится к нулю.

     - Почему?

     - А хотя бы потому, что количество вариантов бесконечно... А жизнь - конечна... Пока вселенная эти варианты по одному переберёт - жизни-то и не хватит...- Как-то просто, по-доброму, улыбнулся он. И я ему тоже улыбнулся. В ответ.

     - Интересно... А какая проблема для Вас - наибольшая... Наиболее значимая... сегодня?- Чуть погодя, движимый естественными профессиональными порывами, спросил я.

     - Люди, Анри. Люди. Люди - они ведь удивительнейшие существа... Они очень оригинальны...- Ухмыльнулся он, сильно выделив слово "очень".- Чтобы иметь успех среди них - нужно быть непонятным для них, человеком-загадкой... Тогда они побаиваются тебя - но и тянутся к тебе, пытаются понять, что ты такое есть... Ты вызываешь их интерес... неизбежно... Мда. Только вот беда моя в том, что я не хочу быть человеком-загадкой. Я не хочу играть, врать, водить собеседника за нос, пускать ему пыль в глаза... Я хочу иметь возможность быть простым и искренним. И хочу быть окружён такими же людьми. Лучше - если объединёнными общей целью... И я пытаюсь, по мере возможностей, окружить себя единомышленниками - но... скажи: много ли ты знал людей, испытывающих патологическую неприязнь ко лжи?- Абар с тоской смотрел в окно - быть может, просто чтобы не встречаться со мной взглядом, подсознательно боясь встретить там непонимание или недоумение.- К тому же - как ты понимаешь, к власти стремятся, в большинстве своём, как раз иные люди... А такие - настоящие - напротив, предпочитают не лезть, расталкивая всех руками; "не мараться", толкаясь у корыта, и лишь с сожалением посматривают издали на эту алчную толпу... Это есть факт, Анри... А как жаль, что это есть факт...- Грустно усмехнулся он.- Собственно, любой монарх в истории человечества, если пытался хоть что-то сделать для своей отчизны, сталкивался с той же проблемой: его окружение - как то, что существовало на том же уровне до него, так и то, которое он сам вытащил из грязи - кто со временем, осмелев и почуяв бесконтрольность, а кто и сразу, едва дорвавшись "до места" - начинало растаскивать всё, до чего могло дотянуться руками... При этом - совершенно непонятно, как с этим бороться, Анри: иному и дал бы по рукам как следует - да жалко: пользы-то от него вроде бы и больше, чем вреда - пусть поживёт... А он, понимая это, наглеет... Как с ними бороться? Приходится заменять, снова подбирать, следить, учить, проверять - занятие не из привлекательных... А как хочется плюнуть на всё это - и просто творить, созидая... а не отбиваясь от стаи голодных крыс... не вступая с драку с теми, кто пытается, кажется, любой ценой растащить всё это, разрушить...- Меня поразила тоска в глазах Абара, безнадёжность в его голосе - совершенно не характерная для него, какая-то непривычная... Все привыкли видеть его уверенным в себе, даже слегка насмешливым - он всегда был как бы выше ситуации; выше, казалось, даже судьбы - он будто играл с ней, смеялся над ней; а тут - вдруг - такая тоска... Я впервые задумался над тем, как же он должен быть одинок - человек, бросивший вызов толпе алчных свиней, поставивший целью своей жизни создание общества, где правил бы разум... Друзья? Да их у него, похоже, толком и не было никогда - слишком уж серьёзный смысл он вкладывал в это понятие... Те же, кто привёл его к власти, теперь, в большинстве своём, спокойно занялись своими делами: сегодня они уже могли относительно спокойно жить и работать, не оглядываясь по сторонам в ожидании очередных проблем...

     - Я понимаю их: они делают свой бизнес,- вздохнул Абар,- но я с трудом понимаю, почему здесь, на этом месте, я должен оставаться... отдуваться... один. Впечатление такое, что всё это нужно только мне...

     - "Всё, что ты делаешь, нужно только тебе"...- медленно, с расстановкой, процитировал я.

     - Ты так думаешь?- Удивился Абар.

     - Это не я. Это - Вантала.

     - А кто он такой?

     - Толком не знаю. Но говорит умно. Вроде. Когда удаётся его понять,- ухмыльнулся я.

     - Дашь почитать?

     - А нету...- Развёл руками я.- Читал когда-то - уж и не помню, когда и где. Может, вспомню ещё чего-нибудь - так скажу...

     - Жаль. Но если вспомнишь - так не забудь,- улыбнулся он невольному своему каламбуру.- Только вот получается у него,- после недолгого раздумья заметил Абар,- что люди, вроде как... совсем разные, а уравниваются этой фразой в своих желаниях: один хочет "счастья для всех - даром - и чтоб никто не ушёл обиженным", другой - просто добыть кусок хлеба, третий - отобрать этот кусок у другого, а четвёртый - вообще обобрать всех до нитки... А я пытаюсь всех их заставить жить вместе, не перегрызая друг другу глотки... И это всё ставится на одну доску - простого желания каждого, нужного лишь ему одному?

     - Как знать,- пожал плечами я.- Говорят, что о человеке проще всего судить как раз именно по тому, об чём он хлопочет... То бишь - именно по его желаниям...

     - Это - тоже Вантала?

     - Да нет,- тёплой улыбкой ответил ему я,- это - кто-то из классиков... литературы прошлого... или - позапрошлого... века...

     - Кто?

     - Не помню. Помнил - сказал бы...

     - Жаль...- Ненадолго замолк Абар.- А вообще - о людях можно говорить, кажется, вечно. И - изучать их сколь угодно долго - хотя бы и всю жизнь... как минимум.- Вдруг снова оживился он.- Я долго не мог понять, Анри - что же им нужно, людям? Они говорили одно, думали - другое, делали - третье... "Может, они просто не выросли? И потому играют в такие игры"? - думал я. Меня поражала людская подлость и алчь. Я не мог понять, зачем они это делают. Почему так упорно не желают жить нормально, по-человечески... Не доставляя окружающим хлопот своими пороками. Я много думал об этом, Анри. "Может, я был в слишком хороших условиях по сравнению с ними?- думал я.- Может, они просто не выдержали и сломались - просто потому, что им досталась другая, более тяжкая судьба"?- Может, и так... Я пронаблюдал очень много судеб и пытался их анализировать. И я заметил одну любопытную деталь: голод. Голод чаще всего делает из человека зверя. Именно Голод - или угроза оного - делает его сволочью. Голод толкает его на преступления... И мне, по большому счёту, безмерно жаль людей, не вынесших испытания голодом. Я не хочу, чтобы мой народ голодал, Анри. Это - больно. Голод - страшная вещь... Он уничтожает людей, как личности, превращая их...

     - Голод? Только ли? А как быть с теми, кого толкает алчь? Кто провозглашает девиз типа "пусть мир умрёт ради моей выгоды" и следует ему, сметая всё на своём пути?

     - Ты знаешь...- Абар задумчиво потёр подбородок.- Вот этих мне почему-то не жаль. В таких историях мне более жалко тех, кто попадается на их пути и оказывается сметён или растоптан... А эти - непорядочны изначально. И я не верю, что есть способ привить им порядочность. Глядя на них, мне грустно. Очень грустно. Но - не больно.

     - А с теми - больно?

     - С теми - больно, Анри... Мне больно видеть, когда человек, исповедовавший ранее порядочность - должен красть, чтобы выжить. Мне больно, когда человек, говоривший о любви к животным, вынужден потом их отлавливать и убивать, чтобы не помереть с голоду... Мне больно, когда мать учит своих детей, что порядочность - это, конечно, хорошо... но - лишь до какой-то степени, а потом это начинает мешать жить...

     - Но есть и такие, которые не предают свои идеалы ни при каких обстоятельствах...

     - И достойно умирают... Их мне ещё жальче, Анри... Я очень не люблю, когда такие люди умирают. В случаях, когда могли бы выжить - скажем, стащив мешок зерна... Поэтому из всех этих историй я понял одно: в моём государстве - если только я буду иметь столько власти, чтобы быть вправе называть его своим - голода не будет. Никогда. Ибо это - один из страшнейших и жесточайших способов унижения...

     - Ну, можно придумать массу куда более утончённых способов унижения сытых...- Возразил я.

     - Увы - сытые обычно выбирают между тем или иным положением в обществе, теми или иными благами или доходами... Между чем-то, что связано с более или менее удобной и комфортабельной жизнью. И, если они продаются за что-то, изощрённо унижаясь при этом - это их личные проблемы. Связанные с их жизненными принципами, их пороками - и так далее... С голодом дело сложнее: человек выбирает между жизнью - униженной, раздавленной - и смертью. Мучительной и вполне конкретной. Я почему-то не люблю такой дилеммы. И не хочу, чтобы мои люди стояли перед таким выбором. Поэтому голодных в моей стране не будет.- Абар, жёстко глядя в угол, с силой опустил кулак на стол. Я молчал.

     - Людям, видимо, свойственно драться за кусок хлеба...- Чуть позже, быть может - лишь для того, чтобы нарушить молчание, становившееся всё более тягостным, начал я.- Как только они получат этот кусок - они начинают драться за хлеб с маслом... Потом - с колбасой... И так далее. При этом им всегда почему-то кажется, что у других этот кусок лучше - и масла больше, и хлеб белее, и колбаса лучше пахнет... По-моему - это уже просто алчь. И к голоду это имеет весьма косвенное отношение...

     - А разве, говоря о людях, можно утверждать что-то наверняка?- Грустно усмехнулся Абар.

     - Можно. Можно сказать, что подавляющее большинство из них... Если не всех... Прежде всего интересует именно своя мошна. И - как бы не до того самого, пресловутого: "пусть мир умрёт ради моей выгоды"... Я вот... подумал: может, автор этих слов на самом деле виноват лишь в том, что осмелился произнести это вслух?

     - Может...- Усмехнулся Абар.- Но - представь на мгновение, что было бы в мире, если бы изречённое тобой только что правило не имело... "досадных исключений"?

     - Исключения обычно столь же редки, сколь грандиозны...- Вздохнул я.- В целом же - это есть толпа свиней у корыта...

     - "Люди казались ему такими, каковы они на самом деле, то есть - насекомыми, поедающими друг друга на маленьком комке грязи"... - С кривой усмешкой процитировал Абар.- Хорошо сказал, а?

     - Хорошо...- Согласился я.

     - Он во многом прав, этот пересмешник... Хотя - видит Бог: боюсь, далеко не во всём...

     - К сожалению - в этом он прав, мне кажется...- Абар молчал.- Ну, вот, скажем... Если взять любую крупную структуру... управленческую... безразлично - в государстве или в крупной промышленности... да проанализировать, что там происходит...- Как бы размышляя вслух, я, казалось, пытался просто обосновать свою точку зрения,- то есть - проанализировать, чем занят, скажем, её управленческий персонал... То вдруг обнаруживаешь, люди заняты там, в основном, отнюдь не вопросами совершенствования управления: каждый из них озабочен, прежде всего, вопросами выживания - своего лично - в этой среде и продвижения в ней, по возможности, наверх. Остальное интересует их лишь отчасти - тогда, например, когда это можно использовать для обеспечения своего выживания или выдвижения, либо - просто для того, чтобы погубить конкурента... Вот и получается, что крупным производством... или государственным управлением... обычно заняты люди, совсем не заинтересованные этим на самом деле заниматься. Что может сделать эта серая бурлящая масса, совершенно не озабоченная проблемами, ради решения которых её, собственно, содержат?

     - Видишь ли...- Абар, будучи, похоже, в целом согласен со мной, пытался, казалось, защитить не то отдельных людей, не то человечество в целом.- Строго говоря, их в этом и винить-то особо нельзя: такими их сделала жизнь. Условия слишком долго были таковы, что другие там просто не выживали...

     - Что же делать?

     - Менять условия...

     - И ждать?

     - Ну, ждать можно долго... слишком долго. Всю жизнь... Если не больше. Когда-нибудь оно наступит, конечно - это "светлое завтра"... Да только уж очень хочется почему-то, чтоб наступило оно чуток пораньше... А для этого надо шевелиться - обучая кадры, подбирая их, уговаривая тех, кто когда-то ушёл, отчаявшись - а мог бы быть полезен... Ты верно заметил, что ситуация в промышленности мало чем отличается от ситуации в структурах государственной власти - то же общество, те же проблемы... Те же принципы построения отношений - или та же беспринципность, если хочешь... Старая система успешно порождала и растила бесхребетников, льстецов, лакеев - а они не могут творить, не могут созидать: они могут только потреблять и разрушать... Попробуй теперь на базе всего этого создать систему, способную порождать и растить нормальных людей - тех, кто способен, хотя бы, просто создать нечто, нужное не только ему, но и окружающим...- Вздохнул Абар.- Я вот попробовал...

     - Ну, и как?

     - Пока не каюсь. Но - уже безнадёжно устал, кажется... Впечатление такое, что отдохнувшим, спокойным и удовлетворённым мне уже не бывать... никогда... Одно утешает: а вдруг из этого хоть что-нибудь дельное, да выйдет? А?

     - Дай-то Бог...

     - Да дай же ж Бог...

     - А может, всё должно быть проще? И на самом деле для решения подобных проблем достаточно нормальной, здоровой конкуренции?- Почему-то вдруг спросил я.

     - Так называемая "нормальная здоровая конкуренция",- хмыкнул Абар,- это просто единственный известный мне способ, позволяющий в условиях полной беспомощности правительства... или - руководства... хоть как-то обуздать алчь да беспардонность "предпринимателей" да "управляющих", готовых погубить весь мир "ради своей выгоды". То есть - это способ не деградировать всем и окончательно. Точнее - просто "предохранитель". Ограничитель. Если же моральность мерять по границе предохранителя... Мне бы, например, в таком обществе жить не хотелось...

     - Может, стоит как-то ограничить их власть?- Неуверенно предположил я.- Или сделать их более подконтрольными?

     - Проблема, Анри, увы, этим не разрешится... Более того - это только породит новые проблемы... Видишь ли... Всякий раз, ограничивая чью-то власть... или пытаясь организовать тотальный контроль над ним... ты принимаешь на себя, кроме его функций и его ответственности, ещё и функции контролирующей системы... То есть - в любом случае, тебе всегда проще выполнять его функции самому, чем организовывать контроль над ним. Дешевле, по крайней мере... Если же ты чрезмерно увлекаешься контролем - то, в конце концов, в итоге просто сам перестаёшь успевать за всем этим даже просто следить, не говоря уже о том, чтобы действовать быстро и осознанно... Проблема здесь - чисто кадровая, и решать её надо на уровне подбора и расстановки кадров. А возникает она тогда, когда люди, в результате твоей - как творца системы - ошибки, поднимаются на уровни, требующие более высокой степени ответственности, чем они способны осознать. Когда руководитель предприятия или городской голова мыслит категориями мелкого собственника - это беда...

     - Для всех, кто его окружает...

     - И для него - тоже, вздохнул Абар,- хотя он сам этого, увы, ещё не осознаёт... А когда такими категориями мыслят министры...- Абар тяжело вздохнул и махнул рукой.- И всех их нужно заменить, и - где-то взять этих, новых: и приличных, и обученных... Подготовленных, словом. Соответствующих.- Он вздохнул.- Хорошо, Анри, работать в налаженной системе, в которой всё уже предусмотрено. А поднимать её с нуля - тоскливо...

     Мне было сложно с ним не согласится... И сейчас, когда я сижу в своей тёплой гостинной и пишу эти строки, мне подумалось вдруг, что История как бы сама выбирает тех, кто способен крутить её колесо - с тем, чтобы выжать их до конца... Даёт им, может, и много - но и спрашивает много... Невольно вспомнился мне сейчас другой вечер, другое место... И те же действующие лица. Это было уже весной, и, чтобы гостям не толкаться в зале, Абар предложил вынести "посиделки" на природу. Точнее - в лес. С вином, с шашлыками, с песнями у костра...

     Гости тогда, увлёкшись прекрасным вечером, совсем забыли, зачем здесь собрались.

     - Пусть их... пускай отдыхают...- Когда я заметил это, ответил мне Абар.- Отдыхать тоже нужно уметь, Анри. Чтоб не загнуться. Я вот - не умею. Увы.- Мы сидели в отдалении у костра, огнём которого подогревали остывшие шашлыки.

     - Пламя, Анри - это враг шашлыка...- Назидательно говорил Абар.- Ты заметил, как Ду Крюсо священнодействует? Пламя ни на миг не касается шашлыка - оно не оскорбляет, обжигая, плодов его шаманства... Сначала надо подождать, пока костёр прогорит и на месте его останутся горячие угли... Надо побеспокоиться о том, чтобы их жара хватило надолго - пока шашлык будет готов. Для этого последними в костёр попали толстые брёвна. Они ещё долго будут горячими... И только потом, поливая шашлык вином, можно приступать к колдовству... Ду Крюсо - Великий Шаман...- улыбнулся он.- Настоящий мастер своего дела. А так,- он кивнул на огонь,- получается только горелое мясо... Надо, хотя бы, держать его сбоку от огня - чтобы не испортить трудов Ду Крюсо и... не испортить безнадёжно... ему настроения...- Со вздохом закончил он, оглядываясь - не видит ли автор, как мы обращается с его творениями. Автор, к счастью, не видел. А я старался не забыть ни единого слова слегка захмелевшего Абара, которого вдруг потянуло на воспоминания...

     - На первых порах меня снедала мания управления, Анри... Мне казалось, что я должен влазить везде, где только сумею. Вскоре я понял, что это невозможно. Даже теоретически: я ведь не вездесущ... И я испугался. Я очень испугался, Анри. Это можно сравнить с состоянием хирурга, который, вскрыв ребёнка, вдруг понял, что всё сказанное несколько минут назад его матери... не имеет ничего общего с реальностью. И он в страхе думает о том, что выполнить так легко данное только что ей обещание просто невозможно - это выше его сил...- Я кивнул: понимаю, дескать. Абар немного помолчал - видимо, собираясь с мыслями; затем продолжил:

     - Я был в таком смятении, Анри... что готов был молиться хоть Богу, хоть чёрту - лишь бы разобраться, лишь бы понять, что происходит - и осилить всё же однажды взятую сдуру на свой горб ношу... Я никому не говорил об этом, Анри...- Абар бросил на меня испытывающий взгляд, как бы ожидая подтверждения, что всё это останется между нами. Я кивнул.- Я ходил в монастырь Святой Анны на Кирейском холме. Я ночевал в монастыре святой Елены в Райоте. Я - президент огромной страны, где живёт народу больше, чем на территориях десятка соседей, вместе взятых; я - еретик, насмехавшийся над догмами разных религий - стоял на коленях в монастыре святого Георги в Цантае и молился, чтобы Господь ниспослал мне силы и разум... Смешно?

     - Нет.- Покачал головой я.

     - Ты как думаешь - я не свихнулся, Анри?- Криво ухмыльнулся Абар.

     - Не похоже,- Улыбнувшись, поспешил я успокоить собеседника.

     - И вот... Мне приснился сон. Это было в монастыре святого Георги. Время было позднее - и настоятель предложил мне остаться на ночь. "Я вижу смятение в твоей душе...- Сказал он.- Тебе нельзя сейчас трогаться в путь. Останься здесь. Это тебя успокоит". - И он отвёл меня в уединённую келью, оставив там одного. "Ты можешь оставаться здесь столько, сколько захочешь". - Закрывая дверь, спокойно сказал он. Мне было там хорошо. Мне не нужно было куда-то бежать, кого-то контролировать, за кем-то присматривать, кого-то распекать... Я пробыл там трое суток. Я отоспался. Я снова смог думать. Понимаешь, Анри - я снова мог мыслить, а не "принимать молниеносные решения"... На третью ночь мне приснился сон... Сначала мне показалось, что вошёл настоятель - я ясно видел, что дверь открылась и кто-то вошёл. Почему именно настоятель - не знаю. Я как-то просто воспринял его, как человека, которому можно верить.

* * *

     - Ты правильно сделал, сын мой,- тихо произнёс он,- что пришёл сюда. Тебе нужно было отдохнуть и восстановить силы - и ты сделал это. Теперь ты готов принять помощь...

     - Помощь?- Удивился я. Меня смутила логика старца: получалось, что для того, чтобы быть готовым принять помощь, надо было сперва восстановить силы.

     - Помощь...- Улыбнулся он.- Или ты не нуждаешься в помощи?

     - Нет, почему же...- Замялся я, не решаясь спросить, кто он и чем может мне помочь.

     - Ты хочешь, чтобы государство, созданное тобой, было долговечным?- Вдруг спросил он.

     - Да...- Озадаченный вопросом, только и смог кивнуть я.

     - Тогда ты не должен им управлять.- Чётко произнёс старик. Трудно сказать, какое недоумение и изумление выразило в этот миг моё лицо.

     - Творец, опустившийся до уровня своих творений, становится просто участником событий...- Тихо продолжал старик.- Это может быть полезным для познавания и понимания, но это лишает его - хотя бы на время - многих прав и возможностей. Если ты хочешь быть Творцом - ты не должен управлять. Ты должен творить. Созидать.

     - Что?

     - То, что хочешь.- Улыбнулся старик.- В данном случае - Государство. Людей. Отношения между ними. Если ты всё сделаешь правильно - система должна работать сама.

     - Изобретатель плуга, как правило, не пашет сам?

     - А чаще всего - и не присутствует при этом. Хотя бы - потому, что не вездесущ...- Одними глазами улыбнулся старик.- Пашут другие: каждому - своё. И всякий, кто возьмётся не за своё дело, неизбежно всё загубит: не только то, что, возможно, создал сам, но и весь процесс, участником которого он был.

     - Ты хочешь сказать, что, управляя страной, я погублю государство?

     - Естественно и неизбежно. Ты сейчас имеешь большую власть. Практически неограниченную. Любое неосторожное или неумелое использование её дестабилизирует систему, приведёт к непредсказуемым последствиям. Ты же - ещё юноша, ты только учишься применять власть - следовательно, ошибки неизбежны. Вопрос только в том, насколько они окажутся значимы. Грубо говоря, устоит ли система - или же они приведут к катастрофе.

     - О, Боже!.. Дай мне силы, чтобы завершить начатое... И - Разум, чтобы не наделать при этом глупостей...- Вздохнул я. Старик усмехнулся:

     - Так что же вначале - силы или разум?

     - Разум.- Немного поразмыслив, выбрал я.

     - Почему?- Живо поинтересовался старик.

     - Ибо сила, не обременённая разумом, не способна созидать. Думая, что творит, она сеет смерть и разрушения... Она опасна для окружающих...

     - Хорошо,- кивнул старик.- А бессильный разум - дающий понимание, но не дающий возможности осуществить понимаемое? Предоставляющий возможность лишь наблюдать со стороны, как в результате метаний безмозглой толпы рушатся остатки всего того, что ты легко мог бы развивать, взращивать?

     - Это - трагедия разума. Толпа этого не понимает, не чувствует этой трагедии - она счастлива, упиваясь порывом... Когда-нибудь потом... она придёт, возможно, к истине - но сейчас она не вопиёт... Она, быть может, даже счастлива... А сила, лишённая разума - это трагедия, осознаваемая всеми, и - проблема для всех... Я не готов подвергнуть всех такому испытанию. Пусть лучше страдает один, чем все.- Уже не совсем уверенно закончил я.

     - Хм... Тут наши интересы немного расходятся...- Заметил старик.- Скажи, ты слышал когда-нибудь фразу "страданиями... душа совершенствуется..."?- Я кивнул.- Ты согласен с ней?- Лукаво взглянув на меня, поинтересовался старик.

     - Разумеется...- Снова кивнул я.

     - Так, значит, ты сознательно идёшь на то, чтобы толпа, будучи абсолютно счастливой...- Он сделал паузу, ожидая моей реакции.

     - ...Попросту быстро деградировала?- Едва решился высказать невероятную догадку я. Лицо старика осталось бесстрастным. Некоторое время мы молчали.

     - В том-то и проблема, сын мой...- Наконец, вздохнув, промолвил старец.- Если ставить целью всеобщее блаженство - то результатом твоих действий неизбежно станет толпа блаженных...

     - Идиотов, деградирующая быстрее, чем это кажется возможным...- Криво ухмыльнулся я.

     - Что делать - это одно из основных свойств разума...- Вздохнул старик.- Он не должен быть счастлив... слишком долго. Счастье - это яд, которым можно лечить израненную душу. Если применять его с умом... Но стоит чуток передозировать - и ты отравишь её. Врачевание ядами - великое искусство... Не прощающее ошибок и заблуждений...

     - Тогда... Значит, мне нужны и разум, и силы - без выбора очерёдности. Только вместе. Одновременно.

     - Зачем?- Тяжко вздохнув, пожал плечами старик.- Всё это - суета сует...- И он надолго замолк, глядя сквозь меня в пространство.- Что ж - я дам тебе осуществить задуманное,- наконец, встряхнувшись, произнёс он.- Хотя бы - для того, чтобы ты увидел, к чему это приведёт.

     - Это... Приведёт к катастрофе?- Уже боясь предполагать, нерешительно спросил я.

     - Нет.- Тепло улыбнулся старик.- Не волнуйся: {мир... не рухнет от твоих ошибок...}{~Вантала} Просто... {Что бы ты ни сделал - впоследствии... тебе придётся... пожалеть об этом.}{~Аллан Маклеод Грей (1905-1975)}

     - Почему?- Удивился я. "Неужели я настолько туп, что не могу выбрать правильное решение"? - мелькнула мысль.

     - Нет...- Улыбнулся старик, как будто я произнёс это вслух.- Просто... Дело в том, что... Правильного решения... не существует.

     - То есть?- Опешил я.

     - Истина столь многогранна и всеобъемлюща, что никакое частное решение не может быть правильным. По определению... Оно может только казаться правильным... И быть приемлемым - в конкретном месте, в конкретное время... Но даже понятие "лучшего решения" - это уже субъективная абстракция...- Старик изучающе глядел на меня - как мне показалось, даже без снисходительности - просто пытался определить, понимаю ли я вообще, о чём он говорит...

     - Ну, ладно.- Вдруг засобирался он.- Действуй. Ибо действие - единственный путь к познанию...

     - А как же... А как мне избежать ошибок? Как не разрушить этим... молотом абсолютной власти... Мою страну? Этот... цветок, который я так мечтал вырастить...

     - Распредели власть.- Усмехнулся старик.- Рассредоточь её. Она нужна тебе не для того, чтобы её применять. Ей нельзя пользоваться напрямую. Ты получил её лишь для того, чтобы иметь право наделять ею - в той или иной степени - других. А они должны действовать - в рамках данной им власти. Кто-то - делегируя её дальше, кто-то - применяя самостоятельно. Здесь у каждого - свой путь, своя судьба... Тебе нравится твоя земля?- вдруг неожиданно спросил он. Я кивнул.- А люди?- Оххх, люди...- я не смог сдержать тяжкого вздоха.- Люди, люди... О, Боже...

     - Что? "{Хороша земля - да народ плох}{Лат. пословица}"? - усмехнулся старик. Я кивнул.- А ведь тебе придётся полюбить их...

     - Я бы и хотел... Но...

     - Если ты хочешь их полюбить - это совсем несложно...- усмехнулся старец.- Надо просто не ожидать от них слишком многого...- и я не уверен, что усмешку, играющую на его губах, нельзя было спутать в этот миг с насмешкой или издёвкой.

     - Но... если не ждать от них слишком многого... то где взять тех, кто будут рядом? На кого можно опереться? Где взять тех, кто помогут мне?

     - Выбирать.- просто ответил старец.- Как ты уже выбрал многих.

     - Кого, например?- Не выдержал я.

     - Это - твоя задача, тебе её и решать...- Усмехнулся он.- Или ты хочешь, чтобы за тебя решил её я?- потупившись, я лишь покачал головой в ответ.

     - Я хочу найти людей, которые говорят о великом... собрать их вокруг себя...- начал излагать я, надеясь, что он хоть где-то проговорится и укажет мне на мои ошибки.

     - Если ты хочешь, чтобы государство было долговечным - то править в нём не должны люди, говорящие о великом - те пусть ходят в учителях.- Тут же оборвал меня старик.- А правители... пусть пекутся о чём-нибудь попроще - о том, например, чтоб желудки у народа были не пусты, да чтоб зависть и алчь людская не были бы выше разума... Чтобы реакция общества на тот или иной поступок личности была как можно более предсказуемой и терпимой... И - как можно меньше зависела от положения этой личности в обществе... Чтобы, наконец, учителя могли спокойно растить и учить своих учеников. От того, насколько удачно ты сумеешь определить роли и подобрать исполнителей для них - и зависит результат твоей "творческой деятельности". "Вся жизнь - театр. И люди в нём - актёры." Слышал?- Спросил он. Я кивнул.- Так вот... Это - так и есть. На самом деле...- Вздохнул старик и... исчез. Как будто растаял в воздухе.

* * *

     ...Абар сидел, скрестив руки замком на коленях, и смотрел в огонь.

     - Интересно - а я-то в этом театре кто?- Вдруг усмехнулся он.- Режиссёр? Или - жалкий актёришко, возомнивший себя великим благодетелем публики?

     - Ты - человек.- Вдруг показалось, что услышали мы оба тёплый голос старика.- И... Ничто человеческое тебе не чуждо. Не чурайся его, ибо всё это тоже есть часть твоего "я". И никуда тебе от этого не деться... лет ещё тридцать, как минимум.- Добавил голос с усмешкой.

     - Ты слышал?- Глядя на мою удивлённую физиономию, спросил Абар. Я, судорожно сглотнув, кивнул.

     - Слава Богу... Говорят, что с ума сходят поодиночке... А коллективных галлюцинаций не бывает...- Усмехнулся президент.

     - Может, врут?- Предположил я.

     - Может.- Хмыкнул он.- Да только... мне почему-то хочется, чтоб это было правдой...- Я мог только кивнуть в ответ.

* * *

     ...Воспоминания нахлынули тёплой волной... Они как бы качали, баюкали, унося меня куда-то... В прошлое ли, в будущее - подальше от реальности. Вспомнилось, как ещё позже, уже при каком-то очередном обсуждении системы государственного управления, Абар - видимо, давно осознав и переосмыслив всё это - уже вполне уверенно говорил:

     - Президент не должен напрямую управлять - это не его функции. Это - функции низовых звеньев системы управления, которую должен создать и отладить президент. Если созданная им система окажется удачной - эффективность управления возрастёт многократно, что не может не сказаться на росте национального дохода, на подъёме производства и т. п.. Кроме того, система должна быть... Ну, если не абсолютно устойчивой, то, по крайней мере, как можно более устойчивой - как к внешним воздействиям, так и к проблемам, возникающим внутри её. В идеале она должна быть способна самостоятельно от всех этих проблем избавляться.- Ухмыльнулся он.- Президент не должен управлять. Роль президента, смысл его деятельности... заключается в том, чтобы создать такое государство, с такой системой управления и системой общественных отношений, что, даже будучи обезглавленным, оно не сгинет в одночасье и не ввергнется в парламентскую склоку или в пучину гражданской войны, а будет спокойно жить дальше, не спеша подбирая нового правителя. Любая система управления должна быть, прежде всего, стабильной - это относится, разумеется, и к системам общественных отношений, и к системам управления государством... Если правитель сумел создать такую систему - значит, он хороший правитель. Если не сумел - значит, ему нужно было заниматься в жизни чем-то другим, а не играть людскими судьбами. Правда, редко кто имеет мужество признавать поражение... Мне такие практически не встречались, по крайней мере... Поэтому грамотная система должна предусматривать и механизм смещения зарвавшихся лжецов, находящихся у власти.

     - И Вы знаете такой способ?- Спросил его тогда вечно ироничный Алозан.

     - Наверняка - нет, конечно.- Криво усмехнулся Абар.- Наверняка его знает, видимо, лишь Господь Бог.- Вздохнув, он поднял очи вверх.- Я же, помнится мне, предлагал такой вариант...- Абар выждал паузу, как бы призывая к вниманию.- Всякий гражданин имеет право голоса по тем вопросам, в которых он компетентен. Компетентность пока будем понимать, как признание его уровня знаний другими специалистами в этой области. Так вот - по этим вопросам он вправе либо голосовать сам, либо передать свой голос другому гражданину, который становится, таким образом, представителем первого и представляет его интересы при решении государственных вопросов. По всем остальным вопросам, в которых гражданин не компетентен - он вынужден, чтобы не казаться, по крайней мере, смешным, отдать своё право голоса выбранному им представителю. Таким образом, институт депутатства имеет смысл заменить институтом представительства. Разумеется - представление интересов есть работа, за которую следует платить. И выбирать представителей надлежит не по округам, а по единому списку в стране - по списку, в который включены все те, кто не возражал бы заняться представительством... интересов своих избирателей. И голосовать они должны не одним своим голосом - как те, за кого голосовали тысячи, так и те, за кого отдали свои голоса десятки тысяч - а полным количеством набранных ими голосов. В этом случае результат голосования, как я понимаю, должен оказаться гораздо ближе к истине... Кроме того - отзыв депутата есть дело сложное и хлопотное: я за всю свою жизнь ни разу такого процесса даже не наблюдал - видимо, никто не хотел связываться. Отзыв же представителя мы, по сути, вообще не предусматриваем: просто каждый, кто отдал ему право голосовать за себя, в любой момент волен забрать у него это право и - либо воспользоваться им сам, либо - передать другому. В итоге - каждый, кто проголосовал вопреки интересам своих избирателей, по мере извещения их об этом начинает катастрофически терять голоса, а с ними - и деньги, и власть. Таким образом я надеюсь избавить народ от выслушивания депутатского словоблудия и дать каждому реальное право голоса при принятии законодательных решений.

     - А если... этот "каждый"... окажется в этом не компетентен?- Криво улыбнулся Алозан.

     - Он кому-то это перепоручит. Но кому - это его личное дело.- Развёл руками президент.- В каждом конкретном случае это не гарантирует, разумеется, правильного решения - но статистика ожидается неплохая.

     - Вы так думаете?

     - Так думает группа экспертов, проверявшая эту идею.

     - Чью?

     - Другой группы специалистов...- Вздохнул Абар.- Которая существовала здесь ещё во времена Сонов и... которую мы до сих пор не можем собрать целиком. Кстати - может, это кому-то покажется странным... или - необычным... но ту же модель, помнится мне, легко синтезировали и обычные работяги после получасового обсуждения темы. Так что - выходит, что она вполне естественна для понимания и достаточна реалистична. Разумеется, она не есть догма, мы готовы её обсуждать, менять, перестраивать и совершенствовать в процессе внедрения... И - как всегда, надеемся на вашу,- Абар обвёл рукой собравшихся,- в этом помощь. Пока же эта система будет функционировать под моим наблюдением, и, если вдруг институтом представителей будут приниматься явно абсурдные решения - я просто буду их блокировать. Такое право "вето" будет сохраняться до тех пор, пока мы не поднимем общеобразовательный уровень масс. Со временем необходимость в нём отпадёт. Сейчас для меня самый сложный вопрос - кто будет иметь право вето после моего ухода. Мне бы не хотелось, чтобы этот человек, пользуясь этим правом, разрушил созданное за эти годы...

     - Может, передать это право наиболее "ёмким" представителям, имеющим наибольшее число голосов? Ведь именно поведение большинства вносит максимальную лепту в стабильность или нестабильность общества, значит, именно с ними нельзя конфликтовать при принятии законов?- Задумчиво произнёс Джакус.

     - Может быть...- Поразмыслив, кивнул Абар.- Мы ещё вернёмся к этому вопросу, а пока Вашу версию принимаем за рабочий проект закона...- В зале зашумели: журналисты, дурачась, поздравляли Джакуса "с началом законотворческой деятельности".

     - Одна проблема,- когда они поутихли, осмелился встрять и я,- поскольку число представителей и переменно, и непредсказуемо - где и как проводить эти заседания?- В зале раздался хохот: кто-то поддакнул, что, дескать, неплохо бы обсудить и тот вариант, в котором всё население захочет голосовать самостоятельно, минуя представителей - идея понравилась.

     - Хороший вопрос,- рассмеялся Абар.- Я думаю, что парламентские заседания мы попросту отменим.

     - А как же...- Начал Было Алозан, но Абар поднял палец, прося тишины:

     - Давайте сначала обсудим саму идею, а уж потом будем искать способы её реализации. В жизни часто так бывает, что неожиданно приходят простые и оригинальные решения, предложенные теми, кого сегодня просто нет среди нас. Давайте их искать.

     - Кого?- С усмешкой развёл руками Алозан.

     - Решения. Или - людей, которые их предлагают.- Улыбнулся в ответ президент.- Тем более, что, по крайней мере, одного - Ален Сена - мы, кажется, уже нашли.

* * *

     Но это было позже - заметно позже. А сейчас мы сидели у костра, позабыв о подгоравшем уже шашлыке, и я думаю, что лишь изрядная доля алкоголя спасла мой ум от полного помрачения. Помнится, я тогда начал почему-то если не побаиваться Абара, то, по крайней мере - настороженно к нему относиться... Видимо, человеку свойственно бояться того, чего он не понимает... Бояться сил, в чьей власти он находится - не смотря на то, что они пестуют его, защищают, воспитывают, растят... Странное это существо - человек...

     ...Со временем настороженность понемногу проходила, временами даже переходя в восторженность. Столь экзотический эпизод был не последним - и впредь, слушая о подобном, я, признаться, уже был снедаем более интересом, чем страхом... Ещё один эпизод был мне рассказан при сходных же обстоятельствах - мы сидели у него в гостинной, у камина... И - тоже после небольшой дозы алкоголя: видимо, правду говорят, что он хорошо развязывает язык...

* * *

     - ...Как-то мне приснился страшный сон...- Медленно, не спеша, рассказывал Абар.- Будто я сидел, скучал, думал, рассуждал, творил - и... создал целый мир. И всё в нём было прекрасно - и земля, и небо, и солнце, и цветы... Но - для чего это всё? Какой смысл во всём этом, если оно никому не приносит радости? Я - не в счёт: мне это всё давно уже было скучно... И я решился заполнить этот мир людьми. Наивный! Зачем я это сделал?!! Я думал, что они будут любоваться красотами моего мира и трудиться, не покладая рук, преумножая их - а они безжалостно уничтожали всё, что попадало им под руку... Я думал, что они станут добывать хлеб свой в поте лица своего и - хоть иногда - кормить страждущих... а они стали отбирать остатки еды друг у друга... Вместе с людьми в мой мир пришли алчь, ненависть, кровожадная тупость... Очень быстро люди научились убивать друг друга и даже находили в том немалое удовольствие... Один перед одним они кичились придуманными ими способами умерщвления себе подобных, гордились массовостью своих злодеяний и их изощрённой жестокостью... И я проклял тот день и час, когда в моём мире появился человек. Я захотел смести его с лица моей земли... Я делал это много раз, и начинал сначала - но всё повторялось снова и снова... Тогда я сам вошёл в мой мир, чтобы жить там и говорить с людьми, чтобы понять их... Но большинство из них говорило мне:

     - А с чего это ты взял, что нам нужен твой мир - такой, какой он есть? А с чего это ты вдруг решил, что нам он должен нравиться так же, как нравится тебе? Если ты действительно любишь нас - дай нам право жить так, как мы хотим, дай нам возможность творить по своему усмотрению...- И я подумал:

     - Боже... Когда придёт их час творить - каков же будет мир, который создадут они? И - кто захочет в нём жить?- Терзаниям моим, казалось, не было предела... И тогда я вдруг будто бы снова услышал голос того старика... Помнишь? Он, казалось, не спеша говорил:

     - Чтобы сделать мир правильным, много ума не надо... Да вот беда - он будет правильным только на тот момент, когда ты его придумал. Статически. А вот в динамике... Уже пока ты продумаешь его до конца, во всех деталях - проявятся первые "неправильности"... Эти детали попросту не будут вписываться в общую "правильную" картину твоего мира... А до тех пор, пока ты закончишь его творить - от первоначальной правильности не останется и следа... Потом ты его запустишь - и он начнёт жить по своим законам: как по тем, которые ты придумал - так и по их производным... И все понятия правильности и неправильности будут весьма абстрактны, ибо могут быть применены только по отношению к какому-то одному объекту твоего творения и только в какой-то конкретный момент времени. Ни по отношению к периоду, ни по отношению к группе объектов их применить будет уже нельзя... Потом наступит динамическое равновесие - хлипкое на вид, но, на самом деле - одно из самых стабильных состояний... Когда ты его проанализируешь, то неожиданно обнаружишь, что все твои первичные представления о разумности, целесообразности, справедливости, объективности, добре и зле - на самом деле были столь же далеки от Истины, как теперешнее состояние твоего мира от того, которое ты задумал. И тогда ты перейдёшь на следующий уровень понимания, приступишь к следующему этапу творения... Чтобы, пройдя очередной круг, вновь отнестись к своим прежним взглядам, как к наивности ребёнка...

     - Скажи, отче... А что будет там, в конце?

     - В каком конце?

     - Ну, когда это всё закончится?

     - Что?

     - Ну... Сам процесс сотворения...

     Старик улыбнулся:

     - Процесс творения бесконечен... Как и сама жизнь. Иначе - всё это было бы скучным... Слишком... скучным... Что может быть интересного в том, что имеет конец? Или начало?

* * *

     ...Абар замолк, глядя в огонь. Я тоже молчал, не в силах вымолвить ни слова. Что это было? Просто сон? Не слишком ли он сложен... или величествен... для "просто сна"? Тогда - что? Я не знал. Я не мог придумать этому сколько-нибудь логичного объяснения. И решил оставить понимание этого "на потом" - может, поумнею... Когда-нибудь...

* * *

     Абар сложа руки не сидел. Я поражался энергии этого человека, которого могло видеть усталым, наверное, лишь самое ближайшее окружение. Но он, видимо, слишком хорошо понимал, что не вечен - и стремился как можно скорее заполнить систему управления страной теми людьми, которые были, как и он сам, чужды алчи и так или иначе озабочены идеями возрождения Ункарии. Это была непростая задача - даже в моём понимании. В реальности же она была намного сложнее...

     Абар, похоже, осиливал её. Порой казалось, что с превеликим трудом - но осиливал. Я заметил, что он как-то влияет на людей - то ли заражая их своим энтузиазмом, то ли подавая пример редким среди нас, грешных, уровнем порядочности... Казалось, он даже как-то выравнивает взгляды и запросы тех, кто волею судеб оказывался рядом с ним, вливался в его команду, становился активным участником этого - не побоюсь штампа - воистину исторического - процесса... Как будто люди, подражая ему, унифицировали свои цели, взгляды, понятия... А может, так только казалось - а на самом деле он всего лишь подбирал подобных себе? Умея разглядеть их за столь разными, ставшими уже давно им всем привычными, как будто намертво приросшими к лицам, масками? Кто знает...

     Не забывал президент и о тех, кто придёт на его место послезавтра. Я уже описывал державный лицей-интернат в Кайане - таких лицеев только за этот год в стране стало уже три.

     - Мне нужны эти мальчики с горящими глазами,- улыбнувшись, сказал мне как-то Абар.- С ними проще.

     - Что проще?- Тут же встрепенулся дремлющий на дне моего подсознания дух "ищейки Скрента".

     - Мечтать, Анри... Мечтать.- Усмехнулся Абар.

     - И только?- Продолжал провоцировать его я.

     - Да как тебе сказать...- Нерешительно заглотнул наживку Абар.- Видишь ли... Ни на что другое они пока не годны. Учить их ещё надо... Долго учить. Просто их - этих мальчиков - учить можно. И нужно. Других - не знаю, нужно ли, но - чаще всего, просто бесполезно... Из этих же - горящих... Выйдет толк. Если у нас получится... их обучить... У них, как говорят, движок есть, а руля нет. И, если им руль не приделать - то их и несёт, куда Бог пошлёт. А если приделать, да удачно - то, глядишь - может, и выйдет что-то стоящее...

     ...И президент искал таких мальчиков. Везде и всюду, по городам и весям - все сколько-нибудь стоящие педагоги были озабочены идеей отобрать из своих питомцев самых жизнедеятельных, умных, талантливых, увлечённых - тех, кто завтра будет править страной, заниматься наукой, искусством - кто станет частью её лица в мире. Абар любил бывать в державных лицеях. "Там я отдыхаю".- Говорил он. "Там есть люди, на которых приятно посмотреть, с которыми есть, о чём поговорить, с которыми легко общаться... Там... растёт наше будущее, растёт надежда нации...". Ребята поначалу стеснялись, побаивались "великодержавного правителя" - потом, поняв, что он не страшен им - осмелели. Разговоры текли у них рекой - обо всём: о жизни, об истории, о целях - как для страны, так и для каждого их них... Помнится, как-то затронули тему и о будущем - далёком будущем. Когда уже им, сегодняшним мальчишкам, придётся подыскивать и растить себе замену...

     - Мы воспитаем себе достойную смену. Заранее...- Тепло, но напыщенно произнёс кто-то.

     - Хм...- Недовольно поморщился Абар.- А вы заметили, мальчики... что я никогда не пытался вас воспитывать? Я вас просто отбирал - из большого числа подобных - везде и всюду, всё время, всю жизнь... Оставляя здесь... да и возле себя... лишь тех, кто мне казался умнее, лучше, совершеннее... В вашем возрасте... воспитывать человека уже бесполезно. Бессмысленно. В ещё более старшем - тем паче. Поэтому, когда будете подбирать следующих - тех, кто придёт за вами - вы тоже не пытайтесь этого делать... Никогда никого не воспитывайте - воспитывают только детей. Маленьких. Да и то - осторожно и незаметно... Тех же, от кого уже зависят людские судьбы, воспитывать поздно. Давно поздно... Когда видите, что кто-то споткнулся - солгал, обманул вас, начал вести свою игру - не отчитывайте, не браните его - не спугните его, показав, что вы понимаете, как вас надули - не учите его хитрости, не гоните его - просто замените... Рубите сук решительно и сразу - не ждите, пока он, поднаторев в этом, сумеет перехитрить вас; не ждите, пока его квалификация вырастет настолько, что он сможет с вами справиться. Пусть его жизнь учит, а не вы - не ваши это функции... Жалко? Его не должно быть жалко. Слишком дорого для народа, для страны такая жалость обходится... Помните: нет здесь, в этой большой игре, "своих" и "чужих", нет друзей, знакомых, приятелей и любимых. Здесь есть те, чьи взгляды и интересы по имеющимся у вас данным соответствуют Главной Идее - и есть те, чьи интересы ей не соответствуют. И проблемы ваши крутятся вокруг того, как бы их потщательнее разделить, поточнее понять; вокруг того, где взять достаточно тех, чьи взгляды соответствуют... И где и как можно использовать тех, кто соответствует, но - скажем - не во всём или не полностью... Это - большая игра. Посложнее шахмат. И ставка в ней - даже не ваши жизни. Выше...- Судя по лицам мальчишек, большинство поняло, о чём толковал Анас-Бар. Запомнили же, видимо, все. А я подумал тогда: не приведи Господь, вам, мальчики, оказаться когда-то в разных лагерях... И не приведи Господь мне оказаться на том поле брани, где эти лагеря столкнутся...

     - Человек, находящийся у власти, должен лишаться этой власти после первого же необоснованного отказа при обращении кого-либо к нему, после первого же невыполнения или халатного выполнения своих обязанностей, заволокичивания - и так далее.- Размышлял меж тем Абар.- Это - тот самый страшный признак, однозначно свидетельствующий о его непригодности к дальнейшему использованию... в пирамиде власти. Власть уже развратила, поглотила его - и теперь переваривает... Он должен быть лишён её - это и в общественных, и в его личных интересах... Точно так же он должен лишаться власти, если будет уличён в любом поведении, не соответствующем условиям предоставления этой власти... Ибо здесь речь идёт просто об элементарном несоблюдении условий договора...- С ухмылкой пояснил он. Ребята нерешительно заулыбались шутке.

     - Самый большой порок, которым страдают люди, наделённые властью - алчь. Даже самомнение, тупость и лень я бы отодвинул на второе место... Поэтому я, с одной стороны, всячески препятствовал проникновению алчных людей в систему власти, а с другой - строил взаимоотношения между державой и властьимущими так, чтобы, по возможности, поставить этот порок на службу отечеству... То есть - я стремился увязывать интересы державы с интересами личности, создавая условия, в которых личность, пекущаяся о своих интересах, косвенно блюла бы и интересы государственные... Не забывайте об этом, мальчики... У вас никогда не будет нужного количества неалчных людей - не гонитесь за этой бредовой мечтой идеалистов - Соны на этом уже погорели... Да и не только Соны... Учите историю, мальчики... и знайте: любая система, которую будете создавать вы - состоит, большей частью, из людей порочных. Исключения - столь же редки, сколь грандиозны. А недооценка людских пороков, самонадеянность - сгубили уже немало империй... Сумеете поставить пороки на службу обществу - начнёте новый, _качественно новый виток в истории. Не сумеете - так и будете бегать по кругу, как многие из ваших предшественников.

     ...Меня заинтересовала Абаровская трактовка событий: учиться у истории, но не подражая и обезьянничая, а уходя вперёд. Не посмотреть, как у кого-то что-то получилось, и попытаться сделать так же - а изучить, где и у кого что не получилось: чтобы понять, почему - и не повторять их ошибок. И, чтобы, набравшись таким образом опыта - _двигать _историю _дальше - вперёд, в то будущее, о котором никто из нас, простых смертных, не имеет ни малейшего представления. Честно говоря, меня давно мучает шальная мысль о том, что... ОН_ уже _знает, каким оно будет, это будущее. Он знает, каким путём к нему прийти. И просто ведёт нас туда - как вожак ведёт стадо баранов к водопою. А вдруг и вправду?...

     - ...Я никогда не стремился наверх ради самой власти, ради благ, ради самоутверждения...- Очнувшись от размышлений, услышал я тихий задумчивый голос президента. Он говорил спокойно и не спеша, продолжая изливать мальчишкам свои взгляды.- Если я когда и поднимался на очередную ступеньку - то лишь затем, чтобы не подчиняться тому, кто слабее, безвольнее, глупее, порочнее меня: мне просто было неприятно находиться в его подчинении... Взлёт в кресло президента был для меня полной неожиданностью, непредвиденным поворотом судьбы... Да, я чувствую себя здесь более-менее комфортно - как бывало всякий раз, когда я получал возможность творить, делать что-либо - а не доказывать очевидные вещи тому, кто слабо понимал, о чём я вообще толкую... Трудно? - Да, трудно. Но, хвала Всевышнему, я не вижу пока на своём пути ничего такого, что было бы невозможно преодолеть. Я верю в свой народ, в свою страну и... в Судьбу... Мне хочется надеяться, что Час Разума всё же уже настал. И что теперь уже только от нас самих зависит, каким оно будет - будущее нашей страны. Наше с вами,- он окинул их слегка насмешливым взглядом,- Будущее.

* * *

     ...Размышляя о будущем, Абар делал всё возможное для того, чтобы оно не слишком отличалось от того, каким виделось ему в мечтах и грёзах. При этом действия его были четки и обнадёживающи: всякий раз, когда происходило нечто, требующее, на его взгляд, замены кого-то на его посту более подходящей личностью - Абар не заставлял себя долго ждать: реакция была быстрой, чёткой, корректной и точной. При этом всех хамов и откровенное быдло он сажал открыто, предавая суду, а тех, о силе которых не знал - убирал тихо: они просто исчезали. Как мне удалось узнать, каждому из них он обеспечил относительно безбедное будущее, воплотив в жизнь давно высказанную Джакусом идею: гектар земли да крыша над головой, а вокруг - ограда из колючей проволоки. Идея Абару понравилась ещё тогда, и теперь её насмешливо называли "трудотерапией". Самое интересное, что человека ведь никто не заставлял работать - его просто изолировали от тех, на ком он пытался паразитировать - вот и всё. Всякий, кто не боялся работать - мог выжить в этих условиях без особых проблем, и даже благоденствовать, поэтому не так страшны были "судебные ошибки", как, скажем, при старой доброй "высшей мере". Для тех же, кто прожил свою предшествующую жизнь исключительно хитростью, так и не научившись делать что-либо своими руками - такая изоляция была пыткой. С одной стороны, мне было откровенно жаль их, а с другой - кто им виноват? Каждый в этом мире вправе выбрать свой путь... Совершить свои ошибки... И набить шишки - если есть к тому желание...

     - Принцип устранения инакомыслящих должен быть прост и не преступен,- толковал Абар.- Устраняются те, кто мешает. И - путём помещения их туда, где они могут жить так, как хотят, никому при этом не мешая и ни на ком не паразитируя. Пусть, если хотят, сколь угодно истово исповедуют там свои взгляды, которые они так усердно и "научно обоснованно" пытались претворить в жизнь здесь, в обществе.- С мрачной ухмылкой добавлял он.- Природа - всем нам мать, и никому не даст умереть... Если только он сам не захочет...

     ...Время текло. Постепенно таяла и моя настороженность к ункарскому президенту. То есть - я уже давно отчаялся выполнить задание Торри - обнаружить его игру и поднять скандал. Просто, знаете ли... Обычная природная недоверчивость... человека, выросшего в нашем обществе... да ещё помноженная на профессиональные скептицизм и подозрительность "лучшей ищейки Скрента"... невольно мешали мне окончательно поверить в него - поверить, что всё это действительно есть дело его жизни, а не... профессиональнейшим образом поставленное шоу.

     Как-то, на пути из Кайаны в Хемпшир, я прислушался к излияниям полуспившегося поездного электрика, который явно пытался поднять свой "авторитет в массах", толкуя о своей близости к президенту. Кондуктора слушали его слегка насмешливо, но внимательно...

     - Я знал его ещё тогда, когда ты пешком под стол ходил!- Назидательно говорил он младшему из них.- Да если б я тогда остался шахтостроителем - нешто так пил бы сейчас?- Он резко отрицательно помотал головой.- Нет!- И кулак с силой опустился на вагонный столик.- Это был великий человек... Когда он пришёл к нам - всё изменилось... Он, по сути, выкупил наше предприятие и делал там, что хотел... Это было ново... Поначалу все боялись... Почти как сейчас... Потом - начали понимать... Понимать, что это - не жлоб, не человек настроения, не случайность, не вихрь - это однозначный, вполне предсказуемый и справедливый царь.- Электрик даже сам озадаченно задумался над своими словами: эко ведь вырвалось... Поразмыслив немного, он решил не отказываться от сказанного, а доказывать справедливость своих слов дальше.- Да, царь!- Снова грохнул он кулачищем по столу - так, что стаканы в шкафу зазвенели.- Знаешь, как он правил? Справедливо!- И рассказчик поднял вверх указательный палец. Он имел у нас полную власть. Почти, как сейчас. Но я благодарен ему... и небу... за то, что он, имея над нами эту самую... полную власть... ни разу её не применил... "Не в ту сторону", по крайней мере. Каждый из нас понимал, что, стоит ему чхнуть - и любой вылетит из этой структуры, потеряет работу, которая за несколько последних месяцев стала одной из самых престижных в городе... Но...- рассказчик ненадолго задумался и продолжил, ухмыляясь: - Он чхнул только два раза. Оба раза - очень уместно и вполне очевидно. Его _все поняли и поэтому никто из нормальных людей даже не испугался. Большинство "начальников" не обладают таким вот свойством совершенно... Как оно называется - пёс его знает... Благородство, может? Не знаю...- Электрик склонил голову.- Но он им обладает - это точно!- Сверкнув глазами, закончил свою характеристику президента он, и, то ли считая свою задачу выполненной, то ли будучи просто не в силах больше сопротивляться хмелю, рухнул на столик и сладко захрапел.

* * *

     Когда уже закончились выборы органов местной власти, на одной из "вечеринок" Абар, помнится, рассматривая бокал на свет, задумчиво говорил мне:

     - Похоже, порядок в стране почти наведён... По крайней мере - в первом приближении. И, что самое главное - практически подобраны и расставлены на места люди, подавляющее большинство которых не являются отъявленными негодяями... Теперь я буду использовать свою власть лишь для контроля, Анри... Для коррекции взаимоотношений... в системе структур власти. Но не для прямого управления, что невозможно в принципе. Невозможно управлять человеком - не создан он для роли марионетки. А потому всякий, кого жизнь ставит на эту роль - исподтишка будет вести свою, более-менее тонкую, но всё же - свою игру... чаще всего - не соответствующую или не вполне соответствующую... интересам того, кто эту "марионетку" на эту должность поставил...

     "Интересно,- подумал я,- уж не те ли "беседы во сне" побудили его к таким взглядам и мыслям?".- Кто это может знать...

     - Инстинктивно я вёл себя так... или - почти так... и раньше.- Как бы вторя моим мыслям, продолжал Абар. Теперь же... после той ночи в монастыре... я делаю всё это более осознанно... Или - с большей, если хочешь, уверенностью... В своей правоте... или - в праведности... если можно так сказать...- Задумчиво продолжал президент.- Кстати...- Он как-то изучающе поглядел на меня, будто прикидывая, не стоит ли рассказать летописцу ещё что-то. Я, естественно, тут же изобразил внимание. Он, усмехнувшись, вздохнул.- Ты знаешь... ведь это был не самый экзотический мой сон, Анри...

     - Расскажите...- опустив очи долу, будто боясь спугнуть дикую птичку его откровенности, попросил я. Но он лишь головой покачал в ответ.

     - Пожалуйста...- и я поднял на него полупьяные умоляющие глаза.

     - Ты сочтёшь меня шизофреником.- Улыбнулся Абар.

     - После всего того, что Вы делаете в Ункарии - разве Вы не шизофреник?- Возразил я. Президент улыбнулся.

     - А может, и твоя правда. Ладно, курилка... Слушай.

* * *

     ...Этот сон начался совсем необычно - как-то непохоже на другие. Что-то общее было у него с тем, который в монастыре... Но... Впечатление было такое, что это не сон - а просто события, которые произошли со мной где-то и когда-то - то ли давно, то ли не в этом мире - и я забыл о них... до поры, до времени. А теперь - вспомнил. Всё было так интересно, Анри... Я... как будто снова научился летать. Нет, ну все мы летали в детстве, конечно... Я помню эти ощущения... Эту сложность владения своим телом в полёте, страхи и неуверенность взлётов и снижений... Но я уже почти забыл их, Анри: что делать, все мы почти забываем об этом, становясь взрослыми... А тут... Я вдруг снова как будто полетел... Но это было как-то иначе - не совсем так, как в детстве... Я теперь, поднимаясь, чувствовал как бы всё, происходящее подо мной - одновременно. Я чувствовал счастье и горечь, я видел радость и печаль тех людей, которые находились подо мной... Я как бы собирал эмоции всех их, переживая в себе... Это было интересно, Анри. И страшно одновременно... Но это было захватывающе... Потом... потом появился какой-то старик - я не увидел его, нет - я как-то почувствовал, осознал его присутствие.

     - Это был... тот же старик?

     - И да, и нет... Я не уверен. Здесь я не видел - я просто как-то осознавал его. И я не могу сравнить... наверняка сравнить... тот зримый образ... с этим ощущением... Наверное, это были разные сущности... Хотя и одного порядка... Хотя, впрочем - это могли быть разные проявления одной и той же сущности - я не знаю...- Я кивнул:

     - Понимаю...

* * *

     - Ты любишь... и хочешь творить?- Спросил меня он. Я кивнул, не в силах вымолвить ни слова - так подавляло меня его величие.

     - Ты готов пережить всё... в себе?- Я не понял.

     - Готов ли ты принять на себя всю радость, горечь, счастье, печаль и боль твоей земли?- Я молчал, раздумывая - а он не торопил с ответом.

     - Давай попробуем...- Наконец, вздохнув, резюмировал он. И мы начали подниматься - всё выше и выше... У меня захватывало дух, Анри. Единственной опорой в том мире, куда мы удалялись, был он - тот, о ком я просто ничего не знал. Наконец мы поднялись так, что я мог видеть границы своей страны.

     - Ну, как?- спросил старик. Мне было жутко. Жутко осознавать сразу всё, что происходит на такой огромной территории. Где-то кто-то упивался счастьем - и я упивался вместе с ним. Где-то избивали беззащитного - и я чувствовал звериную злобу их и безысходную тоску его, смешанную с болью. Где-то... кто-то только что появлялся на свет - и я чувствовал боль и счастье матери и отчаянный ужас ребёнка. Это было жутко и страшно, Анри - но это всё ещё можно было вынести.

     - Хорошо,- удовлетворённо сказал старик.- Теперь пойдём дальше.- и мы стали подниматься ещё выше... ещё... постепенно ширились горизонты как видимого, так и осознаваемого мной. Я осознавал и чувствовал всё то, что чувствовали видимые мной люди. Это было жутко. Невероятная масса смешанных эмоций - но... меня поразило, что, чем выше мы поднимались, тем больше было боли, Анри. Не только и не столько боли физической, сколько душевных мук, терзаний - душевной боли, доставляемой людям как ближними их, так и дальними. Сначала это настораживало, потом - пугало, потом уже - просто удручало... И вдруг... Видимо, там была война. Мы поднялись уже слишком высоко, и в поле нашего зрения попала территория, на которой была война. Возможно, это была уже другая сторона планеты - я не могу сейчас точно ответить на этот вопрос. Меня захлестнула боль. Казалось, она пронизывает всё моё тело, раздавливая каждый сустав, дробя на куски каждую косточку, раздирая плоть... Это было просто невыносимо, Анри. А мы поднимались всё выше и выше... Мой спутник, казалось, лишь наблюдал за мной - не вмешиваясь в этот процесс. Наконец он сказал:

     - Сейчас ты чувствуешь всё то, что чувствуют все живые существа, живущие на твоей планете. Одновременно. Только...- он помолчал, будто давая мне возможность приготовиться к тому, что он скажет,- в сотни тысяч раз слабее.- Я обомлел.- Если ты хочешь творить... Если ты действительно хочешь творить.. создавая миры... Ты должен быть способен ощутить это всё - целиком и полностью. Без каких-либо ослаблений. Ты должен быть готов получить и исполнить как любую из этих ролей - так и все их сразу. Ты... понимаешь меня?- Я кивнул.- Попробуем?- Я кивнул ещё - я не мог отказать ему, что бы он ни предложил: я был, казалось, всецело в его власти и - почему-то - безгранично доверял ему, не опасаясь, что он, в результате злого умысла или ошибки, сможет причинить мне вред. И он начал... Я стал чувствовать всё это сильнее... сильнее... ещё сильнее... или, правильнее, наверное, будет сказать - острее... ощущения менялись так, как меняется изображение, когда у него растут яркость и контрастность одновременно... Скоро я уже не существовал: боль парализовала меня. Боль, ужас, отчаяние всех живых существ моей планеты, всё ещё ослабленные во много раз, готовы были разорвать, растащить меня на кусочки, разложить на атомы и разметать по вселенной... А радость... Любовь, счастье и радость... были, наверное, той силой, которая мне позволила выжить. Но... они были на порядок слабее, Анри. И, помнится, я поразился тогда: так сколько же зла мы, люди, совершаем в своей жизни? Сколько подлости допускаем и сколько боли причиняем друг другу? Старик, казалось это всё понимал... Лучше меня...

     Вдруг боль стала утихать, уступая место не блаженству - а какой-то абсолютной опустошённости. Наконец она утихла настолько, что я смог услышать слова старика:

     - К сожалению, больше тебе нельзя.- Как-то обречённо произнёс он.- А жаль.

     - Почему?- казалось, одними губами спросил я.

     - Ты не сумел подняться до ослабления в десять тысяч раз. Это не так уж плохо для простого смертного - но этого совершенно недостаточно для творца. Ты сумел услышать боль твоей земли - значит, ты можешь стать творцом. И я пришёл, чтобы помочь тебе в этом. Но я пришёл слишком рано: ты ещё не в состоянии вынести эту боль. А пока ты не готов принять на себя _всю боль земли, не готов вынести её - тебе ещё рано думать об этом... Ибо как можно творить, не будучи способным принять на себя всю боль вселенной? Я приду позже. Когда-нибудь.

     - Когда?

     - Когда придёт время. Твоё время.- ответил старик и исчез. то есть - пропало ощущение того, что он рядом. А я проснулся в холодном поту на скомканных простынях и обнаружил, что поранил ногтями ладони. Ты... когда-нибудь видел подобное, Анри? Посмотри на мои руки... они до сих пор хранят на себе следы... той ночи...

* * *

     Мы сидели потупившись и молчали. Наконец Абар, подняв голову, спросил:

     - Ну, как?- Я мог лишь, вздохнув, развести руками в ответ.

     - Чтобы иметь право творить, нужно пройти много испытаний, Анри. Очень много... Одно из самых сложных - испытание властью. Нельзя сказать, что его выдерживают единицы - ибо правильнее будет сказать, что его не выдерживает почти никто, Анри... Власть - страшная штука... Это - едва ли не самое сложное испытание... Обычно оказывающееся не по силам... Знаешь Таура?- Я кивнул - это был Главный Маршал Ункарских Войск...

     - Сейчас уже очевидно, что ему просто нельзя давать столько власти, Анри. Категорически нельзя...

     - Почему?

     - Он не любит людей.

     - То есть?- Я даже головой встряхнул от неожиданности.

     - Видишь ли... Есть такая категория лиц, которая не любит людей. Не знает. Не понимает. Не хочет их знать и понимать. Для нормального человека характерно желание подтолкнуть заблудшего к пути истинному, помочь... При этом предпочтительнее выглядит какое-нибудь слабое, почти ничтожное по силе воздействие... А эти - предпочитают наказывать. Часто - не разбирая правых и виноватых. А иной раз - так и вообще кажется, что они задумали истребить под собой всех нормальных людей... При этом они стараются придумать как можно более изощрённые наказания... и выбирают их настолько жёсткими, насколько им удастся это обосновать... Эти люди не могут быть ответственны за судьбы других - они не воспитывают, они разлагают и озлобляют массы. Этот кретин за тринадцать лет своего "правления" сумел совершенно разложить армию, донельзя озлобив салаг на офицерьё и отфильтровав последнее в пользу садистов, рвачей, мародёров и задолизов... Армия давно уже изобилует не теми, кто озабочен делом защиты отечества - а теми, кто занят исключительно решением проблемы личного обогащения за счёт жизней своих подчинённых и крови своего народа... Сколько локальных конфликтов только на территории бывшей империи удалось организовать этим гадам - сам посчитай.- Абар в сердцах сплюнул.- Все. Ибо ни один не возник случайно или по посторонней причине - все до единого были инспирированы этими "защитничками" - и - всего лишь - ради того, чтобы урвать с этого лишний кусок. Рвачи да невежды - это сила... Огромная сила, Анри. Сила лавины дерьма... И я до сих пор не могу придумать, как к этому дерьму подступиться. Это - огромная стая шакалов, которую только тронь - и начнётся обвал совершенно неожиданных, непредсказуемых проблем по всей стране... Дерьмо в силовых структурах - как бы не страшнее, чем в самом государственном аппарате управления... Они не могут жить спокойно - им нужна война, нужна нестабильность. Нужна, чтобы прятать за этими "объективными" причинами вопиющее воровство и разгильдяйство; нужна, чтобы иметь оправдания заурядному мародёрству в зонах инспирированных ими конфликтов...

     - Кому война - аки мать родна: и накормит, и обует, и...- Начал, было, философствовать подошедший к нам Джакус. Президент лишь устало махнул рукой.

     - А я бы - всех, кто пропагандирует войну - в отдельный батальон, и - на передовую!- Задумчиво поддакнул, оторвавшись от трубочки своего коктейля, подошедший следом за ним Алозан.- Вы знаете - говорят, радикальный способ...- Хмыкнул он, подняв кверху указательный палец - и удалился.

     - К таким бы идеям - да сил чуток поболе...- Мрачно бросил ему вслед президент.

* * *

     Политическая жизнь вообще и дипломатия в частности никогда не были областями простыми. Как правило, они бурлили массой неизвестных не только широкой публике, но и большинству участников, сложно связанных между собой закулисных событий, выявлять которые да выносить их на суд общественности и было испокон веков хлебом моим и моих коллег. Не была в этом смысле исключением и Ункария. Да вот только... Как-то я, почти по-детски, увлёкся её лидером, его "глобальной идеей" о создании "общества здравого смысла" - настолько увлёкся, что даже и о хлебе-то своём насущном поподзабыл. Неожиданно этот пробел восполнил мне "смуглянка" - Карой де Лю, с которым мы "снюхивались" всё больше и больше.

     Сюжет оказался - что для иного детективного романа...

     Назначили, помнится, в какую-то сопредельную страну - к южному соседу, кажется... нового посла. Ну, что такое аппарат посольства и какие _неофициальные функции он выполняет - не мне вам рассказывать, про то во всех шпионских романах написано. Естественно, что и сложности в этих, труднопросматриваемых со стороны, иерархиях, бывают такие, что только диву даёшься... В этом случае новый посол оказался костью в горле своего зама, который спал и видел себя в посольском кресле. Ситуация донельзя банальная, но... дальнейшие события поразили меня своей изощрённой жёсткостью правил, по которым играли эти люди: так, чтобы убрать посла, его зам сначала пытается его медленно подтравить, накапливая в его организме небольшие дозы, как он думал, только ему известного яда, а когда этим делом не в меру заинтересовался начальник охраны посольства - наш "герой" инспирирует его отравление, устроив ситуацию так, чтобы подозреваемым мог быть только посол: для начала он задумал крепко, буквально до взаимной ненависти, их перессорить, показывая все действия начальника охраны послу в виде действий идиота, который толком не может организовать своё дело. А тот не мог оправдываться, не открывая всех тонкостей своей сверхсекретной деятельности, посвящать в которые по уставу он не имел права даже посла. Посол оказался не дурак: он принял игру и вскоре уже отлично разыгрывал надменное негодование при каждой встрече с охраной. А сам ждал. Главный охранник тоже оказался не дурак - он предположил, что человек с дипломатическим стажем не может так надменно изливать своё негодование на свой же персонал - а потому тоже выжидал. Кроме того - он был человек востока. Он знал, что организм, привыкший к небольшим дозам ядов, не так остро реагирует и на мощные одноразовые дозы. А потому периодически принимал тайком от всех почти предельные дозы разных ядов, коих знал великое множество. Вследствие этого знакомы ему были многие симптомы и проявления, замеченныен да изученные после применения тех или иных ядов... И начал он вдруг замечать, что посол как-то сложно стал реагировать на события: то ли не высыпается, то ли постоянно нетрезв... или?... И ему невольно припомнились свои состояния при "испытаниях" какого-то очередного яда. Сначала он подумал, было, что посол грешен тем же - и только улыбнулся. Но, когда заметил, что посол явно испытывал недоумение по поводу своего состояния - начал прощупывать окружение. Когда он понял, откуда дует ветер, и был готов изложить это послу - нервы всё понявшего зама не выдержали и он сумел подсыпать этой своей вновь избранной жертве слоновую, как ему казалось, дозу самого экзотического из известных ему ядов. Как раз после очередной "крупной ссоры" того с послом. Рапорт о том, как посол довёл своего сотрудника до "сердечного приступа", был уже написан и отдан шифровальщику, который читал его с отвисшей челюстью - как вдруг в дверях, едва стоя на ногах, показался "умерший от сердечного приступа" начальник охраны: привычка к ядам сказалась, этой дозы оказалось недостаточно... Зам побелел и рухнул на пол. Выживший начальник охраны лично защёлкнул наручники и проводил его "домой", как он потом мрачно говорил, "без шума и пыли". Обе предполагаемые жертвы этой дьявольской игры, едва переглянувшись, поняли друг друга, казалось, без слов. А если и были сказаны меж ними какие-то слова - так про то ни мне, ни коллегам моим неведомо. Послу такой сотрудник понравился. И он был бы не прочь иметь его при себе. Но... С приказами не спорят. Алкой, который уже давно возглавлял систему госбезопасности, усиленно искал претендента на роль начальника охраны президента. Услышав об этой истории, он сказал лишь одно слово:

     - Нашел.- Кивком головы показав, что жаждет видеть этого человека здесь и немедленно. На этом преамбула, собственно, и заканчивается; а рассказал я это к тому, чтобы показать действия Абара в аналогичных по сложности ситуациях...

     ...Когда новый начальник охраны президента был принят Алкоем - они, казалось, понимали друг друга с полуслова, лишний раз убедив меня в мысли, что два профессионала - настоящих профессионала - как правило, очень быстро находят общий язык. Это было похоже на разговор двух идиотов или шизофреников, озабоченных манией преследования: настолько разговор их был переполнен недоговорками, недомолвками, незаконченными предложениями да выжидающими или изучающими взглядами. На самом деле, если верить пришедшему ко мне позже пониманию этого процесса, там была дьявольская смесь игры, целью которой было понять и оценить собеседника, с экономией времени, выливавшейся в недоговаривании фраз. По крайней мере, им это всё, видимо, не мешало - и они расстались, вполне довольные друг другом. Вскоре вернувшийся на родину службист принял новую должность, вследствие чего к нему были приставлены два его же сотрудника, выбранных Алкоем: уж больно срок короток для получения исчерпывающего мнения о вновь назначенном человеке.

     Не прошло и месяца, как "сидящий под колпаком" секьюрити раскусил обоих и, по очереди подпоив, попытался спровоцировать их на откровенность. Играл, как обычно, на слабостях: изобразил из себя пьяного в стельку начальника, стал кичиться перед подчинённым, насмехаться:

     - Да ты - кто? Сошка мелкая. Черепаха на дороге. Пятачок в пыли. Утрись!- Ну, и так далее. Один это испытание всё-таки выдержал. Не был, видимо, гордыней одержим... утёрся. Второй - попался:

     - Да ты знаешь ли, кто я?- Почти закричал он в пьяном угаре.- Да ты вообще понимаешь, что ты у меня под колпаком? Начальник охраны был, как я уже упоминал, не дурак. Он вышел на минутку "в туалет", и, позвонив Алкою, попросил "прислать самого сообразительного майора для сложной ситуации". Когда вызванный "майор для сложной ситуации" мелькнул тенью за приоткрытой дверью - шефу осталось только лишь снова разговорить вдребезги пьяного сотрудника - а это было несложно, учитывая, что больной его мозоль был уже известен.

     Так вот, Абар... Когда узнал об этой истории, он... с молчаливого одобрения Алкоя... отдал болтуна этому шефу охраны с поручением выбить из него, "кто за этим стоит". То есть - у кого именно он был "под колпаком". При этом мрачно добавил: "теперь и посмотрим, кто у кого под колпаком". На что шеф, мельком переглянувшись с ним и с Алкоем, едва заметно удовлетворённо кивнул.

     При этом событии я уже присутствовал - в качестве "летописца" - и недоумевал: Зачем, к чему такой цирк? Ведь это, по сути, обманывание своего же шефа охраны - как бы умывание рук...

     - Успокойся, парень...- Мрачно усмехнувшись, ответил на высказанное мной недоумение Алкой.- Здесь _все и _всё поняли. Включая "околпаченного" служаку. Он тоже понял...- И секьюрити отрешённо уставился в пространство.- А жаль парня. Молодой ведь совсем. Мог бы целую жизнь прожить... Как воин, а не как баба, тряпка...- Алкой сплюнул,- кабы только не был такой дурак.- В сердцах добавил он. Больше я от него ничего не добился, а потому спустя некоторое время пристал с тем же вопросом к Абару.

     - Видишь ли, Анри...- Явно недовольный моей настойчивостью, ответил тот.- Его никто насильно не тянул ведь в эту службу, верно?

     - Надеюсь...- Кивнул я.

     - Но он сделал свой выбор. И, коль скоро уж сюда пришёл... И начал игру... То играть приходится по правилам, существующим здесь и установленным задолго до его рождения... Жёстким правилам - ибо иные здесь просто неуместны. В тот момент, когда он сделал выбор, написав рапорт о приёме в службу охраны президента - он уже подписал себе приговор. Только... тогда ни он, ни окружающие об этом ещё не знали. Не может здесь выжить такой болтун... Здесь - свои правила, Анри. И - он знал эти правила, когда писал рапорт.

     - Именно поэтому он, поняв всё, даже не пытался сопротивляться?- Нерешительно спросил я. Абар лишь молча кивнул.

     - А теперь? Что будет с ним теперь?

     - Теперь у него снова есть выбор: либо умереть под пытками, но ничего не сказать - либо сдать Алкоя, как инициатора слежки, и тогда умереть от рук уже его сотрудников.

     - Бред какой-то...- Передёрнул плечами я.

     - Это есть жизнь, Анри.- С какой-то долей обреченности мягко возразил Абар.- Жизнь... Вся наша жизнь - один большой выбор. Или - длинная, почти непрерывная цепочка маленьких выборов - наших решений... Каждый раз, принимая то или иное решение, человек осуществляет право, дарованное ему Творцом и являющееся неотъемлемым правом всякого разума: это - право выбора. Делая всякий раз свой выбор, человек вынужден принимать на себя и все последствия своего решения - как положительные, так и отрицательные. Воистину велик тот, чей выбор почти всегда правилен...- Со вздохом закончил президент. А я тогда подумал, что он, может быть, слегка пьян...

* * *

     Как бы опровергая мысль о чрезмерной жёсткости Ункарского президента, тут же вспомнился другой случай: мужик начал строить в глубинке, в родной деревеньке - цивилизацию: от сортиров с музыкой до "совсем городского" магазина с библиотекой. И всё у него так ладно пошло, так гладко... что односельчане первое время просто нарадоваться не могли. Да вот беда: вскоре жадноват стал. Как раз к тому времени приехал Абар - поглядеть на местное чудо. Ну, аборигены ему на жадность того мужичка-то и нажаловались: дескать, сперва ничего был, трудился и себе в достаток, и людям в радость; а как вкус денег почувствовал - так прямо с цепи сорвался; в итоге - ни себе, ни людям: кто ж к нему при такой-то цене в этакой-то глуши пойдёт? Чай, не за хлебом али керосином - там бы хоть нужда заставила... Улыбнулся им Абар, а мужика-то в сторонку отвёл, да и спросил тихо:

     - Ты... зачем начинал всем этим заниматься?

     - Ну, не знаю...- Замялся мужик.- Хотелось сделать людям добро... Сколько ж можно в этакой грязи жить-то?...

     - Так зачем же теперь три шкуры-то дерёшь?- Смеющиеся глаза президента совсем засмущали мужика:

     - А чёрт его знает,- почухал затылок он.- Хотелось - как лучше, а вышло - как всегда...- Неожиданно усмехнувшись, мужик взглянул в глаза Абару: - Жаба, вишь, задавила...- Виновато выдохнул он.- Жаба - она штука тонкая... Ик, прихватила - и не оторвать...- Тяжкий вздох мужика был слышен всем - и бабы тут же озабоченно начали судачить, обсуждая возможные варианты развития событий и прикидывая свою выгоду.

     - Хотел, как лучше, говоришь?- Абар твёрдо взглянул на собеседника.- Так вот, запомни: если уж ты такой добрый, так будь им до конца. А если просто жлоб - так незачем и город городить, высокими словами прикрываясь.- Едва заметная нить презрения, мелькнувшая в последней фразе президента, как кнутом подстегнула мужика, как осой ужалила:

     - Икк!...- В сердцах кинул шапку наземь он.- Налетай, бабёхи! Пошти даром отдам!- И, даже с лёгкостью какой-то, будто груз с плечей сбросив, добавил: - Как сам взял - так и отдам! Пущай праздник сегодня буить!

     - Ну, зачем же по "как сам взял"?- Усмехнулся президент.- Я ж говорил "добрый" - но не говорил "дурак"...

     - Карашо глаголешь...- Прищурился мужичок.- Ладна. Савсем даром не отдам. Но... Пущай всё буить, как с самого начала!- И он окинул бабок прищуренным выжидающим взглядом. Те, посетовав для порядку, помельтешили пятками по домам - выгрести денежку да прихватить с собой "свово мужика" - шоб быстрей, чего надо, унести; а то, никак, не ровен-то час, праздник сей недолго буить? А как только президент уедет - так снова жабье царство начнётся? Глаза Абара хохотали. Нам тоже было весело.

     - Ты знаешь,- взяв его руку в свои, как-то в пол сказал ему мужичонка,- ты ведь мне такооой груз с души снял... А... Пень с ними, с большими деньгами... Не в прибылях счастье... Пущай всё кружится... Верно?

     - Верно, верно...- Абар полуобнял мужика за плечи.

     - Прибыль - эт как подарок судьбы: если всё делаешь нормально, она всё равно тебя не минет.- Продолжал философствовать тот.- А выжимать её, руки выкручивая - эт как разбой на большой дороге... Или как выпрашивание подарков у доброй тёти сопливым племянником...- Абар, глядя на него, лишь тепло улыбался...

* * *

     ...Президент понемногу собирал вокруг себя нормальных людей. Вспоминая, где и когда жизнь сталкивала его с теми или иными порядочными и неглупыми личностями, он пытался их разыскать и найти им применение. Из профессионального интереса я присматривал за многими из них и наблюдал немало интересных и непростых судеб. Судеб, на фоне сложности и витиеватости которых моя собственная казалась мне просто детской игрой...

     ...Когда юный Анас-Бар ещё учился в школе, у них умер директор. Его сменил на этом посту другой, присланный "приказом сверху". Раньше он читал литературу в соседней школе. Неожиданно школа ожила: новый директор оказался умным, понимающим человеком, отрицающим методы давления на личность, как таковые... Он был живым. Школа при нём была радиофицирована, появились стенные и радиогазеты, которые действительно читали и слушали - словом, всё начало как-то шевелиться и оживать...

     - Я - человек, и ничто человеческое мне не чуждо...- Как-то на уроке ответил кому-то цитатой из классики он. Собственно, именно это свойство в конце концов его и погубило: в школе было слишком много тех, кто, всячески маскируя и изживая всё человеческое в себе и истребляя эти качества в своих учениках, старательно готовил для Сонов людей-роботов... Эти "учителя" сразу невзлюбили его - за интеллигентность, вежливость, корректность, чуткость, человечность... За ум, за профессионализм... За то, что на его уроках была гробовая тишина, изредка прерываемая взрывами смеха: он учил своих учеников смеяться над пороками. Смеяться - чтобы было легче их изживать. Он вёл урок так, что это было интересно всем - и старательным отличникам, и отъявленным двоечникам. Безнадёжных у него не было. Он был профессионалом. Звали его Чу Янг.

     ..."Я - Человек, и ничто человеческое мне не чуждо" - эти слова надолго остались в памяти всех, кто был на том уроке. Вскоре представился случай убедиться в их правоте...

     В школе появилась молоденькая выпускница Кайанского университета. Она занималась проблемами методики преподавания. Это была незамужняя, миловидная девчушка - не так, чтоб безумно красива - но Бог ни телом, ни умом, ни душой её не обидел. "Мы её любили все...- Со вздохом сказал мне Абар.- С ней было интересно... Она и историю у нас подменяла, когда учитель болел, и литературу... Она была большой умницей... Звали её Вали... Неудивительно, что им было интересно вместе... Мы все их понимали. Прекрасно понимали... И не осуждал никто.".- Словом, нетрудно догадаться, какая беда приключилась с Чу Янгом... Их часто видели вместе - то в кабинете, то в его машине, то в поле, куда вывозили летом работать учеников школы. Это было, в принципе, естественно - она ведь была, по сути, его заместителем... Но - все всё понимали. И ученики, и учителя. "Класс! Молодцы!", "Повезло же людям...",- Толковали о них меж собой ученики. "Осторожней надо быть - неровен час, нарвётесь на неприятности...",- предостерегали их доброжелатели из учителей. А недоброжелатели терпеливо ждали своего часа, "копя компромат"...

     И их час настал. Чу Янг и Вали, совершенно забыв об осторожности, уже практически не разлучались. Даже в поле к ученикам она ездила с ним в его машине, замирая от страха, когда стрелка спидометра упиралась в 100 миль в час... Закружились у них головки... Дождались недоброжелатели... И полетело в высшие инстанции коллективное письмо за подписью нескольких человек "о неприличном поведении директора школы". Там было и о "бесстыдстве", и о "нарушении норм морали и нравственности", и о "противоречии принятой педагогической практике"... Это была бомба. Тщательно продуманная, квалифицированно сконструированная и вовремя подложенная. Копию бомбы они отослали его жене.

     Школа негодовала. "Говорили ведь вам"... - с досадой сетовали учителя. "Вот ведь козлы, а"! - По-своему возмущались "бомбистами" ученики. "Долой!",- требовали ханжествующие авторы бомбы, "блюстители нравственности". Они слишком хорошо понимали, что при их духовном уровне ни о взаимопонимании с учениками, ни о том, что те будут заглядывать на уроках к ним в рот, ловя каждое слово, не могло быть и речи. И они ненавидели нового директора за то, что другие его любили...

     Их "дело" разбирал "педсовет", в присутствии "вышестоящего начальства". Можно представить, сколько грязи было там вылито на их головы... Директора сняли. Увезли прямо в больницу. С инфарктом. Вали уехала из города куда-то далеко - и больше её не видели. Слишком серьёзное испытание для сердец обоих выпало на их долю... Но ученики помнили о них. Они прекрасно помнили, как добивался желаемых педагогических эффектов их любимый директор и хорошо усвоили его уроки. Он никогда не отчитывал провинившихся. Он умел сделать так, что над их проступками смеялись другие. Иной раз и сам "виновный", будто увидев себя со стороны, не мог удержаться от смеха. Это действовало безотказно. Ученики излечивались - от злобы, мании противоречия, жажды сопротивления "насилию воспитания"... Он просто умел им показать, как они выглядят со стороны... Смех - великое оружие...

     ...Идея сжечь дома или машины виновников происшествия была отметена учениками сразу. Они сочли это слишком примитивной местью, недостойной памяти любимого учителя. Они слишком хорошо помнили его уроки - и литературы, и понимания смысла жизни... Они долго думали... и решили ответить смехом.

     Вы когда-нибудь пробовали вести урок в школе? Что Вы ощутите, если за Вашей спиной раздастся короткий, как бы вырвавшийся невзначай, неудержимый смешок? Неуютно, правда? Вы обернётесь. Может - сразу же, может - нет, но Вы непременно обернётесь. И постараетесь понять, кто смеялся и, главное - почему. В этот момент такой же смешок раздастся с другой стороны. Потом - с третьей. И - каждый раз это будет за Вашей спиной. Как самочувствие? Испугались? В конце концов - весь класс, уже не в силах более сдерживать душащий и совершенно неудержимый смех, будет просто ржать - сам не зная, почему. Может, просто подчиняясь инстинкту коллективизма. А потом все ученики в ответ на вопрос: "чему смеялись" или "почему смеялись" будут, пожав плечами, скромно отвечать: "Не знаю... Все смеялись - и я тоже... Когда все засмеялись - смешно стало...". Сможете в этой ситуации найти зачинщика? Нет? А если зачинщиком будет весь класс? И весь этот цирк будет аккуратно разыгран вследствие предварительной договорённости? И если он будет повторяться каждый урок? И заезжий психолог придёт к заключению, что "у детей сформирована настолько мощная установка на связь этого цирка с вашей личностью, что они уже просто не могут этому противостоять и смех разбирает их всякий раз, когда они вас видят - даже встретив мельком в коридоре, они, прыснув, убегают, чтобы не ржать прямо при Вас"? Что Вы будете делать, когда поймёте, что, по большому счёту, он прав - и дети уже просто не могут с собой справиться? Что будете делать Вы?

     Эти люди не выдержали. Они ушли из школы. И, как мне рассказывали, они до сих пор встревоженно оглядываются на улице, если вдруг где-то за спиной услышат чей-то смех. Мания преследования... Смехом. Дети - жестокие существа. Но, в отличие от взрослых, в большинстве своём - справедливые.

* * *

     Словом, сейчас Абар сумел найти и Чу Янга, и Вали. Оба они получили места в структуре "державных лицеев", о которых я впервые услышал от Саиры. Абару было очень непросто их уговорить...

     - Пойми: я - старик,- говорил Чу Янг.- У меня давно умерла жена. Уехали в дальнее забугорье дети. Я немощен, ни к чему не способен и никому не нужен.

     - А дети?- Ухмылялся Абар.- Школьники? Ты хочешь сказать, что не нужен им?

     - Ну что я могу им дать?

     - То, что ты дал в своё время мне. И мне подобным. То, что ты был Человеком. За что поплатился, правда - но это был ценнейший урок нам всем. Мы его не забыли.

     ...Они говорили долго. И не один раз. В конце концов Абар его убедил. Сложнее было с Вали - она просто боялась снова встретиться с Чу. Как-то в слезах призналась, что, в сущности, может, просто боится броситься ему на шею...

     - Так бросьтесь, шут возьми!- В сердцах бросил с досадой Абар.

     - Не могу... Я не могу забыть глаза его жены...- Ревела Вали.

     - Её уже нет. Давно...- Вздохнул Абар и, быть может, именно это и послужило переломным моментом, изменив всё к лучшему. Словом - в конце концов сумели уговорить и её. Сейчас они снова живут и работают вместе, объединив остатки сил и соединив исстрадавшиеся сердца. Смогут ли они когда-то быть так же счастливы, как были в те незапамятные времена? Не знаю...

* * *

     ...Собирал Абар людей и из дальнего и ближнего зарубежья. Много, очень много специалистов разъехалось, когда рухнула империя, а к власти пришли шалопаи да бандиты и сколько-нибудь грамотные специалисты стали тут просто никому не нужны... Микро-президенты с уровнем мышления домохозяек стали бичом обломков великой державы... Один из них в ответ на вопрос журналиста о его отношении к проблеме миграции "лучших умов - в лучшие края", пожав плечами, сказал:

     - Да ради Бога - пусть себе едут... В стране больше хлеба будет... На душу населения...- Долго потом газеты перемывали этот "порыв откровения"... Как будто в стране действительно было нечего есть... Как будто проблемы с нехваткой продовольствия не были инспирированы ажиотажем, умело создаваемым правящей кликой, чтобы прикрывать неслыханное по масштабам разворовывание остатков имперского имущества... Народ иронизировал на эти темы, реагируя, как всегда, анекдотами:

     ...Просыпается ночью ункариец и идёт по тёмному коридору в сортир.

     - Ах, чтоб тебя...- Споткнулся он о мешок с мукой.

     - Да будь ты неладен...- Чертыхнулся он, ударившись о ящик с консервами.

     - О, Господи,- вздыхает он, добравшись, наконец, до выключателя и присев на мешок с сахаром,- И когда ж этот чёртов голод закончится?...

     ...Благодаря столь рачительным хозяевам Абару приходилось теперь собирать осколки былых славных коллективов по всей планете. Многие возвращаться не хотели - не верили. Хотя - на новом месте не устроился толком почти никто. И - даже те, кто устроился, чаще всего были не удовлетворены ни средой, ни свои положением в ней. Все они были за рубежом "людьми второго сорта" и обратное приходилось постоянно доказывать... Не всем это было по силам. Всем - не по нраву...

     Я как-то присутствовал при случае, когда ему привезли двух грамотнейших иерархологов, организаторов производства - Ромула Кана и Хоута Мати. Когда-то они были здесь едва ли не лучшими, по крайней мере - всеми уважаемыми корифеями в этой области. Соны не любили таких - за независимость. Но консультироваться к ним бегали многие. Когда империя ослабела и начал понемногу появляться частный, независящий от неё бизнес - они организовали своё предприятие. Смешно сказать, чем оно занималось: они "брали в аренду" часть подвернувшегося им предприятия из имперской структуры - и из глубоко и безнадёжно убыточного делали его прибыльным. "Мы просто всегда платим людям ровно столько, сколько они зарабатывают",- пожав плечами, отвечали они на вопросы о причинах их успехов. Все, конечно, понимали, что это лишь фраза, прикрывающая нежелание углубляться в подробности - своего рода отмашка от назойливых любопытных; но... Оспорить её было невозможно: адекватность оплаты труда была у них практически идеальной.

     - Можешь выполнять функции за эти три должности?- Спрашивали они выбранного ими для той или иной цели претендента.

     - Могу,- поразмыслив, говорил тот.

     - Согласен получать за это две зарплаты?- Задавали они второй вопрос.

     - Нет проблем!- Радостно отвечал претендент. И люди у них не просто работали - они пахали. Уровень ответственности исполнителей был неслыханным для Ункарии: прогул здесь был просто невозможен, даже теоретически. Когда кто-то заболевал - он и его сменщики сами договаривались о подменах. Когда кто-то не мог вовремя прийти - его предшественник не уходил, оставляя производство с непрерывным циклом на произвол судьбы или останавливая процесс - он дожидался опоздавшего, а уже потом выяснял с ним отношения. Самым распространённым способом компенсации были штрафы, налагаемые на опоздавшего в пользу того, кто за него отработал. Размеры штрафов устанавливала внутри себя бригада. Обычно это был двойной тариф оплаты работы или рабочего времени. Вынести сор наверх - то есть выплеснуть свои мелкие проблемы на организаторов производства - не отваживался никто: все всё решали сами, внутри бригад. Организаторы только наблюдали. И - заменяли тех, кто не справлялся или не хотел нормально работать. При этом, если человеку взваленная работа оказывалась не по зубам - они ему подыскивали другую, с меньшей нагрузкой. Стало нормой для всех заранее предупреждать окружение о своих будущих семейных делах - свадьбах, беременностях и так далее: чтобы получить, в ответ, не первую подвернувшуюся более лёгкую работу, а иметь возможность за какое-то время спокойно её выбирать, чтобы не исчезнуть неожиданно для всех на какое-то время, заставив срочно перестраивать роли в бригаде - а спокойно, заранее спланировать всё так, чтобы этот уход не сказался на общем деле. Отношения людей к ним и людей между собой менялись, и менялись кардинально. Людям становилось легче дышать...

     Я не знаю, любили ли их, но уважали - несомненно. Они умели зажечь людей заманчивыми перспективами и реализовать эти перспективы вопреки изменяющимся - как всегда, некстати - внешним условиям... Они умели держать слово - может, и потому, что никогда не давали его необдуманно... Словом, они были лучшими. Когда они поняли, какие силы приходят к власти в процессе распада империи - они, вздохнув, стали собираться куда-нибудь подальше. Они думали, что там им дадут возможность реализовывать свои замыслы, свои принципы управления... Они просчитались. Они очень жестоко просчитались - может, впервые в своей жизни. И теперь сидели перед Абаром - уже постаревшие, несчастные, забитые люди, почти привыкшие к роли "человека второго сорта", который "просто не может, не имеет права быть умным - ибо он есть эмигрант"... И вот они сидели снова здесь. Слушали Абара - и не верили. Ибо жизнь слишком тщательно учила их не верить... Я ушёл тогда, моля Бога, чтобы он помог Абару их уговорить... Судя по дальнейшему развитию событий, Творец оказался милостив и не глух к моим мольбам...

* * *

     Глава № Наука управлять?

     ...Нельзя сказать, что в своей реальной деятельности ункарский президент являлся личностью, совершенно чуждой политики - это, мягко говоря, было бы неправдой. И, хотя уличить его в явной лжи было, по-видимому, совершенно невозможно - я всё чаще и чаще натыкался на уклончивые, неопределённые ответы - особенно, если дело было на публичных выступлениях или пресс-конференциях. Как-то, наткнувшись на особо уж удручающее проявление "политикеса", я несмело указал ему на это.

     - ...Не всё так просто, Анри... Не всё так просто...- Вздохнув, взглянул на меня президент.- Ты - хороший парень... видимо... И должен понимать, что, публично оглашая свои цели, ты оглашаешь их и врагам... А потому говорить нужно так, чтоб друзья поняли, а враги - нет. Или - чтоб они поняли тебя превратно... Совсем хорошо, если удастся сказать так, чтоб и враги сочли тебя единомышленником... Только чтоб сами сочли, а не ты их в этом уверял... Это сэкономит массу сил и средств - не только твоих, но и всех твоих сторонников - средств, которые могут быть потрачены на что-то более стоящее, чем борьба за политическую власть... Вот и получается, что рассказать всего я просто не могу. Даже тебе. Если сейчас обнародовать все мои замыслы - меня и засмеют, и сожрут. Поэтому... Я говорю только правду, конечно... Что делать - я не люблю лжи... Да и врать-то толком не умею... А учиться - почему-то не хочу... Но - кто заставит меня сказать _всю правду?- Анас-Бар грустно улыбнулся.- Никто не имеет в этом мире бесконечной силы, Анри... Более того: никто не имеет её столько, сколько ему хотелось бы... Поэтому каждому, кто хочет хоть что-то здесь сделать, приходится лавировать, понимая, что собственных сил для этого явно недостаточно и пытаясь всё же достичь того, чего хочется - но каким-то иным, обходным путём... Как правило - путём использования чужой силы... Обладатель которой далеко не всегда об истинных целях догадывается... Это очень непросто, дружище... Часто бывает так, что цель достижима только лишь в результате длиннейшей цепи самых разных событий и комбинаций, большинство из которых оказываются единственно возможным вариантом... При этом вокруг кишмя кишат акулы, единственной целью которых является наполнение собственного желудка, да гиены и шакалы, которые не прочь не только стянуть у тебя последний кусок, но и поглумиться над тобой, подтявкивая кому-то, о существовании кого ты, может, никогда и не подозревал... И именно в этих условиях нужно что-то делать, ибо других просто не будет. Мир таков, каков он есть. Таким он нам достался в наследство от наших предков. Если мы хотим жить и творить в нём - мы должны знать и понимать его законы. Если мы хотим что-то изменить, создать что-то своё, переделать мир по-своему - мы должны уметь жить и творить именно в этом мире, ибо другого у нас нет, а если мы просто ничего не будем делать - то другим он никогда и не станет.

     - "Предоставленные самим себе, события имеют свойство развиваться от плохого к худшему"...- Иронично напомнил я.

     - Думаешь, это - афоризм?- Усмехнулся Абар.- Нет, Анри: это - жестокая правда жизни. Чтобы хоть что-то в этом мире сделать по-своему - мало просто уметь это делать. Надо ещё суметь улучить момент, когда это сделать будет можно. Быть готовым к нему, не прозевать его и воспользоваться им. Пока у меня вроде бы всё в жизни получалось - Бог миловал... Но тем страшнее с каждым днём для меня возможность краха: дорвутся шакалы, подняв головы - и разорвут в клочья... Достаточно одной ошибки, одного поражения - и все победы будут вмиг забыты, все дела - перевраны, достижения - извращены... Я пришёл к власти в трудное время: усилиями "демократов" страна разрушена, промышленность - в руинах, банковская система - беспомощна, частный бизнес - в зачаточном состоянии... При всём при этом у руля стоят люди, которых ничего, кроме личных благ, не интересует...

     - А заменить?

     - А кем?- Ироничная гримаса на лице президента быстро переросла в ухмылку.- Те, кто могли бы что-то сделать - давно уже либо разбежались по заграницам, либо, наученные горьким опытом - замаскировались, затаились, чтобы не получать от бездарей по голове... Как их теперь искать? Как сделать так, чтобы они снова хоть во что-то поверили? Как заставить работать? А по всей стране - почти миллион дармоедов, которых нужно кем-то заменить. Кем? Отыскивать затаившихся? Но - всякий ли затаившийся - твой друг? Или - хотя бы - единомышленник? И, потом, далеко не всякий затаившийся - не бездарь: те ведь тоже затаиваются, когда взлетают вдруг "выше положенного"... Звать разбежавшихся по заграницам? Так ведь из них тоже не все подойдут: многие ведь просто алчны и поехали туда только за деньгами... Да и невозможно определить пригодность человека к той или иной роли, не дав ему возможности сыграть её - нет таких тестов, не придумали... Сколько я ни сравнивал результаты каких-либо тестов с реальностью - чаще всего получается наоборот: по тестам первыми идут совершенно заурядные, просто исполнительные работники... Которые в первой же сложной жизненной ситуации подведут: жизнь, увы, требует сообразительности, разумных действий, а не заученных телодвижений... Невозможно научиться водить корабль на тренажёрах - видимо, на тренажёре и в жизни человеком овладевают совершенно разные страхи, и тот, кто оказывается эффективен в одном месте, вдруг становится совершенно беспомощным в другом...

     - В частности - мне как-то не доводилось пока ничего слышать о героически погибшем экипаже тренажёра...- Саркастически ухмыльнулся Алкой.

     - Мне - тоже.- Улыбнулся ему президент.- Так, может - именно в этом всё и дело? Что условия на тренажёре и в реальной жизни - на самом деле слишком разные, чтобы иметь возможность оценивать людей по тестам? А потому приходится ставить людей - тех, что есть в наличии - на места, которые сегодня нужно занять... Потом - объяснять им "правила игры" и наблюдать, что они будут делать... Постоянно наблюдать. Долго... И, если они вдруг станут делать что-то не так - заменять. Если есть, кем... Постепенно формируя команду... А люди бывают разные... Давно канули в лету те времена, когда бездарей можно было определять по неумению формулировать свою мысль... Масса книг была написана сволочами по этому поводу... Сегодняшние бездари начитались этих книг и поражают точностью и отточенностью формулировок, вызывающих беспомощное раздражение у специалистов... Которым некогда было заниматься словоблудием - они просто работали... Вот и получается, что уверенные и красивые рассуждения чаще всего оказываются неверными в принципе... А чтобы это проверить - приходится пробовать. И, значит, платить... Никто ведь не может знать всего - нельзя объять необъятного... К тому же - первые результаты, полученные бездарями, могут выглядеть вполне благопристойно - и даже блистательно... И не каждому дано различить, что получены они, возможно, на пределе возможностей авторов и попытка дальнейшего развития или использования созданного ими приведёт к провалу... Который будет выражаться уже не только финансовыми, но и - крупными политическими потерями... Которые сегодня могут быть невосполнимы: народ утратил доверие к власти в принципе: он устал. Он просто устал. Устал слышать лживые заверения, устал надеяться и - снова убеждаться, что его в очередной раз надули... Я временами просто поражаюсь доверчивости нашего народа: сколько раз его околпачивают, а он всё ещё иногда на что-то надеется...

     - И - пока молчит.- Многозначительно добавил Алкой. Президент лишь грустно ухмыльнулся в ответ.

     - Есть ещё одна проблема, Анри...- Абар помолчал, расхаживая по комнате, заложив руки за спину - то ли собираясь с мыслями, то ли - раздумывая, говорить мне это или нет.- Дело в том, что вся существующая система управления страной... строилась до сих пор буквально... по принципу "горной деревни"... когда сакли строятся исключительно по мере необходимости, без учёта каких-либо предполагаемых завтрашних потребностей - и, в итоге, лихорадочно разбросанные на склоне горы, громоздятся одна на другую...- Он помолчал, как бы смакуя сравнение.- Эта система управления неработоспособна в принципе, и, если ей что-то где-то и удаётся - то только благодаря энтузиазму и порядочности отдельных, входящих в неё, личностей... Которые в процессе своей деятельности... точнее - в процессе борьбы с остальной системой... изнашиваются до состояния дряхлых стариков... Да и вымирают, как мамонты... Сегодня же... Уже давно пора создать нечто более разумное, более стабильное и надёжное, более...- Абар усмехнулся,- знакомое с понятиями "технология", "архитектура"... И мы будем всё это делать. Под покровительством государства. Всё должно быть построено разумно, взаимосвязанно и единообразно. И - достаточно просто для понимания практически каждым гражданином. Подобные системы нельзя строить только из людей, Анри: люди не могут быть простыми исполнителями, их интересует творческий процесс. И, если ты увидишь простого исполнителя - не верь глазам своим: наверняка он имитирует эту деятельность, занимаясь на её фоне чем-нибудь другим. Хорошо бы - не разрушением системы, в которой работает. Всякий клерк, тупо выполняющий свои функции, опасен для системы, как мина замедленного действия: он просто не может выполнять их всегда механически точно. Он - не машина. Он - человек. И, если он не занят принятием решений - он придумает себе такое занятие. Он начнёт или искажать проходящие через него потоки информации, или вести какую-то другую, придуманную им и только ему ведомую игру. Системе это не нужно, Анри. Его нужно заменить машиной. Вычислительной машиной. Люди же нужны там, где нужно передавать, собирать и обобщать информацию - эти рутины компьютеры делают куда лучше нас... Люди нужны там, где эту информацию нужно анализировать, там, где нужно принимать решения... В итоге - нормальная система управления страной должна представлять собой сложную многоуровневую систему, состоящую и из компьютеров, и из людей - при этом каждый должен выполнять свои, свойственные ему, функции... Чтобы создать такую систему - нужны люди... Не те, которых мы этому ещё будем учить, а специалисты, которые уже давно маниакально страдали подобными идеями... Таких людей надо искать, дружище...- Абар, обернувшись к Алкою, пристально посмотрел на него - как бы пытаясь определить, оценил ли тот серьёзность момента и принял ли задачу к исполнению.

     - Мы должны как можно скорее собрать коллектив, способный спроектировать и создать подобную систему...- Видимо, удовлетворившись результатом наблюдения, продолжил он.- Но сами мы такой коллектив не создадим. Мы не сумеем заставить "учёных обезьян" дружить и сотрудничать, если они этого не захотят. Для этого нужен лидер. Лидер конкретно этого направления. Маньяк, одержимый этой идеей - и, одновременно, специалист по построению подобных систем, по их архитектуре и принципам взаимодействия звеньев... В таком коллективе всё определяется лидером... Который поведёт за собой стадо вандерлогов... сумев увлечь их настолько, что они забудут про торги крутизной, битие себя в грудь, выяснения отношений, ссоры и распри... Он должен быть из их среды - это безусловно. Он должен говорить, как они, понимать их, уметь заставлять слушаться и внимать себе, увлекая своими идеями... Он должен быть технологически грамотен, чтобы не взирать беспомощно на вышедший из-под контроля процесс, а, сумев заранее предвидеть все возможные выбрыки как конструкторов, так и их детищ, предусмотреть уздечки для большинства возможных инцидентов...

     - Для всего этого он должен иметь степень свободы, граничащую с бесконтрольностью...- Вздохнул Алкой.

     - Разумеется,- охотно кивнул Абар.- Что создаёт массу проблем при выборе такого лидера. Мы должны быть уверены, что он не поведёт эту толпу Бог весть, куда... Куда нам не надо...

     - В угоду своим амбициям, интересам или попыткам скрыть некомпетентность...- Вздохнул секьюрити. Абар кивнул.

     - Он должен быть действительно сверхкомпетентным. И, в то же время - уважаемым в своих кругах, среди этих самовлюблённых вандерлогов... Непростая задача...- Ухмыльнулся президент.- чтобы решить её... при подборе лидера мы введём некоторые... "элементы народовластия". Подбирать мы его будем... например, так...- Абар замолк - видимо, окончательно обдумывая предложение.- Твои люди, Алкой, пусть опросят всех, кого в народе считают специалистами в этой области. Далее есть два варианта... Каждый из них пусть отрабатывается параллельно разными группами... Первый из них таков: каждому надлежит задать каверзный вопрос: если, дескать, тебе самому сюда влезть почему-то нельзя, то кого бы ты предпочёл видеть на этом месте? Из тех соображений, чтобы система потом работала и ты бы не возражал в таком обществе жить? Второй вариант таков: если этому специалисту задать вопрос, на который он ответить не сумеет - к кому он пошлёт за консультацией? Таким образом мы сумеем построить две параллельные "квалификационные" и "порядочностные" пирамиды", вершины которых наверняка сомкнутся. Если же вдруг нет - будем обдумывать ситуацию, что-то решать... В любом случае эти вершины состоят из наиболее квалифицированных специалистов нашей страны - с них и начнём... Сведём их в одну кучу и попробуем выбрать наиболее зрелого... Владеющего не только предметом, но и знающего в какой-то мере реальную жизнь... Если его ближайшее окружение против этой кандидатуры не возражает - пусть он и верховодит поначалу... А там посмотрим...

     - А если возражает?- Вздёрнул подбородок секьюрити.

     - Когда окажется, что возражает - тогда и будем думать,- развёл руками Абар.- Кстати, Анри...- Он повернулся ко мне.- Кстати... Если ты... или - твои друзья... что-либо где-то о таком деятеле услышите - я думаю, вы не утаите от нас эту информацию?- Я улыбнулся - дескать, как можно...

     - Только - чур: никому не рассказывать, зачем это нужно. И - не говорить, что я этим интересовался. Договорились?- Я кивнул, но, чтобы окончательно прояснить ситуацию, спросил:

     - Почему?

     - Я не хочу видеть здесь очереди маньяков, предлагающих различные технические решения этой проблемы и утверждающих, что они - самые умные.- Поморщился Анас-Бар.- Я хочу сначала найти... Если не самого умного, то, по крайней мере, самого признаваемого... другими "учёными обезьянами"... маньяка... а потом предложить ему решить эту проблему. В надежде, что он, если не сумеет решить её сам - то, по крайней мере, сумеет разобраться в очереди претендентов... Создать коллектив... И, быть может - достигнуть результата...

     - Какого?- Ухмыльнулся я. Абар только вздохнул в ответ...

* * *

     Глава # Лидочка.

     ...Лидочку мы пошли встречать все втроём: я, Джакус и Карой де Лю. Флайер задерживался, и я заметно нервничал: метущая с утра позёмка теперь уже угрожала разыграться в настоящую метель - а тогда Аэропорт Кайаны будет закрыт, Лидочку завезут Бог весть, куда - и неизвестно, насколько это всё затянется. Джакус пошёл выяснять обстоятельства к своей знакомой диспетчерше, а мы с Кароем тихонько стояли у стеклянной стены, глядя на проклятую позёмку на лётном поле. Вечерело. Ветер крепчал. Досада обуревала мной всё больше и больше. И другое, какое-то непонятное мне доселе чувство примешивалось к ней - при более подробном рассмотрении я с удивлением обнаружил... тревогу за Лидочку. "Странное дело, Анри...- иронично подумал я,- с каких это пор тебя стали тревожить судьбы чужих секретарш"?- "Судно" всё не прибывало. Сначала мы именовали его между собой просто флайером, затем, после нескольких объявлений - приняли предложенное диктором слово "лайнер", затем обозвали его "корабль", "корыто", вскоре прозвучало слово "судно", которое почти сразу же превратилось в "судно" - с ударением на последнем слоге.

     Наконец объявили прибытие.

     - Отойди от стекла - прилипнешь...- минуту спустя шепнул мне Карой. Странно - я даже не заметил, что едва не выдавил стекло, вглядываясь в сумеречную мглу. Карой взял меня за кончик носа и со смехом помял его:

     - Пусть лучше будет немного красным, чем совсем белым...

     - Пусти...- Я нетерпеливо вывернулся и стал сосредоточенно оглядываться.

     - Если ты ищешь терминал - то он прямо под тобой. Лестница - справа, в десяти ярдах...- Несколько насмешливо оглядывая меня, пожал плечами Карой и отвернулся к окну. Флайер уже рулил по полосе.

     - Пошли...- Я, видимо, был нетерпелив, как молоденький козлик.

     - У тебя есть минут пять-десять. С учётом таможни - ещё, как минимум, 20. У терминала же ты будешь через 40 секунд.- И Карой нехотя последовал за мной.

     - Жаль, что Джакус не захватил свою камеру...- Догнав меня, заметил он.- Думаю, что через пару недель тебе будет интересно понаблюдать со стороны, как ты топтался здесь, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, как будто в очереди в клозет...

     - Заткнись...- Попросил его я. Меньше всего меня интересовал сейчас мой внешний вид и то впечатление, которое я производил на окружающих. Воображение рисовало картины одна ужаснее другой... Если минут десять назад в голове вертелись, как метель, варианты неудачных посадок, аварий, столкновений в воздухе, пожаров, террористических актов - то теперь паника была по поводу её состояния здоровья, таможни, возможного опоздания на рейс... Сначала я боялся, что её вынесут на носилках. К чему бы это, интересно, а? Потом, когда последний пассажир уже покинул "судно" - я боялся, что она опоздала на флайер и её нет сейчас здесь: я-то её не увидел. Хотя, если честно, мудрено было разглядеть чьё-либо лицо на таком расстоянии, в сумерках, да ещё и в метель, которая, как назло, разыгралась теперь не на шутку. Потом я боялся, что она не пройдёт таможню - вдруг что-то в её багаже привлечёт внимание "пылких ункарских стражей порядка", которые славились своим мздоимством... Короче - паника не покидала меня ни на минуту.

     - Отключись... А то крыша съедет...- Положил мне руку на плечо Карой.- Ты говорил, что встречаешь подружку, Анри...- С усмешкой продолжил он.- Что ж - может быть... Да только сдаётся мне, что она для тебя - нечто большее, чем просто подружка...- Усмехнулся смуглянка.

     - Заткнись, а?- Почти умоляюще попросил его я. Карой недоумённо пожал плечами и отвернулся. Обиделся, видимо. Может быть. Да только мне тогда, признаться, на всё на свете было наплевать. Уже через минуту я снова излучал в пространство такое беспокойство по поводу таможни, что проходившие мимо меня люди с тревогой оглядывались вокруг, как бы ища источник опасности... И вдруг... перед глазами что-то мелькнуло и сразу стало темно. Целая секунда понадобилась мне, чтобы сообразить, что кто-то просто закрыл мне глаза руками. Ещё секунда ушла на то, чтобы сообразить, кому бы это могло прийти в голову. К этому времени я уже ощущал её сзади - целиком, всю - и мне становилось как-то жутко приятно от её озябших ладошек...

     - Ли...- Едва успел выдохнуть, оборачиваясь, я - и тут же ощутил, жадно искавшие мои, её губы... Наверное, мы слишком долго не реагировали на окружающих... Наконец Карой, не выдержав, кашлянул, пытаясь обратить внимание на свою персону. Спохватившись, совершенно пунцовая Лидочка нерешительно обернулась к нему, не пытаясь выбраться из моих объятий.

     - Кто это?- Шепнула она.

     - Карой де Лю... Местный... Собрат по перу... У нас с ним сложились... более, чем приятельские... отношения...- Пытаясь восстановить дыхание, шёпотом бросал отрывистые фразы я. Лидочка, ещё больше зардевшись, несмело протянула ему руку. Я думал, он просто пожмёт её - как это сделал бы любой из нас. Но Карой галантным жестом, в полупоклоне, принял её ладошку в свою, и, держа за пальчики, чуть приподнял и... поцеловал. Не знаю - от неожиданности или от удовольствия - но по телу Лидочки пробежала такая дрожь, что я невольно сжал её в объятиях... Она несмело повернула ко мне голову, и, не зная, как на это можно и как нужно реагировать, невольно, прикрыв глаза, подставила дрожащие губки для поцелуя... Меня не нужно было долго упрашивать...

     Так мы и стояли втроём - Лидочка в моих объятиях, полуобернувшаяся ко мне... Я, уже вошедший во вкус, и более нежно, чем жадно, обцеловывающий её губы, глаза, шею... И Карой - может, тоже вошедший во вкус и уже в который раз нежно прикладывающийся губами к вздрагивающей при каждом прикосновении ручке Лидочки...

     - Ну-ка, ну-ка... Это что же вы тут делаете? Позвольте-ка и мне...- Вдруг раздался громоподобный бас запыхавшегося Джакуса. Подлетев к нам, он буквально отобрал у меня ничего не успевшую сообразить Лидочку и легко закружился с ней в объятиях. Через пару секунд я услышал Лидочкино "Пустите... Что Вам от меня нужно?!!" - тон её от недоумения постепенно склонялся к негодованию; едва закончив фразу, она, насколько это было возможно, отстранилась, и, взглянув на нападающего - взвизгнула и отчаянно забарабанила по нему кулачками. Это было и смешно, и грустно... Джакус, осторожно поставив гостью на пол, склонился перед ней, пытаясь подставить хотя бы не лицо, а спину; но Лидочка тут же воспользовалась этим его положением и, схватив беднягу для верности за волосы, со всей дури въехала ему коленкой по носу. Закапала кровь...

     - Пошли... Быстрее... Пока этот медведь не опомнился...- Она схватила нас за руки и потащила прочь. Объяснять ей что-либо сейчас было совершенно бессмысленно: я едва успел подхватить её сумку...

     ...На стоянке такси нас догнал полисмен и мягко, но однозначно предложил пройти с ним для дачи показаний. Лидочка, сообразив, что речь пойдёт, прежде всего, о ней, хотела отвертеться фразой, что она "в этой стране ни к кому и ни к чему не имеет никаких претензий", но, во-первых, на блюстителя порядка это особо не подействовало, а во-вторых - мы с Кароем, переглянувшись, поняли, что надо идти и выручать Джакуса.

     В участке нас сразу же развели в три разные комнаты и каждого попросили вкратце описать происшедшее. Мы с Кароем объяснили всё, как есть - дескать, встречали втроём девушку одного из нас, которая знает в лицо только его одного. Третий опоздал и, подлетев, попытался излить свою радость характерным для него способом. Девушка этого не поняла и попыталась выразить ему своё недовольство характерным для неё способом. Поскольку она его в лицо не знает - мы не стали ей сразу же объяснять суть происшедшего, а поспешили удалиться, чтобы рассказать всё в более спокойной обстановке. А сейчас мы просили бы досточтимых стражей порядка предоставить нам возможность самим объяснить ей, что произошло. Стражи не очень-то поверили - но, поскольку показания всех троих совпали - проверив документы и всё записав, всё же нас отпустили. Некоторые поверили - и прыскали в своих углах, не в силах сдержать смех, когда мы проходили через дежурку. Джакус задержался чуть дольше - пытался привести в порядок свой покалеченный нос.

     ...Выйдя из участка, Мы расположились неподалёку - прямо в зале ожидания. Усевшись так, чтобы выход из сего благочестивого заведения представителей власти был в нашем поле зрения, мы принялись наперебой рассказывать Лидочке, что это есть не "огромный бородатый дядька", а просто Джакус, который обожает всех хорошеньких женщин, совершенно ничего не требуя и не ожидая от них взамен. С нами он пришёл сюда встречать Лидочку, но опоздал, потому как бегал к другой хорошенькой женщине выяснять, когда прилетит Лидочкино "корыто"... Лидочка то слушала недоверчиво, то несмело улыбалась, наконец - при слове "корыто" - прыснула в кулачок. Как раз к этому времени подоспел Джакус.

     - Ребятки, спасите меня от него...- Пробормотала Лидочка,- я его боюсь...

     - Такой страшный?- Усмехнулся я.

     - Да нет...- Лидочка нагнулась и старательно занялась застёжкой на сапоге,- просто, когда я поддала ему коленкой, там что-то сильно хрустнуло...- Покраснев, пробормотала она. И смех, и грех... Не могу сказать, чтобы нам не было жаль Джакуса - но мы оба не могли удержаться от смеха, когда он подошёл к нам, настороженно поглядывая на Лидочку и прикрывая нос рукой. Объяснения были недолгими - вскоре мы направились к выходу, при этом Джакус и Лидочка периодически поглядывали друг на друга: он - настороженно-опасливо, она - недоверчиво-виновато. При этом Джакус продолжал прикрывать рукой свой нос: когда он ненароком споткнулся и на мгновение отнял руку - я, мельком взглянув на него, наконец понял, что к чему: нос распух и стал, в основном, багрово-красный, местами переходящий в сизый или фиолетовый. Карой, тоже обративший внимание на это чудо природы, покачал головой и, порывшись в записной книжке, подошёл к ближайшему телефону.

     - Сейчас подъедешь к Инге,- сообщил он Джакусу, закончив разговор и вернувшись к нам.- На работу. Рентгенолог задержится специально ради тебя.- Джакус вздохнул, снова бросив опасливый взгляд на Лидочку.

     - А кто такая Инга?- Шёпотом поинтересовался я.

     - Хирург-косметолог,- тоже шёпотом ответил Карой.

     - Может, ему серьёзный хирург нужен?- Я опасливо взглянул на нос Джакуса, уже игравший роль маяка в ночи - стоило хозяину отнять руку, как взгляды окружающих мигом приковывались к нему.

     - Это Инга-то - несерьёзный хирург?- Ухмыльнулся Карой.- Знаешь, моя жизнь была богата приключениями... Однажды чёрт меня дёрнул написать серию репортажей... О событиях, которые... скажем так: не были изначально предназначены для освещения в прессе...- Карой, ухмыльнувшись, с досадой сплюнул на асфальт.- Так вот... Вскоре после этого... вследствие некоторых "хулиганских выходок"... Моя физиономия представляла собой жалкое зрелище... Нос просто лежал на боку... вследствие кратковременного контакта с куском водопроводной трубы... Были повреждены кости черепа... Ну, и так далее... Так вот - всё, что ты сейчас видишь - это её работа.- Закончил он.- Меня на неё вывела наша редакторша, и я тогда тоже, как и ты сейчас, спросил про серьёзного хирурга... Теперь молчу. И нравлюсь девушкам.- Он ухмыльнулся.- Обычно.

     ...Рокар подошёл быстро, на ходу открывая двери. Водитель подгонял пассажиров, покрикивая в микрофон, и те стремительно ринулись внутрь - то ли внимая его призывам, то ли спасаясь от не на шутку уже разыгравшейся метели. Джакус опасливо зашёл последним, по-прежнему бережно прикрывая нос рукой.

* * *

     На набережной Сиеты мы сошли. С Лидочкой. Остальные поехали дальше - "делать Джакусу красивый нос". Почему мы сошли? Толком не знаю. С одной стороны - метель уже почти улеглась, снова превратившись в колючую позёмку, с другой - Лидочке было явно дискомфортно находиться в обществе страдающего и совершенно по-детски обиженного на жизнь Джакуса. Наши объяснения о его бескорыстной любвеобильности пусть удивили, но и несколько успокоили Лидочку; а вот о состоянии бородатого "потерпевшего" как-то никто и не позаботился... И теперь, когда мы переезжали мост через Сиету, мне вдруг пришла в голову мысль о том, что неплохо было бы их сейчас развести в разные стороны - оно и Лидочке поспокойнее, и Джакусу, быть может, будет не так обидно... Карой идею поддержал, и мы вышли на первой же остановке, сразу за поворотом.

* * *

     ...Набережная Сиеты выглядит неплохо всегда. Исключения составляют, разве что, периоды, когда летом открывают плотину и спускают воду. Зачем - понятия не имею. Сначала я, было, подумал, что это делается для очистки дна, но за всё время так и не увидел ни одной попытки выполнения подобных работ. А Сиета выглядит в этот период совершенно безобразно: обнажается обширное и весьма замусоренное дно, посреди которого бежит совсем ничтожный ручей. И сама мысль о том, что глубина этой реки при ширине более пятидесяти футов составляет не более пяти - разочаровывает и удручает...

     Но сейчас этого не видно. Сейчас Сиета покрыта льдом и толстым слоем снега, по которому детишки катаются на салазках. Сквер на набережной выглядит сказочным лесом, деревья в котором покрыты сверкающей изморозью, и в свете луны это выглядит совершенно неповторимо... Изредка встречающиеся фонари и отдалённые отблески неоновой и лазерной рекламы, по большому счёту, не столько искажают картину, сколько дополняют её, внося свои, не слишком грубые и почти неповторимые штришки...

     - Мы идём в сказку?- Улыбнулась Лидочка, увидев это чудо впереди.- В зимнюю сказку...

     - Как Вам будет угодно, Снегурочка...- Улыбнулся в ответ и я.

     - А что так грустно?

     - Не знаю...- Я пожал плечами.- Наверное, вечные истины, время от времени показываемые нам природой, навевают грусть... от сознания собственной ничтожности и неполноценности...- Лидочка рассмеялась:

     - Ишь, как заговорил...- И смех её вдруг так неожиданно вписался серебряным колокольчиком в общую картинку покрытых изморозью ветвей, что мне почему-то стало ещё грустнее...- Ты обиделся?- Как-то невинно-испуганно спросила она.

     - Нет, что ты...- Я как-то бережно-нежно-ласково-осторожно посмотрел на неё, взял её руки в свои и, приблизив лицо, прошептал:

     - Я, видимо, просто боюсь тебя потерять... Как сказку... Зимнюю сказку...

     - Дурачок...- Лидочка уткнулась лобиком мне в подбородок и покачала головой.- Ты ещё не знаешь, какая я летом...- Откинув голову назад, как бы рассматривая меня, прошептала она.

     - Я надеюсь узнать...- Усмехнулся я. Грусть как-то ушла, уступив место какому-то непонятному, недоверчиво-приподнятому настроению, похожему на ожидание чуда. Лидочка, видимо, испытывала нечто подобное, ибо, взяв меня за руку, легко повела вглубь скверика. На мгновение длинная шубка её распахнулась почти до пояса, показав очаровательную ножку, от вида которой у меня защемило сердце... Я тогда не понял, одела ли она под шубку ещё хоть что-либо, кроме чёрных колготок да высоких сапожек... И, смешно сказать - у меня закружилась голова...

     - Ты что?- Лидочка удивлённо остановилась, озадаченная моей пошатывающейся походкой, и попыталась своими нежными ручонками меня поддержать.

     - Не надо...- Едва смог выговорить я, приседая.

     - Что с тобой?- Настаивала не на шутку встревожившаяся Лидочка, как-то затравленно озираясь по сторонам в полупустом сквере.

     - Ничего, ничего... Просто голова закружилась...- Вяло успокаивал её я, сидя на корточках. Как-то вдруг вспомнилось, чему учил в детстве дед: "если голова кружится - сразу присядь. Если прошло - погоди немного, затем медленно пытайся подняться. Если голова снова закружится - сядь снова и сиди, пока не пройдёт. Если просто присесть не помогает - вообще усядься или даже ложись, хотя бы - и на тротуар". - Дед был интересным человеком. Того, что он говорил, я обычно не понимал: чаще всего мне это всё казалось просто смешным. Как, впрочем, и большинству окружающих. А сейчас вся "дедова наука" в какое-то мгновение пронеслась в голове, и я почти инстинктивно присел. Уже спустя минуту наваждение кончилось и мне показалось, что я снова могу идти.

     - Что случилось?- Снова спросила Лидочка, увидев, что я - будто бы даже осознанно - встряхнул головой. Я молча отодвинул немного полу её шубки и, любуясь ножкой, сокрушённо покачал головой:

     - О, женщины, женщины... Скольких вы вдохновили - но скольких же вы и погубили...

     - Сам придумал?- Стыдливо запахиваясь, поинтересовалась Лидочка. Я покачал головой:

     - Нет. Лет сто назад это сказал один великий поэт... Я так понимаю, что - об окружавших его женщинах. А теперь это - любимая фраза Джакуса.- Лидочка прыснула:

     - Вот уж кого точно погубили... Пойдём?- Протянув мне руку, вдруг спросил она.

     - Пойдём...- Я сделал попытку встать - и она даже удалась. Несколько шагов на совершенно одеревенелых, затёкших ногах дались с трудом, но Лидочка неумолимо тянула меня вперёд, вдоль набережной, в глубину сквера. Наконец мы остались одни. Совсем одни. Людские голоса уже не доносились сюда, и лишь отдалённый шум большого города, на фоне которого иногда взвывали сигналы авто да двигатели рокаров, был ещё немного слышен. А в целом - зачарованная тишина сказочного зимнего леса, в котором о цивилизации напоминали лишь редкие фонари... Мда...

     ...Лидочка вдруг остановилась, и, обернувшись ко мне, спросила:

     - Ты любишь меня?- Проклятье! Ну почему об этом всегда спрашивают все женщины? А мужчины, не задумываясь, лгут им в ответ, чтобы не усложнять ситуацию? А те, услышав эту ложь, задумываются, почему он солгал и солгал ли он на самом деле и можно ли ему верить и так далее... Не задумываются только о том, что вопрос не имеет смысла, ибо изначально не определено, что такое любовь... И каждый понимает под этим что-то своё, собственное, и даже его представления об этом постоянны только в том, что постоянно меняются... Бред... Которым уже много веков страдает всё человечество...

     - Давай не будем задавать друг другу глупых вопросов...- Поморщился я.

     - А... почему он глупый?- Озадаченно спросила Лидочка, пытаясь понять, следует ли ей уже обижаться или пока ещё можно продолжать разговор.

     - Потому, что никто из смертных не знает, что такое любовь...- Вздохнул я.

     - Ты знаешь...- Лидочка настолько озадачилась моим ответом, что даже решила не обижаться.- А ведь действительно... Хотя всем кажется, что они это знают...- она усмехнулась,- а попроси дать определение - и все дадут разное...- Тут пришёл черёд усмехнуться мне:

     - Вот и я об этом...- И мы - быть может, впервые - посмотрели друг на друга не как мужчина и женщина, а просто как два человека, каждый из которых неожиданно увидел в другом интересного собеседника.

     - А... как ты думаешь, как ты ко мне относишься?- Тщательно подбирая слова, вдруг спросила она.

     - Я...- я на минуту задумался, не зная толком, что можно сказать.- Я просто... боюсь тебя потерять...- Вдруг вырвалось как-то само собой, неосознанно, будто из глубины сознания, но... Видимо, это было правдой.

     - Спасибо...- Лидочка, как могла, нежно прижалась ко мне, едва касаясь всем телом. И мне вдруг стало почему-то так тепло в эту, едва начинавшуюся, морозную ункарскую ночь...

     - Ты знаешь,- вдруг несмело заговорила Лидочка, я ведь тоже... с некоторых пор... боюсь... тебя потерять...- она коснулась меня виском и... вела себя... как-то... как кошка, трущаяся лбом о хозяина.- Сначала... То есть - совсем сначала... Я была другая... Совсем другая... Я была какой-то взбалмошной девчонкой, помешанной, к тому же, на Великих Идеях... На том, что "Человек - это звучит гордо!"... Я не жалею об этом и не отрекаюсь от этого, нет; но... Однажды я задумалась: а в этом ли смысл жизни? И поняла, что совсем в этом не уверена... Я уже не была тогда вздорной девчонкой с манией величия. Я подросла и стала...- она скромно потупилась,- ну, скажем... не совсем безобразной девушкой... На которую... представители противоположного пола... разных возрастов... уже обращали внимание...- Я охотно погладил её по голове - нежно, едва касаясь волос, слегка присыпанных снежинками. Снежинки таяли на руках, и я непроизвольно накинул ей на голову капюшон шубки, который она решительно сбросила:

     - Пускай, не надо... Я бы сейчас совсем разделась... С удовольствием... Понимаешь?- Я кивнул. Хотя и не понимал толком, к чему это.

     - Вряд ли ты понимаешь...- Вздохнула она.- Я сама не понимаю, зачем это...- Она нервно пожала плечами.- Может, я просто хочу, чтобы ты любовался мной? А я бы - танцевала... голой... в метель...

     - Замёрзнешь...- Улыбнулся я.

     - Нет-нет,- она замотала головой.- Я специально тренировалась, обливалась холодной водой... Валялась в снегу... Даже насморк схватила... сначала... С непривычки просто... Я не замёрзну...- Она как-то затравленно поглядела на меня:

     - Я дурочка, да?- Я только ласково улыбнулся в ответ, взяв её голову в ладошки.

     - Дурочка, дурочка...- сокрушённо вздохнула она.

     - Перестань...- Я с тревогой заглянул в её пытавшиеся ускользнуть глаза,- мне действительно нравится... Но я действительно боюсь, что тебе будет холодно... Хотя и хотел бы на это полюбоваться...

     - Правда?- Лидочка недоверчиво посмотрела на меня.

     - Правда, правда...- Успокаивающе прошептал я, любуясь ей... почему-то...

     - Так... Я разденусь?- Лидочка быстро расстегнула пуговки и, нерешительно оглянувшись, сбросила шубку. Под шубкой оказалось коротенькое коктейльное платьице, настолько плотно облегающее её стройную фигурку, что я невольно оглянулся: не видит ли кто?- Я... нравлюсь тебе? Такой...- нерешительно спросила она.

     - Очень...- Оторопело прошептал я.- Только оденься, ради Бога...

     - Почему?- Тревожным шёпотом спрашивала Лидочка.

     - Да потому, что здесь холодно...- Озабоченно шептал я, пытаясь отряхнуть от снега и набросить на неё шубку.

     - Мне не будет холодно... Я закалённая...- Пыталась неуверенно шептать она дрожащими губами.- Я зимой снегом растиралась...

     - Во-первых, у нас зимой бывает два-три градуса ниже нуля, редко - пять. Здесь - от пяти до десяти считается нормой. Сегодня - десять. А бывает и тридцать.

     - Но ведь широта...- Пыталась больше оправдываться, чем спорить, уже начавшая замерзать Лидочка.

     - Есть такое понятие, как континентальный климат.- Возразил я.- И здесь, в трёх тысячах миль от океана, зима...- я усмехнулся,- малость посуровее, чем у нас на побережье...- Лидочка кивнула - видимо, какие-то воспоминания из школьного курса географии шевельнулись в её прелестной головке. Но шубку она застёгивать всё же не стала - просто запахнулась поплотнее, и всё.

     - Я тебе действительно нравлюсь? Такой?...- Нерешительно взглянув исподлобья, спросила она.

     - Да.- Почему-то уверенно сказал я.

     - Хочешь ещё посмотреть?

     - Хочу. Но не буду. Пока не потеплеет.- Как можно твёрже сказал я. Лидочка улыбнулась.

     - Ты лучше...- Я лихорадочно пытался сообразить, что же должно быть лучше, и, наконец, сказал:

     - Ты лучше расскажи мне о себе. Просто расскажи, и всё.

     - Что тебе рассказать?- Осторожно спросила Лидочка.

     - Что-нибудь такое, чего я ещё не знаю.- Улыбнулся я. Продолжай меня озадачивать. Только не так, чтобы привлекать внимание прохожих...- Лидочка улыбнулась:

     - А их здесь нет. Они сейчас бегают по магазинам, покупая подарки. А здесь живём только мы с тобой - ты и я. И можем вытворять, что хотим.

     - Ну, не совсем...- Усмехнулся я.- Есть вещи, которые лучше делать без свидетелей...

     - Ты уверен?- Вдруг, резко подняв глаза, в которых играли чёртики, спросила она.

     - Ну...- Я замялся.- Не знаю... Не пробовал.- Я думал, что выкрутился.

     - Вот как попробуешь - так и будешь говорить...- Загадочно пропела она.

     - А...- неясная тревога, аки червь сомнения, заставила меня спросить:

     - А ты пробовала?- "Интересно, где и с кем..". - пронеслось в голове.

     - Пока нет,- с загадочной ухмылкой произнесла она.- Но теперь у меня, кажется, могут быть шансы...- Ну, что я мог ответить этой шельме? Я молчал. Долго. Она - тоже. Потом она вдруг заговорила. Ни с того, ни с сего:

     - Ты знаешь... Я была такая... своеобразная девчонка. С одной стороны - жуткое желание, с которым почти невозможно совладать; с другой - совершенно жёсткое, классическое воспитание, вследствие которого случайные партнёры для меня просто не существовали. С одной стороны - может, это воспитание меня и спасло; с другой - не хочется вспоминать, чего мне стоили эти годы...- Она передёрнула плечами,- с шестнадцати лет и до сих пор...- Я молчал, боясь прервать её откровения.- Слава Богу, что он не обидел меня родителями - они, как мне кажется, видели и понимали, что со мной происходит... Хоть и не до конца, конечно... Но я безмерно благодарна им за попытки понять и помочь...- Она поморщилась - не решаясь, видимо, сейчас пересекать некоторый предел откровенности.- Потом пришла Любовь - так, по крайней мере, мне тогда показалось... Не придирайся к словам, Анри... Мне и сейчас так кажется...

     - Что кажется?- Шёпотом спросил её я.

     - Что я люблю тебя...- Спокойно ответила она, совершенно обречённо глядя на меня в упор.- И я ничего не могу с этим поделать... Как бы ты ни пытался определить или переопределить понятие "любви"...- Она на секунду замолкла.- И... Ты знаешь...- Она как бы поколебалась - стоит произносить эти слова или нет,- Я... Я боюсь, Анри...

     - Боишься?- совершенно искренне удивился я.- И... чего же?

     - Ты знаешь...- Лидочка взволнованно облизнула губы, затем нерешительно подняла на меня глаза и, глядя в упор, продолжала:

     - Люди - существа разные... Очень разные... И, если они хотят жить вместе... Быть рядом... То очень многое зависит от их терпимости... к тому, что их в другом человеке удивляет... раздражает... обескураживает... озадачивает - к тому, что им непонятно...

     - Я постараюсь тебя понять...- Пообещал я, осторожно прижимая её к себе.

     - Нет, подожди...- Лидочка сделала попытку освободиться,- я о большем... Бывает так, что не всё в другом человеке понятно, или не всё понятно сразу... Бывает, что взгляды на какие-то вещи отличаются, и порой - очень сильно... И приходится говорить не о взаимопонимании - в той области, где оно сравнительно легко достигается, а о терпимости - в той области, где его достигнуть не удаётся...

     - Я постараюсь тебя вытерпеть...- многообещающим шёпотом поспешил заверить её я и попытался классическим способом - при помощи губ - заставить её замолчать. Но Лидочка снова вывернулась и упорно продолжала:

     - Всё не так просто, Анри... Часто люди, не желая портить отношения, которые им... привычны... комфортны... которые их просто устраивают, наконец... Да... так вот - тогда люди предпочитают соврать... Видимо, им кажется, что так проще, Анри... На самом же деле ложь только усложняет их жизнь - им кажется, что они друг друга понимают - но это не так. Они начинают играть, демонстрируя друг другу не самого себя, как есть; а... какой-то другой, выдуманный ими, образ... который, как им кажется, больше устраивает другого - того, для кого играют... Когда игра становится очевидной - случаются сцены... глупые, неприятные... склоки, выяснения отношений - которые так ни к чему и не приводят; хотя бы - потому, что игра не прекращается... Даже наоборот - склока происходит с единственной целью: убедить в отсутствии лжи, игры, лицемерия... То есть - снова обмануть, околпачить...

     - Бывает,- вздохнув, согласился я.

     - Я к чему это всё говорю, Анри...- Лидочка, наконец, перестала напрягаться, отстраняясь, и ласково пристроила головку у меня на плече.- Я просто очень не хочу, чтобы у нас так было... Пусть всё будет иначе... Я лучше постараюсь тебя понять, если смогу... Или - перетерплю, если понять не сумею... Или просто перестану замечать то, что не могу ни понять, ни принять, как есть... Я постараюсь быть такой, какой я тебе нравлюсь, Анри... Но только - быть, а не казаться... И я хочу, чтобы ты вёл себя так же. Если сможешь понять - пойми. Не сумеешь - будь терпимым... Если это не спасает - давай не будем спорить о том, что вдруг стало для нас камнем преткновения - лучше просто подождём, пока жизнь нас рассудит... Жизнь - она великий судия... И - мудрый...- Лидочка затихла, старательно пряча своё личико у меня на плече.- Только не надо лжи - это страшно, Анри... Даже если мы не сумеем ужиться и расстанемся - пусть лучше мы расстанемся потому, что не сошлись во взглядах, чем расстанемся, предав друг друга...

     - А... что ты называешь предательством?- Осторожно спросил я.

     - Ложь, Анри. Лицемерие. Фальшь. Двойную жизнь - тайком друг от друга. Давай лучше пытаться понять друг друга. Не обвинять, что другой не такой, каким ты ожидал или хотел его видеть - а понимать, какой он есть. На самом деле. И - любить. Таким, как есть. Если сумеем...- Закончила Лидочка со вздохом. Голос её под конец стал совсем грустным - настолько, что мне даже стало её невольно жалко: "Интересно,- подумал я,- это сколько ж она должна была уже перетерпеть, чтобы теперь, сейчас, начала говорить именно об этом?". А вслух я спросил:

     - А ты-то... сама-то... готова?

     - К чему?- Подняла Лидочка голову с моего плеча и, заглянув в глаза, стала ожидать ответа, блуждая взглядом по моему лицу.

     - К тому, о чём говоришь.

     - Не знаю, Анри... Я... Я хочу надеяться, что да. Я понимаю, осознаю, что так надо... Понимаю, что, если мы хотим быть вместе - то у нас просто нет другого выхода... Но смогу ли? Не знаю. Я... я постараюсь, Анри...

     - И я тоже.- Со вздохом резюмировал я. Нет, нутром я понимал, что она будто бы всё говорит правильно, но как-то... Знаете, когда живёшь сам, никому ни в чём не отчитываясь и никому не подчиняясь... А потом вдруг приходит нечто, делающее тебя рабом другого человека - душа пытается протестовать... И - не может. Это очень древний конфликт, разрешать который приходится в жизни каждому. Но не каждому удаётся... Лидочка подняла больную тему. Согласитесь, немногие люди могут рассказать ближнему о себе всё - ничего не скрывая и не тая... Да при этом ещё и надеясь быть понятым...

     - Я постараюсь понять тебя, Анри... Что бы ни случилось...- прошептала Лидочка, как бы вторя моим мыслям.

     - И я тоже... Постараюсь...- Вздохнул я, тут же иронично представив себя со стороны в ситуации, когда застукал её с парой любовников...

     - Тогда давай вести себя так, чтобы не создавать друг другу неожиданностей...- Вдруг сказала Лидочка. Мыслить мы уже начали в унисон, что ли?

     - В смысле?- Отстранился, разглядывая её, я.

     - Ну, например... Если кто-то из нас в кого-то влюбляется... На стороне... То другой узнает об этом первый.

     - Согласен.- Поразмыслив, я вынужден был согласиться.

     - И другой не станет попрекать его этим, ибо что может быть страшнее на свете, чем убийство Любви?

     - Я... постараюсь...- Едва сумел выдавить я.

     - Я - тоже...- Вздохнув, вторила мне Лидочка. Мы замолчали и какое-то время стояли, обнявшись, на ветру.

     - Что ж - будем считать, что мы договорились говорить друг другу правду и только правду, а другой должен быть готов её услышать.- Наконец заявил я.- Если не готов - пусть предупреждает. Нюансы отработаем в рабочем порядке...- Лидочка улыбнулась:

     - Бюрократ хренов...

     - Так, всё же - да или нет?

     - Да, да... Конечно - да... Именно об этом я и говорила...- Задумчиво ответила Лидочка, ковыряя носком сапожка снег. Порыв ветра поднял бесчисленное сонмище снежинок, подлетел к Лидочке и унёс в сторону полу её шубки... Очаровательная ножка в высоком сапожке смотрелась так безумно привлекательно в клубящейся дымке метели, что... Я не смог удержаться, и, присев, поцеловал её в колено... Потом - выше, выше...

     - Ну, ты что... Люди же смотрят...- Зардевшись, старательно запахнулась Лидочка и, не оборачиваясь, побежала в метель. "Как всё скоротечно...- С грустью подумал я.- Ещё минут десять назад я бы мог, пожалуй, безнаказанно совершить здесь нечто гораздо большее...".

     ...Какое-то время мы двигались так вдоль набережной: впереди быстро семенила стыдливо придерживающая полы шубки Лидочка, за ней - аки неотвратимый демон-искуситель, не спеша шёл я. Так мы дошли почти до самого конца сквера. За деревьями даже стали появляться редкие прохожие. Наконец Лидочка обернулась. Она стояла так - одна, тоненькая, стройная - в метели. А я не спешил подходить, издали любуясь ею... Потом подошёл, нежно обнял и поцеловал. В губы. Так нежно, как только умел. Лидочка, растаяв, сползла бы по мне вниз, если бы я не прижал её к себе, как самую драгоценную на этой Земле ношу. Неужто ты влюбился, Анри? Неужто такое ещё возможно?..

     - ...Рассказывать тебе дальше?- Воркующе притираясь головкой к моему плечу, вдруг тихо спросила она.

     - Да...- Прошептал я - может, для того только, чтобы слышать её голос...

     - Так вот... На чём я тогда остановилась?... Она поудобнее устроилась на моём плече.- Я была, говорю, весьма своеобразной девчонкой... И этот конфликт между жутким желанием, с которым почти невозможно совладать, и классическим воспитанием, которое я получила... Создавал мне массу проблем... Или спасал от них... С одной стороны - случайные партнёры для меня просто не существовали, с другой - порой я теряла голову настоько, что готова была броситься на шею первому встречному и позволить ему делать со мной всё, что ему угодно... Это было жутко, Анри... Я не могла на это решиться и одновременно хотела, жаждала этого... Какие сны мне снились, Анри... Я тебе расскажу. Позже. Когда-нибудь. Может быть...- Она затихла, глядя поверх моего плеча куда-то вдаль.- Как я тебе говорила, Бог не обидел меня родителями.- Снова начала говорить она. Они видели и, казалось, понимали, что со мной происходит... Пытались понять и помочь - что бывает в жизни не так уж часто, Анри... А я, как говорят "исследователи подростковых душ", находилась в состоянии "ожидания любви". Как чего-то высокого, великого, светлого... Я думала, что Любовь - это праздник, Анри... Что это есть большой, светлый и красивый праздник... Нечто,- она грустно усмехнулась,- вроде карнавала... Чушь это всё. Но я начала это понимать, Анри, только когда встретила тебя.- Она снова затихла, поудобнее устраиваясь, как будто бы пытаясь достичь соприкосновения как можно большим количеством точек на поверхности наших тел. Наконец - видимо, поняв, что полностью слиться всё же не удастся, она вздохнула:

     - Я знала, что меня звали недотрогой, Анри. Знала, что многих удивляет, что мне не нравится, когда в танце тебя начинают поглаживать или даже щупать - но кто из вас догадывался о том, что я избегала мужских рук не потому, что этого не хотела? Мне просто была противна "ничья" рука... Понимаешь? Я хотела, чтобы это была "его" рука. Его. Единственного... Во всём мире...- Я, сглотнув подкативший к горлу комок, кивнул.

     - Потом в мою жизнь пришёл ты. Появился как-то незаметно - как будто просто прохожий. Я тогда и помыслить не могла, что ты можешь остаться в ней навсегда...

     - Надолго, по крайней мере...- Попытался сострить я.

     - Нет, Анри...- Она сокрушённо покачала головой.- Ты пришёл навсегда. Это не зависит от того, будешь ли ты со мной, будешь ли рядом или вообще исчезнешь за горизонтом - забыть тебя, вычеркнуть из своей жизни я уже не сумею... Ты слишком прочно врос в неё, Анри... С кровью... Я не сразу это поняла. А поняв - ужаснулась: я не знала, как подойти к тебе, Анри. Как сказать об этом... Я не умела этого... Время неумолимо шло вперёд, а я глупо страдала, не в силах ничего с собой поделать, и только ревела в подушку по ночам... Это был очень непростой период, Анри... Однажды я неожиданно для себя вдруг поняла, что любовь - это совсем не удовольствие, нет... Любовь, скорее, есть готовность к страданиям...

     - Зачем? Ради чего?- Не удержался я.

     - Не знаю...- Лидочка как-то просто пожала плечами.- Да только мне она до сих пор только страдания и доставляла. И, что самое смешное - я не жалела, нет... Я ни разу не пожалела о том, что совершенно безбожно и безнадёжно втюрилась в прагматика, который меня совершенно не замечает... Так же, впрочем, как и других женщин...

     - Ну, не скажи...- Нерешительно попробовал было возразить я.

     - Ну, не скажу...- Как-то отстранённо пропела Лидочка,- да только что от этого-то измениться?- С ласковой и какой-то материнской улыбкой проворковала она.

     - Ну, не знаю...- В тон ей продолжил, разведя руками, я. Мы замолкли. Говорить было толком не о чем. Мы какое-то время просто шли по набережной Сиеты, держась за руки и постепенно всё больше и больше сближаясь. Сквер давно закончился и прохожие стали попадаться всё чаще и чаще. Мы шли всё ближе и ближе друг к другу... Наконец я просто положил голову ей на макушку и мы остановились - за бессмысленностью дальнейшего передвижения. Лидочка повернулась ко мне и, взглянув на меня снизу вверх какими-то по-собачьи преданными глазами, прикрыла веки. Её губы стали искать мои... Нет, ребята - я не могу это описывать... Прагматик Анри, всю жизнь проработавший на ещё более прагматичного Скрента, вдруг "поплыл" - и поплыл так, что с полчаса стоял на морозе, самозабвенно целуясь с его неприступной секретаршей! Чудо. Которого не бывает. Да скажи мне кто об этом ещё с полгода назад - я засмеял бы его, как последнего идиота... Воистину - неисповедимы пути Господни...

     ...Прохожие оглядывались на нас, многие - улыбались. Люди шли мимо по своим делам, в основном - нагруженные подарками. Какая-то парочка, заглядевшись на нас, разулыбалась и... приступила к тем же занятиям. Продолжалось это недолго - вскоре, обнимаясь да изредка целуясь на ходу, они пошли дальше. Видимо, спешили очень... В конце концов несколько подустали от этого занятия и мы. Не в силах отпустить руки или разжать объятия, мы так и пошли вдоль улицы - бесконечно счастливая Лидочка да совершенно обескураженный я... Я до сих пор не знал, как к ней относится... К кому это "к ней"? Ну... к Лидочке... и к её любви... Всё это было чем-то новым для меня... Я не был монахом; не боялся, не чурался, не избегал и не подставлял женщин. Но я не любил их. Это было нечто вроде взаимовыгодной сделки: мне нравилось сводить их с ума, доставляя им удовольствие - и я делал это, между делом удовлетворяя и свои физиологические потребности, что, в общем-то, было далеко не основным. Я никогда не чувствовал какой-то... как бы это сказать... апостериорной ответственности за них, что ли... Наши отношения, начавшись однажды, заканчивались всякий раз, как только кто-то из нас приходил к выводу, что изучил другого достаточно хорошо, чтобы нам впредь было скучно. Расставались легко и непринуждённо - я никогда не жалел о прошлом и не боялся за будущее. Судьбы наперсниц меня никогда не волновали - единственное, к чему я стремился - не искать их в своём ближайшем окружении... Но теперь... Я вдруг впервые понял, что на мне лежит какая-то невероятная по размерам ответственность за этот маленький пушистый комочек, прижимающийся ко мне на морозной Кайанской набережной, ответственность за его прошлое, настоящее и будущее... И, что самое интересное и необычное - я не боюсь этой ответственности, я не пытаюсь избегать её. Я даже... хочу её; более того - я, похоже, не могу без неё жить. Она стала смыслом моей жизни? Но... Почему?

     ...Мы шли всё дальше и дальше, и мне вдруг показалось, что я просто не смогу оставить Лидочку по своей инициативе - никогда, даже если изучу её всю, без остатка, "до последнего винтика". И, если она вдруг вздумает оставить меня, мне будет откровенно жаль... Может - жаль до тоски... И я подумал тогда: а, может, это - и есть Любовь? Просто Любовь, и всё? И этим всё объясняется... Не знаю. Может быть. Я до сих пор так и не знаю ответа на этот вопрос. Хотя этот комочек, уже превратившись в брюхатую уточку, ковыляет сейчас из кухни в спальню, а я сижу, тараторю в микрофон этот текст и толком не знаю, что мне сейчас об этом сказать, чтобы это было правдой... Только что подошла, обняла сзади за плечи, потёрлась щекой о затылок и поковыляла дальше... А я сидел с закрытыми глазами и млел... Как тогда, на набережной Сиеты...

* * *

     ...Ничто не может продолжаться вечно и всё хорошее когда-нибудь кончается - с этой очевидной истиной столкнулись мы и в гостинице, едва приволокли туда ноги. Было уже заполночь. Сначала нас не хотели впускать вообще, потом какой-то сонный дядька нехотя открыл дверь, но наотрез отказался оформить Лидочку, ссылаясь на то, что администратор будет только утром, а ему "больше нечего делать, чем рыться в этих бумажках". В конце концов, десять экю разрешили его сомнения и мы прошли наверх, а он остался внизу, с удивлением разглядывая блестящую золотом неведомую ему монету.

     - Что мы... теперь... будем делать?- Выдохнула запыхавшаяся Лидочка, едва мы взбежали на этаж - пешком, чтобы никого не потревожить.

     - Стой тут...- заговорщицким шёпотом я пригвоздил её к лестнице.- И жди, пока я не дам тебе знать. Потом пройдёшь по коридору направо. Только тихо... Мой номер - 817. И - постарайся, чтобы тебя никто не заметил - если хочешь, чтобы нас не тревожили, по крайней мере, до утра...- Лидочка осторожно кивнула. Я достал свой пейджер и, выключив пищалку, отдал ей:

     - Стой и смотри на экран. Как только появится сообщение - можешь идти.- Лидочка, улыбнувшись, кивнула.

     - Конспиратор...- Улыбнулась она.

     - Жизнь учит...- отмахнулся я и потихоньку пошёл по коридору. Дежурная по этажу спала за столом, положив голову на руки. Я наклонился над ней - она не шелохнулась. Я тихо взял ключ со стенда и так же, буквально на цыпочках, проследовав дальше, скрылся из её потенциального поля зрения. Потом мне понадобилось минут десять, чтобы договориться с оператором пейджерной связи о тексте сообщения: ни "пора идти", ни "иди сюда на цыпочках" её почему-то не устраивало. Я до сих пор не понял, какая ей, в пень, разница... В конце концов мы сторговались на фразе: "Зайди ко мне. == Анри",- и я, с облегчением опустив трубку на рычаг, выглянул в коридор. Лидочка шла по нему, едва дыша и высунув от напряжения язычок, который рисковала прикусить при первом же вспугнувшем её звуке. Пройдя мимо дежурной, она как будто облегчённо вздохнула и огляделась. Увидев меня - улыбнулась, и, сбросив шубку, взяла её за капюшон и забросила через плечо. Оглядев себя, подтянула платьице вверх - буквально до неприличия - и направилась ко мне походкой манекенщицы. Меня душил смех - её, видимо, тоже. Едва достигнув моей двери, она повисла у меня на шее, уронив шубку на пол. Минут через... много... такого блаженства... я, заслышав в коридоре отдалённые голоса, сумел оторваться от её гибкого тела и, подняв шубку, осторожно выглянул в коридор. Возле дежурной стояла ещё одна пара - судя по всему, предпринимая безуспешные попытки её разбудить. Я, не став дожидаться завершения этого процесса, прикрыл дверь и повернул ключ. Немного подумав, я оставил его в замке: почему-то мне захотелось, чтобы эту дверь сейчас невозможно было отпереть снаружи.

* * *

     ...Лидочка сидела в кресле, закинув ногу на ногу, и держала в руке бокал, многозначительно рассматривая его на свет.

     - Налить?- Решил я проверить, правильно ли я её понял.

     - Нахал...- прыснула Лидочка.- И прагматик...- добавила она нараспев.

     - Ну, как знаете...- Пожал плечами я.

     - Нет, ну, вы только посмотрите, каков нахал...- С каким-то почти ласковым удивлением - или упоением? - пропела Лидочка, повиснув у меня на шее.- Кровать-то у тебя тут есть?- Чуть погодя, шепнула она мне в самое ухо.

     - Есть, конечно...- Удивлённо кивнул я на своё лежбище.

     - Нет, Анри...- Лидочка явно смутилась,- ты не совсем так меня понял...

     - То есть?- Пришёл черёд удивляться и мне.

     - Я хотела спросить... Есть ли у тебя... другая... отдельная кровать?- Едва слышно выговорила она. Несколько минут я оторопело смотрел на неё.

     - Ты чё?- Я потряс головой, пытаясь стряхнуть недоумение.- Что с тобой?

     - Не знаю...- Тихо призналось моё сокровище.- Наверное, я... просто боюсь, Анри... Ведь, по большому счёту - мы совсем друг друга не знаем... И - вот так, сразу, в день приезда... Я... Нет, я хочу тебя - очень хочу,- едва не плача, кинулась она мне на шею,- но... Я, похоже, действительно чего-то боюсь... Может, первый раз всегда так страшно, Анри? Первый раз любить, первый раз ненавидеть... первый раз рожать... или умирать?

     - Короче, так...- Задумчиво прервал я её излияния.- Спать будем здесь.- Я ухмыльнулся,- если не боишься, что я тебя покусаю. Если боишься - я лягу на коврик возле двери.

     - Я не тебя боюсь, Анри...- Вздохнула Лидочка.- Я боюсь, наверное... Чтоб мы не наделали глупостей, о которых впоследствии будем сожалеть...

     - Давай не будем делать глупостей...- Согласился я.

     - А может, их стоит сделать... Ибо - как ещё познавать мир?- Каким-то затуманенным взором глядя в меня, задумчиво произнесла Лидочка.

     - Значит, сделаем...- Снова охотно согласился я.

     - Замолчи, балаболка...- Улыбнулась моя подружка.- Ты хоть понимаешь меня?

     - Думаю, что да.- Вздохнув, сказал я как можно более серьёзно.- А потому - давай предоставим событиям развиваться самостоятельно, не пытаясь их предугадать или предопределить... А утром узнаем, правильно мы поступили, или нет.

     - Утром ещё не узнаем...- Грустно покачала головой Лидочка.- Узнаем, быть может, только к концу жизни...- Я кивнул:

     - Так к чему расстраиваться по поводу того, что, возможно, произойдёт только к концу жизни? Если произойдёт...- Лидочка разулыбалась:

     - Балаболка... Как есть - балаболка... Сними платье...- Вдруг тихо попросила она. Я не понял. Лидочка подняла руки вверх и повернулась ко мне спиной. Осторожно взяв за низ её платьица, я приподнял его чуть выше и невольно погладил освободившуюся поверхность бёдер. Лидочка вздрогнула, прижалась ко мне спиной.

     - Ещё...- Шёпотом попросила она. Я повторил движение, но оно уже не вызвало той же трепетной реакции. Тогда я приподнял край платьица ещё чуть выше и осторожно потрогал кожу там. Лидочка задышала чаще... "Ага, голубушка...- сообразил я,- мы, значит не любим однообразия..."... И я обрадованно продолжил "по той же схеме" - то есть, понемногу приподнимая платьице всё выше и выше, осторожно изучал руками освобождавшуюся от него поверхность. Вскоре Лидочка уже извивалась всем телом, требовательно прижимаясь ко мне спиной... Платьице поднималось всё выше и выше... Пока, наконец, не освободились её прекрасные, трепещущие, молодые, жаждущие любви груди... Тогда, не в силах больше выносить эту пытку, я одним рывком освободил её из платья и отбросил его в сторону. Лидочка повернулась ко мне. Мы стояли друг против друга, казалось, целую вечность: я, не успевший ещё даже снять пиджак, и Лидочка, в такт сбивчивому дыханию которой поднимались и опускались, трепеща, её обнажённые груди... Точёные плечи покрывали изумительные, мягкие, каштановые волосы... Под колготками проглядывали миниатюрные - казалось, специально сделанные только для того, чтобы считалось, что они были - трусики... Мы стояли друг против друга и как-то часто и тяжело дышали. Наконец, не в силах далее сдерживать себя, я осторожно протянул руки к её бёдрам. Колготки легко скатывались под моими руками вниз, казалось, доводя этим Лидочку до исступления.

     - Ещё... ещё...- порой слышалось едва слышно - как будто просто казалось мне - в её выдохе... Я был на седьмом небе... Я чувствовал себя снова, как мальчик, впервые увидевший обнажённую женщину и едва осмелившийся прикоснуться к ней... Невольно я поймал себя на мысли, что ничего подобного мне не доводилось испытывать ни с одной из моих мимолётных подружек... Да и с теми, что задерживались на какое-то время - тоже... Наши отношения были удобны, комфортны, приятны... Но - ничего подобного... "Боже мой... Что же будет, когда она начнёт..". - Невольно пронеслось в голове. Я судорожно сглотнул слюну.

     - Что... такое?- Сквозь судорожное дыхание пробился вопрос Лидочки.

     - Ннн...ичч..его...- Примерно так же ответил я.- Ппп...росто... голова кругом идёт...

     - Ддда... и у меня тоже...- Сглотнув, выдохнула Лидочка. Наши головы продолжали кружиться дальше... Когда я начал приспускать трусики, целуя медленно освобождаемые от них бёдра - Лидочка прикусила палец, чтобы не взвыть - но даже и так сквозь постоянно сбивавшееся дыхание порой прорывались едва сдерживаемые ею попытки призвать весь мир в свидетели того, что с ней сейчас происходит...

     - О, боже... Я с ума сошла...- Наконец выдохнула она, и, вырвавшись от меня, убежала к окну. Она встала перед шторой спиной к окну - обнажённая, прекрасная, раскрасневшаяся, легко видимая теперь со всей улицы - если только там кто-то был в этот час и смотрел наверх... Прикрыв руками лицо, а локтями - груди, она взволнованно наблюдала за мной - как бы не в силах понять, что теперь делать и как следует вести себя дальше. Постепенно руки сползали вниз, освобождая залитое краской её очаровательное личико - и задержались, едва касаясь пальчиками подбородка... У меня уже пересохло во рту так, что язык едва мог повернуться, прилипая, казалось, даже к зубам... Не в силах оторвать взгляда от Лидочки, я потянулся к графину на столе, и, нащупав его, отхлебнул прямо из горлышка - нащупывать ещё и стаканы было уже выше моих сил. Потом я протянул графин Лидочке. Она как-то не то нерешительно, не то отчаянно замотала головой - непонятно, то ли отказываясь от воды, то ли не решаясь опустить руки, открывшись... Я поднёс графин к её губам. Она начал пить - нерешительно и жадно одновременно. Похоже было, что её, как и меня, совершенно не удовлетворяет выпитое - влага стекала по казавшемуся растрескавшимся горлу, не смягчая его и совершенно не утоляя жажды. Поперхнувшись, Лидочка фыркнула и закашлялась, при этом успешно облив и шею, и плечи. Вода стекала ручейками по её телу вниз, местами зависала крупными каплями... Это было прекрасно... Я набрал в рот воды и обрызгал её - всю, с головы до ног. Успевшая откашляться Лидочка взвизгнула, и, позабыв былой - да и всякий - стыд, ринулась отбирать у меня графин. Уже через секунду я лежал на полу, совершенно обезграфиненный, а Лидочка дикой амазонкой восседала на мне, набирая полный рот воды.

     - Погоди, дай хоть раздеться!- Отчаянно взмолился я.- Этот костюм стоит целую зарплату и я сильно сомневаюсь, что Скрент спишет его на командировочные расходы...- Лидочка, уже набравшая полный рот воды, кивнула головкой с раздутыми щеками в знак согласия с моими доводами; затем весьма охотно, уже совершенно не стесняясь ни своей наготы, ни всего происходящего, встала, и, натужно сопя, чтобы сохранить хранящийся во рту боезапас, уселась на край стола, наблюдая процесс раздевания и злорадно подгоняя меня покачиваниями графина всякий раз, когда ей казалось, что процесс движется слишком медленно. Наконец костюм был снят и аккуратно водворён в шкаф, рубашка и галстук полетели на стул, носки - в прихожую, а последняя деталь туалета - в сторону кровати.

     - Огго...- Изумлённо выдохнула Лидочка - при этом часть воды естественным образом окатила меня, а часть продолжала стекать через отвисшую, почти отвалившуюся, челюсть.

     - Что "огго"?- Не совсем понял я, хотя и начинал уже догадываться, что она имеет в виду: ей, видимо, просто не приходилось ещё видеть - по крайней мере, вблизи - восставшего члена... Лидочка стояла, так и не найдя в себе сил закрыть рот и оторвать оторопевший, даже слегка испуганный взгляд от дива, кое ей неожиданно представилось. Я подошёл к ней, что вызвало замешательство и даже некоторый страх на её лице, и аккуратно закрыл ей рот, приподняв пальцем челюсть. Лидочка подняла на меня оторопевший взгляд и едва слышно пролепетала:

     - И мы... будем... его... это... туда?

     - Успокойся,- касаясь её губ своими губами, прошептал я,- мы будем делать только то, что ты захочешь.- Лидочка недоверчиво прильнула ко мне, всё ещё чего-то, видимо, опасаясь. Я осторожно поцеловал её в ушко... Она не возражала. Уже через несколько минут мы вились в невообразимом клубке, обволакивая друг друга объятиями и осыпая поцелуями... Лидочка хотела всего - поцелуев, поглаживаний, объятий, танцев, вина, конфет, сока; она совершенно обезумела, когда я вылизал её всю - но она продолжала опасливо вздрагивать всякий раз, когда нечто, казавшееся ей, быть может, изощрённым орудием пытки, пыталось найти свой естественный путь... Наконец само орудие не выдержало и стало постепенно, но неотвратимо уменьшаться в размерах, невзирая даже на то, что в моих объятиях находилась самая желанная мной во всей моей жизни женщина... Когда испугавший её предмет превратился в нечто... совершенно безопасное, Лидочка, заметив это, смутилась:

     - Тебе... плохо?- Виновато спросила она - по видимому, первое, что пришло ей в голову.

     - Нет... С чего ты взяла?- Удивился я. Она молча кивнула на "остатки гордости" своего любовника. Я усмехнулся:

     - Не бери дурного в голову... Он просто устал...- Меня душил смех, немного разбавленный смущением,- видишь ли... он не предназначен для столь долгих упражнений...- Лидочка, недоверчиво взглянув на меня, протянула руку к предмету её интереса но тотчас же, зардевшись, отдёрнула её, стыдливо уткнувшись мне в плечо. Я взял её руку и положил... ну, сами знаете, куда; шепнув на ухо:

     - Возьми, не бойся...- И прижался к ней так, чтобы действия её руки не были видны со стороны. Мне показалось, что так она будет немного смелее... Так оно и вышло. Вскоре Лидочка уже искушённо массировала охваченный её рукой предмет, который время от времени предпринимал отчаянные попытки восстановить былое могущество. А Лидочка опасалась его всё меньше и меньше - даже, когда попытки эти были более-менее удачными... Лидочка смелела. На глазах. Потихоньку осваивался и я... Я уже не видел в ней нечто непонятное и сверхъестественное, невесть откуда взявшееся в моей судьбе - я видел просто женщину, которая явно хочет дальнейшего развития событий, но никак не может решиться... И мной почему-то вдруг снова начало овладевать какое-то непонятное чувство ответственности... За неё? К чему бы это? Ведь она сама всего этого хотела... И хочет... И, по-видимому - скоро решится... "Вы в ответственности за тех, кого Вы приручили..". - вдруг вспомнилась мне знакомая с детства строчка. Хм... Неужели я её уже приручил?

     ...За ночь мы съели коробку шоколадных конфет. Огромную коробку - вчера я преднамеренно выбирал самую большую, чтобы наверняка хватило... но мы справились с ней. Мы выпили бутылку шампанского, вылизали пачечку мёда и баночку варенья - предварительного размазав их по телу... в подходящих для этого местах... Мы выпили весь сок, скопившийся в моём холодильнике - ибо нас уже просто тошнило от сладкого... На рассвете очередь уже едва не дошла до пива - но здравый смысл восторжествовал: оба предпочитали осязать всё более-менее реально... Мы изучили тела друг друга в комплексе и по частям; мы излизали, исцеловали, изгладили друг друга так, что нам уже ничего не хотелось... Мы целовались - взахлёб - у открытого окна, когда нам становилось слишком жарко; мы закрывали его и шли купать друг друга в ванной - когда настолько замерзали, что наши тела уже не могли согреть друг друга... Мы катались по кровати и по коврам, свившись в клубок и искусали губы до крови - Бог мой, проще перечислить, каких "начальных упражнений" мы не делали... Мы были счастливы и довольны друг другом - но... Но мы так и не решились. Смешно сказать: когда этого хотел я - она вдруг впадала в страх или нерешительность, и я не смел ни уговаривать её, ни принуждать... Когда же, спустя какое-то время, она готова была, плюнув на всё, броситься в этом омут, очертя голову - меня вдруг посещала мысль о том, то она решилась недостаточно обдуманно и будет впоследствии об этом сожалеть... И я не мог переступить через это... Кстати, позже я рассказал эту историю знакомому психоаналитику - в надежде услышать его мнение обо всём этом. Он как-то загадочно посмотрел на меня, затем произнёс:

     - Ты знаешь... это, в общем-то, не уникальное явление... Хотя - и не слишком распространённое... Скажи,- он покусывал губы - не то пряча улыбку, не то - в нерешительности подбирая слова,- ты никогда не задумывался о том,- он испытующе взглянул на меня,- а не слишком ли сильно ты её любишь?

     ...Надо сказать, что я долго думал об этом его вопросе, так и оставшемся тогда без ответа. Я не знаю, люблю ли я её. Не знаю. Но я знаю, что без неё я давно уже не могу прожить и дня. Даже если я не могу её осязать, видеть и слышать - я всё равно должен твёрдо знать, что она где-то существует, что любит меня или, хотя бы - воспоминания обо мне ей приятны... Я хочу, чтобы она, даже сходя с ума в постели с кем-то другим - помнила бы обо мне и... знала бы, что мне это приятно... Чёрт возьми! Я вдруг поймал себя на мысли, что мне приятно, когда она получает удовольствие, вне зависимости от того, кто ей это удовольствие доставляет! Единственное, о чём бы я смел её молить - чтобы она помнила обо мне в это время... Может - представляя, что и я есть где-то рядом; может, даже принимаю какое-то участие в этом процессе... Что это? Мазохизм? Вряд ли... Тогда - что же? Не знаю... Может, это и есть та самая, пресловутая Любовь? Когда твоя ревность заключается не в том, что у неё завёлся любовник, а в том, чтобы он невзначай её не обидел? И это - не бред?.. Я пытался несколько раз заговаривать с ней об этом - но она, счастливо и сочувственно улыбаясь, неизменно говорила в ответ нечто подобное этому:

     - Анри, милый... Не говори глупостей... Мне никто, кроме тебя, не нужен... Я просто не встречала больше мужчин, которые бы заинтересовали меня настолько, чтобы я решилась впустить их в постель... Но если ты очень,- сказав это однажды, она сделала сильное ударение на слове "очень",- если ты очень хочешь увидеть меня с другим...- она грустно улыбнулась,- если тебе это патологически необходимо... Я сделаю это... Для тебя... Только,- она сделала серьёзное лицо,- мы поедем на побережье - далеко - туда, где нас никто не знает... Там мы подыщем кого-нибудь, кто мог бы меня заинтересовать... И вы меня "снимете"... Вдвоём. Потому что,- она вздохнула,- без тебя... Или, хотя бы - без твоего присутствия - я сильно сомневаюсь, что могу извлечь из этого приключения хоть какое-то удовольствие...- Вот так. Ну и дела... Я думал над этим долго. Очень долго. И не придумал ничего. Я не мог расстаться с этой женщиной и готов был ради неё на всё, что угодно - лишь бы ей было хорошо... И, быть может - более всего был благодарен ей именно за то, что она не хотела от меня таких жертв. Противоречива сущность человеческая... "Спасибо тебе, господи, за то, что ты лучше нас, горемычных, знаешь, что нам надо... И прости нас, глупых, за то, что понимание этого приходит к нам слишком поздно..". - Вспомнились вдруг слова бабушкиной молитвы. Вот уж воистину...

* * *

     Уснули мы лишь на рассвете, измождённые самоистязаниями да истерзанные любовью... Нас, похоже, несколько раз пытались будить - то горничная на завтрак, то ещё какая-нибудь чепуха - но безуспешно. Проснулись мы только после обеда. Голова гудела. Тело ныло. Ничего толком не хотелось...

     - Слушай... А давай-ка махнём в бассейн?- Высказал я своевременно пришедшую в голову мысль.

     - Далеко это?- С трудом протирая глаза, и, видимо, едва осознавая, где находится, пробормотала в ответ Лидочка.

     - Да здесь, внизу... На первом этаже...

     - Тогда - пошли...- Лидочка решительно махнула рукой, как будто пьяный извозчик, который наконец, после долгих уговоров, решился всё же на дальний рейс. Мы спустились. Бассейн был пуст. Основная часть публики осаждает его по утрам - перед выходом "в свет", или - вечерами, по возвращении в гостиницу. Иногда кто-то посещает его и в течении дня - но сейчас нам, похоже, просто повезло. Повезло прежде всего потому, что... Лидочка, сбросив махровый халатик, ринулась в воду, в чём мать родила. Какое-то время я стоял, оглядываясь по сторонам и не зная, как поступить.

     - Ты что?- Наконец выдавил я.

     - Не бери в голову,- Лидочка задорно плыла на спине, усердно орудуя ногами,- у меня всё равно с собой ничего нет - кто мог подумать, что здесь могут быть зимние бассейны... Так что - прыгай, и давай успеем, пока никто не пришёл...- Я предусмотрительно повесил Лидочкин халатик на поручни сходен и упал в воду. Вода освежала быстро и хорошо. Хотите добрый совет? Если Вам когда-либо нужно будет хоть как-то восстановиться после бурной ночи - упадите в бассейн. Помогает...

     Тем временем я уже всплыл и, с удовольствием расправив плечи, размашистыми движениями рук направил своё бренное тело к Лидочке. Она как будто ждала этого - поднырнула и, мигом содрав с меня плавки, забросила их куда-то за кафельное ограждение бассейна.

     - У тебя всё в порядке?- Всплывая после этой непродолжительной борьбы, отфыркиваясь и отдуваясь, встревоженно оглянувшись, поинтересовался я.

     - Вполне,- поспешила заверить меня Лидочка и поплыла в противоположный угол бассейна.

     - Послушай... Здесь ведь - проходной двор... Это просто невероятная случайность, что сейчас здесь никого нет...- Догоняя, пытался урезонить её я. Неожиданно Лидочка обернулась и, подплыв ко мне, посмотрела в глаза:

     - Ты чего-то боишься?- Не отрывая взгляда, произнесла она.

     - Нет, просто не хочу лишних проблем...- Вздохнул я.

     - Тогда давай подождём, пока они появятся, а потом уже будем думать, стоят ли они таких страданий...- Предложила Лидочка, приблизив свои губы к моим. Что было дальше - не стоит труда представить, а потому не стану подробно и описывать. Просто мы повторили - видимо, чтоб не забыть - многие уроки и пируэты прошедшей ночи... Не знаю, насколько долго это продолжалось - думаю, что не меньше часа. Из воды мы вылезли просто потому, что уже устали. И, видимо, вовремя: в отдалении послышались чьи-то голоса, и, едва я успел отыскать плавки, как в зал ввалилась небольшая компания молодняка. Лидочка к тому времени как раз запахнула халатик и, как ни в чём не бывало, подпоясывалась, с какой-то задорной иронией поглядывая на меня; меня же спасло только ограждение бассейна, скрывавшее от вошедших нижнюю часть моего тела. К тому моменту, когда молодняк горохом посыпался в бассейн, я уже успел обрести пристойный вид и, предложив своей даме руку, провожал её к раздевалке.

     - А если бы они пришли минутой раньше?- С некоторым оттенком укоризны шепнул ей я.

     - Но они пришли только сейчас,- с недоумением пожала плечами Лидочка и улыбнулась. Я был в некоторой растерянности: всё происшедшее так не вязалось со всем, что я знал и слышал когда-либо о ней, что я невольно усомнился: а право ли было общественное мнение? В смысле - не кроется ли за кротким ликом всем известной недотроги неописуемая распутница? К тому же - я, как ни старался, но так и не обнаружил на её загорелом теле никаких следов от купальника и всё не мог решиться задать ей этот, волнующий меня, вопрос... Будто угадав мои мысли, Лидочка погладила меня по голове и шепнула:

     - Не бойся, Анри... Это я только с тобой такая... Сумасшедшая... То есть - какая есть от рождения... Как будто что-то случилось со мной... Такое... И я вдруг поняла, что с тобой мне всё можно... И ничего не страшно...

     - И тем не менее - так и не решилась?- Вдруг вспомнил я.

     - Я решалась,- с каким-то лёгким озорством возразила она.- Несколько раз... А вот о чём ты тогда думал - неизвестно...

     - О том, насколько обдуманным было твоё решение...- Со вздохом пояснил я. Лидочка прыснула, но, быстро спохватившись, уткнулась мне в плечо, и, посерьёзнев вдруг, тихо и с какой-то нежностью в голосе прошептала:

     - Спасибо тебе, Анри... Ты знаешь, я ведь и сейчас не уверена, что действительно была готова тогда... к этому...

     Полуобнявшись, мы покинули зал бассейна. Купание пошло нам на пользу: холодная вода сняла усталость - и последствия бессонной ночи уже не тяготили. В голове появилась хоть какая-то ясность. Одевшись, мы пошли в ресторан. Народу там было не намного больше, чем в бассейне, и мы спокойно предавались греху чревоугодия, вожделенно поглядывая друг на друга. Как-то так получилось, что нас интересовало тогда только происходящее с нами, остальной мир как бы вообще перестал существовать. Отдельные проявления его - как, например, мороженное с клубникой, кусочки торта, апельсины - воспринимались вполне благосклонно и доверчиво, без каких-либо попыток проанализировать их происхождение и с лёгким сердцем употреблялись уже в нашем, внутреннем мире. Смешно сказать - я потом, как ни силился, так и не смог вспомнить ни сумму счёта, ни размер чаевых - единственное, что хоть как-то отразилось в памяти, так это недоверчивое выражение лица официантки в момент расчёта. Я не помню, как мы выбрались на улицу, не помню, где, как и сколько мы прошлялись. Знаю, что смертельно устали. И помню несколько как бы выхваченных из дурмана отдельных кадров - то её лицо в капюшоне, со снежинками на ресницах, то волосы, развевающиеся в метели, то её всю - тоненькую, хрупкую фигурку, кружащуюся в снежном вихре...

     - Вот уж зима, так зима...- Восхищённо шепнула мне Лидочка, когда мы вечером, входя в гостиницу, пытались отряхнуться от снега.- Настоящее рождество... Не то, что у нас - то ли идёт снег, то ли - тает...- Раскрасневшаяся, счастливая, задорная и смертельно уставшая, Лидочка была прекрасна, как никогда. Даже - как ни одна женщина не была прекрасна для меня никогда в жизни. Портье на этот раз был на месте, и оформление, на удивление, не вызвало особых хлопот (естественную ворчливость клерков в этой стране, считавших, что любой из посетителей им что-то должен, я давно уже не брал в расчёт, а бесконечно счастливая Лидочка просто этого не заметила). Вскоре мы посетили Лидочкин номер. Собственно, он ничем не отличался от моего, только расположен был на втором этаже, что по Ункарским меркам было удобно: вода здесь была практически всегда, причём - и холодная, и горячая; в то время, как у меня - на восьмом - вечерами, когда возвращалось в свои номера большинство постояльцев, горячей воды ожидать было просто бессмысленно, а холодная могла течь, прерываясь, тоненьким ручейком. Разумеется, мы тут же оценили по достоинству эту особенность, втиснувшись вдвоём в небольшую, даже по местным меркам, "полусидячую" ванну. Омовение, естественно, закончилось бурным процессом, сопровождавшимся разливанием изрядного количества воды по полу. В довершение всего мы, пошатываясь, добрались, голые и мокрые, до постели - и рухнули на неё, отбросив одеяло. Здесь было тепло - гораздо теплее, чем у меня, наверху. Позже мне Джакус пояснял, что второй этаж считается престижнее, чем верхние, и все заезжие периферийные бонзы ещё во времена Сонов останавливались, в основном, на втором; по крайней мере - никак не выше третьего этажа. Поэтому, когда закладывалась гостиница "Ункария", претендовавшая на роль наиболее комфортабельного и центрального места жительства приезжавших в Кайану провинциальных бонз, паровое отопление в ней заводилось не прямой трубой через верхние этажи, с обратным ходом через батареи - чтобы обеспечить равномерный прогрев здания, а снизу - через батареи, а обратный ход сверху был сделан прямой трубой, что обеспечивало максимальную температуру на нижних этажах и минимальную - на верхних. Джакус говорил, что это был классический пример решения проблем Сонами: изначально зная, что топить нормально всё равно не будут, благо топливо будет разворовываться на всех уровнях, они заранее обеспечивали себе местечко потеплее - хотя бы за счёт того, что на верхних этажах будет обеспечено всего плюс 10-12 градусов. Внизу в этом случае были все 20-25, что их вполне устраивало. Теперь ситуация несколько изменилась - гостиница должна была, как и всякое нормальное предприятие, сама зарабатывать свои деньги, а для этого приходилось обеспечивать сносные условия жизни постояльцев. Поэтому топили недурно: у меня, на восьмом, было градусов двадцать. Поскольку перемонтировать трубы наоборот никому, естественно, в голову не пришло - здесь, внизу, было градусов 28-30, и мы сейчас валялись на простынях, не испытывая ни малейшего желания укрыться.

     Вечно это продолжаться не могло. Вскоре мы, измученные бессонницей и совершенно обессиленные физически, приняли единственно разумное решение - разбрестись по своим комнатам. Больше находиться вместе мы уже совершенно не могли: едва завидев друг друга, мы бросались в объятия, и все наши акробатические этюды снова шли по кругу, что на фоне общего изнеможения уже вызывало едва ли не раздражение. Мы не могли ни расстаться - это было выше наших сил, ни быть рядом - на что уже не хватало сих физических. Решение было не самым желанным, но неизбежным, и неотвратимую необходимость его уже понимали оба: нам нужно было если не отоспаться как следует - то, хотя бы, несколько часов передремать. При этом о том, чтобы спать вместе, не могло быть и речи: мы несколько раз уже пробовали это, но не смогли: каждый раз, даже впадая в забытье, кто-то из нас неизменно вскоре просыпался и начинал ласкать другого... Я нехотя оделся, поминутно возвращаясь к ней и теряясь в её волосах или, хотя бы, хватая за руки; и, шатаясь, как совершенно пьяный абориген, побрёл к двери. Лидочка - не в лучшем, разумеется, виде - шатаясь и держась за стены, брела следом. Обменявшись на прощанье ключами - с тем, чтобы проснувшийся первым мог потихоньку посетить второго - не дожидаясь, пока тот проснётся - мы, наконец, расстались.

     Добравшись до номера, я рухнул на постель поверх одеяла, не сумев даже снять брюки - только пиджак полетел куда-то на стул. Проснулся далеко заполночь, от холода: в рубашке при восемнадцати градусах было не слишком уютно... Стуча зубами, побрёл в ванную - горячая вода била из крана мощной струёй. Позже Джакус так же охотно пояснял мне, что дома он ведёт, в основном, ночной образ "ванной жизни": проще всего принимать ванну после полуночи - по крайней мере, не ждёшь неожиданностей в виде внезапного падения напора или даже полного прекращения подачи воды. Сейчас же я разделся и влез в воду, стараясь согреться. Вода была - практически кипяток, так что вскоре мне это удалось. Красный, как варёный рак, я отправился в комнату и, разобрав постель, влез под одеяло. На этот раз проспал до утра - как рухнул в небытие, едва растянувшись на простынях - так ничччего и не помню.

     Проснулся я от того, что кто-то или что-то касалось моей щеки. Я попробовал отмахнуться - но не смог. Не смог вынуть руку из-под одеяла. Встревоженно открыл глаза, хлопая ресницами - и вижу... На мне верхом сидит Лидочка в батистовой, полупризрачной рубашке... На голое тело, разумеется. И волосами щекочет, улыбаясь, мою физиономию.

     - Ты что - так и пришла?- Осторожно поинтересовался я.

     - Нет,- улыбнулась она.- А жаль.

     - Что жаль?

     - Что я не настолько смела, чтобы проделать такой путь в таком виде.- Она встала, потянулась, и, достав из холодильника палку колбасы, лихо переломила её и бросила половину мне:

     - Лови!- Я едва успел выскочить из-под одеяла. Следом точно таким же образом проследовало полбатона. И надо сказать - весьма кстати: вчера из-за усталости я совершенно не чувствовал голода, а сейчас он прямо спросонок уверенно дал о себе знать. Я сидел на постели, отгрызая куски и пытаясь их разжевать, Лидочка хлопотала с миниатюрным кипятильником, пытаясь сообразить чай. Я ещё не успел набить себе зоб и удавиться, будто накормленный всухомятку птенец, как Лидочкиными усилиями явилась на свет первая чашка. Отхлебнув, она бесцеремонно протянула её мне. Странно... мне вдруг стало как-то уютно, комфортно и тепло от этого её поступка... А ведь совсем недавно - буквально перед самым отъездом - подобный жест просто привёл бы меня в совершеннейшее замешательство... Если не в негодование...

     - Тебе действительно жаль?- Отхлебнув и поглядывая на неё поверх чашки, поинтересовался я. Лидочка покраснела:

     - Анри... Нет, ну ты... Только не подумай, что я вообще такая, а?

     - А что - на самом деле ты другая?

     - Ну, не знаю...- Лидочка смутилась ещё больше.- А может, я на самом деле такая и есть.- Вдруг, прямо взглянув мне в глаза, едва ли не с вызовом произнесла она.- Просто раньше притворялась...- Она вздохнула.- Боишься?

     - Чего?

     - Моих возможных выкрутас...- Я пожал плечами:

     - Да нет, вроде... Лишь бы они не доставляли нам хлопот... Связанных с общественным мнением...

     - Боишься общественного мнения?- Прищурившись, спросила она.

     - Нет, просто не хочу, чтобы нас окружало чересчур много похабных слухов...- Лидочка вздохнула:

     - Этого и я не хочу...- И вдруг сделалась какой-то такой растерянной, что мне даже стало её жалко.

     - Только вот... со мной - будь лучше такой, ладно?- Не смог удержаться, чтобы не попросить её, я.- Когда мы с тобой наедине... Или - там, где нас никто не знает. Идёт?- Лидочка, немного поразмыслив, согласно кивнула, встряхнув кудряшками:

     - Идёт! Только... чур, слова назад не брать!- Вдруг озорно добавила она.- А если передумаешь - сразу скажи. Честно... А не жди, пока закипишь от ревности... Договорились?- Я молча кивнул в ответ. Шут его знает, что сделала со мной эта девчонка... Я был готов стать её рабом - сегодня, сейчас - и навсегда... Я готов был потакать её любым капризам и прихотям - а она спрашивает, может ли она так себя вести, как мне нравится... Безумно нравится... Бред... Хм... Если этот бред люди называют Любовью - я не возражаю попробовать... Да и не только попробовать, пожалуй... а и нести этот крест... какое-то время? Не знаю... Может быть, и всю жизнь. Или - вообще до конца... А что есть конец?

     - Подкрепился?- Прервала мои размышления воркующая Лидочка.- А теперь пойдём чистить зубки...- И она потащила меня в ванную.

     Чистка зубов, столь тривиальная вначале, грозила быстро перейти в продолжение вчерашних занятий по акробатике. Сначала - в ванне, затем - в постели. Но... Как-то оба мы вдруг сообразили, что это будет уже чересчур. Не знаю, как это объяснить... Переполнение, что ли? Словом, я как-то "поплыл", не совсем хорошо понимая, как бы умудриться объяснить Лидочке, что эта затянувшаяся прелюдия угрожает стать тошнотворной... Но она вдруг встала, потянулась, и, встряхнув головой, как-то просто произнесла:

     - Не знаю, Анри... Боюсь, что это уже чересчур...- И снова зазвенела кудряшками.- Может, я и не права, но... Мне кажется... мы рискуем пресытиться этим делом так, что возненавидим друг друга...- Она выжидающе посмотрела на меня. Я молчал. Может, это и нечестно - но мне было жутко интересно, до чего ещё могла додуматься эта маленькая головка. Наконец я не выдержал паузы и признался:

     - Ты знаешь... Я как раз сейчас обдумывал, как бы тебе об этом сказать...

     - Знаю,- кивнула она.- А потому сейчас пойду и оденусь.- Я едва не попытался остановить её, но она, мигом упорхнув в ванную, вернулась с рубашкой в руках. Извиваясь, она влезла в неё, и я с ужасом отметил, что этот процесс у меня уже не вызывает прежнего трепета...

     - Вот и всё...- Вздохнула она.- Прелюдия кончилась. И начинается реальная жизнь. Сумеем прожить?- Мне показалось, что глаза её сверкнули какой-то тоскливой тревогой и настороженностью.

     - Попробуем...- Пожал плечами я.

     - Ага...- Просто сказала она и юркнула под одеяло.- Значит, так: отселе рукам, ногам и губам воли не давать. Можно только обниматься через рубашку. И - со спины, то есть - сзади. Идёт?

     - Идёт...- Улыбнулся я, сгребая её в охапку. Лидочка с видимым удовольствием свилась в клубок, а я, обволакивая её, с удивлением отметил, что испытываю какое-то уже совершенно иное удовольствие - от вчерашнего дикого вожделения и даже нежности уже не осталось и следа, а взамен пришло другое, совершенно ни с чем не сравнимое и доселе неведомое мне чувство... Даже не знаю, как его описать... с чем сравнить... Может, с чувством творца, прикрывающего... оберегающего ладонями выпестованный им росток от жестокого мира? Не знаю. Может быть. Но я впервые почувствовал, что моя жизнь, как таковая, не имеет никакой цены по сравнению с этим ростком... Ростком Любви?

     Провалялись мы долго. Даже уснули. Надолго ли - не знаю: мы совершенно потеряли счёт времени. Да и само понятие времени для нас утратило всякий смысл... Что там говорили великие? Любовь - вне времени? Что ж - может быть...

     В народе говорят, что счастливые часов не наблюдают... Были ли мы счастливы? Не знаю. Понятия не имею. Знаю одно: эти пару суток я бы не променял ни на какие другие события в моей прошлой и будущей жизни... Совершенно дурацкое впечатление... Ощущение, как будто вдруг, мимоходом прикоснулся мельком к истине... которая... легко... разрушает все печали и несчастья мира... Этого мира? Унося тебя куда-то вдаль от него? Странно...

* * *

     Глава № Рождество.

     ...Вечером к нам ввалились Карой с Джакусом. Нос последнего был запечатан серьёзной гипсовой надстройкой.

     - Вы так и будете затворничать - или, может, пойдёте с нами?- Добродушно пробасил "огромный бородатый дядька" Джакус, настороженно приближаясь к Лидочке и пытаясь изобразить бесцеремонное сгребание её в охапку и последующие обнимания. Лидочка, стоя в одной рубашке, смущённо улыбалась.

     - А у вас есть более интересные предложения?- Попробовал, было, отвертеться я, вовсе не собираясь в Рождественскую ночь предпочитать чьё-либо общество "ночи любви" с Лидочкой, которая уже просто должна, обязана была состояться - сколько же можно?

     - Предложения у нас есть.- Загадочно ухмыляясь, высказался Карой.- А более они интересны или менее - это уж судить вам.

     - Излагайте...- Заинтересовалась с трудом выскользнувшая из объятий Джакуса раскрасневшаяся Лидочка.

     - Скажите... а Вы бывали на диких пляжах?- Шёпотом, ей на ушко, но достаточно громко, чтобы услышали все в комнате, спросил её Карой. Зардевшаяся Лидочка как-то беспомощно взглянула на меня и потупила глазки, явно не решаясь произнести что-либо в ответ.

     - Правду, только правду...- Меланхолично напомнил ей нашу недавнюю договорённость я. "Ах, так!..". - Видимо, подумала Лидочка, краснея и с вызовом глядя мне в глаза. "Ну, тогда готовься...".

     - Я на них выросла.- Совершенно неожиданно для всех заявила она.

     - Т...то есть?- Не понял я.

     - Т...то есть,- передразнила меня Лидочка,- там, где я росла, иных пляжей почти не существовало.

     - Ну, и... Как?- Совершенно, видимо, сбитый с толку таким поворотом дела, спросил Карой.

     - Что - как?- Явно входя во вкус, спросила Лидочка.

     - Ну, не знаю...- Карой замялся, не зная, как продолжать разговор - он, похоже, собирался долго уговаривать и аргументированно совращать мою подругу на подобное мероприятие; и, теперь, то, что все его "домашние заготовки" оказались вдруг не нужны, совершенно выбило его из колеи...

     - У Вас, кажется, было какое-то предложение?- То ли пришла к нему на помощь, то ли перешла в наступление заметно осмелевшая Лидочка, которая, заметив моё одобрение, теперь чувствовала себя совершенно комфортно. Мне же - смешно сказать - доставляла неописуемое удовольствие её власть над мужчинами; особенно, почему-то - если это были мои друзья.

     - Ну...- Начал, было - да и осёкся - Карой.

     - Мы хотели пригласить вас обоих в баню.- Прийдя к нему на помощь, добродушно пробасил, разведя руками, Джакус: дескать, ну что с нас взять - такие уж мы есть; хотите - бейте, хотите - гоните, но горбатого могила исправит...- На Рождественскую ночь.

     - А теперь - что же, передумали?- Вновь взглянув на меня и получив полнейшее одобрение, ехидно спросила Лидочка.

     - Да нет, в общем-то...- Нерешительно пробормотал Карой.

     - Ну, почему передумали - мы не передумали...- Этаким скромничающим баском вторил ему Джакус.

     - Тогда почему "хотели"?- Лидочка взяла его за бороду и озорно заглянула в глаза.

     - Слушай, дружище...- Осторожно оглядываясь на Лидочку, поинтересовался у меня Карой,- а ты уверен, что все твои сведения о скромности этой фурии - правда?

     - Правда, правда...- как-то хорошо и даже радостно рассмеялась Лидочка.- Просто они... как бы это сказать... не совсем полны. Я росла... скажем так: нерешительной и скромной девчонкой. Этакой тихоней, опускающей глазки в землю всякий раз, когда вдруг в моём присутствии речь вдруг заходила о моей персоне... Потом пришла юность, а с ней... Жуткое было времечко, даже сейчас страшно вспомнить...- Передёрнула плечиками и поморщилась Лидочка.- Слава Богу, который ниспослал мне не самых глупых родителей - они разглядели это и вывели меня на пляж.- Она усмехнулась.- На дикий, разумеется. Там у меня прыти сексуальной поубавилось, с одной стороны - ведь как-то... совсем не сводит с ума то, что постоянно перед глазами... Ну, а с другой - я стала как-то смелее... Волей-неволей не станешь бояться мужика, которого видишь без штанов каждый божий день... В итоге я стала спокойнее, уравновешеннее... Дикие пляжи дали мне много. Я даже сейчас, пожалуй, не уверена, что могу полностью оценить все последствия... В одном уверена: не попади я вовремя на пляж - подростковый возраст просто привёл бы меня к сумасшествию, вот и всё... В результате жёсткого конфликта между реальной природой живой плоти и благовоспитанной девочкой-тихоней...

     - Ну, сейчас Вы не слишком похожи не тихоню...- Резонно заметил Карой.

     - А это всё он виноват,- махнув рукой в мою сторону, тяжко вздохнула Лидочка, сделав из меня в глазах присутствующих злостным совратителем девственниц.- Ну, так как - идём в баню, или нет?- Явно намереваясь закончить прения, деловито спросила она.

     - Идём,- видя полнейшее замешательство друзей, поднялся я, и, взяв Лидочкину руку, незаметно крепко пожал её: мне всё больше и больше нравилась эта девчушка, превращающаяся рядом со мной в неудержимую, раскрасневшуюся фурию... Приятно было почувствовать, что она тут же ответила на моё пожатие, одарив к тому же благодарным взглядом.

     - Всё же - ты уверен, что она...- Начал было шептать мне в ухо Карой, но речь его была решительно прервана Лидочкой:

     - Девственница?- Она ухмыльнулась: - Можешь быть уверен. И, видимо, останусь таковой ещё и до завтра,- она прискорбно вздохнула,- благодаря вашему, столь кстати подвернувшемуся, приглашению...

     - Да нет, я совсем не это...- Начал, было, Карой - но, осёкшись, махнул рукой и замолчал.

     - Мы, кажется, пришли некстати и нарушили естественный ход событий?- Нерешительно пробасил Джакус, даже приостановив своё продвижение к двери.

     - Пусть Вас это не слишком беспокоит,- ухмыльнулась Лидочка,- у нас впереди ещё достаточно времени, чтобы наверстать упущенное... А баня с друзьями под рождество - такое подворачивается, быть может, только раз в жизни...

     - Ну... Вы не волнуйтесь - Вы там будете не одна...- Нерешительно вставил Карой.- Мы, в общем-то, всегда ходим парами - и, не окажись тут Вас - так и благоверного Вашего не приглашали бы...

     - Вы знаете,- колокольчиком рассмеялась Лидочка,- ещё с месяц назад я бы, наверное, с неделю думала, идти мне или не идти, страшно это или нет, да кто там будет... и так далее... А сейчас... Именно сейчас - мне совершенно всё равно. Будь там хоть сотня мужиков и ни одной женщины. Лишь бы это сокровище было со мной и чтобы там не происходило никаких неприятностей.

     - Что Вы - какие неприятности...- Нерешительно начал, было, Джакус, но Лидочка даже не заметила его слов:

     - Смешно сказать - я в такой ситуации готова даже танцевать там вальс и танго по очереди со всеми...- она на секунду задумалась и, нерешительно взглянув на меня, осторожно добавила:

     - Если это, конечно, ему понравится...- В ответ я только нежно поцеловал её. В губы. Ребята были достаточно обескуражены и могли только развести руками.

     - Я думал, Вас придётся уговаривать расслабиться...- Нерешительно произнёс Карой.- А теперь боюсь, как бы не пришлось просить вести себя сдержаннее...- Лидочка изобразила внимание.- Видите ли...- Он помялся, не решаясь произнести нечто или не в силах подобрать слова,- дело в том, что... Ну, в общем... Мы все ходим туда с жёнами... И ничего... такого... там не бывает... Более того - если что-то этакое... вдруг произойдёт - боюсь, не все это поймут... Не исключено, что иных это просто шокирует...

     - Понятно...- Моя избранница охотно кивнула.- Народ опасается, что недотрога Лидочка устроит там оргию. Вынуждена Вас разочаровать: я планирую остаться девственницей, по крайней мере, до завтрашнего утра. Если, конечно, он не утащит меня оттуда раньше в какое-нибудь уединённое место... Хотя бы,- Лидочка оглянулась вокруг,- и сюда...

     - Ну, я бы не ставил вопрос так так жёстко...- Потирая подбородок, начал, было, Джакус, но Лидочка перебила его:

     - Зато - конкретно. И - без неожиданностей. Надеюсь. Так как - идём?- И пришельцы, вздохнув, направились к двери. Я обнял Лидочку за плечи и, поцеловав в мочку уха, шепнул:

     - Ты знаешь... А я бы не возражал... В перерывах между вальсами и танго... иметь тебя на столе посреди зала на виду у всех...- Я явно наглел - ещё вчера я бы не посмел такое и подумать, не то что произнести, но Лидочка, нежно прижавшись ко мне, взглянула в глаза и слегка отрезвляюще тихо спросила:

     - После каждого танца?- Я кивнул веками.

     - Из ста?...- Озорно улыбнулась она. Я снова кивнул.

     - Тогда пошли скорее,- она зашептала, обвив мою шею руками,- а то страшно хочется попробовать...

     - Но ты же обещала...- Попытался отшутиться я, помогая ей влезть в шубку.

     - Ну и что?- В глазах её играли бесенята.- Помечтать-то можно...- Вдруг со вздохом произнесла она и, чмокнув меня в нос, выскользнула из комнаты. Пока я возился с замком, она догнала ребят и теперь они держали лифт, ожидая, пока я добегу до них. Надо сказать, что это была не самая лучшая идея: "Ункария" - почти приличная гостиница и бегущий по коридору человек особо положительных эмоций ни у кого не вызывает. С трудом снеся гнёт нескольких осуждающих взглядов, я влетел в лифт. Двери тут же захлопнулись.

     - Жарко тут что-то...- Лидочка распахнула шубку и передёрнула плечиками, как бы пытаясь её стряхнуть. Шубка повисла на локтях. Трое мужчин непроизвольно переглянулись и я почувствовал себя неуютно. Совсем неуютно. Я даже разозлился на неё. А Джакус откровенно любовался ею - от души. Как бы компенсируя себе отрицательные эмоции, порождаемые плачевным состоянием его носа... Ощутив, как лифт снизил скорость, Лидочка сокрушённо вздохнула и, водворив шубку на место, нехотя запахнулась. Второй этаж. Мы вышли.

     - Мы ждём Вас внизу,- глухо пробасил из-под своего бандажа Джакус. Как только двери захлопнулись и они скрылись, я взял Лидочку за плечи и резко повернул лицом к себе.

     - Послушай, подруга...- Каким-то совершенно неестественным голосом сказал я, ещё не прийдя в себя после её последней выходки.- Что ты, собственно, вытворяешь?- Лидочка, подставившая, было, губки для поцелуя, медленно разочаровывалась. Постепенно лицо её из озадаченного стало каким-то совершенно убитым и жалким в своей нерешительности и неумении выбрать, как поступить...

     - Знаешь, Анри...- Наконец осторожно произнесла она.- Давай договоримся так... Ты прекрасно понимаешь, что поймал эту птичку в свои сети...

     - Которые не ставил...- На всякий случай уточнил я.

     - Это неважно,- поморщилась Лидочка.- Так вот... Суть этих сетей состоит в том, что я есть твоя раба...- Медленно, почти по слогам произнесла она.- По крайней мере - до тех пор, пока осталось это чувство... Которое я совершенно не хочу в себе подавлять...- Она задумалась.- Да и не уверена, что сумею, если вдруг решусь попробовать...- Вздохнула она наконец.- Из этого следует, по меньшей мере, то, что я буду такой, как ты хочешь...- Она подняла на меня глаза, наполненные какой-то собачьей преданностью.- Хочешь - буду шлюхой... Хочешь - примерной классической женой... Хочешь - вообще будем заниматься сексом только ради зачатия детей... А хочешь - придумывай сам всё, что тебе угодно: я сделаю так, как ты скажешь. Только...- Она склонила голову набок, голос стал жёстким и как-то неестественно зазвенел,- только не требуй от меня невозможного... Я не могу быть сегодня одной, а завтра - совсем другой. Я не паяц... не проститутка... и не машина. Я человек. Который есть существо инертное. Очень инертное. И, если этот человек готов изменить ради тебя свою систему взглядов, своё поведение - то ты подумай, пожалуйста, каким бы ты хотел его видеть. Хорошенько подумай... Потому, по крайней мере, что измениться... вот так... в корне... можно, наверное, один лишь раз в жизни... если возможно вообще. Может, и два раза - не знаю, не пробовала. Но - вряд ли больше. Поэтому - давай-ка играть в такие игры с одного раза...- И она нерешительно подняла на меня взгляд, полный какого-то величайшего достоинства человека, которого в ответ на его готовность принести себя в жертву пытаются сделать рабом. Послушным рабом. Готовым меняться в угоду минутным прихотям хозяина. Её гордость вскипела. А я почувствовал себя идиотом. Полным идиотом. Поощрял? Да. О чём думал? Ни о чём. Получил? Да. А что, собственно, она сделала? Она показала ребятам что-то, чего раньше они не видели? Нет. И, потом - не ты ли только что поощрил её на гораздо более смелое поведение в их обществе? Так чего же ты хочешь, Анри?

     - Так чего же ты хочешь, Анри?- Как будто эхом вторя моим мыслям, шёпотом спросила она. Я упал... Я упал перед ней на колени и плакал, умоляя простить. Она только отрешённо гладила меня по голове.

     - Пойдём, люди идут...- Вдруг сказала она. Я оглянулся - вокруг никого не было. Но она была права. Безусловно права... Никому не должно быть никакого дела до наших чувств, наших проблем, наших противоречий, наших слёз... Я поднял лицо и что-то капнуло на меня сверху. Слезинка? Я присмотрелся и мне стало откровенно жаль её - столь готовую любить и жаждущую любви женщину, которую угораздило втюриться в такого идиота...

     - Прости меня, Ли...- Прошептал я, снова ткнувшись ей в живот. Фраза была прервана шумом раскрывающих дверей лифта.

     - Ба... Первая семейная драма...- Озадачено глядя на наши физиономии, нерешительно произнёс Джакус.- А мы-то думали - куда вы подевались...

     - Нам исчезнуть?- Осторожно спросил Карой. Я понуро кивнул. Двери захлопнулись и лифт ушёл.

     - Пойдём...- Едва слышно и как-то обречённо произнесла Лидочка, пытаясь поднять меня с колен. Мне ничего не оставалось делать, кроме как повиноваться. В комнате она сразу прошла в ванную и умылась. Может, не хотела, чтобы я видел её слёзы... А мне было наплевать. Я прошёл и сел на постель. Её постель... Она была какой-то шелковистой и невероятно тёплой и мягкой... совсем недавно здесь спала она... Казалось, простыни ещё хранили запах её волос и тепло её тела... Вдруг заболело сердце. Странно: последний раз оно болело тогда, когда мы сцепились со Скрентом года два назад... Повод был вроде серьёзным... А вопрос - принципиальным... Хотя - убей меня, не помню, о чём мы тогда спорили... Может, через пару лет я забуду и сегодняшний случай?

     - Ты знаешь,- тихо начала вошедшая Лидочка,- я ведь всё время проверяла тебя... Всё время следила, нравится тебе моё поведение или нет... И всё будто бы было хорошо, всё правильно... Может, я ошибалась?- Я только понуро покачал головой.- Тогда что с тобой случилось, Анри?

     - Я не знаю...

     Лидочка помолчала, видимо - просто не в силах понять, о чём и как говорить дальше.

     - Ты можешь сформулировать, какой ты хочешь меня видеть?- Наконец спросил она.

     - Нет...- И снова в комнате повисла гнетущая тишина.

     - Знаешь, я подумал... Обо всём этом...- Я с трудом подбирал слова, во рту пересохло и перехватило дыхание так, что...- И я, кажется, определился... Со своими потребностями...- Она выжидательно смотрела на меня, ожидая продолжения.- Я хочу...- Я поднял на неё глаза - как она позже утверждала, полные не то тоски, не то раскаяния,- я хочу видеть тебя такой, какая ты есть на самом деле. И только. И, знаешь... Я попробовал немного проанализировать наши отношения со стороны...

     - И?

     - И боюсь, что... Если ты начнёшь меняться мне в угоду...

     - Ну?

     - Я боюсь, что перестану тебя уважать...

     - Я так и думала...- Кивнула Лидочка.- Странные существа - люди...

     - Очень странные...- Охотно согласился я.

     - А потому единственный выход для нас, боюсь...

     - Заключается в попытках беспристрастного анализа нас самих, наших взглядов и наших отношений - как бы со стороны?- Ухмыльнулся я. Лидочка отстранённо кивнула.

     - Скажи...- Я едва ворочал языком,- а какая ты есть... На самом деле?

     - Не знаю...- Пожала плечами она.- Для меня самой этот вопрос неразрешим... почему-то... Впрочем,- она оживилась,- теперь я получила индульгенцию и ты можешь впредь сколь угодно долго наблюдать, какая я есть на самом деле. Может - когда-то и получишь полное представление... И, выйдя на пенсию, сумеешь написать трактат...- В дверь несмело постучали.

     - Ребята, я понимаю...- Начал, было, оправдываться вошедший Джакус... А я вдруг откровенно залюбовался Лидочкой, в одной рубашке стоявшей около распахнутой ею двери. Она была прекрасной... только, почему-то, совсем невесёлой... Даже Джакус замолк, озадаченно поглядывая то на неё, то на меня и силясь определить, что между нами произошло.

     - Всё в порядке, ребята...- Спокойно, почти безразлично сказала Лидочка.- Мы сейчас выходим...

     - Хорошо бы,- нерешительно произнёс Карой.- А то уже скоро начнём опаздывать...

     - Когда надо выходить?- Спросил я, сам удивившись почти полному безразличию в голосе.

     - Собственно, осталось чуть больше часа... А ехать туда - пятьдесят минут.- Джакус пожал плечами.- Если повезёт...

     - То есть - прямо сейчас?- Уточнил зачем-то я.

     - Ребята, мы ждём вас внизу. Десять минут. Определитесь, пожалуйста, едете вы или нет - и выходите.- Карой несмело улыбнулся.

     - То есть... поймите нас правильно... Мы, в общем-то, не навязываемся... И, если вы хотели побыть вдвоём - мы не смеем тревожить...- Джакус тоже не знал, как себя вести.

     - Ребята, мы едем.- Выручила их Лидочка.- И - простите нас, ради Бога, за эту сцену...- Джакус только развёл руками - ну, что вы, мол, такое говорите - какие счёты...- Мы просто слишком мало знаем друг друга...

     - Не берите в голову,- грустно ухмыльнулся Карой.- Те, кто знают друг друга куда дольше - и, казалось бы, лучше - грешат тем же.- Вздохнул он.- Пойдём,- кивнул он Джакусу, взглянув на часы - и они скрылись за дверью.

     - Думаю, они ушли насовсем...- Задумчиво выговорил я.- И больше, хвала Аллаху, не вернутся. Сегодня. Или - может быть, вообще... Так мы едем?- Я повернулся к Лидочке.

     - Едем, Анри.- Она решительно сбросила с себя рубашку и быстро начала натягивать свои миниатюрные трусики, чулочки и прочую дребедень. Я смотрел на это совершенно отрешённо - зрелище совершенно не трогало.

     - Пойдём, Анри...- Наконец собравшись, как-то почти попросила она.- Пойдём... А то мы сегодня либо перегрызём друг другу глотки, либо - проломим головы... В таких случаях лучше выбраться туда, где есть люди, которые не позволят этого сделать...- Выслушав внимательно её словоизлияния, я только молча кивнул в ответ. Она была прекрасна. Вместо своего коротенького платьица она надела длинное, но полупрозрачное, с длиннющим вырезом на ноге - это могло свести с ума кого угодно... Она была безумно красива... Но это почему-то не радовало... И даже не привлекало.

     - Раздражение нарастает?- Я безучастно кивнул.

     - Пойдём...- Она потянула меня за руку и мы помчались вниз по лестнице, не дожидаясь лифта.

* * *

     ...Рокар подкатил к гостинице и замер, открыв двери. Мы ввалились в полупустой салон, уселись - и даже все вместе, вчетвером, парами друг против друга: вечером под Рождество немного было желающих прокатиться отсюда в заречье...

     - Я расскажу тебе о том, что ты проспал.- Наклонившись, шепнул мне Карой.

     - Или протрахался,- философски заметил Джакус. Лидочка поморщилась и отвернулась к окну. Джакус с виноватой рожей прикусил язык.

     - Так вот, вчера ты проспал покушение на Абара.

     - Что-о?!!!- Я даже привстал, точнее - вскочил зачем-то с места. Мой пыл в известной степени был охлаждён длинным металлическим поручнем, с которым повстречалась моя голова.- Это какой же кретин сюда эту штуку пристроил?...- Прошипел я.

     - Надо же людям за что-то держаться...- Пряча ухмылку в бороду, пожал плечами Джакус. Я молча потирал ушибленную макушку. Надо сказать, когда инициативу в этом деле перехватила Лидочка - боль начала утихать заметно быстрее... То ли потому, что у неё руки колдуньи (мы к этому сегодня ещё вернёмся), то ли - потому, что она чередовала в этом деле пальчики с губками... Не знаю. Но это было очень приятно, и я совсем не спешил проинформировать её об успешности процесса, стремясь растянуть это блаженство как можно дольше...

     - Так вот...- продолжал, меж тем, Карой.- Проснулся я вчера поздно. Слишком поздно, чтобы стать очевидцем. Даже, если б заранее знал, где это будет происходить.- Я аж засычал от разочарования: мало того, что сам всё прозевал, так и порасспросить некого...- Но, повертевшись во встревоженном, как улей, дворце, кое-что я всё же успел разведать.- Утешил меня смуглянка.- События, по-видимому, развивались примерно так...- Он задумчиво уставился на Лидочкино колено, пробившееся из-под шубки в разрез платья - затем, встряхнувшись - как бы что-то вспомнив, продолжил:

     - Абар "пошёл в народ". Чего его чёрт дёрнул идти в толпу - я не знаю. Он шёл по базару, создавая охране проблемы, балагурил... Торговался - и, если ему хорошо уступали - покупал по начальной цене. Если не уступали - не покупал. Прикалывался, то бишь...

     - Примерно - как всякий, у кого есть деньги, но он не жаден сам и не любит этого качества у других.- Уточнил Джакус.

     - Идёт он этак, значит, по базару... И вдруг видит в толпе какое-то движение - чересчур нехарактерное, чтобы считать его обыденным или недостойным внимания. Настораживается, краем глаза наблюдает - но виду не подаёт. Насторожилась и охрана - Алкой вышколил. Эти не зевали, как в Готонде - они, казалось, были везде, в том числе - и впереди его, хотя, пока всё было тихо - их совершенно не было видно.- Карой снова уставился на коленку - на этот раз Лидочка это заметила и слегка покраснела, но виду не подала и шубку не запахнула.- Да...- Рассказчик, встряхнув головой, вернулся в наш мир и продолжил:

     - Короче говоря, как только Абар приблизился к этой заварушке достаточно близко - оттуда появляется какой-то дедуган и, вытащив пистоль времён императрицы Аксинты, стреляет в упор. В последний момент охранник бьёт его по руке, выстрел приходится в землю и пистоль падает. Дедугана скручивают и представляют в таком виде "пред ясны очи".

     - И что же "ясны очи"?

     - Ничего. Побелел, в глазах - досада с негодованием, в голосе - шипение барса...

     - Барс прошипел: "коззёл...", играя желваками, затем повернулся и пошёл дальше, не обращая внимания на недоумение окружающих: все ждали расправы.- Добавил Джакус.- А он просто продолжил "обход", как ни в чём не бывало.

     - Ты там был?- Поинтересовался я.

     - Нет. Друзья рассказали.- Джакус хмыкнул.- Хорошо иметь везде своих осведомителей...

     - Везде - это где?- Осторожно спросил Карой и все настороженно замерли в ожидании ответа.

     - На базаре,- издеваясь над нашей настороженностью, после приличествующей делу паузы спокойно бросил Джакус.- Есть у меня там один парнишка - цены сообщает. А я их публикую в рубрике "базар и рынок". Бабки - пополам. Дело - копеечное, но и нехлопотное. Оба довольны. Лидочка откровенно прыснула, а мы облегчённо заулыбались: что ни говори, а приятно иметь дело с чем-то простым и немафиозным...

     - Так и запишем...- Видимо, мысленно повторяя услышанное про себя, произнёс Карой.

     - Гонораром поделись...- Бросил Джакус.

     - Ага... Пару пирожков тебе хватит?- совершенно серьёзно поинтересовался его коллега.

     - Ладно, посмотрим...- Джакус махнул рукой.

     - Мда... ну, не хочешь - как хочешь,- пожал плечами Карой,- моё дело - предложить... Значит, так... К тому времени, когда я всё это разузнал... Ну, конечно - кроме сведений, добытых службой наружного наблюдения уважаемого коллеги...- Он сделал реверанс в сторону бородача.- Как раз к тому времени привезли диверсанта. Это был сухой, жилистый старик с живым, хотя и затравленным, взглядом. С трясущимися руками... Стрелял в Абара из каких-то личных убеждений. Промазал - только потому, что охрана подбила: стрелял-то почти в упор. С него сняли наручники и оставили посреди зала, в сопровождении двух поджарых мальчиков Алкоя. Он растирал затёкшие кисти рук, озираясь, как затравленный зверь. Глаза его метали исподлобья молнии ненависти на присутствующих, во взгляде его читался приговор всякому, кого он здесь видел - дескать, только дайте мне свободу... В то же время сам по себе он явно не был злым - он просто их ненавидел; казалось - гневом праведным... Это озадачивало. Анас-Бар подошёл к нему и взглянул в упор. Долго молчал. Молчали и все окружающие. Наконец старик отвёл взгляд.

     - Что ты знаешь обо мне?- Спросил его тогда Абар.

     - Знаю, что ты - мой враг.- Сквозь зубы ответил тот и, немного помолчав, уже не так уверенно добавил:

     - И враг моего народа.

     - И на основании чего же ты пришёл к такому выводу?- Поинтересовался президент.

     - Ни на основании чего,- буркнул задержанный.

     - Значит, тебе это попросту сообщили?- Усмехнулся собеседник.

     - Ну и что?- Исподлобья взглянув на него, буркнул арестант.

     - Да yичего - кроме того, что это, выходит, не есть твоё собственное мнение; то бишь - ты этого не знаешь.- Президент тщательно подчеркнул слово "знаешь".- Ты это просто слышал.- Слово "слышал" было выделено так же.- А я спросил тебя, что ты знаешь... именно "знаешь" обо мне - ибо слушать сплетни о себе мне просто неинтересно...- Старик задумался. Надо отдать ему должное - он был, видимо, далеко не глуп от природы, но ему явно заморочили голову в какой-нибудь секте или политиканствующей группе... Вскоре он перестал бросать злые взгляды на присутствующих и смотрел, в основном, на носки своих мокасин, лишь изредка бросая исподлобья недоверчивые взгляды на собеседника.- Неужели ты думаешь, что, совершив задуманное, ты сумел бы остаться в живых?- Вдруг спросил его тот, и, заметив промелькнувшее в глазах старика презрение к вопросу о смерти, тем же тоном и без остановки продолжил: - Неужели ты мог предположить, что в этом случае охрана оставила бы в живых кого-то из твоих детей или внуков?- Старик неожиданно задумался. Выждав немного, Абар спросил:

     - Так стоит ли твоя цель того, чтобы ради неё позволить кому-то истребить весь твой род?- Старик молчал. Примерно за полчаса разговора Абар так и не сумел добиться от него ответа на простой вопрос: "так ради чего же ты стрелял?" - хотя и заставил беднягу сильно усомниться в своей правоте и в целесообразности своих действий. Кончилось всё тем, что он, в конце концов, попросту отпустил старика, совершенно ошеломив этим охрану.

     - Иди,- сказал он.- И впредь больше думай, чем слушай. Ибо отвечать за свои поступки и на этом, и на том свете каждый из нас будет сам: и ты, и я, и тот, кто пытался тобой управлять.- Он помолчал, неприметно следя за реакцией старика.- При этом тот, кто обманул тебя, желая использовать в своих целях, не может снять с тебя части твоей вины: он может лишь усугубить твоё отчаяние, вызванное осознанием необходимости раскаиваться в собственной глупости - ибо совсем непросто чувствовать себя вот так вот одураченным...- Старик стоял, съёжившись, не зная, что за всем этим на самом деле последует и не смея ещё верить своему счастью. Видимо, слова Абара доходили до него с трудом.

     - Я отпускаю тебя лишь потому, что тебя явно надули, воспользовавшись твоей доверчивостью.- Задумчиво рассматривая собеседника, продолжал Абар. ("Чуть не сказал - "твоей глупостью"...",- признался он мне позже.) - Теперь ты не имеешь права быть доверчивым, ибо уже имеешь представление о том, чего это может стоить...- Снова мучительное ожидание.- Так что - впредь, перед тем, как стрелять в человека, о котором совершенно ничего не знаешь - мой тебе совет: узнай о нём побольше... Или, хотя бы - просто поговори с ним... Возможно, это избавит его от необходимости преждевременно расставаться с жизнью, а тебя - от мук раскаяния.- Усмехнулся президент.

     - В чём?- Встрепенулся старик.

     - В том, что слишком поспешно сделал то, о чём потом будешь сожалеть. В том, что поспешил с тем, что при более подробном рассмотрении уже не считал нужным. В том, что сделал необратимое...- Видя, что слова его почти не доходят до старика, Абар махнул рукой и пошёл прочь, бросил через плечо:

     - Уходи...

     На вопросительный взгляд недоумевающего Алкоя он только качнул головой в сторону деда. Алкой, тут же переглянувшись с кем-то из своих, проводил уходящего длинным взглядом. Несколько человек стали не спеша пробираться к выходу... Я так понял, что пасти его будут нещадно. Хотя бы - для того, чтобы понять, с кем он пойдёт вскоре выяснять отношения.- Ухмыльнулся Карой.

     - Мда...- Я сделал попытку почесать затылок, завершившуюся вскрикиванием и коротким ругательством, после чего Лидочка снова принялась колдовать над моей шишкой, а я, наклонившись к Карою, тихо спросил:

     - Материальчик-то сольёшь?

     - Завтра утречком. Если не завалюсь спать. В крайнем случае - к вечеру.

     - Это вы об чём?- Оживился Джакус.

     - Да так...- Карой явно был не расположен раскрывать все карты.

     - О сотрудничестве коллег при работе на непересекающихся рынках...- Развёл руками я.

     - Тааак...- Джакус внимательно оглядел нас обоих.- А как же я?

     - Со мной можешь сотрудничать.- Усмехнулся я.- Наши рынки тоже не пересекаются, поэтому любой обмен информацией будет только полезен. С ним - вряд ли.- Кивнул на Кароя я.- Точнее - по каждому отдельному случаю придётся разговаривать отдельно.- Поспешил я добавить, завидев гримасу недовольства на его лице. Последний вариант его, видимо, в общем устроил - он даже кивнул. Джакус продолжал недоверчиво оглядывать обоих.

     - Так вот, в какие игры вы играете, ребята...- Наконец вымолвил он.- А я-то думаю, как этот шалопай столько успевает... Интересно... Где бы себе такого иностранца найти?

     - Начни с меня,- хмыкнул я,- пока не подыщешь замену.

     - А ты парень не промах...- Задумчиво покачал головой верзила.- Этак ты уже тройную дозу материала будешь отсылать... А?

     - Тебе жалко?

     - Да нет... Просто поражаюсь простоте идеи...

     - Дарю,- усмехнулся я.- Бесплатно.

     - Напрасно. Надо было стребовать с него процент с дохода от эксплуатации идеи.- С безразличным видом разглядывая пейзаж за окном, высказался Карой.

     - Нет проблем...- Пожал плечами бородач.- Пару пирожков с материала, поди, хватит?- Произнёс он так, чтобы это могло в равной степени относиться и ко мне, и к его соотечественнику. Мы прыснули.

     - Замётано,- кивнул Карой и пожал ему руку.

     - Можешь начинать прямо сейчас.- Добавил я.

     - Давайте доедем до баньки - там и рассчитаемся...- Уклончиво бросил в сторону Джакус.

     - Пирожками Борена?- Карой едва сдерживался, чтоб не расхохотаться.

     - Я б отдал свои - да их нет у меня...- Невозмутимо пожал плечами верзила. Смеялись все. Я с удовольствием отметил, что Лидочка оттаивала. Судя по взглядам друзей, многое здесь произносилось именно с этой целью, за что я был им безмерно признателен.

     ...Рокар подъехал к конечной остановке. Джакус нехотя встал и, выйдя, галантно предложил Лидочке руку. "Наверное, она очень хорошо смотрелась снизу"... - Невольно подумал я.

     - Вот ёклмн...- Сплюнул с досадой Карой.- Уже уехали...

     - Кто уехал?- Не понял я.

     - Микроавтобус... С нашими,- он кивнул на Джакуса,- благоверными. Который должен был забрать, в частности, и нас...

     - Мы опоздали?- Осторожно спросила Лидочка.

     - Как видишь...- Вздохнул Джакус.

     - Надолго?- Карой взглянул на часы:

     - Минут на пятнадцать... Ну, минут пять-десять они ещё могли прождать, но вряд ли им пришло в голову, что мы так застрять можем...- Вздохнул он. Лидочка виновато потупила глазки...

     Надо было как-то ехать дальше. Мы с Кароем остались "охранять Лидочку", а Джакус побрёл к стоянке такси. Минут через десять он вернулся, сильно разочарованный:

     - Ничего не выйдет, ребята...- Мы в недоумении уставились на него.- Сначала мой гипс принимают за карнавальную маску и разговаривают настороженно. Потом разглядывают, что это есть гипс, и, как только я называю, куда ехать - тут же скисают. Страшно, видимо...- Джакус обиженно пожал плечами.

     - Сейчас...- и Карой двинулся было к стоянке, но был остановлен огромной лапой бородача:

     - Не ходи.

     - Почему?

     - Они сейчас все собрались там и обсуждают меня, мой вид, и - что бы мне в такой глуши было надо. Я уже слышал за спиной, что "маску он надел специально, чтоб потом не узнали".

     - Мда...

     - Ой, ребята, какие вы смешные...- Улыбка Лидочки как бы сожалела о нашей наивности.- Всё это делается гораздо проще и совсем по-другому...

     - И как?- Повернулись к ней мы.

     - Скажите только, куда ехать и сколько за это можно предлагать...- Карой назвал. Лидочка неспешно пошла вдоль улицы навстречу движению, ожидая появления нового таксиста. Как только он появился на горизонте, она распахнула шубку. Машина затормозила возле неё, как вкопанная, хотя Лидочка не подавала никаких знаков.

     - Вам куда?- Распахнув настежь дверцу и явно приглашая Лидочку в салон, спросил шофёр. Лидочка назвала. Таксист недоверчиво оглядел её с ног до головы и спросил:

     - Сколько?

     - А сколько надо?- С невинным видом произнесла Лидочка. Вскоре они договорились. Машина рванула с места и уже пролетала мимо нас, когда Лидочка попросила:

     - Давайте и этих ребят подбросим... Им тоже туда...- Явно расстроенный таксист остановил футах в сорока.

     - Садитесь, ребята...- Ласково предложила сидящая возле шофёра Лидочка, распахивая заднюю дверь. Мы посыпались в машину.

     - Только цена будет другая...- С досадой буркнул шофёр.

     - Сколько?- Спросил Карой. Шофёр назвал сумму, втрое превышающую ту, на которую договорилась Лидочка. Взглянув на часы, Карой поморщился и согласился.

     - Только пересядь назад,- сказал он Лидочке.- Дорога скользкая, мало ли что... А сзади безопаснее... К тому же - чем меньше он будет пялиться на твои колени - тем больше вероятность, что мы доедем.- Ухмыльнулся он, когда Лидочка вышла из машины. Джакус сел на её место, пробасив нечто вроде "мне теперь терять нечего", а мы разместились сзади, усадив Лидочку посредине - резонно рассудив, что там теплее. Шофёра это разочаровало - он то и дело поглядывал в зеркало заднего вида, с сожалением разглядывая в него "сорвавшуюся рыбку". Поглядывая на маску Джакуса, он только ёжился да вздыхал. Когда мы проезжали мимо стоянки такси, несколько человек попытались приблизиться к нам - видимо, чтобы сообщить коллеге свои мысли по поводу Джакуса.

     - Давайте быстрее,- наморщила носик Лидочка.- А то мы уже и так опаздываем...- И она картинно вздохнула, призывая к состраданию. Сработало это безотказно: позабыв страх, шофёр нажал на газ и машина умчалась в клубах снежной пыли. Вскоре шофёр так увлёкся дорогой, что уже позабыл и о Лидочке, и о Джакусе: покрытая толстым слоем наста и повреждённая промоинами в последнюю оттепель, дорога представляла собой хорошее место для соревнования по слалому или по "гонкам на выживание". Таксист старательно объезжал все колдобины и рытвины, вздыхая всякий раз, когда одно из колёс всё же попадало в западню, что сопровождалось звуком, подобным удару молота по корпусу машины.

     - Знал бы - вообще б не поехал...- В конце концов с досадой высказался он, надеясь, видимо, на увеличение вознаграждения. Карой молча за спинкой сиденья показал ему кукиш. Лидочка прыснула.

     - Что в этом смешного?- Чуть ли не сквозь зубы поинтересовался шофёр.

     - Да нет, ничего... Это мы о своём...- Стыдливо кутаясь в шубку, ответила покрасневшая Лидочка.

* * *

     ...Дорога шла полем. Белым полем. Казалось, никто и ничто, кроме нас, вторгшихся в это Белое Безмолвие, не мог потревожить его тихую красоту... Наконец вдали замаячило большое тёмное пятно с редкими проблесками света.

     - Подъезжаем...- Прокомментировал Карой. Пятно уверенно приближалось и вскоре оказалось небольшим леском, в котором приютилось несколько коттеджей. Во многих окнах горел свет.

     - Направо... До колодца...- Давал советы Джакус. Машина остановилась. С трудом расправляя затёкшие члены, мы нехотя вылазили из её тёплого чрева на заснеженную улицу.

     - Пойдём...- Подмигнул нам Карой. Джакус остался беседовать с шофёром. Вскоре он догнал нас и, отдуваясь, сообщил:

     - Вот ведь фрукт, а?- Машина меж тем, круто взяв с места, лихо развернулась и исчезла в снежной пыли.

     - Что?- Едва сдерживая смех, спросил Карой.

     - Хотел-таки на четвёртый номинал раскручивать!- Возмущённо выдохнул Джакус.

     - Ну, и?

     - Да чёрта ему лысого! Я ему для начала ненавязчиво заметил, что договаривался он, вообще-то, за один номинал... Так он чуть не задохнулся от злости...

     - Счастливого Рождества!- Помахал вслед умчавшемуся такси Карой.

     - Так сколько же он получил?- Ожидая тут какого-то подвоха, Лидочка, уже готовая рассмеяться, переводила взгляд с одного на другого.

     - Два номинала. Чтоб спокойно доехать назад строго по счётчику.- С сожалением развёл руками Джакус.- Алчь, увы, не доводит людей до добра...

     - Но ведь договаривались, вроде, за три?- Уточнил я.

     - Ага...- Джакус ехидно кивнул головой.- Щас! Договаривалась она,- он показал на Лидочку,- строго по счётчику. За один,- Джакус развёл руками,- номинал. Значит, с ней - так и за один согласен был ехать. Три он загнул уже потом - когда мы подсели. Видимо, "ради праздника".- Иронично окинув понимающим взглядом Лидочку, добавил верзила.- Чтобы не портить человеку настроение - мы согласились. А, уже доехав, он начал что-то лопотать о четвёртом - дескать, не худо бы и добавить. Хотел я его просто послать...- Джакус, взглянув на Лидочку, слегка замялся,- к далёким родственникам... да пожалел: два номинала он честно заработал.- Карой, уже не силах сдерживаться, зашёлся смехом:

     - Ой, не могу... Держите меня... Вот так с двумя о отправил?

     - Он сам виноват...- Развёл руками Джакус.- Незачем было испытывать моё терпение...

     - Это выше моих сил...- Смахивал слезинку Карой.- Короче говоря - если тормозить машины у нас мастер Лидочка, то рассчитываться - старина Джакус... Нет, ну надо же...- Излияния его были прерваны голосом хозяина дома:

     - А это что за поздние визитёры?- Раздалось с крыльца.

     - Белоснежка и... раз, два... Три гнома!- Ответил Джакус.

     - Ну, заходи, гномик...- Расхохотался хозяин, в котором я вдруг узнал Борена.- А Белоснежка хороша?

     - Вполне соответствует имени!- Ответил Карой. Борен расхохотался:

     - С вами, ребята, не соскучишься... А как же вы на автобус опоздали?

     - Да рокар подвёл,- не моргнув глазом, выдал Джакус.- Уж больно хозяйка была хороша...

     - Я сейчас тебе покажу хозяйку, распутник!- Вдруг раздался за спиной Борена женский голос.- Вот погоди, ужо: доберёмся до бани - я с тобой за всё поквитаюсь1- Джакус втянул голову в плечи:

     - Вот ведь влип, а? Чёрт за язык дёрнул... Ребят, не давайте меня в обиду, а?- Пробормотал он.

     - Так его, Ами, так!- Борен, хохоча, обнял Амилу за плечи.- А то совсем от рук отбился, бабий угодник! Бааа...- Озадачено уставился он на нос Джакуса.- А это ещё что такое?

     - Карнавальная маска...- Вздохнул, отведя взгляд, гигант.

     - Да ну?- Недоверчиво переспросил Борен.- А мне тут говорили, что какая-то дама не поняла... или не оценила - оказываемых тобой знаков внимания?- Блеснув глазами в сторону Амилы, попробовал подначить его Борен.- И как же ты с такой маской пытался хозяйку рокара совращать?

     - Да ну вас...- Джакус безнадёжно махнул рукой.- Как попадёшь к болтунам на язык - так хуже, чем волку в зубы...

     - Ну, это ты пока ещё не можешь сравнивать, ибо у волка-то в зубах не побывал...- Смеясь, заметил Борен.- А на язык чтоб не попадать - не надо так здорово подставляться...- Добродушно похлопал он по спине съёжившегося верзилу. Тот, казалось, даже не ощутил этих хлопков, но зато исподлобья взглянул на Амилу:

     - Только чур - оглоблями не бить...- Поднял палец он.- К тому же - хозяйка была не так уж и хороша...- Сокрушённо вздохнул Джакус под хохот собравшихся.

     - Ну, проходи, проходи...- Добродушно проталкивая гостя внутрь, Борен пытался рассмотреть остальных.

     - Так, смуглянка... Заходи... Твоя там извелась вся - чего-то ей в голову пришло, что с вами что-то стряслось... Так ты сбегай на второй этаж, в комнату Калиа - она там...- Тихо сообщил он Карою. Тот, бросив на Борена встревоженный взгляд, почти бегом понёсся наверх.

     - А это кто?- Продолжал осматривать гостей хозяин.- А, летописец... Проходи... Кто это с тобой?

     - Надо полагать - виновница "карнавала",- усмехнулась Амила, пока я пытался сообразить, как же мне следует представить здесь Лидочку. Борен недоверчиво оглядел Лидочку с головы до ног:

     - Как... Вот эта?- Переводя взгляд с меня на Амилу, осторожно переспросил он.

     - Ага...- Вздохнул я.- Взяла двумя руками за шевелюру и - со всей дури - коленкой по носу... Или - носом об коленку, эт уж как вышло...

     - И поделом - может, отучится обниматься со всеми дамочками при каждой встрече...- С деланным сокрушением прокомментировала, отхлёбывая что-то оранжевое из высокого стакана, Ами.- Говорила я ему: женщины до добра не доведут! По себе знаю...- Добавила она, сверкнув глазами и благодарно откинула голову на плечо обнявшего её сзади Джакуса.

     - Я права, дорогой?- Проворковала она.

     - Как всегда, дорогая...- Вздохнул тот, вызвав улыбки на наших физиономиях.

     - Кто маску-то делал?- Постучав по гипсу пальцем, спросил Борен.

     - Инга...- Вздохнул гигант. Борен кивнул: хорошо, мол. Правильно. Одобрил выбор, значит.

     - Инга!- Вдруг крикнул он в глубину дома.

     - Как? И она здесь?- Удивился Джакус.

     - Не нравится?- Склонил голову набок хозяин.

     - Да нет, просто как-то...

     - Что "как-то"?- Попытался уточнить Борен, но появление Инги быстро сменило тему разговора:

     - Ну что, больной?- Мгновенно узнав Джакуса - или свою "маску"? - спросила она.- Как носик? Не болит?

     - Болит немного...- Вздохнув, пробасил медведь.

     - Сейчас мы его посмотрим...- Продолжала ворковать Инга, быстро развязывая какие-то ей одной ведомые постромки. Вскоре маска отделилась от лица и все исподлобья, дабы особо не афишировать своего интереса, уставились на этот нос. Нос был ничего. Нос - как нос. Немного красный, местами - синий. Но, в целом - правильный нос. Инга пощупала его в нескольких местах, всякий раз спрашивая: "Болит?", "Не болит?" - Джакус, доверчиво подставляя ей свою разукрашенную физиономию, невольно вздрагивал при каждом её прикосновении.

     - Не бойтесь, больной, не бойтесь... Надеюсь, что всё уже позади...- Продолжала слегка иронично ворковать Инга.- Короче, так...- Вдруг жёстко сказала она.- Чтоб не мучаться в бане - маску пока снимаем. Если надумаешь спать или будешь собираться домой - найди меня, снова оденем. Ну, и... с недельку где-то,- она усмехнулась,- эту память поносить придётся. Только,- она подняла вверх указательный палец, привлекая внимание,- упаси тебя Бог сегодня к своему носу хотя бы прикоснуться. Понял?- Джакус кивнул.- И не пить. Категорически.- Джакус сник:

     - А шампанское?

     - Один бокал.- Смилостивилась Инга.

     - Ну, один бокал этому медведю - всё равно, что нам просто понюхать...- Усмехнулся Борен. Инга пожала плечами:

     - Пусть делает, что хочет. Но второй раз вправлять не буду. Да и нечем тут...- Добавила она.- И, кстати - я сюда не на работу приехала...- С некоторым обиженным кокетством добавила она.

     - Конечно, конечно...- Успокоил её Борен, и, полуобняв за плечи, увёл в глубину дома.

     - Располагайтесь...- Ами кивнула на завешанный одеждой стенной шкаф. Пробило десять. Сверху спускался Карой:

     - С Ирен не очень хорошо,- поморщился он.

     - Надеюсь, пройдёт после шампанского...- Усмехнулась Амила. Карой, подарив её благодарным взглядом, помог Лидочке освободиться от шубки.

     - Да... Я тебя понимаю...- Оглянув мою спутницу, усмехнулась Джакусу Ами. Лидочка зарделась. Видно было, что ей не слишком уютно под столь пристальным вниманием окружающих малознакомых людей, но что было делать? Лидочка нерешительно улыбалась...

     - Пойдём, я тебя познакомлю...- по-видимому, оставшись довольна осмотром, предложила Амила. Лидочка вопросительно поглядела на меня, я - на Кароя, тот кивнул - и женщины удалились.

     - Что с твоей?- Кивнул я наверх.

     - Да ничего...- Вздохнул тот. У неё это бывает... Прикинь, что было, когда она узнала, что я в тагалстане пропал...

     - А что там было?

     - Там? Война, Анри... Война остатков соновской клики со своим народом...

     - Зачем?

     - Нефть...- Вздохнул Карой и отвернулся.- А везде, где есть нефть - будет и кровь. Пока делом заправляют воры и бандиты...- Как-то безразлично, в пространство, буркнул он.

     - И... Как ты там пропал?

     - Без вести...- Улыбнулся смуглянка.- Правда, всего на пару дней. Но ей этого хватило, чтобы попасть в больницу с сердечным приступом.

     - И?

     - Да ничего...- Вздохнул Карой.- Без патологии. Кардиограмма идеальная. А симптомы - налицо...

     - Как это?

     - Да так... Сама, дурёха, себя накачивает... Нагнетая напряжённость в головёнке-то...

     - Брось...- Вздохнул Джакус.- Гладить чаще надо... по головёнке-то... Чтоб меньше болела...

     - И то верно...- Вздохнул смуглянка. Сверху спускалась Калиа.

     - Ей уже лучше. По крайней мере - реветь больше не пытается...- Шепнула она Карою. Тот кивнул.

     - Сходил бы наверх да посветил немного своим носом - глядишь, и поднял бы девушке настроение...- С трудом сдерживая смех, похлопала хозяйка по плечу Джакуса. Тот, вздохнув, направился к лестнице.

     - Подожди там, я Ингу попробую прислать - может, хоть припудрит...- Вдогонку, улыбаясь, добавила Калиа. Джакус, не оборачиваясь, только руками развёл: дескать, что делать - судьба у меня такая... Сам себя назначил шутом - приходится отрабатывать...

     Переглянувшись, мы с Кароем, не сговариваясь, пошли следом за ним: выручать.

     В спальне у Калиа было тихо. Ирен стояла у окна, глядя в темноту. Обернувшись на вошедшего Джакуса, она растерялась:

     - Не поняла?- Едва сумела выговорить она.

     - Чего ж тут не понимать...- Привычно уже, картинно вздохнул тот.- Прислали вот... показать... Что не твоё горе самое горькое...- Ирен улыбнулась, подошла к Джакусу, и, внимательно оглядев нос, осторожно прикоснулась к нему губами.

     - Ба!...- Расцвёл Джакус.- Нет худа без добра - Гляди, уже и поцелуй заработал...

     - Хоть бы при муже не хвастался, распутник...- Улыбнулась Ирен, обнимая своего благоверного и притираясь к нему виском.

     - Где этот дамский угодник?- Вздохнула вошедшая Инга.- Здесь? Ну, показывай, что у тебя есть...- Повернулась она к вошедшей следом Калиа. Та молча кивнула на трельяж у окна. Немного поразмыслив, Инга взяла что-то вроде мольберта с красками - я всегда путаюсь в названиях этих женских штучек - и, беря тампоном ту или иную краску, стала подбирать цвет, делая мазки на щеках бородача.

     - Ну, как? Этот?- Оглянувшись на дам, спросила, наконец, она. Те нерешительно кивнули и хирургиня приступила к косметическому ремонту. Спустя пару минут всё было кончено.

     - Это - для зала.- Критически оглядывая свою работу, сказала Инга.- В бане подойдёшь - я смою: сейчас тебе ещё только раздражения на коже не хватало...- Ещё раз оглядев своё детище, заметила она.- Только сам не пробуй!- Инга погрозила пальцем.- А как из бани вернёмся - подойдёшь, снова наложу... У тебя есть ещё тампоны?- Спросил она хозяйку.- Дай мне парочку...- Та молча протянула пакет.- Это много...- Калиа только махнула рукой.- На, держи.- Инга протянула пакет Джакусу.- В бане пригодятся - смывать...- Настроение Ирен заметно улучшалось. Интересно, почему? Мне всегда было интересно, почему люди обычно легче переносят свои проблемы, когда знают, что кому-то ещё хуже, чем им? Даже сочувствовать начинают вроде... Интересно, это - природная вредность или просто инстинкт коллективизма?

     Глядя на белокурую, стройную, с идеальной фигурой и изумительно правильным профилем Ирен, я что-то долго мучительно вспоминал... Интересно... Девушка, а я не мог Вас видеть где-то раньше? Вряд ли. Но... тогда - что же? И почему этот образ так знаком, а воспоминания так мучительны? Воспоминания... о чём? О каком-то чувстве вины? Я когда-то что-то не сделал или недоделал? А при чём здесь она?

     Ирен уткнулась Карою в плечо и настороженно взглянула на меня. Затем что-то шепнула своему благоверному на ухо. Карой бросил на меня вопросительный взгляд. Я смутился, потупив глазки - точно Лидочка. Бред какой-то... Где и когда я мог знать или видеть Ирен? Не понимаю...

     - Полчаса на "немного подкрепиться", и поедем в баню!- Громко произнесла просунувшаяся в дверь всклокоченная голова.

     - Кто это?- Кивнул я Карою. Тот молча пожал плечами.

     - Муж Инги. Художник. И реставратор. Хотя последнее ему и не нравится. Но - за что платят...- Прокомментировал Джакус.- Я вчера с ним имел развлекательную беседу на темы подобных превратностей бытия нашего... Пока гипс застывал...- Ухмыльнулся он. Народ потихоньку потянулся в зал, на первый этаж. Там было... "Первая смена блюд" - так это называлось. Какой-то неведомый мне салатик - намешано было всего много и под майонезом, бутерброды - буквально с чем бог послал, на выбор каждого, да горячий чай с оладьями. Всё это располагалось на огромном столе посреди зала. Стульев не было.

     - Если кто реально голоден - прошу продефилировать ближе к кухне, там есть и что-нибудь "на первое"...- Предложил хозяин. "Первым" никто не заинтересовался. А зря. Я б пошёл. Но одному было как-то неудобно... Не спеша утоляя голод тем, что было на столе, народ осторожно приглядывался друг к другу. Гостей было с десяток. Ну, может - с полтора. Многие пришли с детьми, что мне было не совсем понятно, но я решил пока помалкивать, а там, дескать, всё как-то разрешится. Я попытался поподробнее рассмотреть Ирен. И чем больше я её рассматривал, тем больше мне казалось, что она воскрешает в памяти какой-то давний, почти забытый, но бесконечно близкий мне образ... Странно... А у вас так бывает?

     Я начал приглядываться к остальным. Были: Борен с супругой, Инга с мужем, Карой и Джакус с жёнами да ещё две каких-то, совершенно неизвестных мне, пары.

     ...Тем временем пробило одиннадцать. Часы были старинные, бой - мягкий и мелодичный - чем-то даже напоминал колокола святоаретьевского монастыря.

     - Ну что ж - пора.- Хозяин отошёл от стола, вытирая руки салфеткой.- Переедать перед банькой вредно - это, как минимум, не способствует хорошему самочувствию.- Ухмыльнулся он.- Кваску или чайку - на любителя - сможете добавить и там. Все, кто продержится без еды до полуночи - за мной...- Уходя, призывно махнул рукой хозяин.

     - А кто не продержится?- С озадаченным видом поинтересовался Джакус, продолжая старательно выполнять роль шута.

     - Тот наберёт бутербродов и оладьев в пакет и будет подгружаться по дороге...- Улыбаясь, посоветовала Калиа. Народ толпился в коридоре, у шкафа с одеждой. Джакус, сидя в углу, тихо вздыхал, ожидая, когда сможет подойти одеться без риска для своего носа. Калиа подкармливала его оладьями.

     - Не слишком спеши - я ведь не лошадь,- тихо пробасил он.- Мне, в принципе, и ведра достаточно...- С виноватым вздохом выдал он очередной перл. Негромко так выдал - но услышали все. И заулыбались. Ирен подошла, и, погладив его по голове, потрепала шевелюру и, прижав эту голову к животу, тихо сказала:

     - Спасибо тебе... шут гороховый...- И, наклонившись, чмокнула "героя" в ухо да, помахав в дверях ручкой, упорхнула за Кароем. Калиа, встав с корточек, спросила:

     - Запить?- И, увидев утвердительный кивок Джакуса, отнесла остатки запаса оладий на стол и вернулась с огромной - то есть совершенно невероятных размеров - чашкой чая.

     - Кгрм...- Невольно поперхнулся Джакус.- Я ж вроде говорил уже, что я не лошадь...- Нерешительно пробовал протестовать он, принимая посудину.

     - Так я ж тебе не ведро и несу...- Развела руками хозяйка. Последние одевавшиеся дамы, прыснув, со смехом вывалились на улицу. Одевавшие их кавалеры, не в силах скрыть улыбку, последовали за ними.

     - Ну, вот - теперь и мне можно...- Со вздохом поднялся со своего места Джакус и направился к двери. Калиа, улыбаясь, многозначительно покачивала пустой чашкой. Переглянувшись со мной, прыснула и она - видимо, на моей физиономии было написано, что опустошить этот резервуар "вовнутрь" одним махом просто совершенно невозможно. Как бы утверждая обратное, она перевернула чашку вверх дном и даже потрясла ею: ни капли. "Вот так вот!", утверждающе кивнула она, прикусив губу, чтоб не рассмеяться: уж очень ошарашеным я, видимо, выглядел.

     Вскоре все собрались во дворе. Народ, понемногу распаляясь в какой-то предпраздничной весёлости, начал кидаться снегом. Я слышал раньше о таких забавах - и даже видел, когда работал на олимпиаде в Муане; но они всегда меня как-то настораживали: у нас на побережье такого не было. Да и быть не могло: снег у нас если и существовал какое-то время, так только в виде грязи. Один из видов снежных развлечений аборигенов предусматривал засыпание снега за шиворот слабому полу. Слабый пол отвечал - видимо, это тоже была часть ритуала - невероятным по силе визгом. Временами мне даже казалось, что они соревнуются между собой, кто громче. Чаще всего это выглядело так: очередной комок снега попадал страдалице в лицо или, ещё лучше - в шею. "Виновник" тут же "виновато" подбегал, помогая вытрусить попавший за шиворот снег или смахнуть его с лица. При этом он уже, как правило, держал в руке очередной ком снега, чтобы при случае запихнуть его как можно глубже за шиворот жертвы. Собственно, при попытках "вытрусить попавший за шею снег" реально всегда выполнялись попытки... засунуть его поглубже. Что вызывало новый взрыв визга, негодующие вопли и... попытки ответить тем же. Причём развлекались этим - примерно с равным успехом - и взрослые, и дети. Неоднократно наблюдая подобные развлечения аборигенов, я не мог отделаться от мысли, что все участники заранее договорились, что им это на самом деле нравится и они просто разыгрывают спектакль перед зрителями, демонстрируя обратное.

     ...Реальные события несколько поколебали мою идею о предварительной договорённости: Карой попал за шиворот Лидочке. И она, как самая завзятая аборигенка, дико взвизгнув, начала пытаться вытряхнуть или достать снег. Когда же Карой с виноватым видом подошёл, демонстрируя желание помочь - она, лихо захватив огромный комок снега, не дала бедняге опомниться... и они поменялись ролями: теперь она старательно запихивала снег ему за шиворот. Надо сказать, что Карой тоже не дремал, и, едва Лидочка нагнулась за очередной охапкой - судьба жертвы тут же настигла и её. Я вздохнул: идея о предварительной договорённости с треском провалилась: уж Карой-то с Лидочкой никак не могли заранее договориться. "Видимо, это у нас в крови"... - Со вздохом подумал я, аккуратно роняя маленький снежный шарик... за шиворот с интересом наблюдавшей за этим поединком Ирен.

     ...Такого визга я не слышал. Ни "до", ни "после". Наверное, сыграл свою роль "фактор неожиданности"... Ирен извивалась, как змея, но тщётно: шарик был очень небольшим и, тая, быстро опускался всё ниже и ниже...

     - Это кто же тут такой изощрённый садист?- Сверкая глазами с явным намерением немедленно приступить к самой серьёзной и изощрённой на сегодняшний день "снежной мести", обернулась она. Видимо, шарик уже окончательно растаял...

     Я стоял, в нерешительности разведя руками: дескать, я не нарочно... Ирен, увидев меня, вдруг как-то нерешительно поубавила свой пыл.

     - Ан...- Нерешительно произнесла она, будто бы с видимыми усилиями припоминая моё имя.

     - Анри...- Пришёл к ней на помощь я, протянув руку.

     - Да, да... Анри...- Она смутилась, и, ни говоря больше ни слова, убежала.

     - Что это с ней?- Осторожно поинтересовался я у освободившегося к этому времени Кароя.

     - А что?- Вопросительно взглянул на меня тот.

     - Не знаю...- Пожав плечами, чистосердечно признался я

     - Не бери в голову.- Посоветовал мне смуглянка.- Я её иногда "Олесей" называю. Она не возражает. А мне она такой...- Он поразмыслил немного, как бы оценивая, что именно следует мне сказать,- больше нравится...

     - А что такое "Олеся"?- Не понимая толком местных идиом, я решил уточнить смысл услышанного.

     - Девушка такая... лесная.- Сверкнул глазами Карой.- Из серии мелких добрых волшебниц, красивых внешне и душой - но совершенно беспомощных среди людей. В "нормальном",- он выделил это слово с едкой иронией,- обществе.- Я, понимая, кивнул.- Может, как раз за то и нравится...- Вздохнул смуглянка.- Я снова кивнул: понимаю, мол. Карой развёл руками: дескать, коль понимаешь, так и делай соответствующие выводы.

     - Ну, поехали...- Раздался с крыльца голос заперевшей дверь Калиа.- А то уже и полночь скоро...

     - А куда ехать-то?- Недоумённо взглянул я на Кароя.

     - Да ехать тут, собственно, нечего...- Усмехнулся тот.- Это просто выражение такое: когда с места двигаются "большим базаром"... Вот, как мы сейчас, примерно... Нечто вроде великого переселения... Бывает, что говорят "поехали". В смысле - пора трогаться в путь...

     - Понятно,- кивнул я. Хотя в душе только подивился экзотичности да витиеватости словесных фривольностей аборигенов...

     Толпа понемногу двинулась с места, растянувшись вдоль улицы. В конце её, у самой границы посёлка, была баня.

     - Это что - общая баня?- Осторожно спросил я.

     - Общая, общая...- Усмехнулся Карой.- Каждый для себя такую по деньгам не потянет. Вот они,- он обвёл взглядом посёлок,- и построили одну на всех. Чтоб голову, значит, не морочить да денег сэкономить... Да наняли пару человек, чтоб её обслуживать...

     - А что там обслуживать?- Не понял я.

     - Посмотришь...

     ...Баня была огромной. Воистину огромной. Раза в два больше любого из коттеджей. Из трубы валил густой столб дыма.

     - Готовятся...- Кивнув на него, удовлетворённо крякнул Джакус. Я промолчал. Признаться, я не разделял особых восторгов по поводу бани - у нас, на побережье, бани строили для бедняков. А каждый, кто имел такую возможность, старался обзавестись ванной. С горячей водой. Чтобы не плескаться из тазика в общем зале... Может, я чего-то недопонимаю?

     ...Внутри баня напоминала какой-нибудь закрытый клуб. Первое, что мы увидели из раздевалки - была огромная бильярдная. Из неё в разные стороны вело ещё несколько дверей. Вдоль одного из торцов бильярдной располагался длинный, вдоль всей стены, стол, окружённый низкими диванчиками. В другом торце располагался камин, пол перед которым был устлан ковром. Как бы отвечая моим мыслям о пожарной безопасности, по обоим краям камина располагались небольшие брандспойтики, укреплённые на шарнирах и произвольно управляемые одной рукой.

     - Камин, в принципе, должен вести себя нормально...- Пояснила девушка, по-видимому - хозяйка.- Но, если вдруг попадётся "стреляющее" полено и уголёк попадёт на ковёр - не ждите дальнейшего развития событий: просто положите руку на брандспойт сверху - там есть спусковой рычаг, и, прижав рычаг сей к брандспойту, упражняйтесь в попадании струёй по месту приземления уголька. Брандспойт вертится легко,- и она небрежно, как бы потрепав его по мордашке, шлёпнула брандспойт ладошкой, заставив покачаться.- Пока, правда, такого ещё не было.- Улыбнулась она.

     - Квас, бутерброды?- Озабоченно поинтересовался Джакус.

     - Всё, что нужно - берите в холодильниках сами. Если нужно горячее - вон в углу телефон.- Улыбнувшись ему, продолжала знакомить нас с обстановкой девушка.

     - Чай?- Поинтересовался Борен.

     - Сейчас будет,- кивнула хозяйка.- Вода в бассейн наливается, через пару минут он будет полным.- Продолжала она информировать гостей.- Закрывать воду не нужно - она сама отключится, автоматически...- Улыбнувшись чему-то, девушка взглянула на Джакуса.

     - Автоматику поставили, а все краны убрали из бассейна после того, как этот медведь как-то попытался закрыть один из них...- Шепнул мне Карой.

     - Закрыл?- Непонятно ещё, чему ухмыляясь, спросил я.

     - Ну, а ты сам-то... как думаешь?- Виновато разведя ручищи в стороны, с нажимом на "как", спросил Джакус. Всем снова стало весело... Я заметил, что народ всегда почему-то веселит немерянная, но добродушная силища. Странно... Может, весёлости способствует ощущение собственной безопасности рядом с ней?

     - И долго ты собираешься здесь стоять?- Поигрывая обнажённым телом, спросила меня Лидочка. Я очнулся. Большинство гостей, раздевшись, уже разбрелись по бане, "изучая территорию". Раздевшись не без помощи Лидочки, я вошёл одним из последних, едва не пытаясь стыдливо "прикрыть срамоту" руками.

     - Брось,- ухмыльнулась Лидочка и, взяв меня за руки, потащила вглубь помещения.- Здесь это просто никому не интересно...

     "Это" здесь действительно, по-видимому, никого не интересовало - ни взрослых, ни детей. Взрослые либо сновали по закуткам, осваиваясь и пытаясь понять, куда они попали, либо деловито накрывали на стол, выгребая из стоящих у стены холодильников всё, что им приглянулось. Одна из дверей вела в следующий зал, в центре которого находился бассейн, а у стены расположились две душевые. В одной их них мы обнаружили Джакуса, с носа которого, почти подпрыгивая, Инга смывала "мягкими тампонами" остатки грима. Сверху на них лил душ. Глядя на эту сцену, я вдруг невольно подумал, что... нельзя сказать, что Инге это было неприятно. Вероятно, так же думал и её благоверный, издали с улыбкой поглядывавший на это занятие. Единственный, кто был не в особом восторге от процедуры - так это бедняга Джакус, побаивавшийся даже подставить нос под струи душа...

     Детишки посыпались, было, в бассейн, но вода там была... скажем так: температуры комнатной, а потому большинство из них, стуча зубами, тут же повыскакивало назад. Остальных выгнали родители. Борен молча открыл дверь парилки, предусмотрительно расположенной рядом с бассейном, и указал дочке на дверь. Малышка, передёрнув плечиками - дескать, сама знаю - продефилировала туда. За ней потянулись и остальные. Я с удивлением отметил, что детвора нисколько не интересовалась ни своей собственной наготой, ни наготой взрослых.

     - Привычные,- пожал плечами Карой.- Им это просто не интересно. Людей всегда манит то, что запретно, и, как правило - совершенно не интересует то, что находится под самым носом, да ещё и совершенно безразлично окружающим...

     - Они с самого начала так себя вели?

     - Ну, какой-то интерес был, конечно...- Пожал плечами смуглянка,- да только хватает его, как правило, минут на пять - десять... Для самых любопытных. Ну, у взрослых бывает чуть больше - до одного сеанса, я думаю... Тут точно не скажешь - взрослые,- улыбнулся он,- лучше скрывают свои эмоции...

     - Особенно - мужчины,- улыбнулась Лидочка, с усмешкой кивнув на меня.

     - Это ненадолго,- улыбнулся Карой.- Как только он твёрдо осознает, что в общественном месте ему этим делом заниматься не светит - так и успокоится...

     - А... он наверняка это осознает?- Робко спросил я, косясь вниз.

     - А тебя что - привлекают занятия с дамой в окружении массы малознакомого народу?- Ухмыльнулся смуглянка.

     - Да нет, вроде...- Несмело улыбнулся я и с удивлением заметил, что всё, кажется, нормализуется. Уже через полчаса я мог совершенно спокойно рассматривать и оценивать женщин не как объект желания, а, скорее, просто как... произведение искусства, как... результат творения... При этом, как утверждала Лидочка, глядя на мой отсутствующий взгляд, трудно было предположить, что именно меня сейчас интересует.

     - Ты быстро адаптировался,- Улыбнётся мне вскоре Карой.- Некоторые не могли побороть неловкость едва ли не конца первой встречи...

     - Слушай, а были такие, которые... побывав в подобном обществе... решили бы, что это - не для них?- Вдруг - не знаю, с чего бы - отстранённо спросил я.

     - Не знаю. Не слышал.- Совершенно серьёзно ответил коллега.- Я думаю, что люди просто подменяют мышление стереотипами, оттого и относятся предвзято к наготе...- Пожал плечами он.- Когда же попадаешь сюда...- Он довольно улыбнулся.- Я не могу представить себе кретина, который не захочет побывать здесь вторично.- С ухмылкой закончил он.- Пошли?- И он кивнул на дверь парилки.

     - Поехали...- Согласился я.

     - Мылся сегодня?- Я кивнул.

     - Дело не только в том, что, как следует пропотев в парилке, можно выжить оттуда окружающих,- усмехнулся смуглянка,- дело ещё и в том, что забитые поры могут обеспечить хороший тепловой удар... Так что - ежели чего, так душ рядом...- Он кивнул на стенку.

     - Ну, бережённого - Бог бережёт...- Вздохнул я и отправился под душ. Карой, расположившись под следующим, резонно заметил:

     - Ты прав, курилка: оно никогда не мешает... Особенно - когда дело касается женского общества...- Подмигнув, добавил он. Я улыбнулся.

* * *

     В парилке уже собралось немало народа.

     - Это - сухая парилка.- Объяснил мне Карой.- Здесь просто прогреваются. При этом нужно быть осторожным - термометр видишь?- Он кивнул под потолок. На нём было сто сорок градусов.

     - И это правда?- Настороженно спросил я.

     - Не знаю.- Загадочно ухмыльнулся коллега.- Никто толком не знает. Термометр исправен - можешь вынести и проверить. Но здесь он показывает обычно столько. Бывает - больше. А повешен он тут, может быть, больше как раз для того, чтобы не забывались да не засиживались...- С ухмылкой продолжал комментировать смуглянка.- У тебя сердце - как? Нормально?- Вдруг, повернувшись ко мне, серьёзно поинтересовался он.

     - Ну, не жалуюсь...- На всякий случай соврал я. Не говорить же ему, что сегодняшняя история с Лидочкой вызвала у меня старые добрые воспоминания о том, что такое сердечная боль...

     - Ну, смотри...- Как будто почувствовав фальшь, пожал плечами смуглянка.- На всякий случай - не забирайся слишком высоко...

     ...Внутри парилка представляла собой огромную деревянную лестницу с широкими ступенями. На каждой их них мог свободно разместиться человек. В длину - двое. Народ и разместился. На самом верху расположилась детвора, которую Борен решительно согнал как раз в тот момент, когда мы входили. Чуть пониже - двое незнакомых мне мужиков. Следующую ступеньку оккупировали Борен с Ингой, а детвору они расположили на один уровень ниже. Мы с Кароем расположились ещё ниже. На всякий случай. Минут через пять я уже был склонен доверять термометру. Через десять - детвора начала потихоньку выползать наружу. Они делали это как-то интересно: сначала как бы неслышно сползали, почти стекали по ступенькам, потом, уже почти добравшись до низу, быстро выскакивали за дверь. Опасались, что взрослые, спохватившись, не выпустят их наружу? Не знаю. Состояние было какое-то интересное - с одной стороны - совершенно несносная жара, с другой - будто бы даже приятно... вот так вот, среди зимы - как следует прогреть косточки... Я долго не спешил выползать. Наконец, когда я уже готов был, подобно детворе, медленно сползать вниз - Карой поднялся, и, протягивая мне руку, предложил:

     - Пойдём. На первый раз тебе явно хватит...

     - Да, действительно...- Повернула к нам совершенно мокрую и раскрасневшуюся физиономию Инга.- Не увлекайтесь, мил человек - живее будете...- Почти измождённо попробовала пошутить она. Я попробовал подняться - и не смог: казалось, голова, которую я пробую поднять выше, попадает в какое-то совершенно раскаленное пекло, и не было никакого желания проверять: выживет она там или - нет. И... я начал сползать, как это недавно делали детёныши, вниз - только на первой ступеньке решившись подняться и... стремглав выскочил за дверь. Карой, загадочно улыбнувшись, кивнул мне на Борена: мокрый, красный, волосатый, он лежал, раскинувшись, почти на самом верху и удовлетворённо крякал, буквально растирая по себе пот. Бррр... А чуть повыше его, в самом пекле, лежали, как бездыханные трупы, ещё двое - казалось, они боятся пошевелиться, чтобы не обжечься о воздух...

     - Агов! Кто там холоду напускает?- Вдруг недовольно крикнул один из них, пытаясь повернуть голову. Мы быстро ретировались, мигом захлопнув дверь, и отправились под душ.

     - Сделай погорячее...- Подсказал Карой. Я попробовал. Действительно - "вкусно"...

     - А теперь - в бассейн...- Кивнул смуглянка. В бассейне кишмя кишела детвора. Я даже представить не мог, как столь ограниченный контингент подрастающего поколения может создать столько шума, гама, брызг и столь уверенное впечатление огромной кампании. Завидев нас, поднимающихся над ограждением бассейна, детвора мигом бросилась врассыпную и ухватилась ручонками за перильца у краёв водоёма.

     - Техника безопасности...- Прокомментировал Карой.- Знают, что, когда бегемоты прыгают в воду - надо, во-первых, не попасть под падающие туши, а во-вторых - не быть размазанными волнами по стенкам бассейна.- Закончив, он прыгнул. Подняв кучу брызг, чем вызвал довольный, как мне показалось, визг малышей; он погрузился в воду целиком, проплыл немного в глубину, вынырнул и широкими саженками поплыл к противоположной стенке бассейна - как я понял, освобождая место для меня. Я, не заставив себя ждать, поступил примерно так же. Попробовал руками достать дна - показалось, что глубина - футов десять... и не достал. Когда вынырнул - детвора была довольна: видимо, наблюдения за ныряльщиками составляли для них часть ритуала. А может - просто радовались освобождению территории?

     Карой, взобравшись по лестнице с противоположной стороны, поджидал меня наверху.

     - А здесь - "мокрая" парилка.- Кивнул на соответствующую дверь он.

     - Пойдём?

     - Не стоит.

     - Почему?

     - Не знаю.- Пожал плечами он.- У завсегдатаев да ценителей бытует мнение, что смешивать эти удовольствия не стоит... Если очень хочешь - попробуем ближе к утру, после перерыва.- С усмешкой добавил смуглянка, открывая дверь парилки и заглядывая внутрь. Из-за двери валом валил пар. Я не смог побороть искушения и тоже засунул свой любопытный нос в дверной проём. Пар, казалось, застилал всё вокруг - практически ничего не было видно. Вместо длинной лестницы были какие-то полки, напоминавшие нары. Уровней было всего три: у пола, посредине, и - почти под самым потолком. Каждый более высокий уровень был заметно уже и всё меньше и меньше отличался высотой от предыдущего - видимо, затем, чтоб не падать с самого верху слишком долго, если уж так "повезёт". Посреди парилки был огромный каменный стол, на котором лежало задом кверху огромное тело, принадлежавшее, как я сообразил, Джакусу. Голова с многострадальным носом свешивалась вниз с края стола. Амила, свернув вафельное полотенце жгутом, с видом воинственной садомазохистничающей амазонки с горящими от возбуждения глазами охаживала его этим орудием по всем доступным местам - от пяток до шеи. Джакус только довольно покрякивал.

     - Ох... Хорошо... Мазохистически мечтательно вздыхал он.

     - Ребятки, вы уж - или туда, или - назад,- недовольно обернулась в нашу сторону Ами.- А то только пар выпускаете...- Мы захлопнули дверь - как мне показалось, не без некоторой опаски.

     - Слушай, а они... это... Как его... Не садо-мазо?- Настороженно спросил я.

     - Да нет,- рассмеялся Карой,- просто... Попробуй себе представить, каким ещё способом такое хрупкое создание, как Ами, может отмассировать такого бугая, как Джакус? По мне - так это и есть самый простой и доступный способ...

     - М-да... хотел бы я посмотреть, как это у них получается...

     - Что именно?

     - Ну, это...

     - Судя по довольной физиономии Амилы и весьма нежному отношению к ней Джакуса - думаю, что неплохо...- Усмехнулся Карой.- Весьма... неплохо.

     ...Наши рассуждения о предполагаемых сексуальных сложностях молодой супружеской четы были прерваны мелодичным звонком.

     - Хм... Интересно... что бы это значило?- Удивился Карой.

     - Ну уж мне - так это точно неведомо...- Развёл руками я.- Может, ещё какие-нибудь поздние гости?- Из парилки на противоположном конце бассейна вышел... Нет, точнее - выкатился - Борен.

     - Народ! Прошу всех к столу, и наполним бокалы - до полуночи осталось пятнадцать минут!- Сложив руки рупором, громогласно возвестил он и, передёрнув плечами, точно отряхиваясь, направился к душу. За ним, пошатываясь, выбралась Инга. Последними выбрались из пекла те два незнакомых мне мужика. Шли они, точно пьяные - едва держась на ногах. Ожидая, пока Инга и Борен освободят душевые, они даже присели на пол - видимо, голова "с перегреву" у них действительно шла кругом. Борен вынырнул из-под душа - с него валил пар: кипятком он обливался, что ли? Пройдя мимо сидящих на полу героев банного дела, он потрепал одного из них по голове:

     - Чё, братишка - башку мутит?- Добродушно усмехнулся он.- Ты б ещё с полчасика посидел...

     - Да я б посидел,- возразил тот,- да тут некоторые народ к столу сгоняют...

     - И ты никак не можешь пропустить такое мероприятие...- Смеясь, закончил за него Борен.

     - Естественно...- Развёл руками тот, поднимаясь и пытаясь войти под душ.- Ааа! Шут бы тебя побрал...- Едва не выругался он.- Ты б не мог сделать ещё погорячее?

     - Для тебя старался...- Развёл руками Борен.- Я ж знаю, что холода не любишь...

     - Ох, мужики...- Сокрушённо покачала головой Инга, выныривая из-под душа.- Всё бы вам языки чесать... Аки бабы базарные...- Вздохнула она под плеск падающего в воду тела Борена.

     - А чё, языки чесать - это уже чисто бабская привилегия?- Удивился, вставая, второй любитель пекла.- Ааа! Чтоб тебя...- Выскочил он, как ошпаренный, едва попробовав влезть под душ.- И ты, Брут?- Сокрушённо качая головой, попрекнул он хирургиню.

     - А что - услужливость - это уже чисто мужская привилегия?- С невинным видом возразила та, невинно передёрнув плечиками на краю бассейна. Тот не ответил - только рукой махнул. Мы с Кароем, выйдя через вторую дверь, оказались в бильярдной, только уже не со стороны столов, а со стороны камина. В комнате пахло жареным.

     - Рождественская индейка?

     - Именно,- утвердительно кивнул Карой. Возле стола, на котором расположилась снедь, колдовали Калиа, Ирен и примкнувшая к ним Лидочка. Посреди стола действительно расположилось блюдо с индейкой. Чуть поодаль - огромный, будто свадебный, торт. Салаты, бутерброды, шпротины и прочая мелкая снедь, равномерно располагаясь по площади стола, довершали картину. Две незнакомых мне женщины - по-видимому, жёны ошпаренных любителей жары, развлекались игрой на бильярде. Вы когда-нибудь видели голых женщин, развлекающихся игрой на бильярде? Нет? Я - тоже. Будьте готовы к любым неожиданностям... Карой, правильно оценив моё состояние, мигом оттащил меня назад, в "бассейную", и втолкнул под душ. И вовремя. Струи душа хлынули одновременно с... Мда. Слава Богу, что это было под душем...

     - Мойся спокойно,- похлопал меня по плечу смуглянка.- А я пока за простынками сбегаю...- Едва он исчез - до душа доковылял Джакус в сопровождении супруги.

     - Ну, как?- Поинтересовался я.

     - Класс...- Абсолютно довольный жизнью, Джакус даже покачал головой - дескать, лучше просто и быть не может... Ами тем временем затолкала его в кабинку и втиснулась рядом, открывая краны. Карой появился с пачкой простынок - две он бросил на оградку бассейна, переглянувшись с Джакусом, который ему благодарно кивнул, а две мы с ним поделили.

     - Тога патриция?- Попытался иронизировать я.

     - Накинь на плечи.- Улыбнулся смуглянка.- Там не жарко, в общем-то...

     Так мы и сделали.

     ...В бильярдной уже все собрались вдоль стола.

     - Где мишка?- Тихо спросил Кароя Борен, имея в виду Джакуса.

     - Грехи смывает...- Ухмыльнулся тот.

     - И много грехов-то?

     - Да уж... за жизнь поднакопилось...- Сочувственно вздохнул смуглянка под громогласный "бултых" в соседней комнате и последовавший за этим звук воды, выплеснувшейся за край бассейна.

     - Да, многовато...- Прислушиваясь, глубокомысленно заметил Борен.- Итак, друзья...- Он постучал ложечкой по бокалу, призывая к тишине.- Мы собрались здесь... в сием увеселительном заведении... дабы достойно провести канун Рождества и отметить само Рождество...- Калиа, взяв пульт, включила установленный слева от камина телевизор.- Вот, правильно...- Одобрил Борен.- Позвонили нам, надеюсь - без четверти двенадцать, как я и просил. Сейчас,- он взглянул на каминные часы,- без двух минут. А потому - давайте, наполнив бокалы, подготовимся к Всеункарсокому распитию под единый тост...- резюмировал он. В комнату ввалился Джакус, на которого Ами на ходу пыталась набросить простыню - и как-то сразу стало немного тесно...

     - Садись, наливай...- Улыбнувшись, подбодрил его Борен. Захлопали пробки откупориваемых бутылок.

     - Держи...- Через Лидочкину голову передал мне эстафету сосед справа. Я, взяв предложенную бутыль, оглянулся - слева от меня оказалась Ирен. Не в силах оторвать взгляд от её лица, я лил и лил шампанское...

     - Ой, хватит...- подхватив мальцем за горлышко бутыли, спохватилась она. Бокал был почти полон. Налив немного и себе, я передал бутыль дальше - по кругу. Ирен, поразмыслив, мельком поменяла бокалы местами. Немного подумав, я отлил из своего бокала понемногу окружавшим меня женщинам.

     - Беспокоишься, что соседки будут недостаточно пьяны?- Поддел меня сосед справа.

     - Нет - просто борюсь за справедливость...- Вздохнул я.

     - Дорогие мои соотечественники... Братья и сёстры...- Услышали мы с экрана голос Анас-Бара.- Давайте в сей праздничный час забудем обо всех хлопотах мирской жизни, о невзгодах и неудачах, о глобальных целях и о политике... Давайте простим всех врагов наших и всех, кто доставил нам хлопоты или неприятности по глупости или по неведению... Давайте отплатим друзьям верностью, а врагам - хотя бы безразличием... Давайте будем добрее, выше и сильнее, чем мы были вчера. Да пребудет с нами Всевышний!- Поднял он кубок.- Аминь...

     - Аминь...- Удивлённо промолвил Борен, как бы удивляясь неожиданности текста и краткости изложения. Все невольно встали и с бокалами в руках слушали перезвон колоколов новоапатьевского собора в Кайане. Наконец перезвон кончился и послышались равномерные удары большого колокола - в ночь на Рождество он отбивал столько ударов, сколько лет прошло с первого Рождества...

     - С Рождеством!- Поднял бокал Борен. "С Рождеством!", "С Рождеством"! - послышалось со всех сторон. Ирен, потянувшись за лежащим на столе пультом, приглушила звук:

     - Больше часа будет звонить,- шепнула мне она. Мы выпили. И сели, поставив бокалы.

     - Мда... Это несколько не то, что Соновские тирады...- Усмехнулся Борен.- Там можно было уснуть... Ну, ладно. У них там - своя свадьба, а у нас - своя. С Богом...- Как бы решившись, произнёс он, широким жестом приглашая всех к столу. Девушка внесла большую миску с какой-то розовой водой, в которой плавал персик. Интересно - это тоже была часть ритуала? Или - просто подражание древним слухам или потакание чьим-то чудачествам? Борен омыл руки, вытер их полотенцем, висевшим на руке девушки, и принялся разламывать индейку. Расправился он с ней сравнительно быстро - вскоре на блюде уже была просто горка дымящихся кусков мяса. Вторично омыв конечности и вытерев их, он взглянул на девушку:

     - Ты... одна там?

     - Нет...- Улыбнувшись, покраснела она.

     - Если скучно - приходите к нам...- Тихо предложил он.

     - Я спрошу...- Кивнула хозяйка и скрылась за дверью.

     - Прошу!- Борен широким жестом обвёл рукой стол и мы приступили к трапезе. Пировали недолго - примерно через полчаса от индейки остались одни кости, остатки прочих яств лишь отмечали тарелки, на которых яства сии ранее покоились. Яблочный сок пошёл вслед за индейкой очень хорошо. Виноградный казался немного терпким, но я придумал разбавлять его с яблочным - оказалось ещё лучше. Уговорив попробовать сего коктейля Лидочку и Ирен, я заслужил ревнивый упрёк соседа справа:

     - У нас обычно каждый обслуживает даму слева от него...- Смеясь одними глазами, заметил он.

     - Что делать - супружеские обязанности...- Вздохнул, разведя руками, я.

     - Понимаю...- Кивнул тот.- Махнёмся?- Он имел в виду Ирен.

     - Ну, нет!- Замотал головой я.- Уж как вышло - так и вышло...

     - Ну, вот - первая семейная ссора...- Вздохнул он, отворачиваясь, чтоб не рассмеяться.

     - Не ссорьтесь пожалуйста, горячие ункарские парни!- Встав в позу оракула, призвал Борен.- Во избежание обострения,- он взглянул на меня,- О! Даже - международной!... Обстановки... Предлагаю начать танцы!- Борен на мгновение задумался, разглядывая руки.- Дабы не пачкать дамам спины индюшатиной - рекомендую пользоваться душем у бассейна или умывальником у входа...- Попытался сострить он. Народ, ухмыляясь, не очень охотно потянулся к вышеозначенным местам. Выпорхнув ненадолго в раздевалку, Лидочка вернулась с кассетой, которую тут же вставила в магнитофон.

     - Слышала, как Карой хвалился, будто на ней что-то неплохое...- потом расскажет мне она.

     - Так ты что - у него её попросту вытащила?- Удивлюсь я.

     - Нет...- Лидочка успокаивающе положит руки мне на плечи.- Просто он её именно для этого и принёс... Как я поняла.

     ...Пока же события развивались следующим образом: Лидочка колдовала с магнитофоном, пытаясь разобраться в назначении бесчисленных кнопок и рычажков устройства неизвестной ей конструкции, Джакус, вернувшись и вытирая руки простынёй, направился к ней - помогать; детвора схлынула в одну из дверей - ведущую, как я потом выяснил, в спортзал; я же, стряхнув остатки влаги с конечностей и, по примеру медвежонка, вытерев их о наброшенную на плечи простыню, прислушивался к "светским дискуссиям".

     Один из ошпаренных что-то распространялся об автопарках, общественном транспорте, финансовых проблемах рокарного хозяйства и прочей чепухе.

     - Да мозгов у них не хватает, а не денег...- Недовольно возразил ему Борен.- Возьми хотя бы проблему общественного транспорта: во времена Сонов, когда все бабки считались наверху и цену определял не баланс между спросом и предложением, а дядя сверху на основании "необходимых затрат на производство" - цена всех видов городского общественного транспорта была одна и та же. И - её хватало.

     - А субсидии?- Исподлобья бросил прислушивавшийся к ним Карой.

     - Субсидии были.- Не стал отрицать магнат.- Да только они покрывали не реальный недостаток кассового сбора, а расхлябанность и бесхозяйственность "руководителей". Уж смею тебя уверить...- Загадочно ухмыльнулся он.- Сегодня цена билета в реальном выражении - та же...

     - Что значит "в реальном выражении"?- Несмело и тихо спросила супруга ошпаренного - та самая, что была причиной моего "конфуза". Борен оглядел её внимательно, с видимым удовольствием, с головы до ног, чем вогнал в некоторое смущение, но не в краску, и произнёс:

     - Это - некоторая абстракция, целью введения которой является возможность хоть сколько-нибудь объективного сравнения цен разных периодов.- Внимательно прослушав сию тираду, его собеседница встряхнула головой так, как будто пыталась стряхнуть с неё что-то, чего было слишком много. Борен, с улыбкой разглядывая её, продолжил:

     - Можно сравнивать цены разных периодов по ценам на хлеб, на золото, на нефть... Можно сравнивать цены, выраженные в какой-нибудь более стабильной валюте - но это всё будет весьма относительно, ибо всем этим ценам тоже свойственна некоторая конъюнктурность...- Собеседница, сквозь едва сдерживаемый смех, с трудом делала "умное лицо" и согласно кивала. Борен, видя, что смех уже начинает душить её, всё больше улыбался.- Но самая сносная оценка, хоть сколько-нибудь претендующая на объективность, получается, когда все эти оценки усредняют, чтобы избежать влияния конъюнктурных колебаний каждой из них. В результате получается нечто общее, более объективное, чем любая частность, и это общее обычно и используется для подобных сравнений. Грубый пример - используемый в прессе термин "потребительская корзинка". Если раньше она стоила 100, а теперь 200 - считаем, что усреднённый уровень инфляции - в два раза. Если же теперь стало 50 - значит, была двукратная дефляция... но так не бывает.- Быстро добавил он.- Кто ж такое допустит?

     - То есть?- Не понял я.

     - Инфляция есть величина, обратная уровню ума правительства, умноженному на его добропорядочность. Если инфляция большая - значит, правительство состоит в основном либо из безнадёжных тупиц, либо из негодяев и воров. Если инфляция очень большая - значит, из тех и других одновременно. Правительства ценятся по тому, как они умеют "сдерживать инфляцию", то есть - не воровать слишком много и не мешать работать - тем, кто создаёт национальный доход - слишком сильно.- Не выдержав, девушка, наконец, фыркнула - уж очень хорошо было сказано.- Дефляция же возможна, например, в случае, если правительство вдруг перестанет тратить деньги.- Невозмутимо продолжал Борен.- А налоги собирать будет. А поскольку такого правительства я себе представить не могу, то не будем говорить и о дефляции...- Он развёл руками, огляделся, и, кряхтя, устроился в углу на диванчике, приглашающим жестом призвав всех проследовать за ним. Собеседница его присела на край стола - так, чтобы он мог свободно любоваться линией её бедра, остальные расположились рядом - и беседа потекла дальше.- Да... так вот, мы говорили о том, что в реальном выражении цена билета не изменилась. Это значит, что, сравнивая её со всеми остальными ценами - на золото, хлеб, никель, ватрушки - и усредняя эту оценку, мы получим сегодня примерно то же самое, что и в добрые старые имперские времена.

     - Так почему же транспортники всё время воют, что им не хватает денег?- Карой замер с нерешительной улыбкой в ожидании какого-нибудь экзотического ответа.

     - Во-первых - просто по привычке, как всегда.- Хмыкнул Борен.- Во вторых - просто "на всякий случай": вдруг денег всё же дадут. Раньше ведь в таких случаях всегда давали, а проверить толком никто не умел и не хотел. Теперь тоже иногда дают. Но - реже. Заметно реже. Потому и пищат. Чаще и громче.- Продолжал он разлагольствовать на фоне улыбок окружающих.- На самом деле у общественного транспорта существует две проблемы: тупость организаторов и наглость правительства.

     - И в чём же наглость правительства?- Подала голос подошедшая Ами.

     - В льготах, девушка...- Вздохнул Борен.- В льготах... В пресловутых привилегиях... Правительство не знает, не помнит, или не хочет ни знать, ни помнить одну простую древнюю истину, заключающуюся в том, что...

     - Кто сеет привилегии - пожинает революции...- Тихо вздохнул подошедший с Лидочкой Джакус.

     - Во! Знает!- Не то удивлённо, не то обрадованно воскликнул Борен.- Дай лапу... Дай-ка, я пожму твою честную лапу, дружище... Я бы тебя хоть сейчас двинул в правительство - да, жаль, туда с такими носами не берут...

     - Не смешно...- Поморщилась Калиа.

     - А я разве говорю, что смешно?- Удивился Борен.- Это грустно, граждане... Это очень грустно...

     - Что именно?- Подал голос Карой.

     - Что в правительство таких не берут...- Вздохнул Борен.- Туда берут совсем других...

     - Ну, сейчас шансы вроде изменились...- Пожал плечами я.

     - Именно, мой друг, именно... Именно, что шансы, и именно, что вроде...- Вздохнул Борен.- Ну, да ладно: поживём - увидим... Изменится что-нибудь или нет...

     - Так вроде ж меняется?- Несмело встрял я.

     - Слишком быстро, друг мой... Увы - слишком быстро... По сути - это есть революция. С точки зрения истории... А я не люблю революций. Очччень не люблю...

     - Почему?- Наивно-заинтересованному выражению лица супруги ошпаренного можно было позавидовать.

     - Да потому, хотя бы, что я люблю покой. Для бизнеса нужен покой... Особенно - для крупного и честного бизнеса... Потому он и не приживается обычно, что редко покой бывает... И, чтобы выжить, ему приходится чем-то поступиться... И первое, что стоит в этой очереди, есть...

     - Честность...- Иронично хмыкнул Джакус.

     - А я люблю покой...- Согласно кивнув ему, продолжал Борен.- И не люблю лжи. В принципе. А потому терпеть не могу людей, которые лгут мне или вынуждают лгать меня.

     - И кого же больше?- Откровенная ирония Джакуса была на грани приличий.

     - Ты знаешь... А ведь даже не знаю...- Неожиданно задумчиво ответил Борен.- Сложные вопросы задаёшь, дружище... Мда... Покой... Как я хочу покоя... Как я устал от того, что приходится огрызаться от стай шакалов, пытающихся снаружи и изнутри растащить всё на мелкие части, разгрызть, уничтожить, прожрать, переварить и...- Он, обведя нас тоскующим взглядом, безнадёжно махнул рукой.- А тут ещё эти революции...

     - Которые задумывают наивные гении, осуществляют честные дураки, а пользуются их результатом - отъявленные негодяи...- Устраиваясь поудобнее на диванчике, вздохнул Джакус.

     - Браво, дружище, браво! И это знаешь...- Захлопал в ладоши Борен.- Да только эта сторона революций меня лично как-то не очень затрагивает.

     - Почему?- Проявила живой интерес Лидочка.

     - Да потому, красавица, что я не отношу себя ни к тем, ни к другим, ни к третьим...- Развёл руками автомобильный магнат.- И, по большому счёту, Все эти фокусы и глупости с бегущей да ревущей толпой влияют только на стабильность. Это - шторм на море, понимаешь? А можно в шторм ловить рыбку, а? А строить мол? А просто плавать по морю? А?- Ехидно задав последний вопрос, он затих, какое-то время ожидая ответа, затем сказал:

     - Не знаю, как кто - но я лично люблю светлое море. Прозрачное. Солнечное. Когда видишь, кто ты и где ты есть. И кто тебя окружает. И чего можно от них ожидать. В шторм, в бурю - море иное. Чёрное, неприятное, непредсказуемое. В шторм, бывает, поднимаются нижние слои, где гниёт ил - и тогда вонь разносится на десятки миль вокруг... И плавать в бурю я не хочу - не говоря уже о мусоре, можно встретить и что-то более опасное - обломки, верёвки, прочую чепуху... И это всё перемешано в кучу и совершенно непредсказуемо... Где низ, где верх - непонятно... А в человеческом обществе... И, особливо - в государстве... Бури очень страшны... Ибо бывает, что, перемешивая слои, буря выносит наверх того, кто там быть совсем не должен... Бывает, в революционные бури люди, не годные даже для того, чтоб грести веслом, вдруг оказываются у руля... И тогда - смерть или муки. Всем. Кто не сумеет отстоять свою независимость от такого "рулевого"... И - проблемы тем, кто сумеет...- Вздохнув, махнул рукой промышленник.- Вот потому я и не люблю революций: они могут занести наверх того, кого в иное время я бы даже не принял на работу, чтобы не создавать проблем внизу. А что он натворит вверху? А если их много? А если их... все? Тогда - что?

     - Это - про сейчас?- Ухмыльнулся Карой.

     - Ну, зачем же так круто...- Удивился Борен.- Сплюнь, а то накаркаешь...- Он ненадолго замолк, задумавшись.- Сейчас, в общем-то, грех жаловаться... Вот кабы ещё быть уверенным, что он думает то же, что говорит... И что не изменится всё завтра - вдруг - ни с того, ни с сего, без какой-либо видимой причины... А пока - я с ним. Мне так удобно. Мне кажется, что я его понимаю.- Борен неуверенно пожал плечами.- Просто, зная немного людей,- он нехорошо усмехнулся,- я всё ещё боюсь в него поверить. Мда... Но - вернёмся к нашей проблеме.- Потряс он над головой указательным пальцем, как бы обвиняя всех в непозволительном уклонении от темы.- Так вот, если отменить - вот так, вдруг - наглость правительства и тупость управленцев, то придётся признать, что для решения транспортных проблем останется только лишь упразднить все льготы на проезд в общественном транспорте.

     - До единой?- С каким-то озорным удивлением поинтересовалась подруга ошпаренного.

     - Разумеется.- Изумлённо взглянул на неё Борен.- Речь ведь идёт не о том, кому давать, а кому не давать - Речь идёт о том, давать ли вообще. А давать их нельзя, ибо это выглядит просто как наказание транспортников. Или - дополнительный налог, если хотите... Я уже молчу про более тонкие вещи: сделали "льготы" в виде бесплатного проезда пожилым - так рокар теперь может просто не остановиться на остановке, чтобы не подбирать "бесполезный груз"! До чего мы дожили и куда идём? К вымиранию нации? В конце концов, если нашим достопочтенным законодателям так хочется помочь тем, кто действительно небогат - так пусть просто дадут им денег! А не обязывают это сделать других, которые сами едва сводят концы с концами!

     - Например?- Оживился Карой.

     - Да те же транспортники. Отрасль абсолютно и безусловно ликвидна. Но - на пределе. То есть - просто не трогай её, и она будет жить и нормально развиваться везде, где у руля не дураки. Сверхприбылей там не будет - не с чего, но и убытков быть не может...

     - Ой ли?- Засомневался Джакус.

     - Мы уже говорили о том, что цена билета сейчас адекватно та же, что и раньше, во времена Сонов. И раньше среди этих предприятий была масса таких, которые никогда не претендовали на дотации - и сейчас есть масса частных лиц, занимающихся извозом, и цена у них бывает даже ниже, чем в "официальном" общественном транспорте. Следовательно, говорить о неликвидности - по меньшей мере, глупо. С честной точки зрения. С точки зрения лжеца - удобно. И очень. А вот льготы... Да я бы, будь моя воля - заставил бы всех, кто принимал решения о льготах, просто платить транспортникам за реализацию этих льгот. Хочешь помочь малоимущему - помоги деньгами. Если у тебя есть. Если боишься, что он их пропьёт - купи ему билет. Единый. На целый месяц. И таким образом ты будешь "хорошим", заботящимся законодателем. Но - уже не за счёт транспортников.

     - А за чей счёт?- Язвительно улыбнулась Калиа.

     - Законодатели всегда добры к народу за его же счёт.- Развёл руками Борен.- Сама суть их в том, чтобы забирать и отдавать, но забирать нужно больше, чтобы осталось и себе. Иначе - какой же в этом смысл? С их... точки зрения... А с нашей - чем меньше они оставляют себе, тем лучше. Ибо бескорыстных законодателей не бывает, а беззаконие всё же хуже, чем какой-то относительный порядок. Просто почему-то иногда чисто по-детски хочется, чтобы этот порядок был умным... Чтобы, если я руковожу транспортной кампанией, то мог спокойно спать по ночам, не ожидая решения правительства о том, что с завтрашнего дня ещё одну треть населения мне предстоит катать за свой счёт... Почему-то чисто по-детски хочется быть уверенным в том, что, принимая решение о бесплатном проезде для стариков, родина не забудет указать, кто должен оплатить их проезд... а не станет в очередной раз за моей спиной делить мои, не заработанные ещё, деньги... да собственность, включая основные и оборотные средства, без которых мой бизнес просто рухнет уже завтра...

     - Интересно, а сколько сейчас льготников?- Несмело поинтересовалась Ирен.

     - В чём проблема?- Пожал плечами Борен.- Войдите в рокар на конечной остановке, понаблюдайте, сколько вошедших людей заплатит за проезд, а сколько - нет. Получите примерные цифры...

     - А Вы их знаете?

     - Увы - да.

     - Ну, и?- Ирен, полуоткрыв в ожидании рот, взглянула на ответчика.

     - Сейчас - треть. Несколько лет назад было две трети. У кого-то хватило ума - предложить, и сил - пробить отмену массы льгот, и транспортникам стало куда легче. Я даже начал продавать им здесь машины - раньше ведь работал только за рубеж... Но при этом пострадали те, кому этот проезд действительно нужен для служебных нужд - те, кто постоянно перемещается по городу, а служебный транспорт для его целей содержать невыгодно и бессмысленно... Нельзя вот так отменить бесплатный проезд - надо просто определить, кому нужно, чтобы тот или иной человек не платил за это свои личные деньги. А тогда огульно лишили бесплатного проезда целую кучу народа, в том числе - и всю полицию; так она с тех самых пор просто от рук отбилась: для поездок по делам они ожидают служебный транспорт, который обходится дороже и которого просто не хватает. В итоге - и дело не делается, и денег уходит больше. Доэкономились, в общем, на спичках, сжигая керосин...- Борен с досадой махнул рукой, и, поднимаясь, заметил:

     - Что это мы - снова о бренном, да о политике... Президент что сказал? Пить, гулять, и веселиться! Любить и прощать! Короче - не думать о плохом, по крайней мере...- Он вздохнул.- Ну, что там у вас с танцами?

     - Магнитофон что-то брыкается...- Виновато развёл руками Джакус.

     - В твоих-то лапах?- Удивился Борен.- Да он тогда должен не брыкаться, а только пищать, тоненько так: иииии....иииии... пустиииии....- Неожиданно действительно очень высоко взял он. Народ вокруг прыснул, а Джакус сделал обиженную рожицу:

     - Нет, ну я старался...

     - Крепко держать его в руках...- В тон ему продолжил Борен. Народ уже откровенно не мог сдерживать смех; многие подходили, и, сочувственно похлопывая Джакуса по плечу, с деланым вздохом оглядывали магнитофон.

     - Ладно, ребята - не доставайте...- Взмолился Джакус.- Позовите меня лучше, когда надо будет дверь высадить или холодильник занести...

     - Вот-вот...- Согласно кивнул, подходя, второй ошпаренный.- А то - пристали: магнитофон, магнитофон... А там кнопочки такие, что их впору иголкой нажимать...- Сочувственно добавил он. Джакус только рукой махнул. Тем временем музыка таки зазвучала - и, надо сказать, весьма недурная полилась мелодия... С проникновенным, этаким, нежным текстом... "Солнышко моё" - нечто в этом роде было там дежурным обращением поющего к своей возлюбленной, милой, любимой. Жаль - голова была занята другим - я даже слов не запомнил. Мелодия как-то мягко обволакивала, баюкала, несла куда-то вдаль, нежно поддерживая в какой-то мягкой среде... Ко мне тихо подошла Ирен.

     - Это ты выбирал?

     - Нет...

     - Всё равно спасибо...

     - За что?- Она пожала плечами:

     - Понятия не имею... Просто мне почему-то нравится, когда ты рядом.

     - А мне...- Я вздохнул.

     - Что?

     - Не знаю... Какое-то совершенно непонятное ощущение.

     - Какое?

     - Будто я помню тебя - и не помню... Будто знаю тебя уже тысячу лет - и не могу вспомнить, откуда... Будто...

     - Молчи...

     - Почему?

     - Давай потанцуем...

     - Давай...- Согласился я, даже не сообразив, что мы уже давно, обнявшись, переминаемся в такт музыке с ноги на ногу. Было тихо и безмолвно вокруг. Музыка как бы несла нас куда-то вдаль, не нарушая тишины и существуя где-то сама по себе, независимо от нас, нашего окружения и наших ощущений. Ирен просто обняла меня, положив голову на моё плечо и тихо колыша ею в такт музыке. Все мои попытки вести её в танце легко и естественно приводили к соответствующим перемещениям по комнате, но сама она, казалось, жила только в этой мелодии - и ничто другое для неё не существовало. Этот праздник продолжался долго, очень долго - и уже напоминал медитацию. Нахлынули вдруг какие-то неясные воспоминания, не осознанные до конца образы... Включая и её - почему-то бесконечно дорогой мне образ... Такой похожий - и такой далёкий... Неясный... Я не пойму - может, мы всё же встречались когда-то... в детстве? Может, это была моя давняя детская Любовь? Когда думаешь, что влюблён - и боишься подойти, считая себя недостойным этой высокой, великой Любви, неспособным толком оценить это чувство и дарить его другому...

     Неожиданно обнаружилось, что музыка кончилась. Мы стояли уже одни - обнявшись, в забытьи, посреди зала. Нас разбудила тишина. Спохватившись, мы некоторое время не могли толком очнуться - так неудачно разбуженный человек не может сразу, спросонок, сколько-нибудь связно мыслить. Окончательно нас разбудила следующая мелодия - она была заметно побойчее и... попроще. Народ начал двигаться в такт ей, изображая быстрый танец. Простыни попадали с плеч - и их топтали ногами, не обращая на это внимания или, даже - ухарски демонстрируя преднамеренность топтания. Мы с Ирен, не сговариваясь, отошли к столу и присели на диван. Я смотрел на неё и не мог отделаться от мысли, что знаю её всю - от кончиков пальцев на ногах и волос на голове - до самых глубин её души. Чёрт! Что за наваждение?

     - Это не наваждение, Анри...- Вдруг тихо произнесла она.- Это - что-то большее... Гораздо большее. И... Я думаю, что в нашем положении... судьбу лучше бы так больше не испытывать...

     - Может быть...- Неохотно вынужден был согласиться я. Ведь, в конце концов, у каждого из нас- по сути, уже семья. У каждого - своя судьба, уже связанная с судьбами других людей. Имеем ли мы право на такие грёзы?

     - Сегодня - да.- Вдруг шепнула мне подошедшая Лидочка.- Сегодня можно грезить и Любить сколько угодно. Это не возбраняется...- И она, загадочно улыбнувшись, снова нырнула в толпу танцующих.

     - О чём это она?- Я с удивлением уставился на Ирен.

     - А ты не догадываешься?- Удивилась она. Я только продолжал ошарашено глядеть в бездонные глаза своей собеседницы.

     - Разве ты не мучился вопросом, имеем ли мы право на такие грёзы?

     - Дда...- Я был совершенно озадачен и ошарашен её информированностью.- Но... но откуда об этом узнала она?

     - Она тебя любит, Анри... Очень любит...- Задумчиво произнесла Ирен.- И она многое может... И готова... Для тебя сделать... Будь смелее...- Улыбнулась она и почему-то вдруг такая тоска почудилась мне в её голосе, что я невольно подумал: может, именно чья-то несмелость... в Любви... И стала причиной её "чудачеств"? Может, едва найдя после той потери хоть кого-то, кто её понимает - Кароя, она просто панически боится потерять и его - и оттого её дикий, животный страх за его жизнь?

     - Не бери дурного в голову, Анри...- Ирен несмело потрепала меня по шевелюре.- Сегодня - праздник. Праздник Любви.- Она загадочно улыбнулась.- А в эту ночь, по преданиям, случаются всякие чудеса...

     - Пойдём, пойдём... Грустить будете позже - когда расстанетесь...- Джакус, сгребая нас в охапку, втянул в толпу танцующих. Дикая пляска растолкала нас, разбросала, развела в разные стороны. Когда всё стихло - мне вдруг показалось, что я потерял в толпе Ирен... Навсегда... Бог мой! Ну, за что такая пытка? Ну, дай же мне знать - что это было? Но Он молчит... "За страшный грех - за то, что в Боге усомнились - Он наказал Любовью всех, чтоб... в муках... верить научились"... - Вовремя прокомментировал ситуацию очередной исполнитель. Я очнулся. Народ в основном слушал. Вдумчиво. Лишь Джакус танцевал с Ингой. Я с удивлением заметил, что вели они себя примерно так же, как ещё недавно - мы с Ирен. Она - маленькая, хрупкая - лежала на этой глыбе, обхватив её за шею руками. И всё это сооружение плавно покачивалось в такт музыке... Велик Аллах... Воистину велик... Только... Что же он с нами делает?...

* * *

     - Шампанского!- Едва ли не жестом, характерным для гусарского пира, возжелала Калиа.

     - Нет проблем...- Развёл руками её благоверный и направился к столу.- За что пить будем?

     - За любовь!- Встряхнув головой, с искорками в глазах предложила Лидочка.- Во всех её видах и проявлениях...- Едва ли не со вздохом, с грустноватой улыбкой добавила она.

     - Интересная мысль...- Задумался Борен.- Возражения будут?

     - Какие уж тут возражения...- Вздохнул Джакус, делая вид, что хочет опасливо потрогать свой нос.- Можно подумать, что кто-либо из нас сможет отказаться от какого-либо проявления этого... явления, имевшего место быть... в его жизни...

     - Особенно это касается твоего носа...- В тон ему, сочувственно продолжила обнявшая его сбоку Ами.

     - Естественно...- Уверенно заявил потерпевший.- Первый блин - всегда комом... Зато теперь я имею шанс пообниматься с ней в бане...- Лукаво подмигнув покрасневшей Лидочке, добавил он чуток потише.

     - Бесстыдник...- Ами сделала безуспешную попытку дотянуться до его ушей, в процессе которой оказалась в его объятиях.

     - Пусти, пусти...- Заизвивалась Ами, пытаясь вырваться, но Джакус, как бы не замечая её попыток, спокойно пробирался поближе к столу. Наконец, усевшись, он пристроил свою раскрасневшуюся благоверную у себя на коленях.

     - Итак - за любовь...- Поднял бокал успевший разлить всем шампанское Борен.- Во всех ей видах и проявлениях...- Все дружно подняли бокалы. Кто-то - почти радостно, кто-то - задумчиво...

     - За Любовь...- Тихо услышал я шёпот у самого уха.- Во всех её...- И Лидочка нежно прикоснулась губами к мочке моего уха.

     - На брудершафт?- Тихо спросил я.

     - Давай...- Ещё тише согласилась она. Мы выпили. Я, едва касаясь губами её губ, попробовал осторожно прикоснуться всем телом - Лидочка, вздрогнув, прижалась сильнее, и, каким-то прерывающимся голосом, едва слышно попросила:

     - Не надо, Анри... Не здесь... Тут же дети...

     - Это единственное, что тебя удерживает?- Шепнул я. Она, кивнув, спрятала голову у меня на груди.

     - Накладывайте, не стесняйтесь...- Раздвигала тарелки по столу Ами.

     - Это всё желательно к утру уничтожить - а то ведь всё равно пропадёт...- Добродушно добавил её благоверный, вызвав лёгкую тень недовольства на лице подруги. Я и позже не раз замечал, что она частенько не одобряла его реплик, считая их, по-видимому, чем-то гусарско-солдафонским; но - ни разу не слышал, чтобы она на эти темы высказывалась.

     Тем временем тарелки были наполнены и придвинулись к избравшим их хозяевам, желудки которых уже успели несколько подусвоить предшествующую этому индейку. Застольная беседа не представляла особого интереса - народ больше работал в режиме жевания, чем болтовни. Наконец, управившись с трапезой, в большинстве своём - довольные, гости откинулись в креслах.

     - В парилочку бы сейчас...- Мечтательно произнёс Джакус.- Погреться...

     - Рыгнуть бы...- наклонившись к его уху, шельмовато подсказал шепотом Борен.

     - Во-во... Где-то так...- Согласился Джакус.- А потом - по второму кругу...

     - Аки римляне? Да... Тяжек грех чревоугодия... Сам грешен - каюсь...- Сочувственно вздохнул магнат.- А что делать? Грехи наши - тяжкие, необоримые...

     - ...особенно - если нет ни малейшего желания их бороть...- В тон, но с некоторой издёвкой, добавила Калиа.

     - Молчи, женщина!- Торжественно ответил Борен.- Когда мужчины разговаривают - женщины...

     - Перемывают им кости...- Едва сдерживая смех, перебила его жена. Смех присутствующих сделал дальнейшие словоизлияния Борена бессмысленными и бесполезными.

     - О, женщины, женщины...- Сокрушённо посетовал Джакус.- Скольких вы вдохновили - но скольких же ж вы и погубили...

     - Бедненький... Загубленный женщинами медвежонок...- Приговаривала Ами, ласково поглаживая супруга по голове. Словом - было весело...

     - Пойдём в бассейн?- Неожиданно предложила мне шёпотом Лидочка. Я не возражал. Зрелище было действительно очень приятным - Лидочка, кувыркающаяся в воде, как играющий дельфин... И, что самое главное - не нужно было бояться, что кто-то войдёт и устроит скандал о нравственности, о нормах поведения в общественном месте и т. п.... Вошедший Борен быстро метнулся назад - оказалось, за фотоаппаратом - и начал снимать. Странно - но мне это почему-то нравилось. Меня даже не интересовало, куда попадут эти снимки - в частную эротическую коллекцию или в порнографический журнал: мне было просто приятно, что ею любуются. Должен сказать, что ей это, видимо, тоже было приятно - мельком заметив, чем занимается Борен, она лишь загадочно улыбнулась - но её кульбиты в воде отнюдь не стали менее откровенными...

     - Иди сюда...- Наконец, накувыркавшись, позвала она. Я прыгнул. Сблизившись в воде, мы осторожно поцеловались. Щёлкнул затвор, мигнула вспышка - и эта фотография впоследствии попала в наш свадебный альбом. Мы до сих пор считаем её там лучшей...

     ...В соседней комнате опять заиграла музыка - видимо, гости вновь принялись утрясать пищу. Интересные существа - люди: они так стараются чередовать танцы с едой, что другого, более точного названия этому чередованию мне придумать так и не удалось...

     - Потанцуем?- Тихо спросила Лидочка. Я кивнул. Выбравшись из бассейна, мы, не вытираясь, пробрались в толпу танцующих. Танец был весьма ритмичным и согрелись мы довольно быстро - а в начале окружающие лишь дёргались или взвизгивали, когда кто-то из нас, мокрый и холодный, ненароком обрызгивал или касался кого-либо из них. В конце концов народ начал по очереди бегать в бассейн, окунаться и быстренько возвращаться - то ли затем, чтобы не столь болезненно реагировать на обрызгивание другими или касания их мокрых тел, то ли - затем, чтоб "отомстить обидчикам": люди - существа сложные, и никогда толком не знаешь, что на самом деле движет их поступками...

     Быстрая мелодия сменилась медленной - и Лидочку неожиданно пригласил Джакус.

     - Я ведь так и не оставил надежду пообниматься с ней в бане...- Как бы виновато развёл руками в мой адрес он. Я не возражал. Более того - странно, может быть - но мне было интересно, как это будет выглядеть. Выглядело это неплохо - раскрасневшаяся Лидочка, осторожно прижимающаяся к огромному Джакусу, даже вызывала у меня какое-то мягкое, похожее на желание опекать, чувство, слегка даже напоминающее умиление. Бред какой-то... Что с тобой случилось, Анри?

* * *

     Полюбовавшись немного на Лидочку с Джакусом, я вдруг ощутил какую-то скуку. Довольно странную - непонятную по происхождению и с трудом поддающуюся анализу. И - в какой-то степени - похожую на грусть... Оглянувшись, поискал глазами Ирен - и, не обнаружив её, подошёл к что-то втолковывающему своим ошпаренным друзьям Борену. Он что-то толковал о неплохих принципах управления, разработанных Сонами, а коллеги иронично напоминали, что все эти принципы уже давно проверены Историей, и, коль уж они так бесславно провалились, то вряд ли стоит вообще обращать на них внимание.

     - Ну, и не обращайте...- В сердцах махнул рукой Борен, давая понять, что разговор окончен. Собеседники, в некотором ироничном недоумении пожав плечами, удалились.

     - А... Почему они всё же провалились?- Осторожно спросил я, не будучи до конца уверенным в правомочности своего подслушивания и влезания в разговор.

     - Видишь ли, летописец...- Борен, пригубив бокал, поставил его на стол.- проблема тут в том, что все эти штучки хорошо работают в среде идеальных людей...

     - Что значит "идеальных"?

     - Таких, каких не бывает...- Ухмыльнулся магнат.- Но - к этому можно... И, по-моему - нужно... стремиться... По мере сил. Если мы хотим жить хоть сколько-нибудь нормально. И - чем из более нормальных людей мы сумеем составить наше общество, тем спокойнее будем в нём жить...

     - И что входит в понятие нормальности?

     - Свобода от порабощения пороками.- Скривился Борен.- Прежде всего такими, как алчь - как к власти, так и к богатству... Ещё - ложь, двоедушие... Трусость, приводящая к предательству... Мания величия, заставляющая беднягу маниакально считать, что он самый уникальный, самый лучший и самый умный в мире... Ну, и так далее... Я перечислил примерно то, что мешает нормально общаться с людьми. И не позволяет использовать их в моих целях - то есть в сложном общественном производстве. Я подбираю людей, как можно более свободных от этих... Да и других... недостатков... В этом - один из основных секретов моего успеха...

     - Кадры решают всё?

     - Умный человек сказал...- Усмехнулся Борен.- Мои кадры делают всё для процветания корпорации...

     - Хорошо подобраны?

     - Не только. Я каждого... Понимаешь? Каждого... подбирал индивидуально. Каждый должен быть на своём месте. Это - залог успеха. У меня за всю историю не было ни одной явной склоки. Один назревающий конфликт завершился тем, что я просто предложил человеку уволиться - и он это сделал. Другому конфликту я не дал разгореться, вовремя распознав его и сплавив виновника с повышением доходов в родственную контору. Больше - Бог миловал. Но подбор кадров - это ещё далеко не всё...

     - А что ещё?

     - Ещё? Много... Много мелких деталей одной большой картины. Люди все разные. У всех есть свои взгляды и свои проблемы. Свои принципы. Подбирая их, я пытаюсь добиться как можно более непротиворечивого коллектива - как строитель выбирает цемент более высокой марки... Потом начинается строительство... И тут надо суметь сделать так, чтобы не каждый кирпичик был сам за себя, а чтобы они все вместе несли общую, суммарную нагрузку... делали одно, общее дело... Которое каждый из них считал бы превыше своих интересов...

     - Это возможно?

     - Теоретически - нет. При конечном количестве народа, из которого можно выбирать - никогда не наберёшь идеально подходящих сотрудников. При бесконечном - никогда не переберёшь их всех, чтобы набрать нужных... Так что - даже в теории - это нереально. Но на практике... В применении к производству... Есть одна лазейка.- Борен встал и, видя, что народ уже совсем расползся "по норам", оставив посреди комнаты лишь танцующих Лидочку с Джакусом да Ами с Кароем, кивнул на парилку:

     - Пошли.

     ...В парилке было пусто. Борен добрался примерно до середины и развалился на ступеньке.

     - Выше не советую,- сказал он, икнув.- Трапеза и парная - вещи трудносовместимые... И токмо такие, как мы, чревоугодники, оскверняют баню трапезою...- Вздохнул он, потягиваясь. Я расположился на уровень ниже.

     - Да, так насчёт лазейки...- Борен привстал, и, прислонившись к стенке, чтобы видеть собеседника, продолжил:

     - Суть её заключается в том, что, сколь бы различны ни были люди и их интересы, на производстве они собираются с одной общей целью: заработать денег. И, хорошо бы - при этом ещё и заниматься тем, что нравится. Многие даже считают, что заниматься надо той работой, которая нравится, но - там, где за неё приличнее платят... В любом случае - без денег никто работать не будет: всем надо кушать. И растить детишек. Которые тоже хотят кушать. И эта простая, как мир, житейская истина даёт мне мощнейший рычаг управления: нуждаемость персонала в деньгах. Я не люблю людей алчных: они за деньги и отца родного продадут. Я не люблю тех, кто безразличен к деньгам: они - не реалисты. Они не могут управлять. Я люблю людей разумных. Которые понимают, что деньги не есть смысл бытия - но, в то же время, прекрасно понимают, что без них не обойтись. Эти могут, в принципе, управлять.

     - При условии?

     - При многих условиях... Нужен божий дар - ладить с людьми. Нужен божий дар - разглядеть мошенника и лицемера... Да много чего ещё нужно... Нужны знания... которые ни один институт в полном объёме не даёт - большинство из них нарабатываются на личных шишках или в результате наблюдения за шишками других... Короче - личность должна быть подходящей для своей роли. Это есть первая моя проблема, как режиссёра: актёров подобрать...

     - А вторая?

     - А вторая - заставить их играть. Сделать так, чтобы им было интересно играть вместе. Увязать их интересы так, чтобы ни один возможный личный интерес не противоречил общественному - это ещё полдела... А увязать всё, построить систему отношений так, чтобы, реализуя личный интерес, человек пахал на общество, а, работая на общество, автоматически добавлял и личного интересу - вот это уже искусство... Люди тогда такие чудеса показывают - диву даёшься... Производительность у меня на порядок выше, чем по стране - слыхал?- Хмыкнул он под скрип открываемой двери: пришли Карой с Ингой.

     - Ага...- Соврал я.

     - Абар давно зубы точит, чтоб я просвещал этих деятелей... Курсы чтоб почитал... Да толку? Пусть сами думают... А думать они не хотят. Хотят хапать, и всё. А у меня...- Он затих, задумавшись.- Знаешь, народ можно, к примеру, огульно поделить на две группы: прагматиков и восторженных. Прагматики пашут строго на себя, не будучи особо озабочены общественной пользой от своих деяний. И, когда их деяния идут вразрез с общественным интересом - заслуживают презрительное порицание окружающих. Восторженные - рады пахать на общество, но, когда эта деятельность идёт в ущерб их личным интересам - заслуживают презрительные насмешки окружения. Поскольку общество, члены которого презирают друг друга, нежизнеспособно - создавая общественные отношения, надо лихо увязывать личные и общественные интересы, стремясь избежать их конфликтов. К тому же - чистых прагматиков и чисто восторженных не бывает. Бывают смеси - самые разные и невероятные. Поэтому надо строить систему отношений так, чтобы все действия в её рамках, удовлетворяющие прагматизму, удовлетворяли и восторженности. А все, удовлетворяющие восторженности - удовлетворяли бы и прагматизму. От удачи в этом деле напрямую зависит и успех затеянного предприятия, ибо в идеале ставится цель достигнуть полной независимости поступков личности от её прагматичной или восторженной ориентации и, соответственно, мотивации. Чем точнее это всё сделаешь - тем лучше и будет результат. У меня только на Кайанском комбинате - сорок тысяч народа. И все пашут. Зная, что за ними - зачтётся...- Он довольно улыбнулся: - Когда империя разваливалась, практически все промышленные гиганты легли в руины, растеряв и партнёров, и коллектив. Когда народ по полгода без зарплаты - предприятие растаскивают по частям... А у меня этого не было.

     - Почему?

     - У меня нет ничего ничейного. И - практически ничего "моего". У меня у всякой вещи на заводах есть свой хозяин. И уж будь уверен - своего работяга за просто так вору не отдаст. Находят их за несколько часов обычно...

     - И что потом?- Спросил я.

     - Они сами решают... Пару раз приходили и ставили перед фактом, что надо увольнять... А так - обычно просто бьют морду. Рецидивов пока не было. То есть - когда тебе вся бригада методично, незлобиво, спокойно - как на учениях - бьёт морду - это действует. А администрация такого права не имеет. По закону. Вот и соображай...

     - Я так соображаю, что так вот лихо делить людей на прагматиков и восторженных...- Начал, было, Карой - но Борен перебил:

     - Я ж сказал: огульно! То бишь - весьма и весьма условно. На самом же деле в каждом есть такая смесь прагматизма и восторженности, что он и сам не в силах оценить себя адекватно... И, если не увязать интересы прагматика и восторженного в его лице, то, кроме общественных проблем, возникают и личные: прагматик с восторженным начинают раздоры внутри его самого, приводя к раздвоению личности. Производительность такого "работника" меня не устраивает. Совершенно не устраивает. Поэтому я и пытаюсь увязать все интересы максимально, не предпринимая попыток разобраться, сколько в нём прагматизма, а сколько - восторженности. Пусть сам разбирается, если захочет. А я просто строю как можно более непротиворечивую систему управления - вот и всё...

     Инга, перебравшись на ступеньку Борена, вздохнула:

     - Красиво глаголешь... Интересно слушать... Самое смешное, что я, похоже, интуитивно делала примерно то же, только формулировать не пыталась...

     - Интуитивно можно играть с одним-двумя десятками профессионалов. Если повезёт.- Хмыкнул Борен.- У меня такой номер не проходит...

     - Догадываюсь...- Устало вздохнула хирургиня. Стало тихо. Слышно было, как гудит газ в печи. Я не рассказывал, как у них сделана была парилка? Одна из стен была стеной печи. Огромной. Где пекли хлеб и готовили кушанья. Которые доставляли по домам или скармливали посетителям тут же, в небольшой "обеденной". Мы туда ещё попадём завтра утром... А хлеб развозили и по соседним деревушкам. "Терпеть не могу тратиться на баню,- сказал как-то Борен.- Пусть тут будет и пекарня. Она себя всегда окупит. А тепла её печи для парилки хватит."... Уже при строительстве пекарню как-то там совместили ещё и с кухней - чтобы не готовить в коттеджах. Камин же был чисто "банной" принадлежностью, но его топили основательно только для посетителей, обычно - в день предполагаемого нашествия. Вторая парилка, "мокрая" - боком выходила к камину. Там температуру могли создавать сами посетители, подбрасывая поленья в камин. Одновременно он отапливал и огромную бильярдную. А эта, "сухая" парилка имела практически постоянную температуру - в газовой печи температуру поддерживала автоматика.

     Борен, кряхтя, перелез повыше. Инга, заметив это, влезла на самый верх - он только хмыкнул, с сомнением покачав головой. Уже через минуту хирургиня, пошатываясь, поползла к двери. Честно говоря, я уже тоже был весь мокрый и продолжать экзекуцию особо не желал. Вышли мы вместе. Под душем я невольно принялся рассматривать Ингу - маленькое такое, хрупкое, черноволосое существо... Как она может резать? Заметив, что я её рассматриваю, Инга улыбнулась. Стеснительно так... и немного - самую малость - кокетливо.

     ...Детвора большую часть времени проводила в бассейне. Впечатление было такое, что вся остальная территория их особо не интересовала.

     - Так, дражайшие...- Инга, подойдя к ограждению, решительно начала наводить порядок.- Ну-ка - быстренько греться! Ты - особенно!- Кивнула она какому-то парнишке с посиневшими губами.

     - Ну, мам...- Начал, было, он - но, поняв, видимо, что препираться, дрожа всем телом и не будучи в состоянии выговорить ни слова, просто смешно, быстренько подплыл к поручню. Инга, взяв сынишку за руку, вытащила наверх и, наградив лёгким шлепком по заднице, отправила в парилку. Примерно та же участь ждала и остальных.

     - Душа меры не знает...- С досадой вздохнула она.- Танцевать?- Вопросительно взглянула она на меня, прислушиваясь к мелодии в соседней комнате.

     - Здесь?- Улыбнулся я.

     - Ну, если очень хочется...- Рассмеялась хирургиня. Обниматься здесь, провоцируя чьё-либо недоумение, не хотелось, поэтому мы быстренько выпорхнули в бильярдную. Мелодия только начиналась. Та самая, под которую я танцевал с Ирен. Сейчас кто-то танцевал с Ами, а Джакус - так и не сумев расстаться - с Лидочкой.

     - Ты танцуешь только под эту мелодию?- Добродушно подколол меня он. Лидочка застенчиво улыбнулась.

     - Волею случая...- Вздохнул я, протягивая Инге руки. Она взяла мои руки в свои и, откинувшись назад всем телом, долго смотрела мне в глаза. Затем, подтянувшись, положила мои руки себе на плечи, и, обняв меня, крепко прижалась. Через секунду мы уже легко перемещались по залу под музыку. Инга была хороша. Упругое, кажущееся совсем молодым, тело, милое личико, нежные руки, иногда поглаживающие партнёра... Не верилось, что эти пальцы могут держать в руках скальпель и пилу... С ней было хорошо. Даже приятно. Вплоть до того, что я почувствовал известную неловкость, невольно выдав своё желание... Инга совершенно спокойно переместилась так, чтобы этого не было видно со стороны и продолжала танцевать, как ни в чём не бывало. Надо сказать - я был ей весьма признателен... С ней было хорошо. Уютно. Комфортно. Но это ни шло ни в какое сравнение с тем, что я испытывал, находясь с Ирен: там была даже не сексуальность, а что-то невообразимо неприкосновенное, трогательное и непонятное... Даже не любовь в обычном нашем земном понимании - а действительно что-то неведомое... Другое, понимаете? Я не могу этого передать - я просто не знаю, что это...

     Танцуя с Ингой, я невольно их сравнивал. Эта была женщиной. Обычной земной женщиной. Достойной уважения и внимания. Сексуальной. Приятной партнёршей и собеседницей. Желанной - когда слишком долго находишься слишком близко. Ирен была чем-то другим. Совершенно другим. Ангелом? Мечтой, неосуществлённой когда-то?.. И, в то же время - я не мог отделаться от мысли, что в них есть что-то общее... Что?

     ...Мелодия затихла. Мы, поклонившись друг другу, как галантные партнёры, расстались. Легко и непринуждённо. Довольные проведённым временем. Я поискал глазами Ирен - её опять не было видно. Лидочка, присев на колено к Джакусу, охотно употребляла дольки апельсина, которые тот ей скармливал. Уже выбравшийся из парилки, мокрый после душа Карой о чём-то болтал с Ингой. Я остался один. И стало вдруг как-то пусто и неуютно... И я пошёл в парилку. "Мокрую". И лежал там. Один. Пока меня не нашла Калиа.

     - Шампанского, сэр?- Съязвила она.

     - Да, сударыня...- Вздохнул я. Но не тут-то было: Калиа, как фурия, набросилась на меня и принялась стегать какими-то ветками, в такт ударам приговаривая:

     - Дурной дух из тела вон... Дурной дух из тела вон...

     Я сначала опешил. Потом вспомнил, как Ами "массировала" Джакуса. И решил, не ропща, подождать, чем это всё кончится. Кончилось скоро.

     - Всё! Вставай, панычёк...- Устало вытирая пот со лба, сказала истязательница. И, не успел я встать - окатила ведром холодной воды.

     - УУУуххх!- Только и смог произнести я.

     - Чё, понравилось?- Калиа стояла, подбоченясь - будто бы довольная даже, что доставила гостю удовольствие. Какое там, к шутам, удовольствие... Но боли в мышцах и в спине вроде прошли... Интересно... Может, в этих "экзекуциях" всё же есть какой-то скрытый смысл?

     - Недурно...- Недоверчиво сказал я, расправляя плечи.

     - То-то же...- Сказала Калиа, довольно улыбаясь.- Давай теперь, панычёк, девку-то тоже ублажь...

     - Как?- Не совсем понял я, куда она клонит.

     - Да так же, так же...- Рассмеялась Калиа.- Только не усердствуй - а то, того и гляди, кожу сдерёшь...- И фурия улеглась на спину, закинув руки за голову. Я невольно залюбовался ею - хороша... Жалко такую хлестать-то...

     - Ну, чё стоишь-то? Замёрзнешь!- Иронично подбадривала меня Калиа. И я начал стегать. Сначала понемногу - страшно было. Потом - всё сильнее и сильнее. Калиа постанывала - надо думать, от удовольствия. Иногда переворачивалась, подставляя то бок, то спину.

     - Не усердствуй...- Попросила она, когда я слишком разошёлся.- И не протягивай - чай, не плетью наказываешь раба, а в баньке паришься... Ровненько хлещи, чтоб листик где лёг, там и пристал...- поучала она. Знаете, в конце концов мне даже понравилось... "Надо будет построить и себе баню,- думал я,- чтоб было, куда с девками ходить... Только вот где девок набрать-то?."... Мои мысли были прерваны ввалившимся Джакусом:

     - Аааа... Вот они где, голубки, прикорнули... А их тут ищут, ищут...- Ядовито заметил он.

     - Что стряслось?- Как будто пробуждаясь, томно спросила Калиа.

     - Шампанское... Тосты... Шумное общество...- Как бы извиняясь, развёл руками медвежонок.

     - Сейчас...- Вздохнув, Калиа поднялась.- Только, раз пришёл - уж и водой окатил бы...- Джакус взял ведро и набрал воды из огромной бадьи, стоящей в углу.

     - Так и станьте рядом, чтоб воду зря не переводить...- Подмигнул он мне. Я хотел было возразить, что, дескать, меня уже окатывали - не так уж много удовольствия снова принять холодный душ... Но Калиа, опередив меня, прижалась, и, деланно томным голоском произнеся "Я готова..." - дико взвизгнула, когда вода полилась по нам рекой.

     - Бррр...- Передёрнула плечами она, прижимаясь ко мне спиной. Джакус, не долго думая, набрал ещё ведро и, подкравшись к нам сзади, окатил снова - просто вылив воду нам на головы.

     - Ты, разбойник!- Набросилась на него Калиа.- Отдай ведро!- И они сцепились за ведро, якобы пытаясь отобрать его друг у друга. Думаю, что, если бы они действительно хотели отобрать его - то наверняка разломали бы: столько дикой энергии демонстрировали оба. Наконец Калиа, тяжело дыша, сдалась:

     - Ладно, разбойник... Забирай... Вот так все и издеваются над бедной слабой женщиной...- Добавила она, картинно всхлипнув. Джакус, снова набрав воды, протянул ведро ей:

     - На. Плесни - и мы квиты.

     - Два раза!- Сразу охотно ответила она, принимая ведро.

     - Что делать...- Джакус, разведя руками, согласился. Под первое ведро он подставился с видимым удовольствием. Когда же подал ей второе - сжался, как будто холод пробрал его до костей, и начал демонстративно стучать зубами. Артист... Калиа, не долго думая, обернулась - и окатила водой меня. От неожиданности я едва перевёл дух.

     - Коварству женщин - нет предела...- Развёл руками Джакус.- Коварство женщин - суть мудрость жизни!- Назидательно добавил он, подталкивая нас к выходу.- И вообще: коварству женщин - поём мы песню...- Высокопарно заключил он, подняв палец к небу, когда закрывал за нами дверь парилки.

     - Сколько вас можно ждать?- Развёл руками, имитируя негодование, Борен, когда мы появились в бильярдной.- Тут уже давно усё налито...- Пояснил он, сделав ударение на последнем слоге.- И стынет...

     - Да вот - разнимал...- Оправдывался Джакус.- Дрались на вениках...- Виновато добавил он. Присутствующие грохнули. Даже тихая, скромная Ирен - и та стояла, мило улыбаясь. Лидочка, прыснув, тут же спохватилась, и, с трудом подавливая смех, улыбалась как-то исподлобья - будто поглядывая, не обидит ли этим меня.

     - Хорошо сказал...- Утирая слезу, одобрил Борен.- И, главное - свежо...

     - Старался...- Развёл руками Джакус.- Меня в детстве учили: всегда говорить только правду...- Будто оправдываясь, тихо добавил он, чем вызвал новый взрыв хохота.

     - Ладно, будет вам, словоблуды...- Смеясь, подвела черту Калиа и, взяв бокал, поинтересовалась:

     - За что пьём-то?

     - За всё хорошее...- Нерешительно предложил Борен.- И чтоб оно не кончалось...

     - А я бы выпил за женщин.- Задумчиво произнёс Джакус.- Одна из них сломала мне нос, другая - восстановила... А потом, в течении вот уже почти целой ночи, я обнимался по очереди с обеими... В промежутках - обнимая иных, не менее привлекательных... Благодать...- Мечтательно заключил он, разглядывая бокал на свет.

     - Одно другому не противоречит,- Подытожил, пытаясь пересилить общий смех, Борен.- Итак - за хорошеньких женщин!- Уместно заключил он, предварительно обведя глазами собравшихся - будто бы убеждаясь, что плохоньких здесь не было.

     - Прозит!- Взметнул свой бокал Джакус.

     - Прозит!- Вторя ему, тем же жестом ответил Карой.

     - Прозит!- Встав, подняли бокалы и остальные.

     - За женщин джентльмены пьют стоя...- Виновато кряхтя, будто бы с трудом поднимаясь, встал рядом Джакус. Встал и я. Пили долго, маленькими глоточками - будто бы растягивая удовольствие. Сговорились, что ли?

     - Мальчики, это - что, сегодня последний тост за женщин?- Ядовито спросила Ами. Большинство, прыснув прямо в бокалы, быстро допили. Только Борен с Джакусом, стоя друг против друга, невозмутимо дотянули до конца.

     - Главное в отношениях с женщинами - степенность и умеренность...- Назидательно подняв палец к небу, степенным баском произнёс, ставя пустой бокал на стол, Джакус.

     - Именно! Понимает товарищ...- Поддержал его Борен.- Ну, что - пора и торт познать?- Садясь, предложил он. Возражений не было. Ножа - тоже. Борен, нажав на кнопку, длинно позвонил. Девчушка прибежала не очень сразу, но запыхавшаяся и покрасневшая. В одной комбинашке.

     - Что?- Едва ли не одними глазами виновато спросила она.

     - Нож...- Тщательно двигая губами, как бы для лучшего восприятия, ответил Борен.- И - в следующий раз одеваться не обязательно...- Добавил он тихо, окончательно вогнав девчушку в краску.- Вот уж не знаешь, где и кому помешаешь...- Озадаченно развёл руками он, когда хозяйка умчалась за ножом.- Так... Пить - вдоволь, есть - есть что... Посуда - в наличии...- Окинул он стол, когда она вернулась.- Больше будем не беспокоить...- Склонив голову набок, тоном соучастника сообщил ей он. Девчушка, застенчиво улыбаясь, покинула помещение.

     - Кто будет нарезальщиком?- Борен обвёл присутствующих взглядом, полным мольбы о помощи.- А то у меня вечно все куски разные получаются... И, что самое обидное - самый большой - себе... А потом - одышка...

     - Бедненький...- Посочувствовала ему Инга.- Ну - давай, я. Будем надеяться, что получится...

     - Почти скальпель...- Невинно заметил Джакус, поглядывая на длинный, дюймов на тридцать, нож.

     - Надо было тебе позавчера принести с собой такой инструмент.- Разглядывая кинжал, ядовито заметила хирургиня.

     - Ззз...зачем?- Сделав испуганное лицо, поинтересовался Джакус.

     - Язык...- Инга сделала паузу, рассматривая, с какой бы стороны приступить к торту,- ...подрезать...- Закончила фразу она, уже больше думая о процедуре разрезания. Джакус, не найдя, что ответить, демонстративно прикусил кончик языка. Было весело. Люди улыбались. Всё было, будто бы, совсем хорошо... Одна только мысль мучила меня: кто за всё это заплатит? На столе было снеди - примерно на две среднемесячных среднеункарских зарплаты. Сама баня тоже не оставляла особых иллюзий в отношении того, во что обходится её строительство и содержание. Нет, ну Скрент мне платил прилично и я бы вполне мог такое себе позволить. Раз-другой в году. Но здесь... Было как-то неуютно от этого праздника в полуразрушенной стране. Пира во время чумы...

     - Не вешай на себя проблемы всего мира, летописец...- Шепнул мне, незаметно подойдя сзади, Борен.- Не ровен час - не сдюжишь... Живи своей жизнью. Как все. Мазохизм - это ещё не добродетель...

* * *

     Так всё и текло понемногу своим чередом. Шампанское, закуски, биллиард... Вы когда-нибудь наблюдали за играющими в биллиард голыми женщинами? Я наблюдал. И мне понравилось. Им, по-моему, тоже. Теперь я уже вёл себя, почти как завсегдатай: что бы ни вытворяли женщины, у меня это вызывало лишь довольную - их шалостями - улыбку, или - просто живой интерес. Интересная деформация сексуальности... Или, может, когда слишком много голых женщин - это уже не сексуальность? Это - обыденность? Как на пляже?..

     Странно, но... я заметил, что люди, кажущиеся мне нормальными, обычно везде, и - легко и просто говорят о том, что их действительно, на самом деле, волнует. При этом - не заботясь особо о том, насколько это уместно или приемлемо в том или ином обществе или в том или ином месте. Им достаточно просто наличия собеседника, желающего поддержать тему... Так было и здесь. Может, так и надо?

     Говорили в ту ночь о многом - всего не упомнишь. Место и состав располагали, в общем-то, говорить и о женщинах. Думаете, хоть слово о них было сказано? Ничуть не бывало. Ну, кроме тостов и шуток, конечно... Где, юродствуя, каждый изгалялся, как умел... Но серьёзно говорить о женщинах никто не пробовал... Может, потому, что о них просто вредно говорить серьёзно?

     Шампанское постепенно кончалось. Народ понемногу теплел. Грани стирались, беседа текла живее. Малышня совершенно не собиралась покидать бассейн, и кто-либо из взрослых периодически выгонял их всех оттуда, загоняя в парилку. Если уж кому и суждено было испытать на себе максимальное количество "контрастных ванн", так это были именно малыши: прогревшись в очередной раз, они втихомолку, тайком, почти ползком пробирались к бассейну, чтобы в очередной раз плюхнуться в воду. Спустя четверть часа, в очередной раз заслышав дрожь в голосах расшумевшихся не в меру и перекрикивающихся в бассейне малышей, снова вставал кто-либо из взрослых, и, вздохнув, отправлялся выполнять полицейские функции. Малышня, цокотя зубами и дрожа посиневшими губами, нехотя подчинялась.

     Раз решился выполнить такую функцию и я. Всё прошло нормально, за исключением того, что... Ирен, тихо подойдя сзади, спросила:

     - Ты... любишь детей?

     - Не знаю...- Озадаченно ответил я.- Нет, я и вправду не знаю...- Добавил я, оборачиваясь.

     - Любишь...- Улыбаясь, констатировала Ирен.- Просто, может, не хочешь... даже сам себе в этом признаться... Ты бы не сделал сейчас того, что сделал... или сделал бы это совсем не так... если бы они были тебе... ну, хотя бы... безразличны...- Мягко, почти ласково улыбнувшись, тихо удалилась она.

     От нечего делать я начал слоняться по бане, обследуя периферийные помещения. Комнат было много. Слева от мокрой парилки я обнаружил... Чудесный будуар. Место, как нельзя лучше приспособленное для чувственных удовольствий... На широкой мягкой постели кувыркалась... и подпрыгивала, как на батуте, детвора, явно не задумывающаяся об истинном назначении этого места.

     Дальше следовала массажная - длинный мягкий стол, накрытый простынёй, на котором Джакус усиленно мял Лидочку... Ни слова не говоря, я вышел. Дальше следовала комната для загорания - кварцевые лампы под потолком, лежаки внизу и добрая дюжина чёрных очков выдавали её назначение... Затем я почему-то вернулся в "мокрую" парилку - захотелось опробовать и её? Может быть... Там я оказался не один. Инга что-то обсуждала с Бореном и хлеставшими его ошпаренными, которые, казалось, дорвавшись, наконец, до него, пытались отвести душу. Следом за мной появились Джакус с Лидочкой - домял, видимо... За ними выстроились в очередь Карой с Ами.

     - Живей, живей... не выхолаживайте...- Поторопил процессию один из хлеставших.

     Магнат, покрякивая от удовольствия, мирно беседовал на тему принципов оплаты медицинских услуг, вспоминая добрые старые времена, когда Соны принудительно отбирали часть дохода предприятий, направляя её на медицину, которая для всего населения была, таким образом, "бесплатной".

     - Эти умники не учли всего лишь несколько деталей, которые завалили их идеи о бесплатном образовании и бесплатной медицине...- когда я вошёл, переворачиваясь, толковал он.- Первый их мощный прокол был в том, что они никак не учли материальной заинтересованности врача или педагога в том, чтобы работать лучше... А второй состоял в том, что они начисто игнорировали рыночные механизмы воздействия на качество, лишив человека права выбирать врача или педагога. Если бы эти кретины сумели платить врачу... ну, хотя бы по количеству обслуживаемых им больных при добровольном выборе больным врача - это было бы уже заметно лучше... А так - сегодня врач превратился в мздоимца, вынужденного принимать наличные деньги. Это не воспитывает... Это - искушает... Тут надо понять, в чём наша задача: иметь возможность пользоваться услугами нормальных врачей - или же искушать их алчью, ставя в такие условия, когда больше имеет не тот, кто действительно заботится о здоровье пациентов, а тот, кто "лучше" умеет себя с ними вести...

     - Во всём мире... испокон веков... Врачи берут наличные деньги... И этим живут...- Почему-то пожал плечами я.- И - берут, чаще всего, за визит, а не за результат...

     - Что и плохо!- Уверенно сказал Борен.

     Инга недоумённо поглядела на меня и твёрдо произнесла:

     - Это есть просто безобразие. То есть - в принципе, по большому счёту, мне лично нет особой разницы, как работать. Меня проблемы алчи или иные комплексы не шибко гнетут - я вполне могу брать наличные, сколько дадут - и быть этим довольной. Хотя - не могу сказать, что мне это приятно. Да и - чего скрывать - нередко приходится сортировать очередь по деньгам - а это неприятно вдвойне. С моральной точки зрения, по крайней мере... Неприятны бывают и случаи, когда дело делать надо, и срочно, а у клиента денег нет. То есть - просто совсем нет. Для неотложки это - большая проблема.

     - А для Вас?- Поинтересовался я.

     - Ну, у меня это бывает редко: на косметолога люди обычно деньги находят. Если нуждаются в нём.- Ухмыльнулась Инга.

     - А Джакус?

     - Ну, у Джакуса ничего по моей, собственно, специализации и не было - ну, свернули ему нос на бок - с кем не бывает...- Невинно передёрнула плечиками хирургиня, подмигнув порозовевшей от смущения Лидочке.- Пришлось подправить. На всё, про всё - часа два времени. Включая рентгенографию. Одна скоба у него стоит, да и то - на всякий случай; а кожных-то повреждений вообще не было... Вот у Кароя было поинтереснее...- Она вопросительно взглянула на него, как бы испрашивая разрешения на болтливость. Смуглянка сидел совершенно индифферентно, будто его это и не касалось.- Там была местами начисто снесена кожа и повреждены кости черепа.- Продолжила поощряемая его нейтральной реакцией Инга.- Про нос я вообще молчу - то, что там было, трудно было назвать носом...- Инга хмыкнула, издали невольно любуясь результатом своего труда.- Это была уже моя работа... Только к утру и закончила. Ребята меня тогда обозвали "художником-реставратором". Долго спрашивали, где меня учили выпиливать резные украшения лобзиком... Скалозубы... Вот этому мальчику я бы в жизни не разрешила на третий день маску снять.- Жёстко ухмыльнулась она.- А у медвежонка - так, мелкая бытовая травма...- Инга пожала плечами, как бы подчёркивая незначительность Джакусовой беды.

     - Но платить-то за это всё, тем не менее, надо?

     - Редакция заплатила.- Подал голос Карой.- По доброте душевной. Как за производственную травму при встрече иностранных гостей.- Добавил он с совершенно удручённым видом. Все рассмеялись: история Джакусового носа явно распространялась быстрее его самого и наверняка была всем известна ещё до его появления здесь.

     - И это - норма?- Хмыкнул Борен.

     - Да бред это...- Вздохнула Инга.- За послесоновский период медицину у нас снова превратили в большой базар... Обследовав больного, врач должен думать не о том, как его лечить, а о том, сколько это будет стоить... И как эти деньги с больного получить... И где и как их можно взять, если у больного таких денег нет... Только, уж извините - это уже не врач. Врач должен лечить. А это - коммерсант, зарабатывающий на нездоровье пациентов. Казалось бы - бредятина, но ему действительно просто-напросто выгодно,- Инга почти по слогам произнесла последнее слово,- понимаете - ему выгодно, чтобы его пациенты никогда не выздоравливали. Ему не выгодно здоровье нации - тогда он останется без работы. Помните старый, ещё досоновский анекдот? О том, как сын, едва выучившись, пришёл домой и хвастается отцу:

     - Папа, я вылечил того старика-ювелира, которого ты не мог вылечить целых двадцать пять лет!

     - А ведь этот старик оплатил не только твоё обучение, сынок...- С укоризненным вздохом отвечает старый врач.

     ...Смех присутствующих означал, что анекдот был для многих в новинку. Инга грустно оглядела смеющихся и резюмировала:

     - Над чем смеётесь, господа? Над своей жизнью и смертью смеётесь... Это было бы действительно смешно, когда бы не было так грустно... Соны сделали много ошибок - прежде всего, они ошибочно считали толпу восторженными бессребрениками... Или - хотели её таковой сделать, истребив всех остальных... Но Соны умели мечтать... И понимали, без чего средневековую развалину не поднимешь из грязи... И они сделали бесплатное образование и бесплатную медицинскую помощь. Это был невиданный шаг вперёд по сравнению со всем миром. Если бы не их имперские замашки на мировое господство - страна бы жила и процветала... Но им мало было страны - им был нужен весь мир.

     - Жадность фраера сгубила...- Безнадёжно махнул рукой Борен.

     - Примерно...- Улыбнулась Инга.

     - А теперь бесплатная медицина уже безвозвратно канула в лету?- В голосе Джакуса слышалась такая личная заинтересованность, что все невольно заулыбались.

     - В общем - да.- С сожалением констатировала хирургиня.- Того, что сейчас выделяют, едва хватает на некоторые обследования и на содержание части штата. Даже самая несложная операция требует дополнительных оплат. А про закупки оборудования я лучше вообще помолчу...- Борен загадочно улыбнулся.- Вон, улыбается, благодетель...- Мрачно ухмыльнулась Инга.- Кабы не он - работала бы я в коптёрке при свете свечки...

     - Ну, не утрируй...- Поморщился Борен.- Твою операционную забрали в кернский госпиталь "на ура".

     - Ага... Аппендиксы вырезать. Да задницы штопать стежками в два пальца шириной - больше при том свете ни на что не решишься...- Буркнула Инга.

     - Да, свет там был действительно не очень...- Кивнул Борен.

     - Слабый?- Зачем-то спросил я.

     - Не мягкий.- Ответил Борен.- У этих ребят проблема ещё и в том, что свет должен быть ярким, но мягким - чтобы не слепил. Просто открытые лампы так режут глаза, что вскоре после начала операции они слезятся. А когда хирург ни хрена не видит, я лично на стол не хочу...- Хохотнул он.- Так что - сам понимаешь...- Закончил он под скрип двери - вошла Калиа.

     - Я при том свете зрение посадила.- Ухмыльнулась Инга.- К тридцати годам - минус 2 на оба глаза. Нравится?

     - А сейчас как?

     - До полутора натягиваю, но больше не обещают.- Хирургиня явно была недовольна, что спровоцировала переход темы разговора на собственную персону.

     - А свет как?- Помог ей вернуть тему Борен.

     - Да грех жаловаться...

     - Там светильник какой-то левый...- Загадочно сказал Борен.- Я таких раньше и не видел, да и принципа так и не понял. Прямо на него можешь смотреть - так вроде и не слепит. Освещает вроде не сильно - но всё прекрасно видно. Хоть и синевой отдаёт немного, но это уже как-то можно снести, я думаю...

     - И перемещается легко и совершенно произвольно,- добавила Инга.- Когда приходится губки штопать - без этого толком ничего не сделаешь: или светильник произвольно вертеть надо, или больного...- При последних словах народ заулыбался, живо представляя себе, как маленькая Инга вертела бы медведя Джакуса.

     - Собственно, Кароя я штопала уже на этом оборудовании. Иначе - меток на физиономии ему бы не избежать... Был бы,- она усмехнулась,- "смуглянка в сеточку"...

     - Такой красивый был?- Не удержался я.

     - Любимец женщин...- Ухмыльнулась Инга.- Мама б узнавала только по голосу, да ещё, быть может, "шестым чувством"...

     - И часто такие бывают?- Улыбнулся Борен.

     - Встречаются...- Вздохнула Инга.- Особенно после автомобильных аварий красавцы бывают: от подбородка до макушки - одно сплошное "реставрационное поле"...

     - Когда-нибудь и этот деятель к тебе попадёт,- язвительно пообещала Калиа.- Если не свершится чудо и он не научится ездить медленнее ста миль в час...

     - Ну, почему - я умею...- Начал оправдываться Борен.

     - В непосредственной близости от постов дорожной полиции,- парировала Калиа.

     - Но ведь умею же?- Настаивал муж.

     - Мне от этого не легче...

     - От чего?

     - От того, что ты кувыркнёшься вдали от постов...- Вздохнула Калиа. А нам почему-то стало смешно: с одной стороны, не верилось, что с таким "бронетранспортёром", как Борен, может что-то произойти, с другой - Калиа, казалось, больше пыталась веселить публику, подкалывая мужа, чем высказывала ему реальные претензии...

     - Маячок поставь...- Посоветовала Инга.- Я за тобой лично приеду.

     - А что за маячок?- Оживился Борен.

     - Маленький такой, со спичечный коробок.- Улыбнулась Инга.- Недавно ещё один благодетель подарил - к нам он попал только на вторые сутки. Ну, я его подутюжила...- Присутствующие понимающе заулыбались.- Так он через недельку приволок какую-то станцию и сотню маячков. Сейчас уже смонтировали, работает...

     - Уговорила. Давай.- Протянул руку Борен.

     - Бери.- Тем же тоном ответила Инга - и, взобравшись на стол, свила руки над головой. Народ откровенно зааплодировал - это было действительно красиво. Борен слегка покраснел - может, от мысли о том, где именно Инга могла бы сейчас хранить требуемый им маячок.

     - Ну, мне долго так стоять?- Выжидающе спросила она. Борен встал и сделал вид, что хочет сгрести её в охапку - Инга увернулась и спрыгнула на пол:

     - Ладно, мишка... Тебе палец в рот не клади - откусишь...

     - А что делать, что делать?- Виновато развёл руками Борен.- Зима на дворе - холодно, голодно...

     - Ну, в твоей-то берлоге - грех жаловаться...- Хмыкнула хирургиня.

     - Виноват...- Развёл руками магнат. И как-то сник, едва не скис даже. И стало неловко - как будто действительно виноват человек, что может в это время в этой стране позволить себе иметь нормальный, вместительный дом, в который приведёт на рождество кучу друзей и знакомых; как будто действительно виновен он в том, что в состоянии оплатить и поход их всех в эту баню, и этот стол, вызывающий весьма двойственные чувства у многих из присутствующих... большинство их которых, пожалуй, такой уровень расходов на рождественскую встречу раз-другой в жизни и потянули бы - если бы, скажем, были вынуждены это сделать... Но многие яства большинство из них даже в таком случае явно не стали бы брать - ну, не готовы простые смертные за это платить... И потому большинство гостей чувствовали себя не совсем в своей тарелке, в уме прикидывая, на что они с гораздо большим удовольствием потратили бы подобные деньги, если бы они у них были...

     - Барин он. Барин.- С сожалением скажет мне Лидочка, когда мы вернёмся в гостиницу.- А жаль. С ним можно общаться. И даже интересно...- А сейчас все сидели, потупив глаза, и каждый не смел сказать барину, чтоб не брал дурного в голову - ведь собравшиеся здесь уважают его не за уровень трат на стол, а за его дела. И чтоб не шиковал он шампанским, оплаченным здесь втридорога - большинство предпочло бы или привезти его с собой, или отказаться от него вообще... И что каждый все затраты на эту вечеринку невольно переводил в другие единицы измерения: кто - в скальпеля и иглы, кто - в кисти и краски, а кто и пересчитывал долю цены миниатюрного диктофона, который не решался купить уже несколько лет... У каждого были свои проблемы - те или иные, но неизменно связанные с финансами. И каждому было в той или иной степени откровенно жаль денег, выброшенных на ветер.

     - Ты знаешь,- скажет мне много позже Борен,- я тогда как-то почувствовал вашу напряжёнку - но... Ты пойми: я ведь не шиковал. Я просто действовал в рамках удобного...

     - Для кого?

     - Для себя...- Магнат вздохнул.- Понимаешь... Когда ворочаешь такими вещами... волей-неволей просто вынужден чаще и... немного по-иному отдыхать... Не так, как все спокойные, нормальные люди... Снимать напряжение... Снять его можно алкоголем... Многие - спиваются... Это - не метод. Самый невинный из известных мне способов - банька... Может, не самый действенный... Небольшой пир несколько повышает действенность. Понимаешь... Мне это просто необходимо - устроить какую-нибудь пирушку с... теми, кого, может, хотел бы назвать друзьями... И - что делать, если они не могут такое оплатить? Дать им денег? Они не возьмут. Более того - скорее всего, их в таком случае и потеряешь... Так что - это пока единственное, что я могу себе позволить... чтобы как-то соединить какой-нибудь отдых, разрядку - с общением с теми, кто мне нравится...- вздохнул он.- Так что - всё не так просто, Анри...

     ...Но это будет потом. А сейчас я пребывал на этом, слегка, может быть, вымученном празднике, где большинство чувствовало себя несколько неловко в роли коль не просителя, то, по крайней мере, получателя милостыни. И каждый, как мог, старался гнать от себя эти мысли - но они не слишком охотно спешили уходить, ибо человек понимал, что здесь он - гость, скорее всего, просто случайный, ибо никак не может отплатить хозяину тем же. То есть - теоретически может, но... Выбросить неделю-другую труда на ветер - это вроде неестественно как-то... Принять от другого такой подарок - вроде бы и неудобно... Будь это всё организовано не с таким шиком и, возможно - вскладчину - может, всем было бы гораздо легче.

     Должен, правда, сказать, что это была единственная причина, способная как-то огорчить присутствующих. В остальном всё было очень даже неплохо. К утру все были уставшие, но, в целом, почти довольные. Одеваясь, женщины одевали платья просто на голое тело, не утруждая себя мелкими и незначительными деталями туалета. Лидочка выглядела в своём длинном серебристом полупрозрачном просто здорово... Утро было тёплым и безветренным, и одеваться толком никто не стал - так и шли по снегу, босиком, в вечерних платьях, дамы, едва набросив на плечи шубки, да их кавалеры, держа в руках всё то, что дамы не сочли необходимым надеть или взять с собой... Жаль, не было зрителей...

* * *

     ...Когда мы подошли, на крыльце дома Борена уже паровало корыто с горячей водой. Народ, мигом сообразив, в чём тут дело, весьма охотно совершал омовение ног, вытирая их о разостланную тут же огромную простыню, после чего входил в дом. В зал проходили босиком. Босиком же потом и танцевали.

     - Знаешь,- довольно ухмыльнулся хозяин,- мне женщины такими больше нравятся...

     - Какими?

     - Да вот - такими, например...- Борен кивнул на Лидочку.- Полуголыми, в призрачных одеждах, и... босыми. Куда приятней для глаз, чем в тесных туфлях да затянутые в корсеты... Да и им, я думаю, так и легче, и удобнее...- Скривился в ухмылке он.- Хоть они и не любят в этом признаваться. Почему-то...

     ...Нос Джакуса был в весьма плачевном состоянии. Он, похоже, нестерпимо болел и помалу начинал пухнуть. Видимо, банька - всё же не лучшее место для подобных болячек.

     - Знала бы - не пустила бы в баню...- Вздохнула Инга, рассматривая нос. Припудривать не решалась - прикидывая, то ли одеть ему маску да оставить его здесь, то ли вообще отправить его домой.

     - Можно, я...- Нерешительно спросила вдруг Лидочка.

     - Что?- Не поняла Инга.

     - Попробую...

     - Что именно попробую?- Встряхнув головой, Инга ничего не понимающим взглядом уставилась на мою подругу.

     - Помочь ему маленько...

     - Не поняла...- Инга вообще уставилась на неё, как на нечто впервые увиденное и совершенно непонятное. Лидочка, вздохнув, молча подошла к Джакусу и, подняв руки к его лицу, начала... Я не понял, что именно она начала. Она... то как-то водила ладонями над лицом, то, почти касаясь его кончиками пальцев, будто бы исследовала поверхность наощупь... Инга, похоже, что-то быстро сообразив, с интересом за ней наблюдала. Вскоре по её лицу уже можно было заключить, что она, прекрасно понимая, что происходит, просто на ходу анализировала возможности Лидочки. Наконец настороженность Джакуса исчезла, как и напряжение боли - с его лица.

     - Чёрт... Вот ведь колдунья...- Удивлённо пробормотал он.

     - Да не колдунья я...- Скромно сказала Лидочка.- Вот бабка у меня была - та настоящая колдунья... А это - просто бесконтактный массаж, его кто угодно может делать...

     - И я?- Недоверчиво спросил пациент.

     - Может, и ты,- хмыкнула Инга,- если сумеешь свои грабли перемещать на расстоянии полумиллиметра от лица пациента без угрозы для его жизни...- с ироничным вздохом закончила она, вызвав соответствующую реакцию окружающих.

     - Давно умеешь?- Тихо спросила она Лидочку.

     - С детства вроде...- Неуверенно ответила та.

     - Пойдёшь со мной работать?- Лидочка зарделась:

     - Да я ж не местная...

     - Ну и что?- С удивлением спросила Инга.- Жильё и всё прочее - это наши проблемы. Тебя это не должно волновать.

     - Боюсь, что не получится...- Со вздохом вмешался я.- Во-первых, Скрент её просто так не отпустит. Во вторых - треть своего срока здесь я уже отмотал... И к осени надеюсь вернуться обратно... А без этого существа мне там,- я кивнул куда-то вдаль,- делать вроде бы как и нечего...

     - Да?- Инга оглядела нас обоих.- Жаль. А я бы не возражала, если б вы оба отсюда никуда не собирались...

     - Здесь мне никто не заплатит столько, сколько я имею там.- Пожал плечами я.- А человек есть такая зараза, что редко ради чего идёт на снижение дохода...

     - Понимаю...- Кивнула хирургиня.- Но - всё равно жаль.- Развела руками она.

     - Мне бесплатную медицину жаль больше...- Картинно вздохнул Джакус.

     - Всё волнуешься?- Улыбнулась Инга, проведя рукой по его щеке.- Остынь: за тебя уже заплатили...

     - А ведь могли и не заплатить...

     - Если ты намерен страдать по поводу всех неприятностей, которые могли бы с тобой случиться, но не случились - так лучше сразу лечь в гроб и закрыть крышку.- Ядовито подсказал Борен.

     - Ну, почему - это тоже своего рода удовольствие...- Лукаво взглянув на Джакуса, возразила спустившаяся сверху, только что уложившая детей, Калиа. Все заулыбались, а Джакус только развёл руками: что делать, мол - коль я сегодня клоун...

     - Ну, как?- Инга вопросительно взглянула на хозяйку.

     - Спят, как заморенные.- Улыбнулась та.

     - Ну, ещё бы - целую ночь кувыркаться, места не нагревая...- Зевнул Борен.- Может, пора бы и нам поспать?

     - А что - детское время уже кончилось?- Съязвила Инга.

     - Да кто его знает...- Снова зевнул хозяин.- Может, и не кончилось... Да только спать-то всё равно хочется...

     - Ну, я пойду, постелю...- Удалилась Калиа. Народ меж тем уже не особо горел танцевать - даже босые, ноги уже слегка гудели, и, опускаясь на мягкий ковёр, наводили на вполне определённые мысли.

     - Интересно, а чем бы кончилась история с Джакусовым носом, если бы денег не нашлось?- Как бы сам себе, в воздух, спросил я.

     - Собрали бы...- Буркнул Карой.

     - Ой, ребята... Кабы вы знали, как мне уже всё это надоело...- Тяжко вздохнула Инга.

     - Что именно?- Её благоверный, подойдя к креслу сзади, обнял свою подругу за плечи.

     - Да "бизнес" в медицине...- С некоторой даже тоской в голосе ответила та.

     - А что делать?- Я попытался спросить нейтрально, философски, как бы пытаясь успокоить, забить эту тоску.

     - Да голову надо кое-кому на плечах заменить...- С неожиданной злостью заявила хирургиня.- Все молчали.- Мы как-то придумали целую систему, как платить за медицинское обслуживание...- Вдруг, отстранённо глядя в пространство, начала рассказывать она, как бы говоря о давно наболевшем...- Суть там была в том, что, во-первых, каждый человек вправе выбрать себе врача... Педиатра - ребёнку, терапевта - себе... Этот врач, получая определённый процент с дохода пациента "за обслуживание", был бы заинтересован в том, чтоб тот не болел - тогда его не надо лечить. Для этого он просвещал бы своего пациента, как следует себя вести в этой жизни и что делать, чтобы быть здоровым... А если пациент болеет - врач лечит его за свой счёт. Если лечит плохо - пациент ищет иного врача... Ну, а "узких специалистов" они уже подбирают вдвоём. В принципе, такая система должна работать неплохо - ибо участники судят о том, что могут хоть как-то оценить. А сегодня - пациент ложится под нож даже без ведома своего терапевта...

     - Это плохо?

     - Это примерно то же, что идти в суд без адвоката.- Ухмыльнулась хирургиня.- То есть - ты вынужден целиком положиться не только на порядочность, но и на профессионализм человека, о котором ничего не знаешь и не можешь его оценить. А результатом ошибки может быть твоя смерть... И потому сегодня по приёмным врачей носятся толпы напуганных пациентов, которые не доверяют никому и ничему... Одни больше всего опасаются, чтобы с них не взяли лишнего... Другие - чтобы их не залечили... А те, которых доставляют в бессознательном состоянии - всё чаще и чаще "оказываются" безнадёжными... Велик соблазн: признать его безнадёжным, чтобы потом не доказывать родственникам, сколько стоят твои услуги... Это страшно, ребята... Но сегодня это - реальность, в которой мы живём.- Вернувшаяся Калиа прервала мрачные излияния хирургини:

     - Давайте, наверное, по постелям - утро вечера мудренее...- Тихо предложила она. Видимо, бессонная ночь в баньке сказалась - никто не возражал. Нам с Лидочкой досталась небольшая комнатушка на втором этаже - по-видимому, детская. Детвора сейчас спала всем скопом в спальне Калиа. Джакуса с Ами и Ингу с её благоверным расположили в кабинете Борена. Про остальных ничего толком не знаю: заметить - не заметил, а специальных расследований не проводил.

     Постель была мягкой. И какой-то очень уж чистой. Наверное, из-за шёлка. Ощущение такое, что он скользит по телу, не задерживаясь... Такого эффекта я никогда раньше не ощущал. Лидочка... тоже была какой-то прохладной и чистой... Даже не физически чистой, а... как-то непонятно... Невольно вспомнилась... только сейчас понятая мной строка из давно забытого романа: "на меня пахнуло холодом её тела"... Действительно, пахнуло - и это было так необычно и приятно... Но заснули мы мигом - едва головы коснулись подушек...

     Проснулись поздно - на улице было уже темно. Одевшись, спустились вниз. Лидочка упорно надела только платье - да никто из нас и не помнил, где находится всё остальное...

     - Ба... Какие люди...- Откровенно любуясь ею, приветствовал нас Борен.- Ну, вы - мастера поспать...- Думал, что подколол нас, он. Лидочка лишь неопределённо улыбнулась в ответ - дескать, пусть думает, что хочет.

     - Народ уже настраивается расходится,- шепнул мне Джакус. Я кивнул: какие, мол, возражения.

     - Ну, что ж - мы снова все в сборе...- Борен, встав, подошёл к столу и взял бутылку красного вина.- Предлагаю выпить на прощанье за то, чтоб эпизод сей был для нас не последним...- он задумался.- Ибо человеку трудно быть одиноким...- Вдруг с сожалением закончил он.

     Бутыль пошла по кругу - кавалеры, наливая дамам и не забывая себя, передавали эстафету дальше.

     - И - чтобы всё то, что не зависит от нас, не было бы против нас...- Вздохнув, поднял бокал хозяин. Пили долго, смакуя - вино было очень старым, если судить по этикетке, и сделано профессионалами - если судить по ощущениям... Расставаясь, кавалеры нежно обнимали чужих дам и пожимали мужьям оных руки - по-видимому, в этом кругу так было принято... На прощанье хозяин одарил всех пакетами с "Рождественскими Подарками": в пакетах были духи для дам (каждой - своё, и все были довольны: интересно, он что, точно знал, какой что нравится?), бутыль вина, весьма похожая на ту, что была выпита на прощанье, да коробка шоколадных конфет - здесь он не мудрствовал лукаво и всех одарил одинаково.

     Микроавтобус ждал нас у крыльца. Когда все расселись и намахались ручкой хозяевам, водитель медленно тронул машину с места. "Не в пример вчерашнему таксисту",- подумал я. Джакус, ядовито ухмыльнувшись, видимо, подумал о том же. Праздник кончился.

* * *

     Глава № После бани.

     ...Нельзя сказать, что воспоминания о прошедшей рождественской ночи вызывали у меня какое-то невероятное восхищение - так же, как неправдой будет и обратное. Всё было как-то... и хорошо, и плохо. Может, хорошо - потому, что провести ночь в бане, в компании приятных, в общем-то, для тебя людей - событие недурное. Весьма недурное. Не могу и сказать, что в кругу голых женщин, относящихся к своей наготе, как к чему-то совершенно естественному, мне было неуютно - напротив, мне было там совершенно комфортно. Будто бы даже привычно как-то... И - совсем не хотелось, чтобы это когда-то кончалось. Сложностей было две: первая, вызвавшая неприятный осадок, заключалась в том, что всё это было профинансировано Бореном, причём - с явным удовольствием, граничащим с самоутверждением. А внести свою лепту в это дело я так и не решился - ну, не готов я расстаться с такими деньгами за излишний шик подобного удовольствия. Всё можно было бы сделать дешевле - заметно дешевле, и отнюдь не с меньшим удовлетворением от происходящего. Но - ... Хозяин - барин. Просто осталось какое-то нехорошее чувство - как будто ощущение собственной неполноценности, что ли... Да ладно... Вторая сложность заключалась в Ирен. Где я мог встречать жену Кароя раньше? Где? Когда? При каких обстоятельствах? Мне сие было неведомо. Но... Как только вспомнил - даже сейчас - об этом - как снова отчего-то вдруг предательски защемило сердце. Невероятно... Я, уже в своих помыслах и планах связывавший себя тогда с Лидочкой, не мог отделаться от мысли, что... что я совсем был бы не прочь жить с этой парой одной семьёй. Чушь какая-то... Но - совершенно реальная чушь. С тех пор я больше никогда не видел Ирен - ни при каких обстоятельствах. Судьба подарила нам лишь ночь - всего одну только ночь... И мы смогли побыть рядом лишь один только танец... Но - какой танец... Я так и не смог его забыть. Как не смог забыть Ирен. Интересно...

     ...Отношения с Лидочкой развивались своим чередом и совершенно естественно: как только мы остались одни - несмотря на усталость, физическое естество быстро взяло верх... над всем, включая наш разум. Это было хорошо. Это было _очень хорошо. Лидочка, несмотря на свои колебания и страхи, осталась весьма довольна. Лёжа теперь на постели с выражением полного удовлетворения на лице, разбросав в стороны руки и ноги, она рассматривала меня, не то любуясь, не то пытаясь запомнить... на всю жизнь.

     - Тебе хорошо?- Спросил я. Она кивнула.

     - Знаешь...- Вдруг озорные чёртики блеснули в её глазах.- Говорят, что... "Все, что ты делаешь, надо делать хорошо... даже - если совершаешь безумство"...

     - Сама придумала?- Она, как-то блудливо улыбаясь, покачала головой:

     - Нет. Но мне... мне нравится это безумство, Анри...

     - Претендуешь на роль отпетой распутницы?- Ласково улыбнулся я. Она лишь покачала головой:

     - Я просто тебя люблю. Вот и всё.- "Хорошенькое дело... Ох, уж эти женщины - простую ... - и ту к любви сведут..". - Вдруг неожиданно - но, слава Богу, про себя - спошлил я. Лидочка как будто услышала мою мысль - но не обиделась, а лишь улыбнулась в ответ:

     - Глупый ты, глупый...- Неожиданно сказала она.- Я ведь серьёзно...- И она замолкла, продолжая меня разглядывать.

     - Что смотришь?- поинтересовался я.

     - Запомнить хочу...- Продолжая ощупывать меня изучающим взглядом, просто ответила она.- Знаешь...- взгляд её неожиданно стал серьёзным.- Ты... тоже смотри на меня. Смотри...- Она встретилась со мной взглядом и не стала отводить глаз.- Смотри на меня сегодня - ведь завтра... меня уже может и не быть...

     - Не говори глупостей...- Прошептал я.

     - Это не глупости, Анри. Это реальность. Как она есть. Ты... боялся за меня?- Вдруг неожиданно приподнялась на локте она. Я кивнул.- Перед прилётом?- Я кивнул снова - сглотнув комок, почему-то вдруг подступивший к горлу.- Ты был прав, Анри. Эта метель... Если бы Кайана нас не приняла - мы не дотянули бы до другого порта.

     - То есть?

     - Встречный ветер. Сильный. Почти всю дорогу. Как будто,- она с каким-то, чисто женским, страхом потерять, смотрела на меня,- всё было против нас, всё хотело, чтобы мы не встретились. Экипаж опасался, что горючего не хватит, чтобы завершить посадку... Нам не просто сказали пристегнуться - нас каждого проверяли персонально, Анри...

     - Так, значит, меня не напрасно мутило...- Вырвалось у меня.

     - А что? Что было? Расскажи?- Неожиданно тепло улыбнувшись, Лидочка обняла меня руками, положив голову на плечо.- Расскажи...- И я вкратце передал ей свои страхи.- Что ж... Видимо, ты тоже влюбился, Анри. Просто... Почему-то всё ещё боишься себе в этом признаться...- Откинувшись назад и оглядывая меня, произнесла Лидочка.- Ну, и не признавайся - мне это не нужно. Я и так всё вижу... И меня всё устраивает. И я... Я хочу от тебя ребёнка, Анри...

     - Так в чём же проблемы?- Не удержался я.

     - Не пошли...- Улыбнулась она.- Лучше действуй... Мне твои руки сейчас нравятся почему-то больше, чем твои слова...- И я начал действовать. Знаете - как медленно и осторожно подкрадываешься к бабочке, боясь её спугнуть? Примерно так... Уже через несколько минут "бабочка", трепыхаясь в моих руках, совсем не собиралась вырываться. И, судя по срокам рождения нашего первенца, желание Лидочки иметь ребёнка было незамедлительно удовлетворено. Возблагодарим же за то Аллаха - высокого, великого...

* * *

     ...И прошла ночь, как один час, и настало утро, засеребрившись инеем на промёрзших ветвях, заискрившись морозными узорами на стёклах окон... И разбудил нас солнечный лучик, пробившийся сквозь полупрозрачные кроны дерев и, казалось, ничего не пропускающий лёд на стекле - он упал на подушку рядом с нами и стало вдруг как-то неожиданно светло... И мы проснулись. Это было какое-то чистое, радостное пробуждение - так пробуждается планета ото сна, будучи умыта дождём и овеяна ветром...

     ...Мы гуляли по "нашему" скверу. Долго. Он теперь напоминал совсем другую сказку: при дневном свете всё выглядит как-то по-иному - совсем не так, как ночью, при мерцающем свете фонарей. Лидочка шла чуть впереди, в распахнутой шубке, и, меланхолично размахивая сумочкой в такт шагам, казалось, пела: "тра-лля-ля-лля-ля-лля-ля...". Я молчал - то ли отдыхая душой, то ли - любуясь. Признаться, за всё время моего общения с женщинами мне ещё никогда не было так хорошо - как-то тихо, спокойно, уютно... "По-домашнему..". - неожиданно подумалось мне. Я усмехнулся. Неожиданно Лидочка остановилась, и, подойдя вплотную, нерешительно заглянула мне в глаза.

     - Ты думаешь, мы... любим друг друга?- Вдруг ни с того, ни с сего спросила она.

     - Не знаю...- Честно признался я.- Но, судя по тому, что я боюсь тебя потерять - может быть, и да.- Вспомнив ночной разговор, добавил я с улыбкой, привлекая её к себе.

     - Тише... Люди смотрят...- Иронично "возразила" она.

     - И не говори...- В том же тоне ответил я.- А ведь Любовь-то, поди... скрытности требует, уединения...

     - Ты так думаешь?- Вдруг, неизвестно почему восприняв меня серьёзно, озадаченно удивилась Лидочка.

     - Не знаю...- Я уже не был уверен ни в том, что сказал, ни в том, верным ли тоном я это произнёс. Чёрт возьми! Эта девчонка одним лишь удивлённо высказанным словом, простым своим сомнением уже может начисто лишить тебя уверенности, Анри! Интересно, что же это значит?

     - А по-моему - Любовь не следует прятать от людских глаз.- Пожав плечами, как-то просто продолжала размышлять вслух Лидочка.- Любовь - это ведь... какое-то неземное чувство, правда? Это же - чудо, это - дар Божий... Её нужно показывать - всем, протягивая на ладонях... Позволять им рассматривать, любоваться ею... Те, кто любил - поймут. Кто не любил - задумаются... Её должно быть много - и она должна быть даром. Её нужно дарить - легко и непринуждённо, не думая о смысле, целесообразности, вознаграждении... И совсем неважно - примут этот дар или нет: дающий все равно станет богаче...- Тихо и скромно закончила Лидочка. Я молчал. Я едва мог до конца воспринять, осмыслить суть её слов - не говоря уже о том, чтобы произнести что-то подобное...

     - Ты знаешь... Я теперь думаю, что раньше вообще не знала, не понимала, что такое Любовь... И только начала понимать... хоть что-то... только тогда, когда за тобой - в тот день - помнишь? - закрылась дверь... Ты уезжал сюда, всего на год - но я вдруг остро так - как никогда раньше - испугалась... Чего? Не знаю. Может - возможной утраты.- Снова тишина. Только снег под ногами скрипит. Лидочка идёт, сводя с ума и меня, и редких встречных мужчин, своими ногами. Ей так идёт короткое платьице... Под распахнутой шубкой... Я даже вздохнул...

     - Любовь - это мука...- Задумчиво продолжала она.- Это - самая сладкая мука из всех, которые только можно выдумать... Она способна сделать с человеком всё, что угодно - но я не верю, что он искренне пожалеет потом об этом...- "Пожалуй",- невольно согласился я, вспомнив, как неожиданно для самого себя обнаружил, что власть этой сумасшедшей девчонки надо мной, и, кажется - уже и над моей душой - меня почему-то не только не пугает, но и не волнует... Кажется, даже, вроде, приятно как-то...

     - Ты слышишь меня?- С какой-то нежной улыбкой заглянув мне в лицо, вдруг спросила она. Я, кивнув, молча взял её голову в руки. Она не сопротивлялась - даже как-то с видимым удовольствием, доверчиво подала мне своё лицо... Я коснулся губами её губ - осторожно, как будто целуя цветок с нежнейшими лепестками. Мне почему-то захотелось сделать это именно так... Она, задрожав всем телом, невольно смутилась и спряталась у меня ну груди. Я стоял и гладил её волосы. Мои волосы... - Неожиданно я вдруг понял, что это всё принадлежит мне - и эта головка, и это смущённое личико, и эти, сводящие с ума, волосы - и всё её тело, способное повергнуть ниц самого стойкого из нас... И - душа... Она готова быть рабыней, наложницей - кем угодно - только бы я не прогонял её... И, по возможности - не обижал... Я понял это всё как-то вдруг - и мне стало даже неловко от нахлынувшей на меня какой-то новой волны неведомых доселе чувств - что-то подобное я испытывал потом только раз, впервые взяв на руки ребёнка... Своего ребёнка... Которого родила мне она. Я... не могу перевести эти чувства на язык слов - слова слишком бедны и примитивны, чтобы показать это... Я просто понял вдруг, что ничего более ценного я в своей жизни никогда не имел, и, скорее всего, больше никогда иметь не буду... До меня вдруг начала доходить несравнимость этого необычного, неповторимого мирка, возникшего между нами - несравнимость со всем тем, что окружает нас, с тем, что волновало нас раньше...

     - Я хочу любить тебя всегда...- Шёпотом сказал я её макушке.- И больше всего на свете я боюсь тебя обидеть или потерять... Чушь... Я даже не могу придумать, что в моей жизни может быть важнее...- Она, неожиданно повернув ко мне лицо и взглянув с улыбкой снизу вверх, возразила:

     - Это - не самое важное в жизни, Анри...- Просто... Это...- Она задумалась.- Может быть, это - всего лишь способ выжить в этом мире... Не превратившись в скотов...- С немалой долей печальной иронии, вздохнув, предположила она.

     - Может быть...- С не менее тяжким вздохом согласился я.

     - Интересно, что это мы так развздыхались? По-моему, у нас всё не так уж плохо...- Лидочка рассматривала, любуясь, мою физиономию. Чёрт подери... Так с ней что - происходит то же самое? Интересно... "Спасибо тебе, Господи, хотя бы за то, что ты наделил нас способностью Любить..". - Вдруг подумал, обнимая своё новое приобретение, я. Приобретение, пытаясь слиться со мной, думало, видимо, примерно так же. Невероятно...

* * *

     ...Вечером в моём номере собрался "холостяцкий совет": неожиданно ввалились Карой с Джакусом, за которыми как-то неприметно просочился Алозан.

     - Должен тебя поздравить с удачным приобретением...- Тряс мне руку Джакус, усиленно делая вид, что не замечает сидящей в кресле полуодетой Лидочки.- В народе говорят, что жену надлежит выбирать на пляже - ты пошёл дальше, представив её на суд друзей в бане.

     - И что же друзья?- Улыбнувшись его попыткам нас рассмешить, поинтересовался я.

     - Должен сказать... Грм... То есть - от имени друзей должен сказать, что друзья остались довольны... Весьма довольны. Скажем даже - безгранично довольны!- С добродушнейшей физиономией Джакус продолжал беззастенчиво льстить Лидочке.- Если хочешь - можешь жениться.

     - Ну, спасибо... Утешил...- Совсем "расчувствовался" я.- Значит, _могу... А я-то, наивный, думал, что после всего произошедшего здесь я уже просто _должен на ней жениться...

     - Должен - это когда денег взял и не отдал.- Философски спошлил Алозан.

     - А я слышала, что "{Чем длинней язык, тем меньше зубов...}{Константин Мелихан}",- Как-то отстранённо-задумчиво, будто про себя, пропела Лидочка, подойдя ко мне и демонстративно обняв за плечи сзади.

     - Ба-ба-ба...- Притворному удивлению Джакуса, казалось, не было предела.- Кого мы лицезреем... Как я понимаю, Вас можно поздравить с благополучным избавлением от девственности?- Лидочка, улыбнувшись, лишь потупила глазки в ответ.

     - Ну, и как?- Лидочка молча встала передо мной, вызывающе глядя ему в глаза, прижалась ко мне спиной и подняла руки, закинув их мне на шею. Поскольку была она лишь только в пеньюаре...

     - Мда...- Озадачился стоявший перед ней Джакус.- Позвольте, сударыня, вас объять...- Лидочка легко перебросила руки к нему на шею, затем положила голову на плечо, и, наконец, откинувшись, заглянула в глаза:

     - Доволен?- Обескураживающе улыбаясь, поинтересовалась она. Джакус ошарашено молчал.

     - Пользуйся моментом, медвежонок... пока моему благоверному это нравится...- Хмыкнула она, выскальзывая из его объятий и подходя к Карою. Не дойдя пару шагов, она сделала книксен - видимо, преднамеренно, чтобы был естественный повод раздвинуть в стороны края пеньюара. Карой, откровенно любуясь ею, молчал. Наконец, поняв, что пауза затянулась - он протянул к ней руки и она, оказавшись в его объятиях и буквально "уложив спать" свою очаровательную головку у него на плече, принялась кружиться с ним в каком-то только ей ведомом медленном танце. Смуглянка, нерешительно улыбаясь, пару раз пытался бросить на меня вопросительный взгляд - но, увидев моё абсолютно благожелательное отношение к происходящему, разомлел и стал осторожно поцеловывать Лидочку в шею, в ушко... Джакус, устроившись в кресле, абсолютно удовлетворённо наблюдал за этой сценой. Алозан стоял, как пригвождённый, будучи совершенно обескуражен происходящим.

     - Так... Как там насчёт миксера? Интересно - хватит у неё решимости нажать кнопку?- Вдруг нерешительно произнёс он.

     - Не знаю, дружище. Не знаю. Знаю только, что мне это уже всё равно: поезд давно ушёл и нет смысла обсуждать, что было бы, если б мы на него успели. Свершилось.- Развёл руками я.

     - Мда...- Алозан был явно озадачен.- А... до меня очередь когда-нибудь дойдёт? Вдруг обратился он к Карою.

     - Тссс!- Тот, подняв указательный палец, прижал его к губам: - Не спугни. Не так часто мне такое перепадает...

     - Боюсь, не дойдёт...- Иронично вздохнув, Лидочка чуть приподняла голову с плеча Кароя.- Дело в том, что я не танцую с незнакомыми, а познакомиться у нас времени может и не быть - все дни и ночи напролёт забронировал вот этот,- она кивнула в мою сторону,- молодой человек: даже, вишь, для его друзей - и то с большим трудом время приходится выкраивать...

     - Ай, молодчина...- Чуть не подскочил в своём кресле Джакус.- За словом в карман не лезет...

     - Что делать, если карманов нет...- Лидочка, как бы приглашая всех убедиться в справедливости её слов, с совершенно невинным видом развела в стороны полы пеньюара так, что продемонстрировала себя всю, до самых плеч, за которые не сумевший оторваться от неё Карой продолжал обнимать её сзади. Джакус веселился вовсю. Алозан стоял с отвисшей челюстью, начисто забыв о необходимости её подобрать - Лидочка, освободившись одним лёгким движением из объятий Кароя, подошла к нему, размахивая полами пеньюара, и, поддев челюсть указательным пальцем, со звуком её захлопнула, совершенно доведя этим Джакуса до исступления.

     - Браво, Браво!- Кричал он, едва не выпрыгивая из кресла и хлопая в ладоши.- Наш человек!

     - К ногам таких женщин обычно кладут всё, что имеют...- Потирая подбородок и не находя в себе сил оторвать от Лидочки взгляд, произнёс Карой.

     - О, женщина - букет противоречий...

     Когда весь мир кладут к твоим ногам -

     Сумей не нанести ему увечий:

     Он умереть с успехом сможет сам...- Неожиданно продекларировал Алозан.

     - Сам придумал?- Оживился Джакус.

     - Нет.- Покачал головой тот.- Смуглянка...- И он кивнул на Кароя.

     - Ничего себе... А я и не знал, что ты этими делами балуешься... А ну-ка, выдай чего-нибудь... навскидку?- Склонив голову набок, будто уже приготовившись слушать, попросил несколько обескураженный Джакус.

     - В глазах любимой промелькнула тень,

     И вспыхнул взгляд, такой обычно кроткий...

     Последнее, что помню в этот день -

     Был черный диск чугунной сковородки...- Спокойно, буквально по слогам, продекламировал тот.- Громовой хохот потряс наши апартаменты. Смеялись все: и "члены холостяцкого совета", и я, и Лидочка. Я вдруг поймал себя на мысли, что хочу как можно дольше слышать её смех - серебристый такой, нежный, переливчатый... Как будто сделанный из инея колокольчик...

     - Тоже ты?- Устав смеяться и смахивая последнюю слезинку, поинтересовался Джакус. Карой, тихо улыбаясь, лишь покачал головой.

     - Тогда - кто же? Он?- Джакус неуверенно кивнул на Алозана.

     - Нет.- Ответил смуглянка.- Я вообще не знаю, кто это. Просто увидел когда-то у кого-то в качестве эпиграфа - вот и запомнилось...

     - Автора хочу...- Качнув задумчиво головой, просительно пробасил Джакус.

     - Зачем?- Ухмыльнулся Алозан.

     - {А познакомиться...}{Признаться, я тоже не прочь с ним познакомиться... (А. Бертьен)}

* * *

     Спустя несколько минут Лидочка, совершенно не заботясь о свободно развевающихся полах её пеньюара, разливала в рюмки гостям Кшетинское - как мне казалось, едва ли не единственное приличное вино в этой местности. Да и то, как мне толковали, привозное... Собравшимся это откровенно нравилось - каждый с видимым удовольствием любовался ею, пока лилось вино, и - то ли не спешил, то ли не находил в себе сил оторвать от неё взгляд, когда она перемещалась к следующему...

     - Скажите...- Когда вино было, наконец, разлито, вдруг поинтересовалась Лидочка,- а почему данное сборище... было названо "холостяцким советом"?- Поинтересовалась она.- Ведь, насколько я понимаю...- и она неуверенно перевела взгляд с Джакуса на Кароя.

     - Правильно понимаешь, детка...- Коснувшись губами вина, подтвердил Джакус.- Просто название это давалось давно - ещё до того, как... Понимаешь?- Лидочка кивнула.

     - А с тех пор в холостяках остался один только я...- Сыграв максимально возможно расстроенное такой несправедливостью состояние, произнёс Алозан.

     - Бееедненький...- пожалела, погладив его по щеке, Лидочка.

     - Ещё...- Зажмурив от удовольствия глаза, промурлыкал тот.

     - Жену заведи, бесстыдник!- Громогласно пробасил Muzzy. Алозан недовольно поморщился.- А то всё так и норовишь на дармовщинку по чужим котлам щи хлебать...- Мы заулыбались.

     - Да кто ж его возьмёт такого, языкатенького...- Стоя напротив его, и, как мне казалось, совершенно осознанно и намеренно играя своим телом, подначила его Лидочка.- Женщины - они ведь не пошлости, они ласку любят...- протяжно добавила она, вновь приведя в неописуемый восторг Джакуса.

     - Ай, молодчина...- Восклицал он.- Прямо аж поцеловать хочется...

     - Знаем мы вас, мужиков...- Кокетливо надула губки Лидочка.- Сначала - приобнять, потом - поцеловать, затем - объять, а там, глядишь - и отъеть возжелаете...- и она, смутившись, зарделась, не найдя ничего лучшего, как спрятать свою раскрасневшуюся мордашку на моём плече.

     - Во, сказала девка - аж самой стыдно стало...- Удовлетворённо хохотнул Джакус.- Каюсь, люблю таких...

     - Потому и выбирал?- Заметил я, вспомнив, что его благоверная тоже слова в карманах не хранила, а выдавала вполне ёмкие фразы, приводившие в восторг окружение, быстро и незамедлительно - явно изготавливая их непосредственно перед применением...

     - Естественно...- Как-то просто улыбнулся тот.- А то ведь жить скучно будет...

     - За женщин!- Воспользовавшись ситуацией, поднял рюмку Алозан.

     - Делающих нашу жизнь такой нескучной...- Задумчиво и добродушно добавил Джакус.

     - Прозит...- Подвёл черту Карой. Мы выпили. Лидочка, исподлобья глядя бесенятами-глазами на меня, примерно половины рюмки пропустила "мимо губ" - и тоненькая струйка красного вина, стекая по подбородку и капая на грудь, стекала дальше, дальше... описывая все возвышенности и ложбинки её тела... Взгляд хозяйки которого становился всё более требовательным и призывным, приводя окружающих в замешательство. Первым не выдержал Карой:

     - Ну, ладно, ребята - вы тут развлекайтесь, а мы пойдём себе...- И буквально вытолкал Джакуса с Алозаном за дверь. Едва раздался щелчок замка... Впрочем, это уже совсем другая история. Отмечу лишь, что ещё никогда в жизни я не чувствовал столь сильного душевного подъёма и так не изматывался физически, как в эти "рождественские каникулы" в Кайане. И ни один период моей жизни, прожитой ранее, несравним с этими "каникулами". Что ж - возблагодарим жизнь за то, что иногда она всё же преподносит нам такие подарки...

* * *

     Глава № Юридические казусы.

     ...Это рождество ознаменовалось в Ункарии ещё одним интересным событием, которое, весьма вероятно, будущие историки будут упоминать, как "упразднение моногамии". Вот как это было...

     ...Перед самым рождеством парламент принимал новый закон "о семье и браке". И, то ли предрождественское настроение сказывалось, то ли большинство парламентариев уже начали усиленно отмечать наступающие праздники - но при принятии этого закона имел место следующий конфуз: формулировка его - преднамеренно или по недосмотру - оказалась такова, что она, по сути, не ограничивала числа участников брачного союза. Причём в таком виде закон прошёл и в первом, и во втором чтении, и только уже после окончательного принятия и выхода в тираж кто-то заметил прокол. Слух об этом молниеносно распространился среди пишущей братии, и я застал своих товарищей по перу хохочущими до коликов в животе.

     - Ой, братцы, не могу...- Хохотал Джакус.- Слушайте, читаю: "Семья есть брачный союз... совершеннолетних граждан... создаваемый ими с целью совместного проживания, ведения хозяйства, содержания и воспитания детей и т. п.". - дальше неинтересно. Интересно другое: так сколько ж их может быть - этих самых "взрослых граждан"? Пять, семь?

     - Мать, отец, бабушки, дедушки - уже шестеро. И всё это - семья.- Пожал плечами Карой де Лю.

     - Стоп, стоп, стоп... А один муж и две-три жены или одна жена и четыре мужа? Или вообще пять мужей и восемь жён - такие семьи, что, этому закону противоречат? Ни в коей мере...- с видимым удовольствием констатировал Джакус.

     - Извращенец...- Ухмыльнулся Карой.

     - Я не извращенец. Я до истины докопаться хочу.- Упрямо настаивал Muzzy.

     - До истины, говоришь?- Ухмыльнулся смуглянка.- А ты выйди на улицу - там целая демонстрация баб-с расположилась перед парламентом с плакатами: "так сколько же будет теперь жён и мужей?".

     - Ну, и сколько?- подключился к беседе я.

     - А сколько бы тебе хотелось?- Вкрадчиво поинтересовался Muzzy.

     - Да мне и одной пока хватит... за уши...- усмехнулся я.

     - Где ж силы для гарема взять, когда и так трещит кровать...- Нараспев продекларировал Алозан.

     - Выключись, пошляк!- Патетически возмутился Джакус.- Не видишь - мы тут дела серьёзные обсуждаем...

     - Вижу, вижу...- Закивал головой тот.- Так ведь и я серьёзно - прикинь, какая проблема, когда сил не хватит... Крах семьи...

     ...Изрядно почесав таким образом языки, мы решили, что надо бы задать этот вопрос Абару - благо, что очередная вечеринка намечалась прямо сегодня.

     На удивление, он не стал ни возмущаться зевком парламентариев, ни смеяться - а лишь вздохнул.

     - Я просто поражаюсь, ребята, сколь {на многие вещи люди не обращали бы внимания, если бы их не прикрывали фиговые листки.}{~Константин Мелихан} - минутой позже произнёс он.- Вот так толпа, привыкнув к жёсткой регламентации государством даже таких вопросов, как дела семейные... отказывается принимать эту - пусть и случайно дарованную им - свободу... Как будто она их просто _обязывает поступать вопреки традициям... Как будто любое право - включая право выброситься из окна или повеситься на ближайшем дереве - нужно срочно реализовывать, как только это не будет явно запрещено... Как будто, стоит только убрать в сторону этот фиговый листок - и толпа, накинувшись, разорвёт в клочья и то, что он прикрывал, и того, кому это принадлежит...

     - Именно, именно...- Удовлетворённо пробасил Джакус.

     - Вы посмотрите на эти преисполненные презрением рожи "благочестивых домохозяек", которые, всю жизнь трахаясь с соседями тайком от своих благоверных, в это время развлекающихся в другом месте, теперь пришли говорить о покушении на своё благочестие...- Насмешливо прокомментировал Алозан очередную ситуацию у парламента (шла прямая трансляция).- Я не удивлялся, когда они возмущались "преступной халатностью" или, даже, "злым умыслом" парламентариев - чтобы удивляться этому, нужно вырасти не в нашей стране. Но... когда подошла вот эта девушка...- Алозан ткнул в экран пальцем,- и задала им простой вопрос: чем именно новый закон их не устраивает - они ответили лишь молчаливым презрением в ответ. Обратите внимание: она, идя под руки с двумя кавалерами, просто светится счастьем. Видите, как она красива?- Алозан, обернувшись к нам, мечтательно прикрыл веки.- А в ответ - лишь молчаливое презрение...

     - {Презрение - иногда лишь маска зависти,}{~Константин Мелихан} дружище...- Похлопал его по плечу, разглядывая ситуацию на экране, Абар.- Странные всё-таки мы существа - люди... Казалось бы - нам, хоть и случайно, но дана такая изумительная возможность избежать многих проблем, связанных с любовными треугольниками - а мы снова возмущены... Эмоции, эмоции... Споры, склоки... Впечатление такое, что мы давно уже не помним толком, о чем начинали спорить, и спорим исключительно о своих собственных эмоциях - о том, какие именно эмоции тот или иной спорщик позволил себе проявить в процессе спора... И не понимая - или не желая понимать - того, что, споря об эмоциях, мы делаем этот спор вечным...

     - А почему - "мы"?- Спросил смуглянка, многозначительно кивнув на экран - дескать, речь-то, вроде, должна вестись о них.

     - А что - мы в этом плане сильно отличаемся?- Как-то отстранённо улыбнулся Абар. И, видя, что озадачил смуглянку, заставив его задуматься, продолжил:

     - Странное существо - человек... Такое впечатление, что он глупеет со временем. Может, сделав жизнь слишком сложной, он пытается её упростить, примитивизировать? Когда-то он выдумывал слова - много близких, похожих по смыслу, слов - чтобы иметь возможность поточнее выражать свои мысли, описывать чувства, ощущения... А сейчас он объединяет слова эти в группы синонимов, не в состоянии осознать разницу между ними...

     - У иных такие понятия, как "Любовь" и "Секс" уже не просто попали в одну группу, но и стали неразличимы... А мне знаком один южный народец, у которого в языке штук сорок синонимов нашего слова "Любовь" - и они не поймут тебя, если ты их спутаешь...- С какой-то отстранённой ухмылкой продолжил его мысль Карой.

     - Именно, дружище, именно...- Закивал президент.- Так что же нам с этим делать?- Вспомнив о демонстрации, повернулся к экрану он.

     - А надо ли что-то делать?- Насмешливо играя своим телом - как будто, извиваясь, пыталась выбраться из длиннющего разреза своего платья - поинтересовалась подошедшая Наита.

     - Ты думаешь?- Поднял на неё задумчивый взгляд Абар.

     - Я думаю, что при условии согласия всех членов семьи... всё, что происходит в семье - есть их личное, семейное дело.- Пожала плечами Наита.- Говорят, что Святой Августин сказал однажды: "Люби - и делай, что хочешь",- и я не думаю, что он был неправ.- с вызовом заявила она.- Лишь бы никто ничего никому не навязывал.

     - Кстати... "семейный союз создаётся исключительно на добровольной основе; никто не вправе принуждать кого-либо к союзу с неугодным ему человеком".- вмешался Джакус.

     - Тогда я вообще не вижу проблемы.- Развела руками президентша.

     - Выходит, что нельзя привести в уже сложившуюся семью третьего или четвёртого члена, если он неугоден остальным... Что ж - действительно, не вижу проблемы.- Пожал плечами Абар.- Что, мужики - осветите?- повернулся он к нам. В глазах его играли бесенята - как бывало, когда он намеревался "вздёрнуть эту дряхлую клячу на дыбы". Мы переглянулись. В принципе, против такой формулировки не возражал никто: всё равно сегодня в подобном случае - если третий неугоден - оформляют развод. А если угоден? Никто из нас этого не знал. И не слышал, как поступают в таком случае. Немного поразмыслив над этим, мы пришли к выводу что "живут потихоньку, таясь от соседей". И... Мы решили этим ребятам помочь. Помочь тем, кого никогда не видели, и, быть может - не увидим. Помочь тем, чья любовь свободна от ревности, как от пережитка такого отношения к любви, как к собственности на личность. Помочь тем, чьей любви каждый из нас, быть может, в глубине души капельку завидовал...

     - А может, любовь - это когда ты счастлив от того, что любимому человеку хорошо - вне зависимости от того, с тобой ли он сейчас?- Как-то отстранённо выдал Карой. Немного поразмыслив, присутствующие согласились - дескать, "действительно, может". И - подняли в прессе хай по поводу того, что новый закон совсем не обязывает кого бы то ни было создавать немоногамные семьи и не призывает к распутству, что распутство в нём могли углядеть только те, кто лишь об этом и мечтал, а возмущаются они этим законом лишь для того, чтобы прикрыть собственное распутство - дескать, чтоб, не дай бог, кто-нибудь не догадался... И так далее. Короче говоря - разъяснили населению "психиатрическую основу подсознательного влечения к возмущению снижением строгости закона". Признаться, я не ожидал такого эффекта: буквально за несколько дней такой шумихи толпа у парламента уже рассеялась, а через неделю о ней просто забыли. Неужели действительно мы, язвя, попали в точку, и этими людьми не двигало ничего, кроме желания показать, что они не такие, каковы есть на самом деле? Кто знает... Но формулировку закона менять не стали. Так она и осталась в Ункарии - без малейшего намёка на запрет моногамии. Воспользовался ли этим кто-либо? Бог весть. Мне такие случаи неведомы.

* * *

     Глава # Система.

     ...Уже забылось, канув в Лету, Рождество; отшумели и какие-то другие местные праздники, в том числе - и "неофициальные", названия которым я не знал, а спросить - постеснялся. Помнится, в один из них бесплатно кормили на улице всех желающих какими-то жаренными не то лепёшками, не то блинами - прямо с пылу, с жару; в другой - катались по улицам в санях, запряжённых хряками или ряженными под них охотниками до развлечений, в третий... В третий я толком вникнуть не успел, так как в самом начале шумного уличного действа у меня в номере раздался телефонный звонок. Распорядитель "вечеров у Абара" сообщал, что сегодня будет внеочередное сборище, на котором Абар очень хотел бы лицезреть и меня. Делать нечего - это мероприятие обещало быть более интересным, чем развлечения на улице, да и отказывать первому лицу как-то... Ну, сами знаете. Времени оставалось мало - как раз достаточно для того, чтобы сбрить щетину, почистить, наконец, зубы и обувь; взять ноги в руки и донести их до места действия.

     ...А действие обещало быть нестандартным: на пороге со мной столкнулся чем-то озабоченный "сам", облегчённо вздохнул, и, пробормотав на ходу: "Анри? Ну, слава Богу... Найди меня минут через пятнадцать"...- быстро затерялся среди гостей.

     ...Найти его оказалось не так сложно, как завладеть его вниманием: это пытались осуществить практически одновременно чуть более десяти человек. Я счёл благоразумным стать в сторонке: с одной стороны, не уподобляясь почтеннейшей публике, пытающейся всеми силами обрести или продемонстрировать свою близость к власти, с другой - не особенно стремясь быть назойливым. Спустя какое-то время Абар меня заметил и, бросив едва ли не умоляющий взгляд, с силой вырвался из этой кампании и быстро направился ко мне. Впечатление со стороны, похоже, сложилось такое, как будто он всё предшествующее время только меня и искал.

     - Анри! Пойдём скорей...- Чуть было не сделав попытку схватить меня за руку, он помчался в свой кабинет. Едва поспевая за ним, я всё же успел поймать на себе несколько завистливых и даже злобных взглядов - видимо, что-то кому-то сегодня не удалось...

     - Да, Анри...- вздохнул хозяин, запирая дверь на ключ,- не всё так получается, как хотелось...- Я вопросительно взглянул на него.- Ты понимаешь... Я как-то надеялся, что сюда попадут, в основном, те люди, которые нужны мне... Даже, если помнишь, идея впустить сюда журналистов не вызвала у меня особого энтузиазма... А сейчас получается, что здесь уже слишком много людей, которым нужен я... А нужны ли они мне - я уже не успеваю разобраться...

     - Короля играет свита...- пожал плечами я.

     - Ты это к чему?

     - К тому, что свита обычно для того и создаётся, чтобы формировать окружение так, как нужно королю. И фильтровать желающих, но нежелательных.- Продолжал рассуждать я, устраиваясь на диване. Абар усмехнулся.- Другое дело, что реально так не получается... И свита начинает пытаться править бал... Не всегда так, как хочет король.

     - Правильно создать окружение - великое искусство...- Вздохнул с тоской в голосе король.- Я им - увы - похоже, не обладаю... по крайней мере - в той мере, в которой хотелось бы.- мрачно усмехнулся он. Какое-то время мы помолчали, растерянно изображая глубокомысленное понимание или обдумывание обсуждаемого. Затем Абар, устроившись в кресле, начал излагать:

     - Ты понимаешь... Сегодняшнее сборище столь поспешно собрано потому, что на самом отъезде в забугорье отловили мне ребята Алкоя одного деятеля... Зовёт он себя системщиком, а интересующимся поясняет, что интересуют его любые, сколь угодно сложные, высокоинтегрированные системы - управления, коммуникаций, и т. д., и т. п.; причём состоящие как из неодушевлённых объектов - например, компьютеров - для которых необходимы достаточно тщательно подобранные и хорошо отлаженные инструкции, так и из одушевлённых - типа нас, грешных - для которых необходима удачная и хорошо продуманная увязка интересов. Если, говорит, система построена удачно - то эти две принципиально разные составляющие в ней прекрасно уживаются, идеально дополняя друг друга и выполняя свои, свойственные им, функции. Если же система построена так, как её обычно строят - говорит он - то и получается то, что мы обычно сегодня имеем. То есть - говорит он примерно то, что говорю и я сам... Что уже интересно... Вышел он из среды тех, кто писал вполне приличные операционки для промышленных систем; а со временем увлёкся системами управления людьми, в основном - в производстве; и имел на этом поприще некоторый успех. Насколько я могу судить - соизмеримый с моим.

     - Да?- С немалой долей снисходительности и иронии удивился я.

     - Не льсти.- Поморщился президент.- На дух не переношу.

     - Да я, в общем-то...

     - Так вот...- не обращая на мою реплику внимания, продолжил Абар,- сейчас перед нами стоит весьма интересная задача... Ехать ему на днях... И сегодня - именно сегодня,- он тщательно выделил последнее слово,- мы должны определиться: нужен он нам или нет. Можем мы его использовать в своих целях - или нет. Можем мы обеспечить его более интересной работой, чем ему предлагают там - или нет. Можем мы его, в конце концов, перекупить - ...- Замахнулся Абар, намереваясь с силой рассечь рукой воздух, но тут в дверь решительно постучали.

     - Ах, чёрт!- Зло выругался президент, в сердцах грохнув кулаком по краю стола.- Кто там?

     - Свои...- Негромко, но уверенно сказал Алкой.

     - Что там?

     - Его привезли. Выпускать?

     - Выпускай. Пусть побродит в толпе минут 10. Гляди, чтоб не заскучал. Если что - звони прямо оттуда.

     - Понял, ушёл.- Алкой, выбив в полсекунды четырьмя пальцами по двери быструю дробь, удалился.

     - Да... Так вот, этот тип утверждает, что всё сегодняшнее развитие "общественно известной" системотехники... Есть, по сути, "детские забавы". Вследствие тех условий, в которых это всё происходит...

     - Не понял?

     - Я вначале тоже не совсем понял,- хмыкнул Абар,- А потом, послушав маленько, пригласил его сюда... Чтоб не у меня одного извилины напрягались да голова болела... Пусть народ тоже малость послушает да подумает.

     - О чём?

     - О том, куда мы идём... Куда придём... Когда-нибудь. Может быть... Ну, и - о том, как бы к этому заранее получше подготовиться - авось, пригодится.

     - Авось...- Механически согласился я.- только, если честно - я пока ничччего не понимаю.- Добавил я поспешно.

     - Послушаешь - может, и просветлеет...- отстранённо, будто бы думая о чём-то другом, ответил Абар.- Собственно, целью сегодняшнего сборища и будет: понять. Понять его, чтоб понимать, что с ним делать дальше. Отпускать, махнув рукой - или...

     - Просить подобрать и возглавить стадо "учёных обезьян"?- Высказал неожиданно пришедшую в голову догадку я. Абар кивнул:

     - Уж больно они все там стандартные оказывались... Большинство сразу свято блюло свои шкурные интересы... Иные - кругами - указывали друг на друга... На этого указали лишь некоторые из них - когда им задали совершенно невообразимые вопросы. Так что - чем чёрт не шутит... Идём.- И мы, поднявшись, направились к выходу.- Там твоих коллег тоже должны были вызвать - введи их, по ходу, в курс дела...- На ходу попросил Абар. Неожиданно запищал мобильник: Алкой извещал, что пора бы появиться. "Как всегда - вовремя",- усмехнулся президент, отключившись.

     ...Наше появление в зале вызвало несомненный интерес: видимо, то, как мы только что уединились с Абаром, уже успело стать достоянием гласности. Нельзя сказать, что все проявленные знаки внимания доставляли мне удовольствие: со вздохом пришлось констатировать, что едва ли можно счесть число скрытых и явных врагов, которых я за эти минуты нажил. "Брось, не грусти",- понимающе кивнул мне Абар и пошёл к привезённому. Я же, пошарив по толпе глазами, обнаружил Кароя с Джакусом и, переглянувшись с ними, несколько успокоился: видимо, человеку всё же легче, когда он ощущает хоть какую-то поддержку друзей - даже если поддержка эта чисто символическая, просто фактом присутствия... Даже наличие возле них циничного Алозана существенно не меняло общей картины.

     - Позвольте представить вам специалиста в области систем управления...- Обратился к присутствующим Абар, подойдя к гостю, но тот, поморщившись, перебил:

     - Да какой я там специалист... по системам управления... Не создавший целиком ни одной крупной системы...

     - Ну, тогда сами придумайте себе титул...- развёл руками Абар.- А зовут его - Алл.- Добавил он в публику.

     - Системщик я...

     - А это не одно и то же?- Не удержался я.

     - Системщик - это тот, кто занимается системами... Делает их, строит... Правит... Понимает в этом... интересуется... Любыми системами. Или - большим кругом оных... Есть такое понятие - "системный подход"... к решению той или иной проблемы, например... Это - тоже моё...

     - А что это?- Кокетливо поинтересовалась какая-то девчушка, явно приведённая сюда кем-то в награду за свою внешнюю привлекательность. Абар перевёл взгляд с неё на Алкоя, тот понимающе приспустил веки: сделаем, мол. Больше я её там не видел. Как, впрочем, и многих из тех, кто, окружив плотным кольцом, осаждал сегодня президента, добиваясь его внимания. Зато вскоре вновь начали появляться многие из тех, кто уже с месяц не показывался "в собрании", явно будучи утомлён этим, становящимся в последнее время слишком шумным, обществом.

     - Это...- Спокойно отвечал, меж тем, седой системщик,- как бы Вам сказать...- задумчиво ощупывал он её взглядом, пытаясь, видимо, оценить потенциальный предел её интеллектуальных способностей.- Допустим, Вы собрались строить дом. И начали дело с закупки мебели. Затем - начали подбирать кирпич. По цвету. Потом, с грехом пополам выстроив дом и втащив туда мебель, задумались о том, что неплохо было бы иметь погреб... И начали его копать... Потом дело дошло до водопровода и канализации, а спустя некоторое время - и до надстройки второго этажа... В конце концов это сооружение с вероятностью где-то 0.2 должно рухнуть, чтобы освободить место для следующей Вашей идеи...

     - Ага... так это и есть Ваш системный подход?- Понимающе закивала головкой красавица.

     - Нет, девушка...- Вздохнул приглашённый.- Это есть как раз полное его отсутствие. А одним из проявлений системного подхода... в данном случае - к строительству домика... был бы способ избежать всех этих глупостей... путём тщательного предварительного продумывания данного процесса... Есть ещё такой термин, как проектирование... Тоже - вариант... И, если вам удалось избежать всех тех проблем, которые неизбежно преследуют сторонников вышеописанной методики строительства - можете считать, что какие-то зачатки системного подхода у вас уже применялись... Ну, а если вместо нагромождения кучи домиков на соседних участках я вижу расположенный вдоль улицы прекрасно согласованный архитектурный ансамбль, с грамотно спланированными и проложенными коммуникациями, с едиными, хорошо продуманными подъездными путями и - вообще - воспринимаемый, как нечто единое целое - то и с моих уст уже могут сорваться слова о "системном подходе"...- Рассказчик закашлялся, достал платок, а через минуту, обратившись к собравшимся, продолжил:

     - Извините, я - не мастер художественного слова или философских определений... Для меня всю жизнь это было большой проблемой... Говорят, сороконожку однажды спросили, как она умудряется столь слаженно передвигать все свои сорок ножек... Чем кончилось - помните?

     - Да, она попыталась объяснить, запуталась, и, в конце концов - разучилась ходить.- Подсказал кто-то.

     - Именно...- Вздохнул системщик.- Вот так и я, как та сороконожка: сделать - ещё могу, а растолковать - квалификации не хватает...

     - Ну, не скромничайте...- Заметила сухонькая старушка с, на удивление, живым взглядом.- Помнится, лет этак двадцать пять назад Вы читали лекции в институте транспорта газа... Так я бы не сказала, что большинство Вас не понимало...

     - Ну, когда это было...- Вздохнул системщик.- Тогда менталитет был совсем другой... Где они все сейчас?- Он присмотрелся к старушенции и вдруг лицо его осветилось недоверчивой радостью:

     - Глазам не верю... Вы?

     - Да, я...- Едва ли не кокетливо ответила старушка.

     - И больше не боитесь экзамены молокососам сдавать?- Ласково полуобняв её за плечи, поинтересовался Алл.

     - Ну, я надеюсь - мне это больше не грозит...- развела руками старушка. Алл улыбнулся:

     - А тогда - поди, страшно было?

     - А сам-то, поди, не понял?- Сыронизировала собеседница.- За два года-то до пенсии прослушать впервые в жизни курс системотворчества и сдавать его двадцатилетнему пацану - каково, а?

     - Ну, так это и видно было невооружённым взглядом...- Хмыкнул "пацан".- Я тогда выделил Вас очень быстро из этой группы и больше всего меня мучал вопрос: как её разговорить, заставить меня не бояться и не стесняться - а то, поди, с перепугу на экзамене вообще онемеет...

     - Ну ещё бы - прикиньте, какое впечатление Вы производили: выходит на кафедру этакий штакетник с ушами - явно без году неделя в системотехнике, а несёт, как очевидную для него истину, такое, до чего многие из наших за всю жизнь не пододумывались... Поневоле сробеешь перед гением-то...

     - Да ладно Вам,- Ухмыльнулся Алл.- Какой уж там гений... Не сам же я до всего этого додумался...

     - А то кто же?

     - Учителя хорошие были... Ли Ро - может, слыхали?

     - Как же, как же - наслышаны... Да только он вроде так смело да уверенно о подобных вещах не говорил...- Усмехнулась старушка.

     - Не говорил - потому, что не дошёл до конца. Силёнок не хватило. Не по зубам одному человеку строить глобальные теории в системотехнике... Ему эгрегор нужен. В смысле - "группа поддержки". Или - среда обитания, если хотите. Единомышленники. Окружение. Слишком тонкую и длинную травинку сломает ветер. Чтобы ей вырасти вверх - нужна густая трава... И он, дошедши до решения многих проблем, вдалбливал эти решения в наши головы - уже в качестве азов. Даже название такое фигурировало - "школа программирования Ли Ро". Неофициальное название, конечно... Да и не было у него такой мании, чтоб школу организовывать. Он просто нам - сосункам окружающим - свои знания грузил. Едва ли не силой. Избавляя нас от долгих лет упорного и кропотливого труда... И, в то же время - формируя у нас потребность этак вот трудиться дальше. Вперёд. Ближе к цели. Которая всё время ускользает. Как мираж. В результате многие из нас пошли гораздо дальше его: старт хороший, а энергии - ещё хоть отбавляй. Была своя школа, по сути, и у меня - помните ушастика Бема, косоглазого Фата и Вечно философски задумчивого Волша? Это - лучшие...

     - Знаменитая троица...- Припомнив, подтвердила старушка.- И где же они сейчас?

     - За океаном...- Вздохнул Алл.- А ведь и у них уже были ученики... Никого тут не осталось. Кому мы тут нужны? Яму копать? Могу копать... А могу - и не копать... Вот и все потребности...- Системщик устало махнул рукой. Старушка невесело вздохнула.

     - Давайте немного отвлечёмся от ностальгии...- Тихонько кашлянул, пытаясь обратить на себя внимание, Абар.- Дело в том,- увидев обращённые к себе взгляды, заговорил бойчее он,- что Алл собрался в дальнее, как говорится, забугорье. Нас об этом известили люди - смешно сказать - занимающиеся там поиском работы для таких, как он. Наши люди,- он сделал лёгкий кивок в сторону Алкоя,- поинтересовались чуток его биографией и известили меня, что, мол, есть весьма интересный человек, который очень долго не хотел уезжать, но, не видя никакой перспективы заниматься сколько-нибудь серьёзной деятельностью здесь и будучи неспособным на эти гроши дальше содержать семью, в конце концов решился ехать. Он - своего рода "последний из могикан", ибо из людей его круга здесь уже практически никого не осталось. И в данный момент мы собрались здесь, чтобы решить один непростой вопрос: нужен ли нам этот человек здесь настолько, чтобы мы могли платить ему больше, чем там. Намерены ли мы развивать здесь что-либо на таком уровне, чтобы его знания и умения были незаменимы. Можем ли мы предложить ему здесь работу, о которой он мечтал, или ему придётся заниматься ремесленничеством в забугорье. Ну, и так далее...

     - Собственно, мы услышали только что минимум три вопроса...- Философски хмыкнув, вставил Джакус.

     - Можете считать их все частью одного: останется Алл здесь, чтобы творить нечто невиданное и неслыханное, или поедет туда, чтобы заниматься тем, чем занимаются большинство наших эмигрантов...

     - Сорри... А можно быть хотя бы уверенным в том, что всё услышанное нами от него о себе, объективно?- Осторожно поинтересовался профессор Нги.

     - Вот за этим, в частности, вас всех сегодня здесь и собрали. Дело в том, что у меня есть все основания подозревать, что всё обстоит именно так. При этом - прошу иметь в виду, что это не он сюда пришёл что-то нам предлагать, а нам пришлось долго уговаривать его пойти на этот разговор, а он в ответ лишь скептически качал головой и твердил: "Не верю... я уже давно во всё это не верю"...

     - Во что именно?- Живо поинтересовался Алозан.

     - В интерес представителей государственной власти к созданию приличных, реальных систем - управления государством, банковских и так далее.

     - А почему?- Встряхнув головой, спросил Алозан.

     - Да из личного опыта...- Вздохнул седой Алл.

     - Ну, сегодня многое, казавшееся ранее несбыточным, начинает сбываться,- пожал плечами Карой.- Абар многих расшевелил...

     - Может, потому я и здесь...- Вздохнул привезённый.- Надежда умирает последней... Хотя - ещё вчера я был уверен, что она уже умерла. Раньше меня.

     - Давайте-ка вернём разговор ближе к теме...- Осторожно заметил Абар.- Если нам сегодня удастся оценить целесообразность создания - вместо существующего сегодня многообразия "горных деревень" - нормальных... глобальных государственных управляющих инфориационных систем... путём запуска серии глобальных прожектов под предводительством Алла... и - оценить спектр выгод и затрат... если удастся определить вероятность успеха подобной акции... то я в самое ближайшее время вынужден буду принимать об этом окончательное решение. И, если честно - мне бы хотелось, чтобы оно было положительным.- Алл только недоверчиво усмехнулся - куда-то вбок. Абар сделал вид, что не заметил этого, но по его посеревшей физиономии мы с Кароем сообразили, что настроение хозяина уже оставляет желать лучшего.

     - Собственно, объективно - нет смысла пересоздавать все эти системы...- Вздохнул гость.

     - Но Вы ведь их всегда критиковали?- Уже нервничая, заметил Абар.

     - Критиковал... За то, что сделаны они... инвалидами. От ума... Но, если их заменять - это обойдётся во столько, что неизвестно, стоит ли овчинка выделки. Я не люблю ситуаций с вероятностной выгодой... Я люблю наверняка. Что делать,- ухмыльнулся он,- я тщеславен. Я слишком люблю побеждать - с запасом. С большим,- он вздохнул,- запасом. А вот сам процесс борьбы... Мне скучен и утомителен. Я не борец.

     - Ишь, как глаголет...- Удивлённо шепнул Абар.- Почти моими словами...

     - Тогда давайте так,- вступил Борен, которого всегда заметно раздражала всякая неопределённость,- чтобы нам не играть в "угадай-ку", Вы расскажите нам - что, на Ваш взгляд, следовало бы делать. А мы, таким образом, получим хоть какое-то представление о Ваших взглядах. По крайней мере - в этом случае продолжительность разговора сможет претендовать на конечность...- заметил он, мельком взглянув на часы.

     - Да я, собственно, и не пытаюсь тянуть этот разговор - у меня не так много времени... Надо вот идти, вещи собирать... Удачи вам всем. И - успехов...- Обречённо вздохнув, Алл засобирался к выходу. Абар, кивнув на него Алкою, поднял руку, прося внимания.

     - Граждане... Я глубоко сожалею, что разговор у нас не клеится... Но проблема стоит очень остро: мы не знаем, что мы найдём и что потеряем, отпустив его туда или предоставив свободу творчества здесь. Для того, чтобы решить это - мы здесь и собрались. Речь идёт о вложениях, соизмеримых с национальным доходом. И результатом этих вложений может быть как непредсказуемый скачок вперёд в развитии всего нашего общества - так и полный "пшик". Я на этот риск сам идти не могу. Я свою точку зрения практически сформировал, но уровень её достоверности не дотягивает до уровня ответственности решения. Если я сегодня услышу подтверждение своей точке зрения от других - умных и уважаемых мной - людей, особенно - от специалистов, то я буду действовать именно так. Если нет... Не знаю. Я хочу Вас выслушать. Но для того, чтобы могли о чём-то говорить вы - надо сперва выслушать его. То есть - сначала его нужно разговорить. Пока же, как видите - говорить он не расположен. И я могу объяснить, почему.

     - Будем рады услышать.- Бросил уже слегка заведённый и явно куда-то опаздывающий Борен. Абар внимательно посмотрел на него.

     - Думаю, что мы ничего не потеряем, если отпустим тех, кто спешит.- Медленно, по слогам, произнёс он.- Но, поскольку мнение некоторых из них,- он ухмыльнулся в лицо Борену,- мне уж очень важно - давайте сделаем так...

     - Запишем беседу на плёнку,- спокойно пробасил Джакус, вытаскивая из сумки небольшую видеокамеру. Большинство заулыбалось - настолько философски спокойно и деловито это было сказано. "Профессионально погасил склоку",- шепнул мне Карой.

     - Именно,- согласился Абар.- А говорить с ним будут те, кто хочет его разговорить. А не те, кто хочет самовыразиться. Я поясню... Дело в том, что последние лет 20 он занимался тем, что пытался то там, то здесь объяснить свою точку зрения. Некоторые его понимали, но беспомощно разводили руками. Большинство - смеялось. Не помог в реализации идей никто. По самым скромным оценкам, такое невнимание - если за его разговорами действительно стоит возможность на самом деле реализовать то, что он хочет - уже лишило страну средств, соизмеримых с национальным доходом лет за десять.

     - Извините, я тоже хочу сказать...- Покраснев, старушка из НИИ транспорта газа перебила президента.- Так вот... Я считаю, что этого человека сейчас совершенно незаслуженно обидели. Он давно не мальчик, носящийся со сверхидеями. Если он что-то говорит - значит, понимает, что стоит за его словами. Так это было 25 лет назад и, насколько я могу судить, так это есть и сейчас.

     - Это эмоции,- поморщился Борен.

     - Давайте обсудим это по результатам его деятельности,- вспыхнула старушка. Ни один нормальный человек не чужд той или иной эмоциональности, если он не машина - но его истинная, а не политическая общественная ценность определяется обычно не тем, что и как он сказал, а тем, что и как он уже сделал и может ещё сделать для общества. Так вот: я не знаю другого человека, мыслящего в этих сферах глубже, чем Алл. У нас были ребята, каждый из которых, может, и мог бы его превзойти в той или иной конкретной проблеме - но с ним они все быстро притихли - ибо понимали, что в глубине осознания системы в целом - любой сложной системы - в глубине её продуманности до того, как что-то будет произнесено - ему трудно найти равных. Тогда ему было двадцать. Сейчас - не думаю... да и не вижу, чтобы он поглупел. А потому осмелюсь заявить, что Алл - лучший из мне известных претендентов на роль генерального конструктора системы.

     - Какой системы?- Устало спросил Борен.

     - Нам для ознакомления с темой раздали фотокопии писем, с которыми он в своё время обращался в различнейшие инстанции.- Терпеливо начала толковать старушка, потрясая для убедительности пачкой листков. Каждое из обращений кратко описывает ту или иную систему, нужную, как ему казалось, той структуре, в которую он обращался. Так вот... Насколько я понимаю, всё, что здесь упоминалось - должно быть на самом деле частями одной единой системы, представляющей собой единое распределённое информационно-аналитическое поле общества. Более того, там должно быть бесчисленное множество иных, не упоминавшихся им в этих письмах, подсистем. Это очевидно даже мне. А в то, что под его началом всё это можно создать - я искренне верю. Ибо, с одной стороны - не знаю более глубоко продумывающего свои творения - с точки зрения "системного подхода" - специалиста, с другой - не знакома с личностью, для которой результат его творческой деятельности был бы для него самого настолько несоизмеримо более ценен, чем заработанные на этом деньги, как для Алла. Всё это говорит...

     - Чёрт возьми, именно это я и хотел услышать...- Пробормотал Абар, и, махнув нам с Кароем, ринулся к выходу. Карой, мгновение потерянно поводив глазами по сторонам, как бы что-то лихорадочно соображая, вдруг нырнул в толпу и вскоре вынырнул оттуда, таща на буксире ничего не понимающего верзилу Джакуса с камерой.

     ...Привезённого мы застали в вестибюле: Алкой его в чём-то пытался убедить, а тот молча стоял, безучастно глядя в окно и явно ожидая, когда это всё закончится и он сможет спокойно удалиться. К ним подошёл Абар.

     - Вы позволите задать Вам пару вопросов...- Осторожно спросил он.

     - Ради Бога,- пожал плечами тот.

     - Вопрос первый... Говорят, что Вы лет 20 пытались куда-нибудь влезть, чтобы иметь возможность сделать для людей нечто приличное... Как говорится, "чтоб потом не стыдно было"... Это правда?

     - Да.- Безучастно ответил тот, продолжая разглядывать снежинки за окном и даже не взглянув на собеседника.

     - Тогда - вопрос второй... Почему же Вы, оказавшись более близко, чем когда-либо, к этой цели... К той цели, о которой мечтали... Позволяете одному-двум склочникам оборвать эту, последнюю для Вас возможность?

     - Потому, что устал.- Ответил тот.- Мечтать. Устал быть восторженным мальчиком, пытающимся рассказать большим и умным дядям, как им будет хорошо, если сделать всё по-умному, а не так, как они все обычно делают. Устал сдавать экзамены тем, кто не понимает, о чём я говорю. Да и не хочет понять. Если и может.- Алл усмехнулся, и, повернувшись, наконец, к Абару, спросил:

     - Я могу идти?- Лицо Абара, вначале этой его тирады раздосадованное, теперь начала понемногу покрывать маска едва сдерживаемого гнева.

     - Вы знаете...- Медленно выговорил он,- я ведь тоже... в некотором роде... Всю жизнь что-то пытался доказать "умным дядям", которые украшали себя занимаемым ими местом... точнее - тем местом, на котором они сидели... Иногда мне удавалось - с их недосмотра - сделать что-то самому. И это служило подпиткой на следующий "чёрный период". Потому, что вдруг оказывалось, что для поднятия производительности труда в коллективе в несколько раз действительно вдруг может оказаться достаточным просто относиться к людям по-человечески и платить им не за мифические "человеко-часы", а за конкретный результат, который можно легко посчитать и измерить. И президентом я, если помните, как-то не очень хотел становиться... Да только - спасибо Бигуру - теперь в этой стране не гражданская война, а какой-то не совсем понятный процесс, который если не повернул развал страны вспять, то, по крайней мере, уже заметно его затормозил. Мне это трудно. И - непонятно, зачем мне это нужно. Лично мне. Разве что - ради самоутверждения, в котором я уже много лет не нуждаюсь. У Вас сейчас есть возможность примкнуть к этому процессу. Чтобы, возможно, что-то создать. У Вас есть выбор, который Вам придётся сделать. Выбор непростой, не спорю. Но... Люди, говорят, ценны именно тем, как именно, что именно и в каких обстоятельствах они выбирают. Я свой выбор в своё время сделал. Он тоже был непростым - я от этого пока только потерял. Но обратного пути у меня уже нет.

     - Почему?- Поинтересовался Алл.

     - Наверное, потому, что это называлось бы предательством.- Жёстко сказал президент. Мне показалось, что в глазах его блеснули слёзы.- Короче говоря... Ваш выбор - дело ваше,- скороговоркой закончил он. Вы его пока делайте - исходя из каких-то Ваших взглядов и побуждений, а я подожду. У себя в кабинете. До темна.- С этими словами он круто повернулся и, почти бегом, ушёл.

     - История повторяется...- Усмехнулся Карой.- Когда-то его примерно так уговаривал Бигур, теперь - он уговаривает Вас... Вы чем-то похожи, по-моему...

     - Чем же?

     - Желанием, чтобы Вас поуговаривали...- Усмехнулся журналист.- В тот момент, когда судьба, изловчившись, предоставляет Вам шанс осуществить давнюю и затаённую мечту...

     - Вы так считаете?- То ли - снисходительно, то ли - безнадёжно спросил Алл.

     - Видите ли...- Карой на секунду задумался.- По большому счёту ведь всё равно, как я считаю - моё-то мнение субъективно... Но я вижу такую картину... Живёт человек... Большой... умный... Не скромничайте - суть сейчас не в этом. Живёт он, вырабатывает какие-то жизненные идеалы... Ставит себе какие-то цели... Потом жизнь начинает его бить, как бы испытывая на прочность. В какой-то момент он ломается и... уже готов предать - и свои идеи, которым посвятил столько лет своей жизни, и тех людей, которые исповедуют практически то же; но, в отличие от него - уже делают это и помышляют о том, как бы и его включить в этот процесс... Причём - предать в тот самый момент, когда они уже практически готовы включить его в свою компанию и предоставить возможность творить то, о чём он прежде мог только мечтать. И всё это - ради скромной зарплаты программиста-эмигранта... В сравнении с этим 30 сребренников Иуды могут выглядеть едва ли не честным заработком...- Задумчиво произнёс Карой. Глаза Алла сверкнули демоническим огнём. Он круто повернулся на каблуках, и, ни слова не говоря, вышел.

     - Напрасно...- покачал головой Алкой, делая знак "хвосту" следовать за ушедшим.

     - Нет.- Уверенно сказал Карой.- Если он не тряпка - он вернётся. Сегодня.

     - Да?- Снисходительно поинтересовался глава "security".

     - На что спорим?

     - На любимую женщину,- зло ухмыльнулся Алкой, бросив короткий выразительный взгляд на шпика, чтобы отменить слежку.

     - Пошёл ты...- Карой сплюнул на пол. Шпик проследовал за ушедшим до автобусной остановки, перешёл на другую сторону улицы, купил сигарет и вернулся в холл.

     ...Стемнело. На улице постепенно теплело, падающий снег налипал огромными гроздьями на ветках, на окнах, на прохожих.

     - А к ночи обещали +3 и дождь.- Вздохнул Карой. Мы сидели в вестибюле, ожидая, чем это всё закончится. Народ не расходился и в зале было подозрительно тихо. Уехали только Борен с Алозаном. Первый - потому, что у него явно была масса дел, от которых его неожиданно оторвали, второй - потому, что не ждал здесь больше ничего интересного. Джакус дремал на кресле в углу, Карой вытянул ноги, казалось, до середины зала и мрачно глядел перед собой. Алкой давно уже ушёл к Абару.

     - Если этот тип не вернётся - я сюда больше не ходок.- Вдруг медленно, по слогам, произнёс Карой.

     - Почему?

     - А как ты думаешь?- Ухмыльнулся "смуглянка".

     - Я думаю,- вздохнул из своего угла Джакус,- что Абар тебя в этом случае возненавидит.

     - Правильно думаешь.- Подтвердил Карой.- Но мне это почему-то небезразлично. Странно, правда?

     - Господину Де Лю свойственно разыгрывать из себя большего циника, чем он есть на самом деле...- Добродушно хохотнул Джакус.- Но судьба милостива к тебе...

     - Что ты хочешь сказать?- Резко повернулся к нему Карой.

     - Я хочу сказать, что...- Скрип открываемой двери закончил его фразу. На пороге стоял совершенно мокрый Алл. Мельком взглянув на нас, он вздохнул и направился в здание. Впереди мелькнул - как всегда, своевременно невесть откуда появляющийся - Алкой. Мгновенно поборов проявившееся на лице изумление, он приглашающе кивнул нам и, взяв пришедшего под руку, мягко повёл его на второй этаж. Мы на цыпочках помчались за ними, боясь как опоздать к началу, так и спугнуть Госпожу Удачу. Джакус на ходу расчехлял и проверял камеру, с тоской поглядывая на явно недостаточное освещение.

     ...Мы влетели в пустой кабинет Абара и остановились, толкаясь возле входа и не зная, что делать дальше. Абар стоял спиной к нам, уткнувшись в окно и не оборачивался. В комнате больше никого не было. Нехорошие предчувствия уже начали, было, крутиться в нашей голове, но президент неожиданно обернулся и в упор посмотрел на нас.

     - Пришли...- Тихо констатировал он.- Любители порисковать... Ну, и?- Мы стояли, не зная, что отвечать и как себя вести.

     - Думаю, минут за двадцать он очухается,- разрядил обстановку вошедший Алкой. Мы недоумённо переглянулись.

     - Вне зависимости от того, будем мы с ним работать или нет - мне почему-то не хочется, чтобы этот конкретный человек помер от насморка.- Ухмыльнулся Абар.

     - А потому пусть он пока понежится в горячей ванне,- видя наше недоумение, пояснил Алкой,- а девочки тем временем приведут в порядок...- Он на секунду запнулся,- в относительный порядок его одежду.- Мы облегчённо вздохнули - особенно Карой, который, по сути, "шёл ва-банк" и теперь, когда всё, будто бы, получилось - обессилено рухнул в кресло. Абар ухмыльнулся:

     - Некоторая разница между нами, дружище, заключается, в частности, в том, что ты уже можешь себе это позволить, а я - пока ещё нет.- Карой лишь слабо улыбнулся в ответ да развёл руками: дескать, что делать...

     - А почему, собственно?- Сделав "морду ящиком", разыграл невинное недоумение Джакус.- Здесь все свои. И минут двадцать, как я понимаю, у вас есть...- Анас-Бар лишь улыбнулся в ответ одними глазами.

     - Ты б сходил, повалялся чуток - белый весь...- Кивнул ему на дверь Алкой.

     - Да ладно...- пробовал президент махнуть рукой, но вошедшая Наита, мигом оценив обстановку, молча, без лишних разговоров увела не слишком сильно сопротивлявшегося Абара в соседнюю комнату.

     - Так-то лучше...- Пробормотал Алкой, прикрывая за ними дверь.

     - Света мало...- Верзила Джакус с сожалением посмотрел на стоящий в углу торшер, едва освещавший комнату.

     - А зачем тебе свет?- Казалось, совершенно безучастно поинтересовался Алкой.

     - Так снять бы... Я ж так понимаю, что с толпой этот интеллигентишко беседовать больше не станет, а Абар явно хочет, чтоб высказались об нём ежели не все, то многие...

     - Ну, и?- Джакус в ответ молча показал ему камеру.- Понятно...- Вздохнул "security номер один" и, просунув руку куда-то между шкафом и окном, щёлкнул выключателем. Комната залилась мягким рассеянным светом. Светильники находились, как я понял, где-то на шкафах и были направлены в потолок.

     - А ещё?- Джакус разглядывал экспонометр. Алкой щёлкнул ещё раз.

     - А ещё можно?- На физиономии Джакуса засветился уже, как мне показалось, чисто азартный интерес.

     - Можно. Если нужно.- Ухмыльнулся Алкой, тоже, видимо, решивший, что нашему импровизированному телеоператору это больше просто интересно, чем действительно нужно. Джакус притворно вздохнул - так обычно вздыхают операторы, как бы призывая окружающих в свидетели, в каких несносных условиях им приходится работать - и, оглядевшись, пристроил камеру на шкаф.

     - Сколько?- Кивнул на неё Алкой.

     - Две с половиной штуки...- пробормотал Джакус.

     - Что - "две с половиной штуки"?- Тряхнув головой, как бы стряхивая недоумение, переспросил "security".

     - А что "сколько"?- Парировал, разведя руками, журналист.

     - Я о времени...

     - А я - о бабках...- Мы расхохотались.- Часа три - четыре с половиной...

     - Ты что - точно не знаешь?

     - Она цифровая, с динамической компрессией - там точно не бывает. Всё зависит от того, насколько много будет изменений в кадре - и, следовательно, насколько эффективно может быть выполнено сжатие... Если будете сидеть, как мумии - может, и на восемь часов хватит...- Ухмыльнулся Джакус, взбираясь на стул. Уставившись в видоискатель, он начал пристраивать лежащую на шкафу камеру так, чтобы поймать в кадр журнальный столик и стоявшие около него кресла. Путём использования парочки совершенно бесцеремонно вытащенных из президентского шкафа книжек ему это, наконец, удалось.

     - Посадим его напротив камеры,- рассуждал, как бы сам с собой, бородач,- чтоб его физиономию было хорошо видно...

     - И чтоб он, воздев однажды очи к небу, вдруг заметил, что его снимают...- В тон ему продолжил Алкой.- Только этих проблем нам ещё и не хватало...

     - А как?- Заинтересовался "шпионскими методиками" Карой. "Security" вздохнул в ответ, как бы примиряясь с нашей безграничной тупостью, и произнёс:

     - Прямо напротив камеры должен сидеть тот, кто будет больше всего привлекать его внимание. Напротив - спиной к камере - тот, кто вообще не должен его интересовать.- Он ухмыльнулся,- Я, например. Остальные пусть располагаются, как хотят, но они должны рассесться до прихода его и Абара, оставив им два свободных места - одно напротив другого, вполоборота к камере. Абар должен предложить ему выбрать место - а он, увидев, как мы расселись, мигом это сообразит. Когда гость сядет - на оставшееся место Абар сядет сам. Таким образом, что бы кролик не выбрал - судьба его не минёт: он окажется вполоборота к камере. С одной стороны - это вполне устраивает тех, кто будет смотреть наше кино, а с другой - не будет нервировать его: и место сам выбрал, и в глаза ничего такого не бросается... Если не слишком сильно головой вертеть...

     - Он говорит, что уже согрелся...- Прервал шпионскую лекцию вошедший охранник.

     - Предупреди Наиту и, если девчата уже закончили с одеждой - пусть выбирается. Сюда его пусть введёт Абар.

     - Понял,- кивнул охранник и скрылся. Алкой быстренько расставил кресла вокруг столика. Джакус, подойдя к камере, ещё раз взглянул в видоискатель и включил её на запись. Мы расселись, ожидая начала действа.

     Вскоре за дверью послышались голоса. Вошла Наита, а за ней - Анас-Бар с гостем. На секунду задержав взгляд на нас, застывших в ожидании, он слегка ухмыльнулся, затем, повернувшись к гостю, сказал:

     - Ну, Вы располагайтесь пока, а я пойду, распоряжусь насчёт чая...- И исчез. Гость, ничего не подозревая, расположился в одном из кресел. На быльце другого кресла присела Наита. Она была в вечернем платье с длинным разрезом вдоль правой ноги, а кресло было рядом со мной. Когда она присела, прямо передо мной оказалась обнажившаяся почти до пояса женская нога, совершенно не утратившая ни формы, ни былой привлекательности. Едва не поддавшись искушению эту ногу поцеловать, я невольно зажмурился. "Вот ведь шельма,- думал я,- ведь знает, что красива... Интересно - сколько ей лет? Говорили, что они с Абаром - одногодки. А ведь и не скажешь..". - Я нерешительно приоткрыл глаза. Наита, скользнув взглядом по моей физиономии, едва заметно понимающе усмехнулась и встала. Весьма кстати появился Абар.

     - Ну - я, пожалуй, пойду к гостям...- Мелодично и полубезразлично пропела хозяйка. "Что будет весьма кстати",- добавил про себя, если судить по выражению его лица, Алкой.

     - Вот и ладненько... А мы тут пока о том, о сём погутарим...- Потёр руки, изображая радушного хозяина, долго ждавшего столь радостного часа, Абар. Наита удалилась.

     - Я, наверное, должен извиниться за причинённые хлопоты...- Нерешительно вздохнул гость.- Я причинил Вам всем столько неудобств...

     - Да нет - чего уж там...- Вздохнул Карой.- Мы привычные...

     - По крайней мере, здесь каждый может легко представить... а то и вспомнить... себя в подобной роли...- Хмыкнув, уточнил Абар.

     - Интересно, где ж это Вас черти носили?- Добродушно пробасил Джакус.

     - Сложно сказать...- Слабо улыбнулся гость.- Сначала собирался просто ехать домой и послать всё это дело ко всем чертям. Забыть... Домой я так и не попал. Послать - тоже не вышло... Шатался по городу,- он слабо ухмыльнулся,- с тоской в глазах... под дождём... без какой-либо видимой цели... пока совсем не промок... Ничего не хотелось. Понимаете? Ни-че-го... Может, чтобы сюда вернуться - мне просто нужно было сначала достичь состояния побитой собаки?- Он замолк, отстранённо глядя перед собой.- Почему всё же приехал - не знаю. Может, и потому, что обвинение в предательстве для меня выглядит слишком сильным...- Он мельком взглянул на Кароя.- Тем более - в предательстве человека, действительно, как мне кажется, делающего нечто подобное тому, о чём я когда-то мечтал... Собственно - уходя, я не был уже уверен, что теперь сумею уехать... Может, просто нужно было время... чтобы разобраться в себе... Чтобы, наконец, понять - кого предавать: того, кто протянул тебе руку, чтобы вытащить из этого дерьма... Или - того, кто пытается разгрести это дерьмо, убрать его с дороги вообще... Сложная дилемма... Мда... А может - просто душила тоска, которую нужно было побороть... Да и не верилось до конца, что кто-то мне даст что-либо сделать... по своему усмотрению...

     - А сейчас - верите?- Поинтересовался Алкой.

     - И сейчас не верю.

     - Тогда почему всё же пришли?

     - Не знаю...- На какое-то время воцарилась неловкая тишина.

     - Дело вот в чём...- Обращаясь к гостю, нарушил её, наконец, Абар.- Меня интересует весьма широкий круг вопросов, касающийся создания информационного пространства страны.- В глазах гостя отразилось недоверчивое удивление.- Насколько я понимаю - более сведущего в этих вопросах человека на текущий момент мои службы обнаружить не смогли...

     "И не смогут",- прочёл я на физиономии скромно потупившего глазки незнакомца.

     - А потому я бы хотел задать Вам несколько вопросов.- Продолжал, меж тем, президент - не спеша, делая паузы, позволяющие воспринять и обдумать его слова, но не столь длинные, чтобы возникло желание вставить реплику.- Мне нужно, как минимум, выяснить - стоит ли мне, как первому лицу государства, вмешиваться в этот процесс - или пусть себе развивается дальше, как и во всём мире, самотёком...

     - Если Вы сумеете изменить этот процесс в лучшую сторону - безусловно, стоит...- Пожал плечами Алл.

     - Вот в этом-то и есть некоторая проблема...

     - В чём?

     - Определить - удастся ли изменить что-либо к лучшему... Не окажется ли так, что вложенные средства окажутся лишними - то есть без них можно было бы и обойтись; или так, что они будут даже мешать - если те, кто получит их и будет тратить, не создадут ничего нового - лучшего - взамен, а старую систему разрушат...- Алл молчал. На его физиономии блуждала слегка снисходительная усмешка, как бы означавшая: "Ваше дело. Кого выберете на эту роль - тот Вам результат и покажет. Такой, какой сумеет".

     - Понимаете ли...- Решил прийти на выручку к Абару Карой,- это выглядит примерно так: есть человек, которого судьба заставляет принимать решения, выходящие за пределы его компетенции. А решения эти связаны с миллионами народных денег, с глобальными перспективами развития всего общества... Может быть - не только нашей страны... Человек затягивает это решение, боясь ошибиться, а пока лихорадочно пытается собрать хоть какую-то информацию об этом вопросе да разыскивает людей, которые могли бы его просветить... Перепоручить кому бы то ни было это решение он, в силу политических причин, и не может, и не имеет права. Отвечать за последствия - что бы ни случилось - в любом случае придётся ему. Может - и напару с кем-то, но его самого такая судьба точно не минёт.- Изобразил саркастическую ухмылку "смуглянка".- В какой-то момент ему нашли Вас. Сейчас Вы здесь. И можете воспользоваться ситуацией. Так, как сочтёте нужным.- При последних словах и гость, и Абар настолько синхронно поморщились, что остальные едва не фыркнули.

     - Я не хочу пользоваться ситуацией.- Закончив морщиться, произнёс гость.

     - Если скажете, что Вам глубоко безразлично происходящее в этой стране - то солжёте.- Вдруг подал голос Алкой.

     - Почему?- Резко обернувшись к нему, заинтересованно спросил Алл.

     - Потому, что Вы сейчас здесь. И пришли сюда сами.- Жестко произнёс "security".

     - Вы правы...- Сокрушённо вздохнул Алл.- К сожалению - Вы правы...- Начав внимательно рассматривать Алкоя, он вдруг заметил камеру и усмехнулся.

     - Тогда - боюсь, что у Вас уже нет выбора. И Вам придётся выжимать из этой встречи всё, что сможете.- Развёл руками президент.- Или - разругаться здесь со всеми и, хлопнув дверью, уйти; чтобы больше никогда в жизни не получить возможности сделать что-то серьёзное для своей страны. Как Вы правильно догадались,- он кивнул в сторону камеры,- всё здесь происходящее действительно пишется. Пишется не для того, чтобы потом кого-то в чём-то уличить; а для того, чтобы многие другие, не присутствующие здесь, люди... могли впоследствии создать и высказать своё собственное суждение об этой встрече. Не из недоверия к Вам лично - а вследствие слишком высокой ответственности за решения, которые по итогам этой встречи придётся принимать. Поймите меня правильно...

     - Я понимаю... Я всё понимаю...- Махнул рукой гость.- Но, к сожалению - я слишком устал от жизни... Устал от ожидания... встретить приличного человека, наделённого властью... Или - хотя бы поговорить с тем, кого интересует что-то, кроме личного благосостояния...

     - Судьба нынче милостива к Вам,- Хмыкнул Алкой.- Вы видите здесь несколько человек с несоизмеримо разными доходами. Но, смею надеяться - ни одного из них доходы не интересуют сейчас больше, чем результаты этой встречи.

     - Вот-вот: смею надеяться...- Уныло повторил Алл.- Беда моя в том, что я уже боюсь сметь...

     - Слушай, братишка...- Карой де Лю взял его за локоть, и, заглянув в глаза, тихо продолжал:

     - Я так понимаю, что тебя били... Может, и сильно били... То ли - люди, то ли - сама жизнь... Но в данном случае это неважно. Я готов поверить, что тебя сломали. Хотя, если честно,- он почесал свободной рукой кончик носа,- верится в это с трудом... С большим,- он сильно выделил слово "большим",- трудом. Но я чётко знаю, что, если человек когда-то о чём-то мечтал, а потом не воспользовался возможностью осуществить эту мечту - это пахнет предательством. Вне зависимости от того, из-за чего он этой возможностью не воспользовался - из страха, из недоверия, или - просто от лени.

     - Не агитируй, дружище...- Потупив взгляд, произнёс гость.- Лучше - попробуй понять...- И он нерешительно поднял глаза на Кароя.

     - Да я вроде как и понимаю.- Ухмыльнулся тот.- Кабы не понимал - стал бы я с тобой связываться... А тороплю да пытаюсь давить - потому, что времени мало. Слишком мало. А на кону стоит столько, что за всю жизнь не расплатишься... Ты тоже это пойми, братишка...- Резюмировал Карой и почему-то отошёл к окну. Мне показалось, что он смахнул слезу. Не знаю - может, просто показалось... Абар проводил его взглядом, в котором мне привиделась нерешительная благодарность - дескать, не понимаю я пока, к чему это приведёт, но нутром чую, что вроде правильно...

     - Да понимаю я...- Вздохнул Алл.- Только поверить не могу.

     - Почему?- Быстро спросил Алкой. Гость внимательно посмотрел на него, как бы изучая, затем нерешительно сказал:

     - Не знаю... Боюсь, наверное...

     Какое-то время в комнате было тихо. Наконец гость, бросив взгляд на настенные часы, сказал:

     - Ладно, ребята... Вопросы философии да отношения к жизни - вечны, как мир, и... неразрешимы по определению. А потому давайте не будем тратить на них время. Звали, чтоб спрашивать - спрашивайте. Я буду отвечать. Что знаю. Может, из этого что-то и выйдет...

     "Спасибо за разрешение",- шепнул мне на ухо Карой, и, видя затянувшуюся паузу, решился, как "самый смелый", начать "интервью":

     - Вы... говорили как-то - я слышал... То есть - мне говорили, что Вы говорили...- несколько стушевался он,- что надо строить единую систему компьютерной связи страны... Именно - единую...

     - Был грех...- Вздохнул гость.

     - Так вот...- Карой задумчиво потёр подбородок.- Вопрос мой будет такой: Сейчас в Ункарию протянула свои щупальца так называемая "Всемирная сеть". И, в общем-то, в последнее время она функционирует весьма сносно. Является ли это тем же, о чём Вы говорили, или - это нечто иное? Если так - то в чём отличия?- Гость вздохнул. "Горе мне с этими лопухами",- послышалось мне в этом вздохе.

     - Так называемая "Всемирная сеть" представляет собой на самом деле не более, чем достаточно примитивную систему связи,- не спеша начал он,- в которую включено немерянное количество совершенно различных машин, принадлежащих разным хозяевам. И надёжность этой системы, и достоверность либо защищённость прошедшей через неё информации не позволяют сколько-нибудь серьёзно говорить об её использовании в качестве базовой системы связи для банковских, государственных, крупных промышленных и иных подобных структур...- При этих словах Алкой бросил быстрый взгляд на президента, как бы означавший: "Вот видишь? А я тебе что говорил?".- Обычная почта - вот её уровень достоверности, защищённости и надёжности. Доставка сообщений и прочих данных... бытового уровня.

     - Ну, реклама всё же предъявляет несколько более серьёзные требования...- Начал было Карой, но Алл только махнул рукой:

     - Чушь... Если при передаче рекламного ролика произойдёт не только сбой, но и отказ - в мире... В макро понимании... Ничего не случится. Если же по этим каналам идёт информация о скорости движения поезда, искажается, и, решив, что поезд идёт слишком медленно, система решит разогнать его в несколько раз - это уже интереснее... Если по этим каналам идёт информация о платеже... Искажается... И, в результате, вместо двух гевей будет перечислено двести миллионов - для кого-то это может означать, в бизнес-понимании, смерть. А для кого-то - и гибель физическую...

     - Слабонервный какой...- Передёрнув плечами, попробовал пошутить Джакус. Все, кроме Алла и Абара, улыбнулись.

     - Эта система не отвечает никаким разумным требованиям о надёжности. Многие о ней сейчас говорят, но мало кто в этом действительно что-то понимает; и их, как правило, не слушают.

     - Почему?- Вставил словечко президент.

     - Потому, что это мешает получать прибыль - из того, что можно эксплуатировать уже сейчас. Какой смысл сеять панику среди тех, на чьи средства существуешь? "Здравый смысл" в понимании "бизнесмена"...- Пожал плечами Алл.- Система не отвечает никаким разумным требованиям ни по архитектуре, ни по алгоритмистике, ни по оптимизации поведения в критических ситуациях... О её нагрузочных характеристиках и говорить смешно: вспомните скандал с Ла Гуаном, когда кто-то выложил для всеобщего обозрения видеозапись его задержания... Это вызвало такой шквал ажиотажного внимания, что все каналы были буквально забиты передачей этого сюжета - каждому хотелось лично это лицезреть, и каждый пытался вытащить этот сюжет. В результате производительность системы рухнула на несколько порядков - и тут же вылезла масса ошибок, приводящих к потере блоков информации, к необходимости дублирования их передачи... Это был снежный ком...- Алл обречённо махнул рукой, как бы показывая - "да что тут говорить"...

     - "Всемирная сеть" - примитивная транспортная система, построенная без сколько-нибудь серьёзных попыток продумать её архитектуру.- Немного спустя, начал констатировать он.- Это - горная деревня, притулившаяся на склоне. Многоэтажка, каждый этаж которой надстраивался по мере необходимости, да ещё и отдельным хозяином. А когда первый этаж в каком-то месте не выдерживал - начинали перестраивать ту или иную часть здания, не затрагивая при этом его архитектуру в целом. Эта система не может работать оптимально: её создатели не предусматривали этого. В случае с Ла Гуаном система, выполняя запросы многочисленных пользователей, бездумно передавала одну и ту же информацию многократно в одном и том же направлении, вследствие чего обычная почта могла ходить в ней по нескольку дней, и даже передачи "реального времени", идущие с высшим приоритетом, запаздывали так, что пользоваться системой без раздражения было просто невозможно. Я уже молчу о том, что создатели этой системы, изначально знавшие о ненадёжности используемого оборудования, уделили массу внимания проблеме обеспечения надёжности на высших транспортных уровнях, чем загромоздили систему до невозможности. Вместо того, чтобы предметно заняться надёжностью именно нижних - физических - уровней, где обеспечивать надёжность гораздо проще и дешевле... Если сравнивать всё это с движением автомобилей по дорогам, то будет оно выглядеть так, как повышение квалификации водителей до уровня испытателей да установка дополнительных амортизаторов под сиденьями - вместо того, чтобы просто строить нормальные дороги, что и дешевле, и умнее.

     - Но это работает...- Робко попытался возразить я.

     - Если это называть работой...- Снисходительно приподнял бровь Алл.

     - Кгрм... А чуток поточнее? Для нас, имеющих обо всём этом весьма смутное представление...- Попросил Абар.

     - Примерно каждое тысячное сообщение не доходит до адресата или приходит искажённым. Как правило - в результате проблем, связанных с оборудованием. Кроме того - некорректно построена приоритетизация сообщений, да и система изначально строилась так, чтобы передавать только текстовые сообщения, что есть маразм с самого начала. Если я хочу передать изображение, звук или программу в машинных кодах - я вынужден изменять систему счисления на систему с меньшим основанием, в результате чего длина сообщения заметно увеличивается. Или - пользоваться режимом реального времени, который работает с более высоким приоритетом, чем обычная почта, и тем самым необоснованно деоптимизирует транспортную систему; да ещё и лично тупо следить за процессом: я не могу сделать его "почтовым" или "фоновым". Что неудобно. Короче - система в целом недостаточно эффективна, недостаточно продумана, недостаточно оптимизирована, недостаточно надёжна... С грехом пополам её ещё можно применять в качестве почтовой системы - для доставки обычной частной корреспонденции; говорить же об использовании её в оборонных, банковских, управленческих системах - по меньшей мере, безответственно.

     - Но она используется...- Начал было Абар.

     - Что и плохо.- Возразил Алл.- Очень плохо. Ибо когда-то приведёт к совершенно непредугадываемым проблемам.

     - Мне говорили, что это есть следствие недостатка вложений... Дескать, создание системы более высокого уровня обойдётся чуть ли не на порядок дороже.

     - Чушь! Всех средств, уже вложенных в эту систему, уже давно более, чем достаточно для того, чтобы всё сделать нормально. И не один раз. Перечитайте прикладную Мэрфологию, Законы Паркинсона; Принцип Питера, наконец! Там это всё было изложено ещё до того, как нагородили эту горную деревню...

     - Ну, за эти вещи меня агитировать не стоит - сам писал...- Хмыкнул Абар.

     - Что именно?

     - Курс лекций по теории управления. Базирующийся как на выкладках Мавра, так и на перечисленных Вами юмористах...

     - Эти "юмористы" говорят о вещах, более, чем серьёзных...- Ухмыльнулся Алл.

     - Потому и не были забыты или обойдены в моём "курсе"...- Развёл руками президент.

     - Жаль, не читал...- То ли иронично, то ли - действительно с сожалением произнёс системщик.

     - Мне почему-то кажется, что у Вас ещё будет такая возможность...- Потирая подбородок, задумчиво взглянул на него Абар.

     - Почему Вы так думаете?- Приподнял веки Алл.

     - Пока не могу сказать... Просто мне так кажется...- Алл только философски двинул бровью в ответ: дескать - ну, мало ли...

     - Скажите, а как Вы считаете нужным строить подобные системы?- Тихо поинтересовался Алкой.

     - Поздно...- Махнул рукой Алл.

     - Не факт.- Возразил "security".

     - Слишком много денег вгрохано, чтобы кто-то осмелился заявить, что это всё было ошибкой и всё нужно делать не так...

     - Но Вы ведь об этом говорите?

     - А толку?

     - Ну, по крайней мере - Вы уже здесь...

     - Ну, и что?

     - И можете изложить свои взгляды главе государства...

     - И он станет тратить... скажем - четверть национального дохода только на то, чтобы всё было сделано так, как мне кажется правильным?

     - Ну, во-первых - я не думаю, что речь действительно должна идти о четверти национального дохода...

     - А во-вторых?

     - А во-вторых - именно принятием этого решения он сейчас, как я понимаю, и занят... И - если это возможно, конечно - я бы просил Вас не оценивать вероятность принятия им того или иного решения - согласитесь, что у Вас для этого просто недостаточно информации... по меньшей мере...

     - А?

     - А рассказать нам, например, о том, как бы Вы строили подобную систему, если бы Вам пришлось её делать сейчас...

     - Вы хотите сказать - как бы я её перестраивал?

     - Примерно...- Кивнул Алкой. Алл ненадолго задумался.

     - Ну, для начала я бы построил модель канальной сетки страны... Мне останавливаться на всех подробностях?- Обвёл он присутствующих вопросительным взглядом.

     - Мне кажется, что технические подробности... связанные с оборудованием, технологиями, проектированием - можно смело опускать.- Задумчиво ответил Абар.- А если у кого возникнет желание что-то уточнить - пусть задаёт вопросы.- Рассказчик кивнул: понятно, мол.

     - Потом выкупил бы все существующие в стране скоростные каналы... Проложенные в тех направлениях, которые мне нужны для реализации сетки...

     - Включая узлы?- Живо поинтересовался Алкой.

     - Нет...- Алл сокрушённо покачал головой.- Если иные каналы ещё находятся в сколько-нибудь пристойном состоянии, то узлы просто не выдерживают никакой критики...- Его рассуждения были прерваны шумом и аплодисментами в зале.

     - Что за чертовщина...- Поморщился Абар. Алкой проскользнул за дверь и, тут же вернувшись, доложил:

     - Несколько девиц...- Он довольно ухмыльнулся,- весьма приятной наружности... Забрались на большой теннисный стол... И устроили показательные выступления по художественной гимнастике.

     - Да? И это вызвало столько шума?

     - Ну, они, в общем-то, очень пластичны...- Алкой кусал губы, явно едва сдерживаясь от смеха.

     - Не тяни...- Нетерпеливо бросил Анас-Бар.

     - И потом - они это проделывают... Как бы это сказать...- Абар направился к двери.- Без одежды...- Наконец закончил предложение Алкой.

     - Что-о-о-о?- Ошарашенность Абара я передать просто не берусь, это нужно было видеть. Через пару секунд он встряхнул головой и решительно направился к двери.

     - Ты хочешь лично пресечь это безобразие?- Ухмыльнулся Алкой. Президент остановился. Действительно, смешно выглядит: президент страны разгоняет голых девиц, устроивших стриптиз на столе во время его приёма. Абар стоял, держась за ручку двери, и в раздумье кусал губы. В дверь тихонько постучали. Алкой, ненавязчиво оттеснив задумавшегося Абара, открыл. На пороге стояла Наита - весёлая, ухмыляющаяся.

     - Хочешь посмотреть чудо?- Отыскав глазами Абара и сообразив, что беседа была прервана явно до её прихода, спросила она.

     - Что ты имеешь в виду?

     - Гостям было откровенно скучновато... Все шли на объявленную тобой тему, и, поскольку их ожидания не оправдались, а запас случайно возникших тем быстро иссяк - они заскучали. В зале было как-то непривычно тихо - некоторые даже дремали...

     - Ну, и?- Ещё не будучи в состоянии взять в толк, куда она клонит, буркнул Абар.

     - Ну, и я спровоцировала девчушек Алиски показать свои танцы...

     - В голом виде?

     - Тебе не нравится?- Обезоруживающе усмехнулась Наита.

     - Ты понимаешь, что ты сделала?- Абар недоумённо посмотрел на неё. Наита молча взяла его за руку и повела из комнаты.

     - Пойдём, взглянёшь...- Усмехнулась она.- А то, быть может, мы говорим о несколько разных вещах...

     ...Естественно, всё население комнаты высыпало вслед за ними на балкон. Девчонки танцевали хорошо. Я ума не приложу, как можно втроём выделывать такое на теннисном столе - мне казалось, что для подобного танца там и одному мало места... Но это было действительно здорово! Мнения зрителей разделились: примерно треть из них, расположившись вокруг стола, радостно хлопала в ладоши; примерно половина задумчиво бродила по залу, искоса нерешительно поглядывая на "сцену"; остальные - в большинстве своём расположились в креслах у стен, делая вид, что их это совершенно не касается. И лишь единицы из присутствующих направлялись к выходу из зала - кто с демонстративным негодованием, кто - нерешительно, не в силах, видимо, выбрать для себя правильную линию поведения в этой ситуации. Президент кивнул Алкою на последних. Тот молча двинул к лестнице, ведущей вниз, на ходу доставая рацию. А мы стояли и глядели во все глаза.

     - Правда, здорово?- Усмехнулась Наита.

     - Ты представляешь себе общественный резонанс этого события?- Устало поинтересовался Абар.

     - Подожди... Тебе лично нравится или не нравится?

     - Нравится... Если это происходит не на приёме в моём доме, а на сцене камерного театра...- Вздохнул Абар.

     - А здесь - что, кому-то не нравится?- Едва ли не с откровенной издёвкой поинтересовалась Наита. Абар молча кивнул вслед ушедшему Алкою. Как это обычно с ним в подобных случаях бывает, тот как раз в этот момент взлетал вверх по лестнице.

     - Ни один не ушёл.- Едва сдерживая смех, произнёс, подходя, он.- Все стоят в проходах, в дверях, разбрелись по балкончикам и исподтишка подглядывают в зал...

     - Профессиональные вуайеристы...- Хохотнул, покачивая головой, Джакус.

     - Я распорядился на всякий случай спрятать гардеробщиков и вообще закрыть гардероб. Ребята за этими "пуританами" присмотрят, и - если кто-то из них начнёт искать гардеробщиков - сообщат. Дверь тоже закрыта.

     - А посмотри на "первый круг",- с улыбкой дёрнула мужа за рукав первая леди,- кто там?

     - Академики, профессора... министр просвещения... Директор государственного театра драмы... И, что самое интересное - практически все - с жёнами, и аплодирует в основном именно слабый пол...- С философским видом проконстатировал Джакус.

     - Такое впечатление, что они и сами не прочь - но, с одной стороны, не умеют... А с другой - не смеют...- Добавил Карой де Лю.- И просто выражают своё восхищение - как "качеством танца", если можно так выразиться... Так и...

     - Чем?- Повернулся к нему Абар.

     - Смелостью.- Ухмыльнувшись, ответил журналист.

     - Это - хороший знак.- Улыбнулась Наита.- Если женщина перестаёт бояться общества - значит, по крайней мере, от одной из своих серьёзных болезней это общество начинает избавляться...

     - Какой же?- Поинтересовался Алкой.

     - Лицемерия... Как минимум... Обрати внимание - всем, в принципе, нравится - но как по-разному люди себя ведут...

     - Слава Богу, что не нашлось таких, кто, убежав, раззвонил бы об этом на весь город...- Вздохнул Абар.- Но слухи всё равно поползут. И их надо бы упредить...- Он задумался.- Как называются эти девочки и откуда они взялись?

     - Алиску помнишь?

     - Как же... Кто-то привёл её сюда, наверное, для того только, чтобы ею тут любовались... По крайней мере - за всё время я ничего от неё не слышал.

     - Она - руководитель этой группы. Занимается восточными танцами. Многие из них исполняются - по сюжету - именно в таком виде. Сегодня они пришли втроём - надеялись показать что-то тебе после завершения серьёзных бесед, под занавес - и...

     - Что "и"?

     - И выцыганить возможность легализации. Чтобы их, по крайней мере, не причисляли к стриптизёршам...

     - Мда... Ладно, можешь считать, что им это удалось...- Пробормотал Абар.- По крайней мере, такой техники мне в жизни видеть пока не доводилось...

     - Передам... А что конкретно?

     - Конкретно - они должны появиться на гастролях... Или ещё как-то засветиться со своей группой - раньше, чем поползут слухи, что они выступали здесь. Не хочу на такой чепухе потерять треть рейтинга - слишком многое поставлено сейчас на карту...

     - Ты думаешь, что это снизит твой рейтинг?- Усмехнулся Алкой.

     - Если это всё - только для меня, то - несомненно.- В том ему парировал Абар.- А вот если для народа...

     - То повысит.- С удовольствием констатировал верзила Джакус.

     - Не знаю...- С сомнением покачал головой президент.- Но, по крайней мере - в таком случае не будет однозначного понижения... Скажем так: результат будет непредсказуем.

     - С некоторой склонностью к повышению...- В тон ему продолжила Наита. Абар обнял её за плечи, и, намереваясь вернуться в комнату, на ушко сказал:

     - Вот ты у нас этим и займёшься. Директор театра, говоришь, в первых рядах? Вот пусть и подумает, куда пристроить эту группу... Договорились?

     - Иду, иду...- Проворковала Наита, и, выскользнув, направилась в зал.

     - Ну, а мы попробуем вернуться всё же к нашим баранам...- Приглашающий жест Абара вызвал некоторую разочарованность на наших лицах, и мы - хором, как один, вздохнув - направились в комнату.

     - Мы остановились на том, что узлы не выдерживают никакой критики...- Напомнил Абар, едва мы расселись.

     - Да...- Согласно кивнул Алл, с некоторым удивлением взглянув на президента - для него явно было неожиданным, что президент в этой кутерьме не потерял нить разговора.

     - И почему же?- Как бы в пространство спросил тот, не обратив внимания на этот взгляд. Алл задумался.

     - Как Вам сказать...

     - На пальцах,- Подсказал Алкой.

     - Попробую,- усмехнулся системщик. Некоторое время в комнате было тихо. Наконец, взглянув на заёрзавшего, было, от нетерпения Джакуса, Алл начал:

     - Думаю, любой из вас представляет себе в общих чертах стройку...- Все согласно закивали, хотя и с разной степенью решимости.- Так вот... Если Вам нужно соорудить деревянную будку на садовом участке - Вы, скорее всего, сделаете это сами. Или просто купите готовую, едва ли не первую попавшуюся. Здесь игра особо не стоит свеч.- Он снова ненадолго замолк.- Если же Вам нужно построить дом из камня - Вы уже наверняка будете у кого-то предварительно консультироваться, и действовать будете несколько осторожнее, и думать будете больше... Может - наймёте каменщиков... Если хотите вообще шикарную дачу - то вспомните и о проектировщиках...- Снова пауза.- Ну, а если Вам нужно построить дом... Скажем так - из шестнадцати этажей... То вряд ли хоть один из вас возьмётся делать это сам - любой умный человек будет искать архитектора проекта, который будет долго и тщательно считать, где и в чём на этой стройке можно здорово подзалететь... И будет, по мере возможностей, стараться избежать этого...- Все согласно кивали, слегка недоумевая, куда он клонит.- Умный и удачливый проектировщик сделает меньше ошибок, не слишком умный или не очень удачливый - больше. У неуча или неудачника дом рухнет. Если не привлекать этих ребят совсем - дом тоже, с весьма высокой вероятностью, рухнет. Не сразу, возможно - обычно это происходит в заранее непредсказуемый момент времени. Бывает, что и не происходит совсем: если, скажем, жильцы, слыша тот или иной треск или наблюдая те или иные трещины, начинают стягивать свой дом металлическим корсетом, укреплять фундамент... В итоге это "строение" обходится во много раз дороже и обладает потребительскими качествами во много раз худшими, чем если его сначала корректно спроектировать грамотному проектировщику, привязать к местности грамотному геодезисту и так далее...

     - Ну, это всё, в общем-то, очевидно...- Осторожно и нерешительно пробасил Джакус.- Но причём здесь "Всемирная Сеть"?

     - При том, что принципы проектирования сложных систем, в общем случае, едины. И - мало зависят от того, какая система проектируется: это вносит лишь некоторые специфические нюансы той или иной предметной области, в которой работают и которой должны в совершенстве владеть проектировщики... Просто информатика - сравнительно молодая область знаний, которая настолько бурно развивается, что захватывает в этот водоворот, как это обычно в подобных случаях бывает, кучу проходимцев, умеющих себя подать, но не умеющих толком работать... В результате - практически всё, что создано за период этого бума, в течение последних 10-20 лет, очень сильно напоминает только что описанное мной здание... "Если бы строители строили свои дома так, как программисты пишут программы, то первый залетевший дятел разрушил бы цивилизацию" - эта цитата висела над столом у Ли Ро, когда я первый раз вошёл в его комнату. Лет 5-10 после этого всё улучшалось. Было модным писать хорошо, надёжно; проектировать - тщательно, продумывать - глубоко... Я не говорю, что так делалось всё, но это было, по крайней мере, модно. В тех темах, когда совершенно невозможно понять и представить себе полную постановку задачи до начала работ - модно было по завершении работ выпуском "пилотной версии" всё же делать постановку и переписывать программы заново, любуясь их стройностью, понятностью, наглядностью, структурностью... И удовлетворённо констатируя, что новый - осмысленный - вариант работает раза в четыре быстрее, устойчивее, стабильнее... Потом пришла эра высокоинтегральной микросхемотехники. Компьютеры удешевились, стали доступными если не всем, то большинству.

     - Это в Ункарии-то?- Откровенно удивился я.

     - Если судить по динамике продаж, то каждая десятая семья его уже имеет, а треть парка - куплено в последние годы. То ли для замены старого, то ли - в качестве просто нового оборудования.- Усмехнулся Аллен.

     - Не может быть!- Вырвалось у меня. Но Алл только пожал плечами и замолк.

     - Ситуация такова не только и не столько у нас,- после небольшой паузы продолжил он,- сколько в более богатых странах... В результате всего этого программированием, как созданием программ, из которых они пытаются строить системы, занялось несметное количество людей, имеющих обо всём этом весьма смутное представление. Большинство из них "изучали вопрос" либо самостоятельно, либо - под "руководством" тех, кто точно так же - самостоятельно - "изучил" этот "вопрос" только вчера. Эта орда начала вырабатывать свои взгляды, свою терминологию, свои традиции... Справедливости ради нужно сказать, что они, в общем-то, в конце концов, придут, судя по всему, туда, куда надо: человечество, хвала всевышнему, наделено, всё же, каким-то разумом - в том числе и коллективным. Но...- Он вздохнул.

     - Что - "но"?- Нетерпеливо переспросил Карой.

     - Да нет, ничего... Просто - больно смотреть, как огромная толпа несётся по тому же кругу, по которому совсем недавно пробежалась сравнительно небольшая группа... При этом - совершенно не интересуясь ни результатами предыдущего "забега", ни самим фактом его существования... Более того - эта толпа выросла на моделях, которые продаются в магазинах в качестве "бытовых" компьютеров и, в подавляющем своём большинстве, не имеет ни малейшего представления о существовании каких-либо иных...

     - Что Вы имеете в виду?- Неожиданно оживился Джакус.

     - Я,- Алл вздохнул,- имею в виду, что вот эти, самые распространённые, так называемые "персональные" компьютеры на самом деле представляют себе архитектурных уродцев, в которых сначала для предельной дешевизны повыбрасывали все "лишние" узлы и детали, затем - видя, что и остов слишком силён и дорог, предельно подсократили, упростили и облегчили и его; а теперь пытаются "по мере необходимости" добавлять выброшенные когда-то узлы, превращая архитектуру компьютера в шутовское нагромождение с трудом стыкующихся между собой узлов. Если сравнивать с автомобилем - то сначала из автобуса сделали малолитражку, а затем, по мере увеличения требуемой нагрузки, стали лепить к ней дополнительные места для пассажиров. Когда выяснилось, что не тянет мотор - его стали делать мощнее. Когда выяснилось, что не тянет трансмиссия - стали заменять и её. Потом прогнулась рама, затем не выдержали баллоны, потом перестало соответствовать рулевое управление... И вся эта махина несётся с дикой скоростью, иногда теряя по дороге одного-другого пассажира...

     - В виде чего?- Счёл нужным уточнить ассоциацию Джакус.

     - В виде искажения данных.- Вздохнул Алл.- Видите ли... Вначале авторы этой концепции начисто отвергали необходимость средств машинного контроля за корректностью выполнения операций, считая их "архитектурным излишеством". Затем, по мере того, как они сталкивались с этой проблемой в том или ином узле, они чисто для этого узла пытались её решить. Где-то она решена неплохо, где-то - хуже, где-то - совсем безобразно. Но - не единообразно по всей системе; а во вногих местах - до сих пор не решена вообще. Кроме того, совершенно абсурдной выглядит даже сама идея об обработке и коррекции машинных ошибок на этих колымагах...

     - Но они работают...

     - Вот-вот, и авторы так же говорят...- Мрачно усмехнулся Алл.

     - А на самом деле?- поднял глаза Абар.

     - А на самом деле...- Алл тяжко вздохнул, поморщился - похоже было, что ему было тяжко втолковывать нам, профанам, то, что он считал азами,- на самом деле любая из наблюдаемых мной подобных колымаг искажала те или иные данные хотя бы раз в месяц. Обычно - два-три раза в месяц. При круглосуточной работе под большой нагрузкой - ещё чаще. Потом видишь, что сообщение электронной почты не доставлено, при этом адрес содержит уже совсем не то, что осталось в копии этого сообщения на твоей машине; или приходит текст, в котором строчка-другая, а то и весь хвост превращены в мусор...

     - Что есть "мусор"?

     - Произвольный... Или - случайный... с твоей точки зрения... набор символов.

     - Так что - может, эти компьютеры использовать вообще нельзя?- Осторожно поинтересовался Алкой и мне показалось, что в его вопросе скрыта какая-то ловушка.

     - Нет - отчего же,- усмехнулся Аллен,- Вы ведь не станете отказываться от езды на велосипеде оттого только, что его тормоза неспособны обеспечить остановку на склоне в 45 градусов... Всему - своё место. Эти колымаги создавались, как дешёвые,- он старательно подчеркнул слово "дешёвые",- настольные машины личного пользования. Именно "личного". И, пока Вы используете их в этой роли - они на своём месте. Согласитесь - если я работаю с текстом - то наличие таких сбоев реально незаметно, а если иногда и приводит к каким-то потерям - то вопрос, как правило, решается просто периодическим копированием...

     - На дискеты, которые либо теряются, либо не читаются...- Хмыкнул Джакус.

     - Ну - это уже твои проблемы,- усмехнулся Карой.- Не надо их совать куда ни попадя и стряхивать на них пепел с сигар... Или ставить чашечки с кофе...

     - Вот именно...- Улыбнулся Аллен.- Ну, и, если я, скажем, работаю с оцифрованным звуком или видео - то такие ошибки тоже не столь страшны, ибо вряд ли кто способен ощутить на слух искажённую выборку в звуковом, или на глаз - в видеопотоке... То же скажут и те, кто занимается проектированием или компьютерной графикой... Во всех подобных случаях ошибки, как правило, незаметны, а если и приводят к каким-то видимым результатам - то совершенно очевидны, бывает это редко и легко исправляется путём повторения работы.

     - Тогда... к чему было столько критики?- Осторожно поинтересовался Карой де Лю.

     - К тому, что, в силу их дешевизны, слишком велик соблазн применять их везде, где это только может прийти в голову. Кроме того, поскольку подавляющее большинство "специалистов" ни о какой другой технике и слыхом не слыхивали - они уверенно доказывают свои боссам, что все эти проколы и ошибки - естественное следствие несовершенства творения рук человеческих. Одни - не зная, другие - умышленно умалчивая о том, что давно уже существуют и быстро параллельно развивается множество совершенно иных ветвей в компьютеростроении - например, так называемые "промышленные системы", имеющие стройную архитектуру с изумительной нагрузочной характеристикой, в которых предусмотрена многоуровневая подсистема избавления от машинных ошибок с устранением их последствий, в которых средства наблюдения и контроля за состоянием оборудования превышают по объёму и сложности само оборудование... Где практически невероятны ситуации, когда ошибка вызовет останов системы и совершенно нереальны искажения данных... По техническим условиям поставщика там положена замена целого блока, в котором в процессе эксплуатации происходит сбой... Уточню: сбоем там называют такую машинную ошибку, которая устраняется без вмешательства человека и, как правило, даже не приводит к потере или искажению данных... А при отказе там принято заменять всю машину, которая затем поступает на завод для детального разбирательства...

     - А отказом?...

     - ...называют состояние, когда подсистема контроля, выявив ошибку, не смогла её обработать, что привело к диагностическому останову системы и потребовало вмешательства человека - хотя бы затем, чтобы сбросить и перезапустить систему...

     - И помогает?

     - Обычно - да. Но, если хозяин не принимает мер к устранению причин сбоев - со временем могут появиться и отказы, если он перестаёт их замечать или даже блокирует подсистемы контроля - машина превращается функционально в то, что называют "персоналкой". В смысле надёжности и отказоустойчивости...

     - А... Какой же смысл ему... это делать?- Удивился Джакус.

     - Оххх...- Тяжко вздохнул Алл,- на то есть много причин... Чаще всего - патологическая лень разбираться в ситуации и желание быстро получить любой - хоть какой-то - желательно, правдоподобный - результат. Насколько он на самом деле истенен - интересует, увы, немногих.

     - А почему?

     - Ну - это, по большому счёту, не моя проблема...- Усмехнулся Аллен.

     - А чья же?

     - Психиатров. Пусть они с ней и разбираются. А я стараюсь из всего сонмища людей отбирать тех, кого интересует не какой-то результат, а истинный. С ними и работаю...

     - Получается?

     - Обычно - да.

     - А...- Джакус немного напряжённо пошевелил извилинами, теребя бороду,- когда не получается?

     - Не получается - когда я ошибся.

     - В чём?

     - В человеке.

     - И часто такое бывает?- Улыбнулся Анас-Бар.

     - Было...- Как-то виновато усмехнулся Аллен.- Два раза. Один раз я заметил, что человек готов ради денег если не на всё, то на многое. Мне стало неприятно и я сплавил его в параллельную структуру. С повышением оплаты труда.

     - Почему не уволил?- Заинтересовался Алкой.

     - Как Вам сказать...- Аллен задумался.- Вряд ли это будет морально правомерно. Предприятие создаётся для создания продукта, продаваемого с целью получения тех самых дензнаков. Личные качества участников или работников - дело второе. На первом месте - их производственная ценность. По этой теме к человеку претензий не было, поэтому оскорбить его увольнением я не смог. Просто избавился от него. Как я тогда саркастировал - "к обоюдному удовольствию". Он хотел денег - он их получил. А у меня остались те, с кем мне работать было приятно.

     - А... второй случай?

     - А второй был более красноречив: человек, считая меня интеллигентом, неспособным к принятию жёстких решений, решил на этом сыграть. Он за месяц не сделал работу, которую я ему предложил. Взялся - и не сделал. У нас такого не бывало... Я никогда не навязывал работ - каждый брал на себя тот или иной кусок добровольно... Но - чтоб не выполнить? Это было нечто...

     - И как?- Улыбнулся Алкой. Кажется, я тогда впервые увидел улыбку, мелькнувшую на устах "security".

     - Да никак...- Вздохнул Алл.- Я просто посадил его рядом, ровно за 4 часа выполнил всё, что от него требовалось, потом мы мило поговорили - при этом он пытался мне врать: не понимаю, зачем... И - какой смысл? Потом, когда он уже "обделался" по всем статьям - я просто предложил ему лист бумаги и ручку: дескать, это - максимум, что я могу для него сделать.

     - То есть?

     - То есть - не выгнать по статье, а уволить по собственному желанию.

     - И он написал заявление?

     - А что он мог сделать? Он уже был полностью деморализован. Это был деятель... пытавшийся казаться интеллигентным... и вдруг возомнивший, что может выгадать для себя лишний кусок, если отступится от принципов морали... Но реально отступить от них он не мог. Когда его элементарно ловили на неумелой лжи - он краснел, бледнел, впадал в панику... В результате - этот лист был для него спасением, как ему казалось...

     - А будь на его месте какой-то прожжёный шакал?- Поинтересовался Алкой.

     - А как бы он туда вообще попал?- Усмехнулся Аллен.

     - Но всё же?- Алл как-то сник и грустно сказал:

     - Он не знал о том, что был принят на работу "по контракту". На полгода. С продлением каждый раз на очередной срок. Он писал "прошу принять" - но не указывал, как именно. В моей резолюции было написано "принять по контракту", что не противоречило его тексту. Генеральный утвердил. Всё...

     - "Бережёного - Бог бережёт"?- Усмехнулся "security".

     - Примерно...- в тон ему ответил Алл.

     - То есть - сколь бы совершенной ни казалась система отбора...

     - Но ведь и Создатель предусмотрел для своих несовершенных овечек такую уздечку, как страх...- Вздохнул Аллен.- Ибо абсолютно совершенных систем, идей и так далее - по видимому, в природе просто не бывает...

     - Так, может - не стоит упрекать существующие системы в несовершенстве?- Лукаво улыбнулся Алкой.

     - Может, и не стоит,- пожал плечами системщик.- Если безразличен результат...

     - Особенно интересно это смотрится на фоне того, что проблема надёжности здесь завязана не на какие-то замысловатые исследования, а просто на выбор оборудования - из списка реально выпускающегося...- Почему-то обречённо заметил президент.

     - И - в выборе архитектуры системы из сонмища уже многократно и широко обсуждавшихся и достаточно подробно описанных.- Вздохнув, в тон ему продолжил Аллен.- Кстати - то, что я говорил о промышленном оборудовании, касается тех видов, на которых я рос - они выпускались почти полвека назад. То же, что выпускется сегодня...- Он нехорошо ухмыльнулся,- имеет наработку на отказ сотни лет при плановом сроке эксплуатации десятки лет. Сравните с теми же "компьютерами для домохозяек" - никто не приводит этих цифр, но реально они таковы: наработка на отказ - от дней до месяцев, нормальный срок эксплуатации - от года до нескольких лет. Думается мне, этим несложно объяснить и столь разительную разницу в цене...- Все молчали - то ли озадаченные, то ли погружённые в свои мысли, то ли - просто вследствие отсутствия таковых. Неожиданно запищал телефон Алкоя.

     - Какой-то пухлый субъект несётся к нам по лестнице,- пожав плечами, передал он нам сообщение одного из своих наблюдателей. В дверь застучали. Если бы чуть громче и настойчивее - я бы сказал: "заколотили кулаками". Алкой, кивнув Абару, пошёл открывать дверь. Президент расположился так, чтобы его не было видно от входа. "Пухлый субъект" уже ломился в открываемую Алкоем дверь, в негодовании сверкая глазами и изрыгая на ходу проклятия.

     - Где? Этот...

     - Кто?- Едва сдерживая смех, поинтересовался Алкой.

     - ППП...резидент?

     - Резидент ППП?- Переспросил Алкой, уже не в силах сдержать улыбку. Пухлый субъект, оказавшийся директором государственного театра драмы, устало махнул рукой и обречённо рухнул в ближайшее кресло.

     - Нет, ну скажите на милость - кто до этого додумался?- Едва ли не плаксивым голосом взмолился он.

     - До чего?- Не поворачивая головы, бросил из своего укрытия Абар.

     - А, вот он где...- Директор взялся, было, за узел галстука, пытаясь его расслабить и параллельно продемонстрировать хоть какое-то негодование, но, быстро отказавшись от этой идеи, устало спросил:

     - Слушай, ну кому могла прийти в голову мысль привязать к театру драмы это... Этот стриптиз?

     - Это не стриптиз.- Совершенно спокойно заметил президент.

     - Ну, хорошо.- Пухлый субъект на секунду задумался.- Скажем так: увязать Театр Драмы и... каких-то голых девиц?

     - Вопрос первый,- совершенно спокойно произнёс президент,- тебе лично их выступление понравилось?

     - Да, но...

     - Вопрос второй,- не обращая внимания на слабые попытки протеста, продолжил Абар,- эта компания достойна того, чтобы её показать людям? В смысле - им есть, что сказать?

     - Да, но при чём здесь драма?- Наконец сумел вставить свой вопль директор.

     - Итак - на первые два вопроса я услышал ответ "да".- Констатировал Абар.- А теперь последний вопрос: кто сумеет определить им место лучше тебя?- Директор несколько опешил - он, видимо, ждал чего угодно, только не такого поворота дела.

     - Ну... Но у меня же - драма!

     - Не слышу ответа.- Холодно констатировал президент.- Кто? Вопрос прост до примитивности: Если не ты - то кто?

     - Не знаю...- Обмяк в кресле пухлый субъект.

     - Значит, исполнителя я выбрал правильно.- Констатировал Абар.- Дальше уже следуют не мои, а твои действия. Не моя - а твоя политика. И не я, а ты должен решать, куда их приткнуть, кто будет организовывать гастроли, искать тех, кто обеспечит безопасность - и так далее... Или ты - не мастер в этом деле?- Спросил он, повернувшись к собеседнику.

     - Слушай, ну зачем ты так?- Пухлый человечек готов был обидеться.

     - А ты? Или мы с тобой уже не в одной команде? Или твои общественные функции уже определяются только кругом обязанностей директора театра драмы? Или - повторюсь - есть ещё кто-то, хотя бы приблизительно так же разбирающийся в перепитиях вашей сферы бизнеса, чтобы смог точно определить место в нём для этих девочек?

     - Ну, я думаю... Может - что-то вроде камерного театра восточного танца?

     - Ну, вот видишь: не прошло и двух минут, как уже и придумал. Значит - я не ошибся, когда выбрал на эту роль именно тебя.- Усмехнулся президент.

     - Да нет, это ж не название... Суть примерно та, но что-то не так...

     - Ну, так подумай над этим не две минуты, а пару дней.- Развёл руками Абар.- Девочки понравились?

     - Очень.- Совершенно искренне тряхнул головой директор.

     - Чем?

     - Техничностью. Смелостью. Профессионализмом. Пластикой. Они творят такое... Такое совершенно недостижимое для всех чудо, что даже мои отпетые ревнивые примы им хлопали... А такого не бывает.

     - Как видишь - бывает.- Усмехнулся президент.- Ну, а коль понравились - так и помоги им.

     - Как?

     - Как сочтёшь нужным.- Повёл бровью Абар.- При случае - расскажешь.

     - На чьи деньги?- Озабоченно пробормотал директор.

     - Лучше, если на свои.- Глядя ему прямо в глаза, констатировал Абар.

     - Но...

     - Или тебе не нужна доля в их доходе?

     - Сколько?- Оживлённо-встревоженно спросил пухлый.

     - А сколько бы ты хотел?

     - Процентов 40...

     - 10.- Резко оборвал Абар.- Тебе лично. На твоё усмотрение. И ещё сорок - за услуги антрепренёра. При условии, что ты им обеспечиваешь сцену, зрителей, охрану, зал для работы, все необходимые сервисы и так далее. Они занимаются только танцем. Идёт?

     - Идёт.- После секундного размышления согласился директор.

     - Тогда - флаг тебе в руки и фанфары вослед,- хмыкнул Абар.

     - Ох уж мне твои гусарские шуточки...- Поморщился, вставая, представитель искусства. Абар, усмехнувшись в ответ, молча пожал ему руку.

     - А стоило ли ему столько давать?- Спросил, когда директор ушёл, Карой.- Он бы и на двадцати процентах работал. Или нет?

     - Но - совсем не так, как он завертится теперь...- Ухмыльнулся Аллен.

     - Именно...- Добродушно поддакнул Абар.- Я думаю, что он их теперь раскрутит за пару месяцев, сделав из них сенсацию века...

     - И их реальные доходы при этом будут куда выше, чем если б он работал под 20%...- Со снисходительной ухмылкой добавил системщик.

     - И при этом - не только его театр, но и его имя загадочным образом даже рядом стоять не будут...- Потягиваясь в кресле, пробормотал Алкой. Карой, задумчиво это всё выслушав, нерешительно произнёс:

     - Кажется, я начинаю преклоняться перед вами, ребята...

     - Да ладно - чего уж там,- усмехнулся Абар,- Мы такие же парни, как все - в одной деревне живём...

     - Извините...- Карой покраснел, как девушка, до корней волос.

     - Ладно, давайте ближе к делу.- Пришёл ему на выручку Джакус.

     - Давайте,- поддержал его президент.- Я бы хотел услышать мнение уважаемого коллеги,- он с улыбкой поглядел на Аллена,- о том, какие навязчивые идеи в области окологосударственного системотворчества одолевают его в последнее время...

     - В последнее - абсолютно никакие...- Вздохнул тот.

     - А по существу?

     - А по существу - давно пора создать единое информационное поле если не всей планеты, то - хотя бы - отдельной страны.

     - А как же "Всемирная Сеть"?- Удивился Алкой.- Она ведь, если мне не изменяет память, именно для этого и создавалась...

     - Она создавалась теми, кто не имел даже средств, чтобы сразу всё сделать, как надо.- Устало вздохнув, констатировал Алл.- Не говоря уже о наличии головы на плечах...- Мрачно добавил он.- Поэтому она имеет практически те же недостатки, что и "персоналки", с использованием которых она, в основном, и строилась. Мне скучно их перечислять.

     - Тогда риторический вопрос - "что делать"?- Вызвав улыбки присутствующих, поинтересовался Абар.

     - Не знаю...- Глядя в пол, проронил Аллен.

     - Не уверен.- Парировал Алкой.

     - Видите ли...- Алл снисходительно разглядывал кисти рук.- Вся эта история для неспециалистов сильно запутана... Там и специалистам-то непросто разобраться...- Он ненадолго замолк, отстранённо глядя перед собой.- Когда они кричали о том, что для пущей надёжности нужна именно сотовая структура глобальной сети - я смеялся над тем, как они не умеют считать деньги: при прочих равных такая структура обойдётся многократно дороже, чем обычная звезда с мощным центром.... А надёжность я собирался поднимать за счёт надёжности оборудования. Потом они столкнулись с проблемами пропускной способности своей модели, а я - с проблемами выживаемости своей в случае катастрофы или диверсии...

     - Это было?- Несколько оживился Алкой.

     - Нет. Просто я это продумал. Было время...- Ухмыльнулся Аллен.- В итоге получается, что тогда - в те времена - идти нужно было моим путём, то есть начинать со звездообразной структуры. Тогда на сегодняшний день мы бы давно имели приличную по скоростным характеристикам систему, но обошлась бы она нам гораздо дешевле, чем та лабуда, которую мы сейчас имеем. Тогда сегодня мы бы пришли к пониманию того, что неплохая, в общем-то... эксплуатируемая нами система... не устраивает нас с точки зрения устойчивости к внешним воздействиям.

     - То есть?

     - Разрушениям. В звезде достаточно выбить центр - и система уже не существует.

     - А сразу это не было для Вас очевидным?- Осторожно поинтересовался Абар.

     - Было. Но я не учитывал фактора разрушения всего центра - не только технико-технологического, но и всего окружения в радиусе 50 миль.

     - То есть?

     - То есть - например, в случае ядерной атаки. Что же касается обычной диверсии, то я предполагал просто поставить три центра, которые страховали бы друг друга в горячем режиме и могли оперативно перехватывать потоки данных и управление системой в случае уничтожения любого из них.

     - Но не обоих?

     - Почему же?- Аллен удивился.- Достаточно, чтобы существовал хоть один. Остальные после восстановления могут скопировать с него информацию. Там даже прорабатывалась целая теория верификации, включая несколько уровней защиты от преднамеренных искажений информации...

     - То есть?- Встрепенулся Алкой.

     - То есть - если кто-то из числа персонала центра или один из авторов системы, то есть - человек, знающий физическую структуру данных и способный их квалифицированно подделать... Путём непосредственного их изменения на носителях, без ведома самой системы... Так вот, если он вдруг решится сделать это - система быстро выявит такой фокус и поднимет хай. Эту часть я собирался писать сам, чтобы ни одна зараза об этом знать не могла...- Алкой, улыбнувшись, согласно кивнул головой.- ...и собирался сделать так, чтобы о самом существовании альтернативных центров мало кто знал. А об их местонахождении - вообще практически никто. Ну, а функции верификации - это просто должен был знать только я. Так мне казалось спокойнее... Я тогда бредил системой... И думал, что мои ресурсы бесконечны... Как и её... Я тогда мечтал... увидеть её всеобъемлющей... А связь была просто "при ней"... Как неизбежное приложение...

     - А теперь?

     - А теперь я рассматриваю систему, прежде всего, уже не как управляющую, а связь при ней и для неё - а как систему глобальной связи, в рамках которой существует масса управляющих систем, которые пользуются массой общих для них данных в соответствии с общими для всей системы технологическими нормами и принципами. И теперь я неожиданно прихожу к тому, что сотовая архитектура системы будет умнее.

     - То есть - они были правы?- Склонив голову набок, поинтересовался Абар.

     - Ха!- Откинул голову Аллен.- Правы они будут завтра. Когда придут к той концепции, которую я только что упоминал. А пока жизнь била и бьёт их за то, что они сделали сотовую архитектуру системы с низкоскоростными каналами - на большее при такой архитектуре у них просто денег не могло хватить по определению. И они - смешно сказать - теперь активно вставляют в архитектуру своей системы связи элементы звезды, что вполне оправдано вчера и сегодня, но от чего придётся отказываться завтра. Ибо схема потоков данных в нормальном обществе - а не в таком, какое представляла собой заорганизованная система управления империи Сонов - уже не напоминает звезду с центром в столице страны или, даже, где-то в мире... Она всё больше будет напоминать паутинку... Вот так зарвавшихся мыслителей и учат: не сделали тогда по-моему - потеряли кучу денег. А я, если б сделали по-моему, то вряд ли додумался бы до того, что есть интересного в их системе. В итоге - проиграли бы оба. А так - сторонники обоих концепций сливают, в итоге, свои модели к чему-то новому, единому, обладающему характеристиками как той, так и другой исходных моделей.- Алл ненадолго замолк.- Да только это всё касается лишь архитектуры системы связи. По вопросам обеспечения надёжности ситуация гораздо хуже...

     - В чём же?- Отстранённо поинтересовался Алкой.

     - В подходах к её обеспечению. Всю систему нужно начинать делать, начиная с оборудования связи. Именно оно должно обеспечивать надёжность передачи. Верхние уровни осуществляют только контроль - если надо, то повторят передачу. Может - по другому маршруту. А они тупо пытаются долбать с верхнего уровня один и тот же канал просто путём повторения, надеясь, что в конце концов это всё пройдёт.

     - А нужно?

     - А нужно, чтобы какая-то активная часть системы - например, программа обслуживания конкретного устройства связи - занималась обработкой его ошибок. Понимаете? Именно ошибок, характерных для этого устройства. При этом, если на каком-то канале возникает ошибка, то программа его обслуживания первым делом исключает канал из схемы возможных маршрутов, а затем пытается обработать эту ошибку - либо путём математической коррекции данных, если устройство это позволяет, либо - каким-то иным путём. И только тогда, когда это удастся и после этого будет успешно передан первый блок - можно отдать восстановленный канал системе.

     - Зачем так сложно?

     - Это не сложно, а естественно. Представьте, что Ваш канал - это радиоканал. А по нему передаётся информация о самолёте, который его пересёк и какое-то время не даёт работать. А информация нужна для дальнейшей прокладки курса. Что - будете ждать, пока рассеется след самолёта? А Вы заранее знаете, сколько времени у Вас в запасе? И что следом не рухнет какой-то другой канал?- Алл замолк, отстранённо глядя перед собой. Наконец сказал:

     - Все великие аварии происходили в результате немыслимого наложения случайностей. Поэтому у меня, как у автора системы, паника именно на эти моменты - мелкие случайности... каждая из которых будто бы и не делают систему в целом неработоспособной - но, когда они проявляются разом... Короче говоря, как только в системе что-то происходит - отказывает, например, какой-то блок - система, первым делом, должна быстро восстановиться. Путём включения альтернативного блока, например... Или - путём использования других маршрутов передачи данных. По другим каналам, через другие центры - и так далее. То есть - восстановить свою работоспособность в целом. А процесс восстановления неработающего оборудования пусть себе идёт потихоньку... параллельно с нормальным функционированием системы... Именуется это отказоустойчивостью... А сегодня - чудеса в решете: эти ребята, похоже, вообще не обдумывают таких ситуаций. Им нужно несколько отказов канала между каждым из них и центром, плюс - связанные с этим финансовые и прочие неприятные последствия, чтобы они додумались, наконец, проложить между собой страховочные "паритетные" каналы... А до автоматического переключения каналов или, тем паче, до простого включения их в алгоритмы оптимизации маршрутов прохождения информации они ещё не скоро додумаются... А додумавшись - не смогут договориться...

     - Почему?

     - Да потому, что здесь замешаны их финансовые интересы. Каждый канал имеет своего хозяина. Хозяин поначалу самонадеян, и ему очень не хочется иметь что-то общее с кем бы то ни было. К пониманию необходимости таких объединений он приходит постепенно - через неудачи, вызванные его самонадеянностью. Потом, когда он это поймёт - он будет долго думать, как бы это сделать, и натыкаться как на недоверие и недопонимание, так и на заурядное коварство других... может, когда-то они все и придут к этому. И сумеют договориться. Но - не сейчас. Сейчас они почему-то думают, что сумеют выплыть в одиночку. Пусть пробуют. К тому времени их ряды заметно поредеют, а самоуверенности да тупости поубавится - жизнь научит.

     - Стоп-стоп...- Абар потирал в раздумье подбородок, окидывая говорившего затуманенным взглядом.- Там проскочила такая фраза: "стоит только рухнуть каналу между кем-то из них и центром"... Но ведь они делали сотовую систему?

     - Начинали. Но, как только столкнулись с проблемой производительности, о которой я говорил - начали тянуть скоростные каналы. Естественно - в виде звезды, в основном, ибо для паутины денег не хватит. И сейчас у них реально создана - практически "звезда", но с немощными и редкими "паутинками" поперёк. Просто они начинали с "паутинок". А начинать надо было со звезды. Которая бы работала, пока они тянули бы поперечные каналы. Уже не паутинками - а нормальные, "толстые".

     - Что есть "толстые"?

     - Высокопроизводительные.- Усмехнулся Алл.- Жаргонизм такой...

     - А что сейчас можно реально сделать? И - что стоило бы делать?

     - Объединять...- Пожал плечами Алл.- Принципы объединения и взаимодействия я продумаю так, чтобы не противопоставлять их интересы друг другу и системе в целом - ибо иначе никакая система, состоящая из людей, просто не будет работать. Потом эти принципы будут изложены каждому - и те, кто уже начал понимать, войдут в систему. Если поверят, что верхушка их не съест и не предаст.- Он бросил снисходительно-многозначительный взгляд на главу государства, но тот сделал вид, что усиленно что-то обдумывал.- А те, кто не захочет - пусть остаются сами. Если система состоится - они либо рухнут, либо приползут сюда на коленях. И войдут в неё на гораздо более жёстких условиях.

     - А справедливо ли это?- Задумчиво поинтересовался Джакус.- Ведь это говорит об их осторожности...

     - Прошу прощения - это говорит о непонимании ими текущего момента. Или о перестраховке. Об осторожности говорило бы множество задаваемых ими вопросов, уровень этих вопросов... да попытки проверить тех, кто стоит у руля... или же - попытки выговорить для себя право выхода из-под юрисдикции системы в случае, если её персонал вдруг не станет придерживаться изначально декларируемых им правил и норм.

     - Да, пожалуй...- Кивнул головой Абар.

     - А верхушка системы должна представлять собой банду признаваемых всеми гениев, которая декларировала бы общие правовые и технологические нормы созидания чего-либо в системе да занималась бы координацией и направлением работ всех, кто хочет в этом поучаствовать.

     - И у Вас есть способы обеспечить бесстрастность этой "банды" и её личную незаинтересованность?- Задумчиво проговорил Алкой.

     - Незаинтересованность в чём?

     - В растаскивании централизованных средств и ничегонеделании...- Хмыкнул Джакус.

     - В глобальных заблуждениях на основании личной мании величия,- нетерпеливо махнув на него рукой, поинтересовался президент.

     - Думаю, что да.

     - И?

     - Это - долгая тема.- Поморщился Аллен.- И, потом - мне почему-то кажется, что она должна обсуждаться в более узком кругу...

     - В который входят?- поинтересовался Абар.

     - Думаю, достаточно одного человека.- "Меня",- подумал, судя по всему, Абар.

     - Да нет,- поняв, видимо, ход его мыслей, недовольно мотнул головой Аллен.- Для этой темы я бы выбрал в собеседники вот его...- он кивнул на Алкоя.

     - Почему?- Вырвалось у Кароя. Абар лишь поднял на него озадаченный взгляд.

     - Я думаю, что каждый должен заниматься своим делом...- Стеснительно выговорил Аллен.- Не пойду же я к главе государства обсуждать вопросы выбора оборудования... Или - предстоящей операции по удалению зуба...- Рассмешил он большинство присутствующих. Абар молчал. "Трудно переварить снижение собственной значимости... Даже в мелочах... Значит, он тоже не чужд "звёздной болезни"... Дай Бог, чтоб совладал..". - думал я. И Бог дал. По крайней мере - на этот раз: Абар, встряхнув головой, вымолвил:

     - М-да... Кажется, я действительно увлёкся...

     - А это вредно,- усмехнулся Алкой.- Я охотно верю, что вдвоём мы бы сумели гораздо лучше обеспечить безопасность страны... Да вот незадача: кто в ней тогда будет президентом?

     - Ладно, не добивай...- Усмехнулось первое лицо.- Может, я тебе ещё живой пригожусь...

     - Так ведь об том и волнуюсь...- Сокрушённо вздохнул security. Все заулыбались.

     - Постой-ка... А как ты понял, кто он такой?- Вдруг спросил Абар, настороженно глядя на Аллена.

     - Чего уж проще...- Усмехнулся тот.- Кто сидит спиной к телекамере? Если допустить, что, как минимум, хоть один из этих ребят, да тут находится... что вполне естественно для сборища, на котором присутствует президент, невесть кто и несколько журналистов? Кто может быть оставшимся?

     - Логично, логично,- полуснисходительно прервал его Алкой, не давая развивать тему дальше.- Давай как-то отдельно соберёмся и обсудим эти вопросы. Сам понимаешь, что кадры всё равно мимо меня не пройдут...

     - Естественно - не мне же этим заниматься,- пожал плечами Аллен.- У каждого - своя работа. Члены одной шайки должны, конечно, прекрасно понимать, в чём суть функций каждого - и уметь, если жизнь заставит, его подменить. Только вот подменять нужно на самом деле только тогда, когда жизнь действительно заставит...- С ухмылкой добавил он.- Если, конечно, шайка хочет, чтобы всё делалось квалифицированно...- Алкой удовлетворённо кивнул в ответ. Абар стоял, рассеянно кивая, и, видимо, уже додумывал что-то дальше.

     - А... собственно подбор кадров, а не "проверки их на вшивость"? Подбор, выполняемый по профессиональным и личностным качествам?

     - Это,- неожиданно жёстко сказал Алл,- Я бы хотел делать только сам. Не потому, что занятие это мне нравится - а потому, что не имею человека, которому доверял бы, как себе - "и в профессиональном, и в личностном плане".- Горько усмехнулся он.- К тому же - есть простое житейское правило: если хочешь, чтобы подчинённые действовали независимо от тебя и так, как тебе надо - подбор их и расстановку в иерархии делай только сам. Не доверяя это никому. Тогда есть шансы, что это получится. В противном же случае они будут... в лучшем случае - делать то, что нужно тому, кто их подбирал. Или вообще - каждый будет делать то, что нужно ему лично, но мешает остальным. Но: и то, и другое - почти наверняка не нужно тебе...- Абар с рассеянным видом согласно кивал в ответ.

     - А какую проблему при подборе команды Вы бы выделили? По сложности, "главности", актуальности?- Вдруг спросил он.

     - Сложный вопрос...- Задумчиво усмехнулся Аллен.- Я не могу ответить на него однозначно...- Теперь он рассеянно глядел на поверхность столика. Абар настороженно и настойчиво ждал.

     - Наверное - всё же порочность...- Со вздохом произнёс вдруг Аллен.

     - То есть?- Встрепенулся президент.

     - Большинство специалистов имеют, как и все нормальные люди, те или иные пороки. Самый терпимый мною из них - это неспособность работать с теми, у кого таких пороков слишком много. Самый терпимый - потому, что я и сам им в немалой степени обладаю. И потому понимаю этих людей. Меня тоже раздражают особи, для которых, например, их самолюбование значит больше, чем успех затеянного дела... Потому тех, кого они раздражают - я понимаю. И, если люди в связи с этим не могут работать вместе, но мне нужны оба - я буду искать способы их разделить...

     - А если не получится?

     - Не спрашивайте...- Вздохнул Аллен.- Я - не господь Бог, чтобы заранее знать ответы на все вопросы. Давайте утешимся тем, что пока - получалось...

     - А остальные пороки?- С добродушной заинтересованностью влез в беседу Джакус.

     - Остальные... могут быть менее терпимы мною... Но и - меньше мешать делу.- Усмехнулся Алл.- Просто... Эти люди будут создавать заметный объём работ службам наблюдения да надзора нашего досточтимого собеседника...- Он кивнул на Алкоя.- С тем, чтобы эти их пороки не приводили к нехорошим последствиям...- Алкой утвердительно кивнул и, разведя руками, как-то обречённо добавил:

     - Самый неприятный, но один из наиболее существенных поводов для сотрудничества...- Аллен с тем же выражением лица и так же разведя руками, добавил:

     - Что делать...

     - Ладно...- произнёс думающий о чём-то своём Абар.- Вы говорите о том, что нужно создавать единую информационную систему страны...

     - Планеты...- Вздохнул Аллен.

     - Планета нам пока не подвластна,- резонно заметил Абар.- А потому предлагаю ограничится страной, но делать всё так, чтобы другие страны могли легко и без малейшего ущерба для себя распространять эту систему и на свои территории...

     - У меня есть выбор?- Саркастически развёл руками Аллен.

     - В этом - нет, разумеется.- С улыбкой кивнул Анас-Бар.- А потому... Давайте обсудим, какие именно функции праве ожидать простой обыватель от этой системы...

     - Зачем?- Устало спросил Алл.

     - Чтобы, скажем... вот эти ребята...- он кивнул на нас,- могли немного потрубить о том, на что именно мы тратим народные деньги...